Осталось...

Tv novelas и не только.Форум о теленовелах

Объявление

Доброго времени суток всем! Добро пожаловать на форум "Tvnovelas и не только"!
Навигация по форуму Стоп кадр Наши активисты

Правила форума


Новости форума


VIP-раздел


Мы в контакте


Проекты нашего форума


Регистрация


Закрытый клуб Ретро-новеллы


    Здравствуй, гость! Для просмотра всех разделов вам необходимо зарегистрироваться

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Tv novelas и не только.Форум о теленовелах » Сериалов других стран » Андромеда/Andromeda (2000 – 2005) - США, Канада


    Андромеда/Andromeda (2000 – 2005) - США, Канада

    Сообщений 1 страница 20 из 36

    1

    http://s6.uploads.ru/t/9Btjy.jpg

    За содержание серий огромное спасибо фан сайту Андромеда

    101. Под покровом ночи [Under The Night ]
    "Если у Звездной Гвардии Содружества и была слабость,
    она заключалась в том, что ее воины были слишком способны,
    слишком гуманны и слишком храбры."
    Йин Мэн-Вей "Расцвет и падение Содружества Систем"
    11942 год Содружества
    X

    В бездонных глубинах космоса летит красивый и немного хищный корабль - крейсер Звёздной Гвардии Содружества Систем "Созвездие Андромеды". А по его коридорам бегут люди и нелюди, торопясь занять свои места согласно распорядку.
    Андромеда: По боевым постам. По боевым постам. Экипажу занять боевые посты.
    Многочисленный экипаж старается, мрачный старпом недовольно считает секунды.
    Рейд: Три минуты пять! Три минуты шесть! Три минуты семь! Шевелись, Томпсон!
    Тем временем капитан, пренебрегая трапами, свободно падает сквозь люки, минуя одну за другой палубы своего огромного корабля. Наконец он отключает приборчик на поясе, остановив полёт.
    Андромеда: Лучше бы ты так не делал. Что, если бы отказал твой антиграв и я бы не смогла тебя вовремя поймать?
    Её ворчание ниcколько не портит Дилану настроение.
    Дилан: О, Андромеда, ты бы этого не допустила, иначе тебе пришлось бы дрессировать нового капитана.
    Томпсон занимает своё место, рядом Клыкач.
    Томпсон: Правый борт, пятый головной пост обороны - готов.
    Слышны доклады шестого и седьмого постов.
    В коридоре капитан подходит к Рейду. Старпом салютует. Дилан отвечает.
    Дилан: Доложить.
    Рейд: Капитан, персонал всех постов готов.
    Андромеда: Затраченное время - 3 минуты 27 секунд.
    Рейд: Слишком медленно!
    Рейд так рявкает, что Дилан невольно зажимает ухо.
    Дилан: Слишком громко.

    Эти двое идут по коридору, останавливаются у того поста, где Томпсон.
    Дилан: Томпсон, ты забыл активировать дополнительную батарею. Андромеде пришлось сделать это за тебя.
    Томпсон: Да, сэр. Виноват, сэр. Это не повторится.
    Рейд: Хорошо бы. (кричит) Экипаж, отбой!
    Сигнал отбоя.
    Голос: Экипажу покинуть посты. Всем покинуть посты. Учение закончено.
    Дилан: Общая трансляция, Ромми. (по связи) Говорит капитан. Результат вполне сносный, хотя я и не в восторге. Командирам звеньев организовать дополнительные тренировки. Вы знаете, что требуется. Менее трёх минут. Все свободны.
    Томпсон: Мы опозорились.
    Дилан похлопывает его по плечу.
    Обгоняя андроидов, они идут по направлению к рубке - неулыбчивый старпом и жизнерадостный капитан.
    Рейд: Томпсон. Эта неподключённая батарея поставила под угрозу целый сектор.
    Дилан: Он сообразительный парень. Натренируется.
    Рейд: Если проживёт достаточно долго.
    Дилан: Вечный циник. Знаешь, мне не терпится услышать твой тост на моей свадьбе. (Он картинно поднимает руку с несуществующим бокалом.) "За Дилана и Сару! Я верю, вы будете жить вместе долго и счастливо. Если не умрёте."
    Рейд не поддается на весёлый тон друга.
    Рейд: Ницшеанцы против оптимизма. Он помеха выживанию.
    Дилан: Пессимизм тоже.
    Рейд: Я рад, что ты женишься. Может, ты и несовершенен, но гены у тебя исправные. Ты должен размножаться.
    Дилан: Спасибо. Надеюсь, Сара с тобой согласна.
    Рейд: Я в этом уверен. Как написал великий философ: "Мужчина для женщины средство. Цель - всегда ребенок".
    Дилан: Беру свои слова назад. Ты не циник, ты - романтик.
    Тёплую беседу прерывает тревожное сообщение по общей связи.
    Андромеда: Капитан Хант, получен вызов курьерского корабля Содружества. Чрезвычайное положение межзвёздного уровня.
    Дилан: Сейчас будем.
    Дилан и Рейд быстро входят в рубку.

    Сержант: Капитан в рубке!
    Дилан: Вольно. Доложить.
    Заря: Курьер только что вышел в нормальное пространство. Мы идём поперечным курсом.
    Дилан: Достаточно ли мы близко, чтобы говорить в реальном времени?
    Голограмма: Расстояние - одна световая секунда.
    Дилан: Установить связь.
    На экране появляется встревоженная женщина-пилот. Она что-то переключает, подняв руку - видны костяные шипы.
    Курьер: Говорит курьерский корабль Содружества. Срочное сообщение. Готовы принять?
    Рейд: Начинайте.
    Курьер: Блуждающая чёрная дыра! В системе Гефеста. Они пытаются эвакуироваться, но кораблей не хватает!
    Андромеда: Численность населения Гефеста почти полмиллиарда.
    Курьер: Вы первый корабль, с которым я связалась.
    Дилан: Наметить курс на Гефест.
    Заря: Прокладываю курс.
    Рейд (Курьеру): Продолжайте полёт, известите всех, кого сможете. (Одному из членов своего экипажа) Отправить наших курьеров. Пусть уведомят всех вокруг.
    Дилан: Общая трансляция. Говорит капитан. Экипажу приготовиться к принятию беженцев. Максимально увеличить вместимость корабля.
    Голограмма: Освобождаю грузовые отсеки с первого по пятый.
    Заря: Приближаемся к пункту перехода.
    Дилан: Приготовиться! Заря, войти в зону перехода по моей команде. Три, два, один, старт.
    Корабль входит в зону перехода.
    Заря: Возвращаемся в нормальное пространство. Три, два, и…
    Корабль входит в нормальное пространство.
    Заря: Мы получаем более тысячи сигналов бедствия.
    Много опасно выглядящих кораблей будто ждут чего-то…
    Голограмма: Обнаруживаю мощный сгусток материи на окраине солнечной системы. Масса: тридцать-тридцать один килограмм. Расстояние: одна целая две десятых световой минуты.
    Рейд: Среди населения Гефеста более 70% ницшеанцев. Если мой народ бежит, ситуация должна быть отчаянной.

    Дилан: Мы возьмём всех, кого сможем. Обследовать сектор. Если рядом с чёрной дырой есть орбитальные платформы, эвакуировать их в первую очередь.
    К "Андромеде" приближается множество кораблей.
    Заря: С кормы и по левому борту к нам приближается контингент кораблей.
    Дилан: Передайте, что мы возьмём их, как только…
    Крейсер трясёт.
    Заря: По нам ведут огонь!
    Голограмма: Это ловушка.
    Дилан: К бою!
    Экипаж "Андромеды" занимает свои позиции.
    Андромеда: По боевым постам. По боевым постам. Экипажу занять боевые посты.
    Томпсон: Скажи мне, что это опять учения.
    Панель перед Клыкачом сыпет искрами.
    Клыкач: Нет, не учения.
    Томпсон: Этого я и боялся.
    Заря: Персонал всех постов готов.
    Рейд: 2 минуты 41 секунда.
    Дилан: Развернуть боевые дроны.
    Дроны вылетают.
    Дилан: Сколько у нас противников?
    Андромеда: Я обнаружила более десяти тысяч вражеских кораблей.
    Дилан: Что?
    Андромеда: Пятьсот уже в радиусе боевых действий. Кажется все они - ницшеанских моделей.
    Заря: Десять тысяч кораблей? Чтобы собрать такой флот, нужны были годы.
    Рейд: Сэр, я рекомендую использовать ракету класса "Нова".
    Дилан: Это обитаемая система! Я не стану использовать стратегическое оружие, с каким бы количеством кораблей ни пришлось сражаться.
    Рейд: Как пожелаешь. (Кажется, он действительно недоволен.)
    Взрывы, блики и всё такое.
    Заря: Приближаются ещё корабли.
    Дилан: Мы должны предупредить Гвардию.
    Рейд: Думаешь, это что-то вроде заговора ницшеанцев против Содружества?
    Сквозь очередные сполохи капитан резонно отвечает:
    Дилан: Это ницшеанцы. Они стреляют по нам.
    Рейд: Учитывая обстоятельства, я должен быть помещён в арестантскую, равно как и остальные ницшеанцы из экипажа.
    Дилан: По-твоему, я не могу тебе доверять?!
    Ошарашенный заявлением друга, Дилан на минуту даже забывает о бое.
    Рейд: По-моему, ты не можешь позволить себе рисковать.
    Дилан: Сержант, отконвоировать старшего помощника Рейда в арестантскую. Проследите, чтобы остальные ницшеанцы были отстранены от несения службы.
    Сержант: Слушаюсь, капитан.
    Рейда выводят из рубки. Крейсер принимает удар за ударом.
    Заря: Мы не можем маневрировать. Их слишком много.
    Голограмма: Мы потеряли более 70% дронов.
    Дилан: Мы можем войти в зону перехода?
    Заря: Здесь - нет. Слишком сильно притяжение чёрной дыры. Мы попались.
    Панель на посту Клыкача и Томпсона взрывается.
    Клыкач: Томпсон! Томпсон!
    Андромеда: Восьмой уровень, секция три - брешь в корпусе. Немедленно покинуть секцию.
    Клыкач пытается нащупать пульс, но Томпсон мёртв.
    Клыкач: Томпсон...

    Голограмма: Я потеряла связь с нижними палубами.
    Заря: У нас многочисленные бреши в корпусе. Системы жизнеобеспечения отказывают.
    Дилан: Сколько до возможности перехода?
    Заря: Нам потребуется ещё десять минут, чтобы преодолеть искажения гравитационного поля.
    Долгая пауза.
    Дилан: У нас не получится. (к Андромеде) Сколько твоих андроидов уцелело?
    Голограмма: Двадцать девять. Пятнадцать других пока в рабочем состоянии, но я не могу…
    Дилан: Достаточно. Обслуживай важнейшие системы. Дай мне общую трансляцию.
    Андромеда: Общая трансляция.
    Дилан начинает хождение по рубке - он что-то переключает на пультах.
    Дилан: Говорит капитан. Всем покинуть корабль. Повторяю - экипажу покинуть корабль. Использовать все неповреждённые спасательные капсулы и дроны. Удалиться от "Андромеды" на максимальной скорости, затем рассеяться. Доберитесь до космопорта Экомба Один и предупредите Звёздную Гвардию о происходящем здесь.
    Все покидают рубку. Пилот и не подумала тронуться с места.
    Заря: А как же ты?
    Дилан: Есть идея.
    Заря: Всегда с идеями. Тебе понадобится хороший пилот.
    Дилан: Я приказал тебе покинуть корабль!
    Заря: Пусть запись покажет, что старший лейтенант Отражение Зари со всем уважением отказалась подчиниться. Если выживем, можешь отдать меня под трибунал.
    Кажется, во взгляде Дилана мелькнуло не только восхищение, но и благодарность? Что-то переключая на пульте, он нежно говорит:
    Дилан: Ты упрямейшее насекомое!
    Заря: Как это люди выражаются? С обвинением согласна.
    Одному автору сценария известно, почему общий приказ покинуть корабль не коснулся старпома и его двоих конвоиров. Но они все ещё вышагивают по длинным-длинным коридорам.
    Андромеда: Покинуть корабль. Всем покинуть корабль. Следуйте к спасательным капсулам. Свободные челноки на третьей ангарной палубе. Покинуть корабль. Покинуть корабль. Покинуть корабль.
    Сержант: Сюда, сэр.
    Внезапно Рейд выставляет свои костяные шипы и с размаху бьёт сопровождающих поддых. Конвоиры падают, почему-то сразу убитые. Рейд искренне разочарован.
    Рейд: Плохо я их обучил.
    Дилан: Задраить рубку и контрольный пункт. Избавиться от остатков воздуха. Нужно облегчить корабль, насколько это возможно.
    В одном из коридоров Рейд зажимает губами маленький дыхательный аппарат.
    Заря: Корабль разгерметизирован.
    Дилан: Лечь на курс, направление ноль-девять-ноль на минус пятнадцать.
    Заря: Но, сэр, это приведёт нас прямо…
    Дилан: Я знаю, куда это нас приведёт. Прямо в чёрную дыру.
    Ницшеанцы продолжают обстрел.
    Голограмма: Дилан, ты уверен в своём решении? Из-за повреждений я потеряла связь с другими частями корабля. У нас утечка антипротонов из резервных баков левого борта. Я не могу гарантировать, что у меня хватит мощности увести нас прочь от дыры.
    Дилан: Мы недостаточно сильны, чтобы идти на прорыв. Нам придется использовать силу притяжения чёрной дыры, чтобы она выстрелила нас, как из рогатки, прочь от ницшеанцев. Это наш единственный шанс.
    Заря: Курс проложен.
    Дилан: Полный вперёд, лейтенант.
    Заря: Есть полный вперёд.
    Заря громко произносит что-то по-тански.
    Дилан (голограмме): Я, э, не уловил последнюю фразу.
    Голограмма: "Моя жизнь, моя душа - ради улья! Ради улья!"
    Заря: Или как выражаетесь вы, обезьяны, "Банзай!"

    Крейсер летит в чёрную дыру.
    Голограмма: Поля гравитации в норме.
    Заря: Мы направляемся прямо в дыру. Когда мне изменить курс?
    Дилан: Не сейчас. Сперва надо набрать скорость.
    Заря: 25 процентов скорости света, 26, 28. Тридцать!
    Андроиды отключаются и падают.
    Голограмма: Основной энергоблок... (она мерцает и дальше говорит замедленно) ...Я теряю мощность…
    Заря: Мощность на нуле.
    Дилан: Переключиться на запасной.
    Заря: Андромеда! Корабль! Ты здесь?
    Голограмма появляется, но с ней непорядок и она не произносит ни слова.
    Дилан: Сеть Искусственного Интеллекта разорвана.
    Заря: Как это могло случиться?
    Дилан: Не отвлекайся, лейтенант.
    Заря: Слушаюсь.
    Дилан: У нас ещё может получиться. Как бы то ни было, обратного пути нет.
    Рейд торопливо идет по коридору. На ближайшем мониторе появляется Андромеда.
    Андромеда: Рейд?
    Он отключает монитор выстрелом копья.
    Рубка. Дилан занят ремонтом. Заря: Мы в десяти световых секундах.
    Дилан: Всю энергию на двигатели правого борта. Вылетаем отсюда по гиперболе. Только удерживай нас хотя бы в половине световой секунды от внешнего горизонта. (что-то довинтив) Готово.
    Появляется голограмма, говорящая с трудом, низким голосом.
    Голограмма: Дилан. Диверсия!
    Дилан: Диверсия?
    Голограмма окончательно растворяется.
    Заря: Капитан! Двигатели правого борта отключены.
    Дилан: Поворачивай корабль, компенси…
    Рейд врывается в рубку.
    Заря: Старпом?
    Рейд первым же выстрелом убивает пилота. Так что дальше корабль летит сам по себе, потому что Дилан заняться управлением не может, ницшеанцу тоже некогда, а Искусственный Интеллект блокирован.

    Дилан использует подставку одной из консолей как прикрытие. Дальнейшие переговоры идут на фоне вялых попыток подстрелить собеседника.
    Дилан: Рейд!
    Рейд: Я пытался предупредить тебя!
    Дилан: Что ты творишь?
    Рейд: Обеспечиваю выживание моего народа. Содружество безвольно. Оно заключает сделки с врагами, идет на компромиссы. Мой народ создан быть совершенным! Но Содружество - не место для сильных.
    Дилан: Так что ницшеанцы решили уничтожить его!
    Рейд: Мы провели годы в подготовке, ожидании и спорах. Долгое время я возражал против разрушения Содружества систем. И многие другие тоже. Но все изменил договор на Антарессе.
    Дилан: С магогами.
    Рейд: Да! С магогами! С дикарями. Хищниками. Они питаются разумными существами. Они размножаются насилием. На Бранденбург-Тор они убили более миллиарда человек. Они уничтожили ницшеанскую колонию на Хокинге. И что сделало Содружество?
    Дилан: Мы заключили с ними мир.
    Причём по интонации Дилана невозможно понять, как он сам к этому относится. Он занят - что-то подкручивает в своём боевом копье.
    Рейд: Вы пошли на компромисс с монстрами! Кровь более миллиарда погибших взывала к отмщению, а вы заключили мир. Вы посеяли ветер, теперь вы пожнёте бурю.
    Со всей этой патетикой старпом планомерно приближается к укрытию капитана. Но Дилан не впечатлен доводами и готов к бою.
    Дилан: Знаешь, в чём твоя проблема, Рейд? Ты слишком много болтаешь!
    С последним словом он пускает по полу перепрограммированное оружие, и оно взрывается как граната почти под ногами Рейда, который успевает увернуться, но теряет свое копьё. Так что оба начинают драку врукопашную. С кораблём происходит нечто странное, движения обоих мужчин разделяются тягучими секундами. Дилан изловчается сбить Рейда с ног. Всё становится нормальным.
    Дилан: Что это было?
    Голограмма: Искажение времени. Наша искусственная гравитация должно быть усиливает эффект торможения времени чёрной дырой.
    Поединок продолжается. Противники равны по силам и по выучке.
    Рейд: Сдавайся. Ты не можешь победить.
    Дилан отказывается понимать, что друг пытается спасти ему жизнь. Он направляется к пилотскому креслу - там оружие.
    Дилан: Я уже говорил тебе…
    Его движения снова замедляются.
    Голограмма: Торможение времени возрастает.
    Дилан: … пессимизм - помеха выживанию.
    Дилан хватает копьё убитой Зари. Однако и Рейд успевает поднять с пола своё. Снова перестрелка, на сей раз чуть более активная. В результате капитан смертельно ранит старпома, ужасно расстраивается, подбегает к другу и горестно удивляется.
    Дилан: Гахерис, что ты наделал?..
    Рейд: Я горжусь тобой. Ты должен быть...
    Фраза не закончена, он умирает. Дилан в отчаянии склоняется над ним. "Андромеда" окончательно погружается в чёрную дыру. Всё замирает, время остановилось.

    Время идёт, Вселенная меняется.
    Небольшое судно "Эврика Мару" приближается к чёрной дыре. Герентекс появляется в кабине, где Бека и Харпер заняты делом. Харпер чешет красные пятна на шее.
    Герентекс: Что-нибудь есть? Или вы всё ещё тычетесь наугад, как слепые?
    Харпер: Ты узнаешь первым.
    Герентекс: Это становится утомительным, капитан Валентайн. Я плачу вам за результаты.
    Бека: И ты их получишь. Но заметь себе: перед нами десять триллионов кубометров водоворота, а нём всего лишь двадцать миллионов кубометров корабля.
    Харпер: И это лучшее доказательство того, что я неподражаем.
    Герентекс: Ты нашёл?!
    Харпер: Мой очередной фокус - иголка в стоге сена.
    Бека: Выведи изображение, полученное с датчиков, на главный экран. Нужно некоторое увеличение.
    На экране - чёрная дыра и обведённая контуром "Андромеда".
    Бека: Вот.
    Герентекс: Наконец-то. После стольких лет. "Созвездие Андромеды". Гордость Содружества систем. И целиком… (Бека с Харпером смотрят внимательно) наша.

    Харпер прибегает в отсек, где работают Транс и Преподобный.
    Харпер: Ты видишь то, что я вижу?
    Трэнс: Перевозбуждённого человека, покрытого сыпью?
    Харпер: Ха-ха! Нет, корабль. "Созвездие Андромеды". Именно там, где указал этот мелкий лохматый подонок!
    Преподобный: Ты имеешь в виду нашего уважаемого работодателя?
    Харпер: Ха! Хо-хо!
    Он целует экран с изображением "Андромеды".
    Харпер: Знаете, я могу действительно начать неплохо относиться к этому типу.
    Преподобный: Никто не застолбил до нас.
    Харпер: Вход свободный, детка.
    Он снова чешет шею.
    Преподобный: Кажется, нам повезло.
    Харпер: Повезло? Повезло?!? Это линкор Звёздной Гвардии. Гордость бывшего Содружества в идеальном состоянии. Когда говорят, что теперь не умеют делать, как раньше - имеют в виду этот корабль! Это жуткая везуха. Это Шангри-Ла. Это Святой Грааль межзвёздного сбора утиля.
    Трэнс: Да. Вдобавок симпатично выглядит.
    Харпер: И, как говорит Бека, у Герентекса уже есть покупатель… Не знаю, какой-то мелкотравчатый диктатор, мечтающий об империи. Не представляю, какая назначена цена, но даже если каждый получит по пять жалких процентов, речь идёт о весьма недурной прибыли. А это значит, что мы все богаты, богаты, богаты, детка.
    Трэнс: Хммм… если мы сможем вытянуть корабль из чёрной дыры.
    Харпер: Транс, ты на днях не заходила в моторный отсек?
    Трэнс: Нет, там отвратительно.
    Харпер: Спасибо. Тогда поверь на слово. Заполучить этого сбежавшего щеночка не проблема. Единственное, о чём нам, знаешь ли, стоит беспокоиться - о способах потратить наши деньги.
    Входит Бека.
    Бека: Попробую угадать. Маленький домик на берегу озера, белый аккуратный заборчик, собака? Традиционные плебейские ценности.
    Харпер: Ничего похожего. Одно слово для вас обеих - сераль.
    Трэнс: Сера-что?
    Бека: Сераль. Рабыни и виноград. Евнухи на страже. Классно.
    Харпер: Эй, не забывай про шёлковые гобелены! Я люблю шёлковые гобелены. Я это делаю исключительно ради шёлковых гобеленов!

    Бека: Харпер, ты воистину омерзителен.
    Харпер: Стараюсь. Итак, босс, что ты собираешься делать со своей долей?
    Бека: Не знаю. Полагаю, к тому времени, когда я расплачусь с долгами отца, починю "Эврику", верну кредит, который пришлось взять, чтобы выполнить этот заказ, у меня останется как раз на приятный ужин в "Каване", если обойтись без вина.
    Преподобный: Ты покупаешь свободу, душевный покой. Я бы сказал, что это важнее, чем физические удовольствия.
    Харпер: Не равняй по себе, Преподобный.
    Преподобный наклоняется вперёд, разглядывая Харпера с наигранной угрозой.
    Преподобный: Мммм… Радуйся, что я не ценю такие вещи.
    Харпер: Босс, он опять на меня так смотрит.
    Трэнс: Не надо, Преподобный. Подожди, пока я добуду тебе соус к мясу.
    Харпер: Ха-ха-ха.
    Преподобный пошевеливает у него на плече своей лапой, и Харпер отскакивает.
    Бека: Итак, Преподобный, каковы твои планы?
    Преподобный: Я собираюсь построить госпиталь на Зимородке.
    Харпер: Зимородок? Это не тот мир, где ты, эээ…
    Преподобный: Родился? Верно. Мой народ совершил нечто ужасное на Зимородке. И если в моих силах хоть как-то облегчить страдания, причиненные ими… причиненные мной… это стоит любых денег. Некоторым образом, я попытаюсь купить отпущение грехов. Что делает меня столь же эгоистичным, как любой из вас.
    Бека подводит "Эврику" ближе к чёрной дыре. Герентекс торчит рядом с ней. Преподобный тоже в кабине, у пульта.
    Герентекс: Знаешь, я надеюсь, что ты действительно такая умелая, как говоришь.

    Бека: Вообще-то, я лучше. Преподобный Бем, Трэнс, Харпер - трёп окончен. Пилот готов.
    Преподобный: Навигация и датчики - готовы.
    Трэнс: Контроль жизнеобеспечения и антигравитационные системы - готовы. Надеюсь.
    Харпер: Моторный отсек готов, как всегда. Мы им зададим!
    Бека: Что это за торможение времени?
    Преподобный: Хмммм… Андромеда медленно движется всё дальше от центра чёрной дыры. Уровень торможения на корабле сейчас миллион к одному, но он понижается.
    Бека: Похоже, что через несколько лет крейсер и сам мог бы выбраться отсюда.
    Герентекс: Да-да-да. А это означает, что чем дольше ты возишься, тем больше вероятность появления конкурентов, которые могут и отнять у нас наш приз!
    Бека: Штука в том, чтобы освободить "Андромеду" и не застрять самим во временной аномалии. Или не быть утянутыми в дыру, где нас сомнёт.
    Герентекс (с намёком): Что ж, если ты не готова...
    Бека: Послушай! Ты меня нанял, потому что только я достаточно отчаянна, чтобы взяться за эту работу, и достаточная ловка, чтобы её выполнить. И теперь уж приказываю я. Так что отвали и не мешай работать! Приготовиться к отстыковке грузового модуля.
    Герентекс: Модуль? Но, я…
    Бека: Что ещё?! Для такого дела нам надо избавиться от всей лишней массы.
    Преподобный: Не беспокойся. Мы подберём твой груз на обратном пути.
    Герентекс (всполошенно): Нет! Нет, подождите. Мне, мм, мне нужно сделать кое-какие приготовления в модуле до его отделения.
    Бека: Непременно. Только помни, времени мало.
    Герентекс: Нда. Да.
    Он выметается. Преподобный рычит вслед.
    Бека (по связи): Все притормозите. Наш наниматель должен привязать свой груз к койке, прежде чем мы начнём.
    Харпер (двигателям): Это не надолго, малышки.
    Герентекс в грузовом модуле осматривает длинные контейнеры и набирает комбинацию на ручном пульте.
    Герентекс: Ну вот.
    Он подходит к ближнему блоку связи, нажимает кнопку и говорит.
    Герентекс: Я готов, капитан, дело за тобой.
    Вскоре крышки контейнеров открываются, изнутри одного высовываются чьи-то руки… с ницшеанскими шипами.

    Преподобный: Модуль отошёл.
    Бека: Хорошо, слушайте все. Действуем, как на тренировке. Встряхнёмся!
    Харпер нажимает кнопки.
    Харпер: И, начали.
    "Эврика" приближается на минимальное из безопасных расстояний.
    Трэнс: Ускорение 67 тысяч G. Антигравитационные поля в норме.
    Преподобный: 29 процентов скорости света. Тридцать.
    Бека: Погодите, сейчас начнутся сложности.
    Трэнс: Антигравитационные поля на максимуме!
    Бека: Почти добрались. Харпер!
    Харпер: Знаю, знаю, добавить мощности.
    Трэнс: Мы превышаем порог безопасности!
    Бека: Такова общая идея.
    Преподобный: Цель в пределах досягаемости.
    Бека: Огонь!
    Преподобный: Гарпуны ушли. (Герентексу) Если ты молишься какому-нибудь божеству, то можешь начать молитву прямо…
    Гарпуны "Эврики" цепляют "Андромеду". Судно содрогается.
    Преподобный: …сейчас!!!
    Судно содрогается, что-то сыпет искрами.
    Бека: Фуллереновые кабели держат.
    Трэнс: Мы справляемся, на самом деле справляемся.
    Бека уводит связанные корабли от чёрной дыры. Изношенная торговая малютка пыхтит и старается. Но когда "Андромеда" начинает освобождаться, "Эврика" опять содрогается, слышен какой-то треск.
    Бека: Ладно…
    Преподобный: Мы, ох, потеряли кабели с пятого по седьмой.
    Трэнс: И теряем скорость.
    Герентекс: Обрубите кабели. Пусть остаётся.
    Бека: Нет. Мы управимся. Харпер?
    Харпер: Никаких вариантов! Разве что…
    Его осеняет идея, и он переходит в другую часть отсека. Судно снова сотрясается.
    Преподобный: Это был десятый кабель.
    Бека: Давай, Харпер.
    Харпер: Вот, если получится, примерно через десять секунд у тебя будет просто взрыв мощности.
    Бека: А если нет?
    Харпер: Что ж, тогда, я надеюсь, у Преподобного Бема есть большие связи наверху.
    Преподобный что-то мягко говорит, скорее всего молится.
    Харпер: Три секунды до свершения, дамы и господа. Три. Два. Один.
    "Эврика" внезапно резко прибавляет скорость и отрывается от чёрной дыры, выдёргивая "Андромеду".
    Бека (облегчённо смеясь): Есть.
    Харпер: Я бог! Ого-го!
    Включается тревожная сирена.
    Эврика: Критическая реакция в третьем двигателе. Критическая реакция в третьем двигателе.
    Харпер: Ох, дерьмо.
    Он мчится решать проблему.
    Бека: Харпер, маленький псих, неужели ты сделал то, о чём я думаю?
    Харпер: Эй, но ведь получилось же, верно? (Сирена не утихает.) Понял. Понял. Круто.
    Бека: Он сумасшедший.
    Преподобный: Боюсь и спрашивать.
    Бека: Он впрыснул протоны прямо в один из наших резервных баков с антипротонами. Мгновенная римская свеча.
    Герентекс: Что с "Андромедой"?
    Бека: Обзорная экскурсия.
    Она разворачивает "Эврику", экипаж и Герентекс скучились в кабине, все смотрят через фонарь, там - "Андромеда".

    Бека: Дамы и господа, "Созвездие Андромеды".
    Харпер: Ладно, могу я сказать, так просто, для сведения - мы лучше всех!
    "Андромеда" возвращается в нормальный поток времени. Дилан сидит рядом с телом убитого им друга.
    Голограмма: Капитан Хант! Капитан Хант, ты в порядке?
    Дилан: Жить буду.
    Голограмма: Капитан, происходит что-то странное. Мы движемся прочь от чёрной дыры, но исчезли и ницшеанский флот, и наши спасательные капсулы.
    У капитана почти нет сил удивиться.
    Дилан: Это невозможно.
    Он встаёт и приближается к голограмме.
    Голограмма: Не исключено, что мы испытали более сильное торможение времени, приблизившись к внешнему горизонту чёрной дыры.
    Дилан: Насколько сильное?
    Андромеда секунду считает, результаты её поразили.
    Дилан: Выкладывай!
    Голограмма: По моим подсчётам, мы были заморожены во времени более трёхсот лет.
    Дилан (потихоньку осознавая): Три сотни лет?! О боже... Сара, мои родные, члены экипажа...
    Голограмма: Мне жаль, Дилан. Все, кого мы знали, весь наш мир - в прошлом.
    "Эврика" в причальном отсеке "Андромеды". Команда готовится обследовать крейсер.
    Бека: Итак, если дошедшие сведения верны, экипаж "Андромеды" покинул корабль. Но покидали они его в разгар боя, и бог знает, чего нам ожидать внутри.
    Преподобный: Я не осмелюсь говорить за божество, но опасайтесь невзорвавшихся боеприпасов, нанороботов для поражения живой силы противника, автоматических боевых дронов…
    Бека: И не забудьте об утечках радиации, проводах под напряжением, шрапнели…
    Харпер: Ладно, ладно… мамочка и папочка, мы всё уяснили.
    Трэнс: Мы будем осторожны. Обещаем.
    Бека: Я не хочу, чтобы вы были осторожными. Трэнс, я хочу, чтобы вы были параноиками.
    Харпер: О! Ох! Мисс Валентайн?
    Бека: Да, Харпер.
    Харпер: Ведь это не первая наша вылазка. За исключением Лиловой коллеги, разумеется.
    Бека: О чём и речь. Я хочу, чтобы вы относились к каждой операции, как к первой. Я хочу, чтобы всё проверяли дважды. Трижды, чёрт возьми! Не вынесу, если кто-то из вас кончит, как Векс Пак.

    Трэнс: Векс Пак?
    Преподобный: Твой предшественник.
    Трэнс: Ох, тот парень, что ушёл на пенсию. Ты же говорил, он приобрёл кусок земли?
    Харпер: Кусочек. Маленький кусочек.
    Трэнс: Ну, и в чём разница?
    Бека: Разрыв пневмокостюма и испорченный аварийный люк.
    Трэнс: О, разница есть.
    Преподобный: Ты не пострадаешь. Держи глаза открытыми. Используй свою голову.
    Харпер: Или чем ты там думаешь.
    Кажется, что милашка прониклась, но через минуту она пытается выйти из шлюзовой камеры, забыв надеть шлем.
    Преподобный: Трэнс!
    Трэнс: Да?
    Преподобный: Надень шлем.
    Трэнс: Ой, точно.Они входят в коридор "Андромеды". Все в мягких скафандрах и шлемах. Только Преподобный в защитных очках и респираторе. Бека сверяется с показаниями приборчика, который держит в руке.
    Бека: Воздух, который остался, пригоден для дыхания.
    Трэнс: Тут давление 6 десятых атмосферного, но на большей части корабля - вакуум.
    Преподобный: Придётся провести герметизацию, секцию за секцией.
    Харпер: Я влюблён.
    Трэнс: В машину. Почему я не удивлена?
    Харпер: Эй! Это не просто машина, это шедевр, произведение искусства, как гравюры Дюрера или Парфенон или.. Харлей Дэвидсон. (Трэнс смотрит непонимающе.) Мотоцикл. (Она все равно не понимает.) Это на Земле.
    Преподобный: Неловко прерывать такую страсть, но я чую кровь. И горелый углерод. На корабле шёл бой.
    Бека: Или… Или - дыра превратила весь экипаж в лепёшки.
    Трэнс: Пока нет никаких признаков живых существ.
    Бека: Хорошо. Харпер, подключись к корабельному компьютеру. Может, получится заставить эту махину лететь самостоятельно.
    Она отдаёт свой шлем Преподобному и отправляется на осмотр. Харпер идёт за ней следом, сгружая свой шлем тоже на лапы Преподобного.
    Харпер: Спасибо.
    Рубка. Дилан сидит на полу, рядом с накрытым его курткой телом Зари.
    Дилан (задумчиво): Триста лет. Интересно, помнит ли ещё кто-нибудь, за что мы сражались?
    Голограмма: Наши люди погибли за свои убеждения.
    Дилан: Я всегда так говорил. Только теперь у меня не осталось слушателей, никого. Их дети, супружеская группа Зари, жены Рейда… Они все умерли по меньшей мере двести лет назад.
    Голограмма: Мы найдём кого-нибудь. Их потомков. Содружество должно знать, где их найти.
    Дилан: Содружество. Нам нужно связаться с ними, сообщить, что мы всё ещё живы.
    Он встаёт и идёт к одной из консолей.
    Голограмма: Я не улавливаю никаких сигналов местной связи. Нам придётся… Дилан, к нам вторглись! Они пытаются переподключить меня!
    Харпер возится с контрольной панелью "Андромеды", подключаясь через свой порт на шее. Бека у него за плечом.
    Харпер: Ну давай же, веди себя паинькой… О! Удалось.
    Бека: Ты контролируешь корабль?
    Харпер: Нет, но я контролирую двери.
    Соседняя дверь открывается. Трэнс и Преподобный ещё там, в причальном отсеке.
    Харпер: Эта информационная сеть - ополоуметь! Никогда не видел такую тьму перекрёстных соединений в одной системе. На то, чтоб разобраться, понадобятся недели.
    Герентекс: Недели? Мы должны доставить товар в срок.
    Бека: И доставим, даже если придётся тащить на буксире. Но могу поспорить, что твой заказчик будет куда счастливее, получив корабль, которым на самом деле можно пользоваться.
    Герентекс: Капитан, я бы…
    Харпер: Послушайте, это маленькое, умх, сражение за власть, очень привлекательно, но, эм, если вы не слишком заняты, мне бы очень помогло руководство пользователя.
    Трэнс: Что-что?
    Харпер: Пояснения, как все это действует.
    Трэнс: Хммм. Ты хочешь, чтобы мы порылись там и сям?
    Бека: Верно. Вдруг что найдём. Может быть, уговорим божественное провидение быть на нашей стороне.
    Преподобный: Хммм. Никогда не лишне попросить.

    Экипаж "Эврики" разделяется и начинает поиски.
    Бека обнаруживает тело Томпсона.
    Бека (по связи): Трэнс, нашла уже что-нибудь? Трэнс?
    Завороженная Транс идёт по оранжерее.
    Трэнс: О, чудесно.
    Бека: Что?
    Транс: Aнастарийские тундровые цветы. Лучшие растительные поставщики кислорода изо всех известных. Я думала, этот вид исчез.
    Харпер: Уххх, предполагается, что ты ищешь руководство.
    Транс: Так и знала, что что-то забыла.
    Бека прикасается к ране Томпсона. Кровь ещё свежая.
    Харпер: Э, Бека, что у тебя? Повезло?
    Бека старается скрыть беспокойство.
    Бека: Нет. Пока ничего.
    Преподобный набрёл на двух гигантских планетарных роботов. Он рычит на них, отворачивается и уходит, не заметив, как глаза одного из них загораются - это Андромеда следит за происходящим.
    Андромеда показывает команду взломщиков своему капитану.
    Голограмма: Итого пять.
    Дилан смотрит на экран и поражается не столько их присутствию, сколько тому, что люди спокойно общаются с магогом.
    Дилан: Люди заодно с магогом. Они с ума сошли?
    Голограмма: Очевидно. Хотя их предводителем является, скорее всего, Порождение ночи.
    Андромеда фокусируется на Герентексе, затем на Трэнс.
    Голограмма: И я не представляю, кто она. А вот ещё кое-что непонятное.
    В фокусе чешущийся Харпер.
    Голограмма: Я совершенно уверена - это краснуха галактики Треугольник.
    Дилан: То есть он болен.
    Голограмма: И болезнь эта три сотни лет назад была практически побеждена. Любой приличный врач мог вылечить её в один заход. Я не уверена, что мне нравятся выводы, которые из этого следуют.
    Дилан: Я тоже.
    На экране - Харпер. Он свистит.
    Харпер: Эй, ребята, я жду.
    Дилан отводит взгляд от экрана и оборачивается к голограмме.
    Дилан: Может, пора уже мне представиться нашим гостям.

    В одном из отсеков Харпер находит флекси с желанной инструкцией и, будучи человеком разговорчивым даже в отсутствие собеседников, бормочет.
    Харпер: Хочешь, чтобы сделано было толком...
    Неожиданно его фразу продолжает очень серьёзный верзила.
    Дилан: ... делай всё сам.
    Харпер резво оборачивается, чтобы обнаружить стоящего за его спиной Дилана, который выглядит не слишком приветливо.
    Дилан: Нашел всё, что нужно?
    Копьё в руке Ханта удлиняется до двух метров. Он использует своё оружие, чтобы не дать Харперу уйти - валит его на пол.
    Харпер: О-ах!
    Дилан держит парня на прицеле.
    Харпер: Кто ты, чёрт возьми?!
    Дилан: Нет! Кто ты, чёрт возьми, и что ты делаешь на моём корабле?!
    Да уж, им есть чем удивить друг друга.
    Харпер: Твой корабль? Нет-нет-нет. Эта крошка наша! Мы подобрали её открыто и честно. Что нашёл - то твоё.
    Дилан: Это крейсер Содружества. Нельзя так просто заявиться на борт со своими притязаниями.
    Харпер: Содружество? Погоди минутку… Ты застрял в этом фокусе со временем? Попробую догадаться - ты из настоящего экипажа, верно?
    Дилан: Я капитан Звёздной Гвардии Дилан Хант, командир этого корабля.
    Харпер: У меня для тебя новости, капитан Дилан Хант. Ты ничем не командуешь. Нет Звёздной Гвардии. Больше нет. Потому что была война. Большая, с ницшеанцами.
    Дилан: Я воевал.
    Харпер: Что ж, похоже, ты вроде как пропустил конец, надо думать. Мне совсем не нравится обрушивать это на тебя, но вы проиграли. Содружество погибло более трёх сотен лет назад.
    Дилан: Это моя вина. Если бы я прорвался в зону перехода, предупредил Звёздную Гвардию…
    Андромеда: Возможно, это ничего не изменило бы. Ницшеанцы располагали громадным флотом. Они потратили годы на подготовку. И на их стороне был эффект неожиданности. К тому времени, когда удалось бы всех оповестить, могло быть уже слишком поздно.
    Дилан: Как могла Звёздная Гвардия проиграть? У нас было в десять раз больше кораблей и в сотню раз больше людей.
    Андромеда: Но мы не воевали, не вели настоящую войну, более тысячи лет. Тогда как для ницшеанцев каждый день - битва.
    Дилан: Всё не могло исчезнуть. Содружество охватывало три галактики! У нас было более миллиона союзных миров, орбитальных платформ и колоний на астероидах. Часть этого должна была хоть где-то сохраниться.
    Андромеда: Значит, нам предстоит их найти.
    Дилан: Найдём. Но десерт на потом.

    В коридоре рядом с причальным отсеком Харпер объясняется с Бекой. Трэнс и Преподобный стоят чуть поодаль.
    Харпер: Говорю тебе, этот парень огромный! Он как бы, ну как греческий бог, или вроде того.
    Бека: Всё равно, он один-одинёшенек.
    Харпер: Ага, но никто не проронил ни словечка о том, что мы будем отнимать этот корабль у кого-то вообще, а в частности у такого сильного малого. Предполагалось, что тут пусто.
    Бека: Да, но если бы не мы, он бы все ещё торчал в этой чёрной дыре. Полагаю, он наш должник.
    Трэнс: Ну, если мы попросим по-хорошему, может он отдаст нам корабль?
    Преподобный: Хмммм. Милосердие несёт в себе награду.
    Бека: Да, это ты так говоришь.
    Харпер: Послушайте, я говорю - к лешему эти разговоры, пора двигать…
    По общей трансляции раздаётся голос Дилана.
    Дилан: Говорит Дилан Хант, командир крейсера Содружества систем "Созвездие Андромеда". Мне сказали, что Содружество разгромлено. Может и так. Но здесь, на моем корабле, Содружество по-прежнему живо. Насколько я понял, вы намерены обчистить "Андромеду", а остов продать. Могу вас заверить - этого не случится. У вас 15 минут на то, чтобы восстановить контрольные функции "Андромеды" и удалиться на свое судно. Иначе я верну свой крейсер силой. Конец связи.
    Бека достаёт пистолет из кобуры.
    Бека: Не люблю угрозы.
    Герентекс, делает широкий жест рукой.
    Герентекс: Я тоже. Поэтому и захватил его с собой.
    Как будто от его движения раскрываются створки двери и в романтической дымке вырисовываются пятеро наёмников под предводительством гиганта-ницшеанца. Бека не в восторге.
    Тир (хмуро): Теперь этим займусь я.
    Преподобный и Харпер откровенно не рады встрече.
    Дилан в рубке смотрит на экран.

    ПРИМЕЧАНИЯ:
    1. Андромеда - в греческой мифологии она была дочерью короля Эфиопии Кефея и королевы Кассиопеи. Кассиопея объявила, что ее дочь превосходит красотой всех нереид. Тогда отец нереид - бог моря Посейдон - обиделся и послал морское чудовище опустошать королевство. Кефей был вынужден отдать Андромеду в жертву, приковав ее к скале на берегу. Однако Персей ее спас, Андромеда вышла за него замуж и отправилась к нему на родину, в греческий Аргос.
    2. Черная дыра - Впервые идея о "черной дыре" возникла в 1916 году, когда физик Шварцшильд решал уравнения Эйнштейна. Он пришел к странному выводу о существовании компактных объектов, вокруг которых возникает горизонт событий с интересными свойствами. Но самого термина "черная дыра" тогда не было. Только в конце 1960-х американец Уилер произнес "черная дыра" - то есть объект с чудовищным гравитационным полем, из которого наружу не вырывается даже свет. Подробнее о черных дырах читайте в разных умных книгах, посвященных астрофизике, астрономии и другим замечательным наукам:)
    3. Антарес - яркая, красная звезда первой величины в созвездии Скорпиона. В переводе с древнегреческого означает "против Ареса" (бога войны).
    Большое спасибо Лане за перевод и лит.обработку сценария, а также за предоставленные телецапы!

    0

    2

    102. Пламя надежды [Affirming Flame]
    "Некоторые говорят, что Содружество пало бы и без ницшеанского предательства.
    Они недооценивают и Содружество, и ницшеанцев."

    Йин Мэн-Вей "Расцвет и падение Содружества Систем"
    11942 год Содружества"

    "Андромеда" дрейфует рядом с черной дырой.
    Коридоры "Андромеды". Тир атакует андроидов Андромеды. Он выводит из строя двоих выстрелами из бластера.
    Мостик.
    Андромеда (голограмма): Потеряны роботы на палубах 15, 12, 11.
    Дилан: Еще не лучше.
    Коридор. Тир с размаху бьет еще одного андроида, сшибая ему голову.
    Мостик. Дилан наблюдает за Тиром на одном из экранов.
    Тир (по связи): Группа один, на палубу десять сейчас же.
    Дилан: Ницшеанец.
    Андромеда (голограмма): Как раз когда начинало казаться, что все не так уж плохо.
    Дилан устало смотрит на нее.
    Коридор. Входят Тир и Гластен (другой наемник). Варастая (женщина-киборг) ожидает указаний.
    Тир: Охраняй этот коридор.
    Гластен: Понял.
    Варастая запрыгивает через люк на следующую палубу. Ее кибернетические части слегка гудят.
    Тир входит в грузовой отсек, где ждет Герентекс.
    Тир: Мы уничтожили всех андроидов и роботов отсюда до девятой палубы (бросает головы андроидов под ноги Герентексу)
    Герентекс: Отлично.
    Входят Бека, Преподобный Бем и Трэнс.
    Бека: Сенсоры отключены, как ты просил.
    Преподобный: И мы смогли заблокировать сигналы нанороботов. Этот капитан Хант полностью ослеплен.
    Трэнс: Он здесь совсем один. Теперь, когда он знает, против кого идет, может быть, мы сможем убедить его сдаться?
    Герентекс: Он мне не нужен. (Тиру) Заканчивайте! Убейте его!
    Мостик. Дилан работает с одной из консолей.
    Дилан: Все еще ничего нет?
    Андромеда (голограмма): Они отрезали мои внутренние сенсоры. Если у меня и остались какие-то андроиды вне мостика, я не могу с ними связаться.
    Дилан: Нужно сменить тактику. Перенесем бой к ним.
    Внезапно открываются двери, и в них влетает андроид. Следом входит Тир и стреляет, приканчивая его. Дилан моментально реагирует и начинает отступать к служебным проходам, пригибаясь за консолями. Тир стреляет в него, но промахивается (он попадает в голограмму Андромеды, которая исчезает). Дилан уходит в служебный проход; Тир преследует его. Два маленьких устройства (самонаводящиеся пули) вылетают к Дилану из-за угла, где был Тир.
    Дилан: Отлично...
    Пули взрываются. Дилан спрыгивает на нижнюю палубу как раз вовремя, чтобы уклониться от огня.
    Тир: Все чисто.
    Бека и Герентекс входят на мостик.
    Бека: Никто не сравнится с ницшеанцем в уборке дома.
    Тир: Он ушел.
    Герентекс: Каким образом?
    Тир: Он натренирован выживать, несмотря ни на что. Убить его будет нелегко.
    Герентекс: Я нанял вас... существ... чтобы вы выполнили для меня задание! Мне нужен полный контроль над этим кораблем, а это ископаемое из Звездной Гвардии должно быть мертво.
    Дилан переводит дыхание и начинает ползти куда-то по проходам.
    Мостик. Харпер работает с системами "Андромеды". Преподобный сидит рядом, помогая ему. Тир наблюдает за ними.
    Тир: Вы работаете слишком медленно. Чем дольше мы здесь остаемся, тем больше вероятность попасть под контратаку.
    Харпер: Слушай, я ценю твою паранойю, но если у меня не получится все как надо, мы потеряем весь корабль.
    Преподобный: Мой юный друг хочет сказать... (встает; Тир немедленно направляет на него бластер) Дай нам немного времени.
    Тир: Разве я спрашивал твое мнение?
    Преподобный: Вселенная не всегда дает то, чего ты спрашиваешь. Вселенная дает то, что тебе нужно.
    Харпер: Эй, если вы собираетесь поубивать друг друга, я ничего не имею против, только не запачкайте меня кровью, идет?
    Тир: Не испытывай мое терпение, магог.
    Преподобный рычит. Тир отходит.
    Харпер: Да за кого он себя принимает?
    Преподобный: Полагаю, он считает себя ницшеанцем.
    Харпер: Объяснил, спасибо. Давай, слей чуть информации. Что ты о нем раскопал?
    Преподобный: Почему ты решил, что я пытался что-то о нем раскопать?
    Харпер: Я же тебя знаю, Бем. Было бы желание, а последователь Пути найдется! Ты не можешь обращать в свою веру язычников, не зная их имен.
    Преподобный: Мы не пытаемся обращать в свою веру. Мы просто показываем людям, что они уже последователи Пути. Однако нет ничего плохого в удовлетворении естественного любопытства.
    Они смотрят на Тира, расхаживающего по мостику.
    Преподобный: Это Тир Анасази из клана Кодиак. Его компаньоны утверждают, что он высокооплачиваемый наемник, один из лучших.
    Харпер: Но?
    Преподобный: Насколько мне удалось узнать, его клан был уничтожен в междуусобной войне. Думаю, он пытается доказать свое генетическое превосходство, чтобы присоединиться к новой семье.
    Харпер: Отлично. Не просто ницшеанец, а ницшеанец, нарывающийся на неприятности.
    Преподобный: Очередная шуточка Вселенной. За наш счет.
    Дилан в оружейном складе. Он берет несколько лазерных копий, надевает доспехи и выходит с раздвинутым копьем.
    Коридоры "Андромеды". Из-за угла выходят Варастая и Трэнс.
    Трэнс: А каково это - быть наемником? Это ведь, наверное, очень трудная работа. Конечно, можно много путешествовать, но вряд ли тебя будут рады видеть. Наверное, трудно зарабатывать на жизнь, стреляя в людей...
    Варастая (раздраженно): Когда ты заткнешься?
    Трэнс: Извините, я вас отвлекаю? Я не хотела, просто, по-моему, непринужденный разговор иногда может помочь...
    Варастая (наводит бластер на Трэнс): Еще. Одно. Слово...
    Трэнс замолкает. Она подбегает к следующему пересечению коридоров впереди Варастаи, и, по-видимому, замечает в другом коридоре что-то. Она обеспокоенно смотрит на Варастаю.
    Трэнс: М-м... Мисс Леди-убийца? Мэм?
    Варастая (подскакивая к ней): Все, маленькая ты-
    Внезапно перед ней появляется раздвинутое лазерное копье - это Дилан.
    Дилан: Как поживаешь? (Трэнс отступает на безопасное расстояние и оттуда наблюдает с интересом). Брось бластер.
    Варастая бросает бластер. Дилан ей улыбается. Внезапно она бьет его ногой. Они начинают драться. Варастая проделывает несколько впечатляющих, но абсолютно излишних трюков. Дилан осознает, что она киборг.
    Дилан: Отлично... Киборг.
    Они продолжают драться. Дилану удается прижать ее к полу, но когда он собирается ударить ее...
    Варастая: Подожди!
    Наемница высвобождается, и они опять продолжают драться. Наконец Дилану удается оглушить ее.
    Дилан: Ненавижу киборгов.
    Дилан переводит взгляд на Трэнс. Она улыбается ему и срывается с места. После короткой погони Дилан останавливается. Трэнс легко убегает от него, и, судя по всему, вообще не воспринимает ситуацию серьезно: она постоянно улыбается и машет ему.
    Дилан: Какая она быстрая.
    Дилан помещает Варастаю в криогенную заморозку.
    Дилан: Спокойной ночи.
    В другой части корабля Бека пытается открыть дверь.
    Бека: Ну же!
    У нее ничего не выходит, и она раздраженно бьет по двери.
    Бека: Ну и ладно. Я могу и погрубее.
    Из коридора выходит Гластен.
    Гластен: Что ты делаешь?
    Бека: Мне нужны боеприпасы.
    Гластен: Никто не заходит в оружейный склад без разрешения Тира или Герентекса.
    Бека: Я спрошу разрешения. Как только достану боеприпасы.
    Она наконец открывает дверь. В оружейном складе она обнаруживает Дилана, сидящего в служебном проходе. На полу лежит груда пищащих зарядов взрывчатки.
    Дилан: Как успехи? (он показывает взглядом на взрывчатку, и Бека тоже замечает ее) Лично я бы спрятался.
    Он исчезает в проходе. Бека выбегает и бросает Гластена на пол.
    Бека: Пригнись!
    Из дверного проема вылетает странного вида зеленоватый взрыв. Бека и Гластен не задеты.
    Мостик. Бека и ее экипаж тихо обсуждают произошедшее. Неподалеку от них стоит Герентекс со своими наемниками.
    Трэнс: Тебе повезло, что ты жива.
    Бека: По-моему, он не пытался причинить нам вред. Он специально направил взрыв. Он предупредил меня о нем. Если бы он хотел, чтобы я погибла, то вряд ли я бы сейчас здесь стояла.
    Преподобный: И почему у меня возникает чувство, что мы не на той стороне?
    Харпер: Эй, мы ни на чьей стороне, идет? (Герентекс прислушивается) Мы работаем с Бекой, как обычно.
    Трэнс: Отлично. Тогда давайте прекратим! Разорвем контракт и уйдем отсюда.
    Герентекс: Ты действительно этого хочешь? (показывает на свои уши) Слух Порождений ночи компенсирует слабое зрение. (угрожающе подступает к ней) Кажется, я задал тебе вопрос.
    Бека: Оставь ее в покое.
    Трэнс: Нет-нет, все в порядке. Я говорю серьезно. Нас здесь не должно быть. Это его корабль, и пусть он остается у него. Не стану говорить за других, но с меня хватит. Я ухожу.
    Герентекс (в притворном огорчении): Ну что ж, если тебе так хочется...
    Трэнс: То есть я могу просто уйти?
    Герентекс: О, я настаиваю на этом. На самом деле... (отворачивается на пару секунд) Я тебе еще и помогу!
    Он поворачивается с бластером в руке и стреляет Трэнс в грудь, почти в упор. Не успев удивиться, она падает.
    Преподобный: Нет!!
    Он подбегает к Трэнс, но ничего уже не может сделать: она мертва. Харпер хватает свой бластер, но Бека останавливает его. Все они ошеломлены неожиданной потерей.
    Тир: Гластен, бластеры!
    Гластен: Стоять!
    Наемники окружают Беку, Харпера и Преподобного и разоружают их. Герентекс издает противный хихикающий звук.
    Преподобный (едва сдерживая себя): Да будет дарована ей вечная жизнь... и да осветит ее истинный свет.
    Герентекс: Еще неотложные вопросы будут? (никто не отвечает) Хорошо. Мистер Харпер, если я не ошибаюсь, ваша работа здесь завершена.
    Харпер (еще не пришел в себя): Да... Да, я все.
    Герентекс: Тогда идемте. Я нахожу запах смерти весьма... неприятным.
    Наемники выводят Беку и Харпера. Преподобный склоняется над телом Трэнс. Никаких ран не заметно.
    Гластен: Шевелитесь! Давайте, давайте, быстрее.
    Тир: Магог. Иди.
    Преподобный рычит в гневе.
    Дилан сидит в служебном проходе. Он смотрит на изображение мертвой Трэнс на своем нарукавнике.
    Андромеда (голос): Дыхание отсутствует, пульс отсутствует, активность мозга отсутствует. Я ничего не смогу сделать.
    Дилан: Такая молодая...
    Андромеда (голос): Я отнесу тело в лазарет, просто на всякий случай.
    Дилан: Я не хотел, чтобы доходило до этого.
    Андромеда (голос): Мы не убивали ее, Дилан. Они убили.
    Дилан: Все равно даже одна смерть - слишком много. Я положу этому конец.
    Бека, Преподобный и Харпер укрываютсяв каком-то грузовом отсеке? Харпер особенно зол на Герентекса.
    Бека: Черт побери. Зачем я только взяла ее в эту западню? Нужно было оставить ее на "Эврике".
    Харпер: Она была офицером по системам жизнеобеспечения, Бека. Она была нужна нам здесь.
    Преподобный: Не вини себя.
    Бека: А кого мне еще винить? Я наняла ее, я обучила ее. Она доверяла мне, а теперь она мертва.
    Харпер: Она знала обо всех рисках, босс. Ты объясняла ей много раз.
    Бека: Я даже не знаю, с кем говорить об этом. У нее была семья? Родители? Вы знаете?
    Преподобный (качает головой): Она была... весьма замкнутой личностью.
    Харпер: Замкнутой? Да из нее слова было не вытянуть. (помолчав) Когда я спрашивал, как ее зовут - на самом деле, на ее родном языке - она говорила, что я не смогу это произнести. Чем больше я пытался разузнать, тем больше она скрывала.
    Преподобный: Во всех своих странствиях я никогда не видел и не слышал ничего о виде, к которому она принадлежала. Боюсь, теперь больше и не услышу.
    Пауза.
    Харпер: Ладно, я предлагаю убить его.
    Преподобный: Герентекса?
    Харпер: А кого, по-твоему? Я могу заложить бомбу...
    Преподобный: Насилие порождает насилие.
    Харпер: Ну и ладно, займемся порождением.
    Бека: Стоп, стоп, стоп. Подожди. Даже если мы сможем убить Герентекса - в чем я сомневаюсь - что нам делать с его шайкой?
    Харпер: Ну, я имел в виду очень большую бомбу.
    Преподобный: Харпер... Выбирай осторожнее путь, по которому пойдешь. Он ведет в очень темное место. Если ты убьешь Тира и других наемников, ты будешь ничем не лучше Герентекса.
    Харпер (со злобой): Лучше. Он будет мертв.
    Бека: Скорее всего, мертв будешь ты. (Преподобный кивает) Если мы хотим отомстить Герентексу, нужно делать это с умом.
    Тир, Гластен и Брексос входят в гидропонный сад.
    Тир: Разместите заряды вдоль этой переборки. Главный компьютер корабля находится по другую сторону.
    Гластен (о баскетбольной площадке Дилана): Что это? На схеме этого не было.
    Дилан (выходя из коридора): Это баскетбольная площадка. (Тир и наемники немедленно целятся в него) Если вы вежливо попросите, я научу вас играть.
    Тир: Убить его.
    Они открывают огонь, уничтожая несколько растений и выбивая снопы искр из стены, но изображение Дилана лишь мерцает. Это голограмма.
    Дилан (голограмма): Я так не думаю. Это моя площадка...
    Настоящий Дилан вбегает.
    Дилан: ...Играйте по моим правилам!
    Он нападает на Гластена. Тир пытается прицелиться, но не может - Дилан и Гластен дерутся слишком быстро. Тир бросает несколько сюрикенов, но они ни во что не попадают. Брексос вступает в схватку, но Дилан все равно быстро побеждает, оглушая Гластена и выводя Брексоса из строя электрошоком. Затем он сражается с Тиром, и в этот раз Тир, похоже, побеждает. Тиру удается отбросить Дилана на пол к стене.
    Тир: Тебе меня не победить.
    Дилан (подбирает маленькую бомбочку): Мне это и не нужно.
    Он заталкивает бомбу в сумку и бросает ее в Тира. Тир вынужден отпрыгнуть назад, чтобы увернуться от взрыва.
    Дилан (с копьем в руках): Как я сказал: моя площадка, мои правила.
    Копье ярко вспыхивает, ослепляя Тира на несколько секунд. Когда он приходит в себя, ни Дилана, ни Брексоса нигде не видно.
    Тир: Брексос? Брексос!
    В лазарете Дилан кладет Брексоса в заморозку.
    Дилан: Уже двое.
    Он уходит, проходя мимо стола с телом Трэнс.
    Тир и Герентекс на "Эврике".
    Тир: ...Вероятно, он был взят в плен. Все, что Хант хотел сделать - не дать нам установить заряды взрывчатки. Брексос просто подвернулся под руку.
    Герентекс: Это становится утомительным! Ведь он - всего лишь один человек.
    Тир: Он один человек, ведущий партизанскую войну. Он знает местность, имеет преимущество в вооружении и обладает отличными тактическими способностями.
    Герентекс: Похоже, ты им восхищаешься, Анасази?
    Подозрительно смотрит на него. Тир бросает на него презрительный взгляд и отодвигает от себя своими шипами.
    Тир: Как я уже говорил, он умеет выживать.
    С лестницы спрыгивает Харпер. У лестницы стоят два оставшихся прихвостня Герентекса - человек и Порождение ночи. Эти двое выглядят скорее не наемниками, а бандитами
    Харпер : Ну, тогда всех спасет Харпер! К счастью для тебя, я гений.
    Герентекс: Твои системы наконец-то работают?
    Харпер: Через несколько секунд центральный компьютер "Андромеды" будет есть у меня с руки. (вынимает чип из своего порта на шее) Кому-нибудь нужна "Энциклопедия основных боевых маневров Джейн"?
    Герентекс: Заткнись!
    Харпер: Не хочешь - не надо, крысомордый. Бека? (Бека на "Андромеде", слушает Харпера по связи) Что нужно сказать, босс?
    Бека: Канал открыт.
    Харпер: Начинается самое веселое.
    Он подключает кабель к своему порту. Герентекс смотрит на него с отвращением, бормоча что-то про себя. Харпер входит в матрицу виртуальной реальности "Андромеды". Несколько секунд он быстро летит через какой-то туннель, потом оказывается в весьма странно выглядящем месте, посреди летящих потоков синих цифр.
    Харпер: Я вошел.
    Бека (на "Андромеде", рядом с ней Преподобный): Давай, Харпер.
    Преподобный: Ты считаешь, это разумно?
    Бека: Герентекс и так хотел, чтобы Харпер захватил корабль. Единственное различие - для кого он его захватит? Теперь иди к центру управления. Как только Харпер взломает эту штуку, я научу ее паре новых фокусов.
    Харпер (осматриваясь): А это место гораздо больше, чем я ожидал.
    На "Андромеде" Тир и Гластен входят в отсек, где Бека и Преподобный следят за Харпером.
    Тир (Гластену): Продолжай патрулировать. Я послежу здесь.
    Гластен: Думаешь, Хант что-нибудь попытается сделать?
    Тир: Будь уверен в этом!
    Гластен уходит.
    Бека: Ты можешь переписать главную матрицу?
    Харпер: Конечно, могу. Если найду ее.
    Внезапно перед ним возникает гигантская фигура Андромеды.
    Андромеда: Может быть, я смогу помочь.
    Она поднимает Харпера в руке.
    Харпер (глядя на нее со смесью страха и восхищения на лице): О, черт...
    Андромеда: Добро пожаловать в мой разум. А теперь... уходи.
    Она сдувает Харпера с ладони. На "Эврике" Харпера бьет током его соединение с "Андромедой". Он кричит и выдергивает кабель.
    Герентекс: Что случилось?
    Харпер: Корабль! Она живая!
    Герентекс: Что?
    Харпер: И она здорово разозлилась.
    Сцена: Бека работает с консолью на "Андромеде", в то время как Тир говорит по коммуникатору.
    Тир: ...Понял. Гластен, это Тир.
    Гластен (в коридорах корабля): Говори.
    Тир: Встретимся на двенадцатой палубе. Нужно взорвать главный компьютер.
    Гластен: У нас не осталось взрывчатки.
    Тир: Тогда расстреляем так. В любом случае компьютер должен быть уничтожен.
    Гластен: Как скажешь. Буду там через-
    Дилан выскакивает из коридора и бьет Гластена.
    Тир (по связи): Гластен?
    Дилан: Куда торопишься?
    Бьет Гластена еще раз. Гластен падает.
    Тир: Гластен!
    Дилан затаскивает находящегося без сознания Гластена в пустую спасательную капсулу.
    Дилан: Полюбуйся достопримечательностями.
    Гластен (приходит в себя, но шлюз уже закрывается): Эй! Ты что делаешь!
    Дилан: Адиос.
    Капсула отделяется.
    Герентекс на "Эврике".
    Герентекс: Анасази? Валентайн? Что происходит?
    Харпер: Герентекс, похоже, у тебя здесь небольшая проблема.
    Герентекс: Что?
    Харпер: Этот искусственный интеллект, Андромеда.
    Герентекс: И что с ней?
    На одном из мониторов появляется Андромеда. Она ничего не говорит, презрительно глядя на них.
    Герентекс: Это еще что?
    Харпер: По-моему, она пытается проникнуть сюда.
    Герентекс: Тогда отключи систему.
    Харпер: Э-э, она использует не только компьютер. Она также идет через канал связи, управление шлюзом...
    Герентекс (бандиту-Порождению ночи): Готовься к взлету! Сейчас же!
    Харпер: Но Бека и Преподобный...
    Герентекс: ...позаботятся о себе сами, не так ли? (наводит на Харпера бластер) Или ты хочешь закончить, как твоя сиреневая подружка?
    На "Андромеде" Бека и Преподобный слышат звук закрывающегося шлюза.
    Бека: Шлюз!
    Они подбегают к шлюзу, но не могут его задержать. Через закрывающийся шлюз видна взлетающая "Эврика".
    Бека: Черт возьми! Герентекс бросил нас.
    Дилан идет по коридору, но останавливается, также услышав звук.
    Дилан: Андромеда? Что это было?
    Андромеда (голограмма- появляется перед ним): Они покинули ангар. Похоже, мы победили.
    Дилан качает головой, не веря в это.
    "Эврика" улетает от "Андромеды". Ее ведет Харпер.
    Харпер: Мы отошли.
    Герентекс: Как "Андромеда"?
    Харпер: Стоит на месте.
    Герентекс: Отлично. Давайте.
    Его бандиты отстегивают ремни Харпера и вытаскивают его с места пилота.
    Харпер: Что вы- какого- что за-
    Герентекс садится на его место, смеясь.
    Герентекс: Посмотрим, посмотрим... Это будет главный двигатель, так?
    "Эврика" поворачивает обратно.
    Харпер: Ты столкнешься.
    Герентекс: Да. Мягкий толчок...
    "Эврика" медленно подлетает к "Андромеде" и толкает ее в бок.
    Грузовой отсек "Андромеды".
    Преподобный: Что это было?
    Бека: У меня плохое предчувствие.
    Кабина "Эврики".
    Герентекс: ...И пусть гравитация сделает все остальное.
    Харпер: Гравитация? (осознает) Черная дыра!
    Он подбегает к Герентексу, но Порождение ночи останавливает его. Герентекс даже не смотрит в его сторону.
    Герентекс (снимая наушник): Знаю, тебе это покажется мелочным, но если я не могу обладать "Андромедой", то никто не сможет. (сдавливает его в руке)
    "Эврика" удаляется от "Андромеды", которая опять медленно дрейфует к черной дыре.
    Грузовой отсек "Андромеды". Бека и Преподобный смотрят на экраны.
    Бека: Плохо.
    Преподобный: Черная дыра.
    Бека: И мы идем прямо в нее.
    Вбегает Тир.
    Тир: Вы знаете, что происходит?
    Преподобный: Узри зверя.
    Черная дыра на экране.
    Тир: Что будем делать?
    Бека: Ты же у нас эксперт по выживанию. Почему бы тебе не поделиться идеями?
    Мостик. Дилан, все еще в своих доспехах, тоже обеспокоен.
    Андромеда (голос): Двигатели полностью отключены. Мы падаем обратно к сингулярности. Я не могу скомпенсировать это.
    Дилан: Сколько осталось времени до прохождения горизонта событий?
    Андромеда (голос): Менее часа.
    Дилан: Сегодня был длинный день.
    Бека, Преподобный и Тир в медотсеке (тела Трэнс нигде не видно).
    Бека: Это и есть твоя гениальная идея? Поместить себя в криогенную заморозку?
    Тир (изучая одну из пустых криогенных камер): Если стасис-поле нас защитит, мы можем выжить достаточно долго, чтобы нас спасли. Мы даже можем выйти с другой стороны.
    Преподобный: Теория, что черные дыры являются выходами в другие вселенные, абсолютно не подтверждена.
    Тир: Это шанс.
    Бека: Но даже если твой план сработает, и нас не разорвет приливами и не поджарит радиацией, мы можем застыть во времени так же, как Хант. К тому времени, когда мы выберемся, могут пройти сотни лет.
    Преподобный замечает камеру, покрытую конденсатом.
    Тир: Мне все равно, даже если мы очнемся, когда погаснут все звезды и Вселенная будет умирать - если я смогу на это посмотрить.
    Преподобный (стирая конденсат): Между прочим... (в этой камере обнаруживается Брексос) Похоже, у тебя будет компания.
    Несколько минут спустя. Брексос и Варастая разморожены, и Бека объясняет им ситуацию.
    Бека: ...Вот так вот. Выбор перед вами. Идите обратно в стасис с Тиром или помогите мне спасти корабль.
    Брексос: Я выбираю третий вариант.
    На мостике Дилан отчаянно пытается починить "Андромеду".
    Дилан: Ну как?
    По всему кораблю в темных отсеках загорается свет.
    Андромеда (голограмма): Связь с некоторыми из моих периферийных систем восстановлена, но двигатели все еще не работают.
    Дилан: Ну что ж, для начала неплохо.
    Брексос открывает спасательную капсулу.
    Брексос: Я бы пожелал вам удачи, но сомневаюсь, что это поможет.
    Залезает в капсулу.
    Варастая: Подожди. Я с тобой.
    Бека: Слушайте...
    Тир: Пусть летят. Может быть, у них получится.
    Варастая: У нас получится. Быстрее, быстрее!
    Шлюз закрывается, и капсула отделяется.
    Мостик.
    Андромеда (голограмма): Дилан, кто-то только что запустил спасательную капсулу.
    Дилан: Свяжи меня с ней.
    Капсула появляется на экране. Через помехи слышны дикие вопли.
    Андромеда: Они летят прямо в сингулярность.
    Дилан: Мы должны им помочь.
    Андромеда: Даже если бы я была полностью исправна, уже слишком поздно.
    Вопли становятся все более и более искаженными и наконец прекращаются в тот момент, когда капсула на экране исчезает за горизонтом событий.
    Дилан: Они погибли.
    Андромеда (сочувственно): Ты ничего не мог поделать.
    Дилан: Ты все время так говоришь! Ты сказала это про падение Содружества, ты сказала это, когда погибла та девушка, а теперь это. Но мне надоело.
    Андромеда: Дилан...
    Дилан: Просканируй корабль. Засеки всех оставшихся. Мне нужно знать, сколько их.
    Снимает доспехи.
    Андромеда: Всего три, все в лазарете. Связаться с ними?
    Дилан: Нет, я сам поговорю с ними.
    Андромеда: Ясно. Они... постой...
    Дилан: Что случилось?
    Андромеда (улыбаясь): У меня для тебя сюрприз.

    Медотсек.
    Бека: Я прошу всего лишь пятнадцать минут. Помоги нам придумать, как отсюда выбраться. Даже если ничего не получится, у тебя будет достаточно времени, чтобы уйти в стасис.
    Тир: Каждая секунда здесь - неоправданный риск.
    Входит Дилан.
    Дилан: Стасис-камеры не помогут. (Бека, Преподобный и Тир явно не ожидали его. Тир настороженно наблюдает за ним) Мы направляемся прямо в сингулярность. Поле искусственной гравитации продержится всего несколько тысяч километров, а без него стасис-генераторы будут разорваны на куски, и вы вместе с ними. Если хотите выжить, у вас есть только один вариант. Вы работаете со мной, вы делаете все в точности, как я говорю, и если нам очень, очень повезет, мы сможем выбраться отсюда.
    Входит Трэнс. Она жива и, судя по всему, абсолютно здорова.
    Трэнс: На вашем месте я бы его послушала.
    Бека: Трэнс?
    Преподобный: Ты жива? Но как?
    Трэнс: Благодаря Дилану и его кораблю. Они спасли меня, когда все остальные решили, что я мертва. И теперь, если вы будете слушаться его, они смогут сделать то же самое для вас.
    Бека: Ну и какой же у тебя план?

    Несколько минут спустя. Дилан объяснил свой план.
    Тир: Нова-бомбы? (несколько секунд у Трэнс очень странное выражение лица) У тебя есть нова-бомбы?
    Дилан: "Андромеда" - корабль Звездной Гвардии с широким спектром вооружения.
    Трэнс (уже снова улыбается): Прости, мы никогда раньше не встречали никого, кто мог бы взорвать солнце.
    Андромеда (голограмма): Содружество систем никогда не использовало нова-бомбы в бою.
    Бека: Да, насколько вам известно.
    Дилан: Разве вы не знали, что спасали?
    Бека: Нет. Хотя я начинаю подозревать, что Герентекс знал.
    Преподобный: Очевидно, мы недооценили его.
    Тир: Сорок нова-бомб! Ты хоть представляешь, чего можно достичь с такой огневой мощью?
    Дилан: Ничего, кроме разрушения. Только для этого нова-бомбы и годятся.

    "Эврика". Герентекс наблюдает за "Андромедой" с безопасного расстояния. Его бандиты присматривают за Харпером.
    Герентекс: Сколько осталось?
    Харпер: Две минуты, максимум три.
    Герентекс издает противный смешок.

    "Андромеда". Бека, Трэнс, Преподобный и Тир заняли боевые посты. Бека и Трэнс в арсенале; Дилан, Тир и Преподобный на мостике.
    Бека: Есть.
    Трэнс: Арсенал готов.
    Дилан: Ждите моего приказа.
    Андромеда: Расстояние - три световых секунды.
    Тир: Пост управления стрельбой готов.
    Преподобный: Готов.
    Слышен низкий ревущий звук.
    Трэнс: Что это было?
    Бека: Прилив. Он начинает разрывать корабль.
    Тир: "Если ты слишком долго смотришь в бездну, бездна начинает смотреть на тебя."

    Герентекс смотрит с "Эврики".
    Герентекс: Сейчас в любую минуту...

    На "Андромеде".
    Андромеда (голограмма): Теперь или никогда.
    Дилан (в кресле пилота): Начать последовательность запуска нова-бомб. (на дисплее появляется изображение нова-бомбы с четырьмя красными огоньками рядом) Начинайте.
    Бека: Исполняющая обязанности старшего помощника Бека Валентайн. Запуск нова-бомб разрешен, ноль-ноль-удар-ноль-ноль.
    Первый красный огонек меняется на зеленый.
    Трэнс: Исполняющая обязанности офицера вооружения Трэнс Джемини. Запуск нова-бомб разрешен, э-э... ретро-девять-синий-удар-пять-девять-пять.
    Второй огонек меняется на зеленый.
    Тир: Офицер управления стрельбой Тир Анасази. Заряжаю боеголовки класса "нова" с первой по сороковую. Код выполнения девять-пять-верх-семь-синий-пять... Заряжено.
    Третий огонек меняется на зеленый.
    Преподобный: Ждем окончательного приказа.
    Дилан: Капитан Дилан Хант, командующий офицер. Запуск нова-бомб разрешен, десять-пауза-альфа-удар-удар-удар.
    Теперь все огни зеленые.
    Тир: Ракеты готовы.
    Дилан: Ракетные установки с первой по десятую... Огонь!
    Десять ракет отделяются от "Андромеды" и летят в черную дыру.
    Дилан: Второй залп, огонь! Третий залп, огонь! Четвертый залп, огонь!
    Тир: Все ракеты ушли.

    Кабина "Эврики".
    Герентекс: Что это?
    Харпер: Они запустили какие-то ракеты в черную дыру.
    Герентекс: Глупости! Ничто не может повлиять на сингулярность. Почти ничто... Сколько? Сколько??!
    Харпер: Не знаю, вроде сорок.
    Герентекс: Сорок?! Господи, они сошли с ума! (толкает Харпера в кресло пилота) Вытаскивай нас отсюда!
    Харпер: А в чем дело? Что такого?
    Герентекс: Делай, что я говорю!

    Мостик.
    Преподобный: Детонация через три, две, одну... Детонация!
    Черная дыра взрывается сине-белым светом.
    Преподобный: Fiat lux. (лат. "Да будет свет")

    Кабина "Эврики".
    Герентекс: Белая дыра! Они создали белую дыру!
    Харпер: Не знаю, что это, но звучит не очень.
    Герентекс: Это черная дыра наоборот! Большой взрыв в миниатюре! Господи, нам нужно добраться до слипстрима раньше, чем она дойдет до нас!
    Харпер: Спасибо, это я уже и так сообразил.

    Мостик. Белая дыра вот-вот подтолкнет "Андромеду".
    Дилан: Восстанавливаю поле искусственной гравитации. Держитесь. Сейчас будет больно.
    Бека: Хант, запускай двигатели! Нам нужно выбраться отсюда, пока она не обрушилась на себя.
    Дилан: Знаю, знаю.
    Андромеда (голограмма): Сила взрыва - более двух квинтиллионов тонн. Радиационная защита выведена из строя. Радиация достигнет летального уровня менее чем через три минуты.
    "Андромеда" поворачивает в сторону от белой дыры, которая начинает расширяться.
    Кабина "Эврики".
    Харпер: Поверить не могу. Они еще целы.
    Герентекс: Забудь про них! Вытащи нас отсюда!
    Харпер: Да, сэр, мистер Бесстрашный Лидер, сэр.
    Он выдергивает один из кабелей из экрана. Герентекс, завороженно уставившийся на белую дыру, ничего не замечает.
    Харпер: Переход в слипстрим через три секунды... Три!
    "Эврика" улетает в слипстрим.

    Мостик. "Андромеда" "оседлала" взрыв.
    Андромеда (голограмма): Белая дыра становится нестабильной. Возвращаются нормальные гравитационные поля.
    Бека: Ну же, сейчас нас разорвет!
    Дилан: Еще несколько секунд...
    Андромеда: Двигатели работают на 115% мощности.
    Дилан: Мы почти дошли до зоны слипстрима.
    Андромеда: Они будут перегружены.
    Дилан: Слипстрим... Сейчас!
    "Андромеда" переходит в слипстрим. Дилан ведет ее.
    Андромеда: Выхожу из слипстрима.
    "Андромеда" выходит в другой системе. Она невредима. Все вздыхают с облегчением.
    Трэнс: Мы вырвались, у нас получилось!
    Бека: Вот ведь черт...
    Дилан: Все позади.
    Преподобный (смотрит вверх, обращаясь к Всевышнему): Я у тебя в долгу.

    Мостик. Дилан благодарит команду "Эврики".
    Дилан (пожимая руку Преподобному): Спасибо. Без вас я бы не смог ничего сделать.
    Тир: Осторожно, он может откусить тебе руку.
    Преподобный: Ты слишком добр. (рычит на Тира)
    Трэнс (улыбаясь): По-моему, ты только что попал в меню.
    Бека выходит. Она сильно разозлена.
    Бека: Крысомордый ублюдок! Он забрал мой корабль! Мы шли по курсу "Эврики", но ее нет в этой системе, и посмотрите на это.
    Она нажимает что-то на консоли. Изображение на экране меняется.
    Андромеда (голограмма): Частицы-пионы.
    Бека: Большое скопление прямо на краю зоны перехода.
    Преподобный: Работа молодого мастера Харпера.
    Бека: След из хлебных крошек для нас... (Дилану) если хочешь по нему пойти.
    Дилан (усмехается): Постой. Правильно ли я понял: вы проникли на мой корабль, попытались его украсть, а теперь, после того, как я вас всех спас, вы еще просите меня найти ваш корабль?
    Трэнс: Она всегда такая. Не принимай это на свой счет.
    Бека: Поверь, ты последний человек, к которому я обратилась бы за помощью. Но у меня нет выбора.
    Дилан: Я согласен. Но при одном условии.
    Бека: Назови его.
    Дилан: Не сейчас. Когда мы закончим.
    Бека: Ты хочешь, чтобы я сделала что-то для тебя, но не говоришь, что это?
    Дилан: Тебе нужен твой корабль или нет?
    Бека (вздыхая): Ладно, договорились.
    Дилан: Отлично. Пойдем на охоту.
    "Андромеда" опять уходит в слипстрим.

    Герентекс и Харпер на "Эврике".
    Харпер: ...Плюс тысяча тронов за время пилотирования в слипстриме и дополнительные двадцать процентов за опасные условия труда. Итого 84,000 тронов.
    Герентекс: Закончил?
    Харпер: Ну да. Базовая ставка, умноженная на тридцать дней, плюс расходы и сверхурочные.
    Герентекс: Тогда я тебе расскажу свои расходы. Миллион тронов за местонахождение корабля. Пятнадцать миллионов тронов за покупку специального спасательного оборудования. Пятьсот тысяч тронов за топливо и материалы. Еще миллион тронов на поиски, взятки и подарки, чтобы выйти на подходящего покупателя. Ах да, и семьсот тысяч за Тира и его невероятно полезную команду. Что выходит в итоге?
    Харпер: Плюс мои восемьдесят четыре штуки? Много.
    Герентекс: Восемнадцать миллионов двести тысяч тронов... Коту под хвост!
    Харпер: Плюс мои восемьдесят четыре штуки.
    Герентекс: Если ты еще хоть раз ко мне сунешься со своим счетом, я заставлю тебя написать его на стене собственной кровью!!
    Слышен звук стыковки.
    Герентекс: Что это было?
    Харпер: Не знаю. Что-то блокирует наши сенсоры. (все экраны компьютеров искажены)
    Герентекс: Охрана!
    Вбегают его бандиты вбегают.
    Шлюз открывается, входят Дилан, Бека, Преподобный и Тир.
    Дилан: Не возражаете, если мы заглянем?
    Бека: Герентекс, вот ты где. (Герентекс робко смеется) Мы привели тебе капитана Ханта, как ты и просил. Извини, что задержались, но кто-то попытался послать нас в черную дыру.
    Герентекс: Сколько бы он вам не платил, я заплачу вдвое больше.
    Тир: И убьешь нас до того, как мы доберемся до банка? Спасибо, нет.
    Преподобный: Сказано: "На каждой действие есть равное и противоположно направленное противодействие".
    Герентекс (своим бандитам): Не стойте столбами... Взять их! (те выглядят испуганными)
    Дилан: Знаете, вам ведь не обязательно делать это.
    Тир: Думаю, обязательно.

    Бандиты начинают драться, но их быстро побеждают. Даже Харпер бьет одного головой. Схватка заканчивается, когда Преподобный плюется ядом в глаза человека.
    Преподобный (вытирая рот): Паралитический яд. Он будет в порядке через несколько часов.
    Дилан: Герентекс, если не ошибаюсь? Ну что же, мистер Герентекс, честно говоря, вы мне не очень нужны. Месть не в моем стиле. Но я хочу, чтобы вы сошли с этого корабля и никогда больше не попадались мне на глаза. Никогда. Я понятно объясняю?
    Герентекс (все время изображает улыбку): Понятно. Спасибо за вашу заботу.
    Он кланяется Дилану... достает бластер и пытается выстрелить, но оружие не срабатывает.
    Харпер: Не это ищешь? (показывает Герентексу деталь от его бластера. Герентекс рычит от злости)
    Дилан: Благодарю. (нокаутирует Герентекса копьем) Какая неприятная личность.
    Тир (тянется к своему бластеру): Это поправимо.
    Дилан (останавливает его): Нет. Оставь его.
    Тир: Ты сошел с ума? Зачем оставлять позади живого врага?
    Дилан: Это моя операция, и мы делаем по-моему. Есть кто-нибудь, кому можно передать его для судебного разбирательства?
    Бека: Маловероятно.
    Дилан: Тогда посадим его в спасательную капсулу, и пусть летит, куда хочет. Повредим двигатели, чтобы у него это заняло несколько месяцев. Пусть подумает о своих ошибках.
    Харпер: Единственное, о чем он будет думать - как кинуть следующих людей, с которыми будет работать.
    Дилан: Может быть. Но я не стану хладнокровно убивать человека. Капитан Валентайн... ваш корабль.
    Бека (улыбается): Спасибо. (по связи) Трэнс, тащи свою задницу сюда, мы улетаем.
    Харпер: Трэнс?
    Входит Трэнс.
    Трэнс: Я так и думала, что ты это скажешь.
    Харпер (обнимает ее): Трэнс, ты жива! Ты жива.
    Трэнс (смеется): Да, мне уже говорили.
    Дилан: Э-э... Пока вы не ушли - не забудьте про мое условие. Мне нужно всего десять минут вашего времени. Приходите на смотровую палубу "Андромеды" через час (собирается уходить, но останавливается рядом с Харпером) Да, а ты... зайди по пути в медотсек.

    Харпер в медотсеке. Вокруг него мерцает светящееся желтое "поле", потом рассеивается. Сыпь на его шее выглядит намного меньше.
    Андромеда (голограмма): Все. Паразит будет стерилизован. (Харпер изучает маленькую зеленую баночку лекарства, которую ему дала Андромеда) Мажься этим три раза в день в течение недели, чтобы полностью выздороветь.
    Харпер: Просто для интереса, а что случилось бы, если бы ты меня не вылечила? Остался бы шрам?
    Андромеда: Нет. Болезнь уничтожила бы каждый дюйм твоей кожи, а потом перешла на мышцы, органы, глаза и мозг. Ты бы прожил около пяти недель, а после этого остались бы одни голые кости.
    Харпер: Три раза в день в течение недели?
    Андромеда: Только не забывай.
    Харпер: Ясно. (пауза) Можно тебя спросить?
    Андромеда: Пожалуйста.
    Харпер: Когда Трэнс подстрелили... как ты ее вылечила?
    Андромеда: Сама не знаю. У нее не было никаких признаков жизни. Я принесла ее сюда и наблюдала за ней, а потом... она просто поправилась.
    Харпер: Это наша Трэнс.
    Андромеда: Она проделывала такое и раньше?
    Харпер: Возвращение из мертвых? Нет, это в первый раз, но... скажем так, это вполне в ее духе.
    Андромеда: Тебе пора идти на смотровую палубу.
    Харпер: Встретимся там.
    Голограмма исчезает.

    Дилан входит на смотровую палубу. Бека, Трэнс, Харпер и Преподобный ждут его здесь. Тир сидит рядом и изо всех сил притворяется, что ему совершенно неинтересно и что он попал сюда по ошибке.
    Бека: Десять минут.
    Дилан: Постараюсь побыстрее. (появляется голограмма Андромеды) Мое время прошло. Я просмотрел ваши исторические записи. Теперь жизнь стала намного сложнее. Цивилизация в руинах, сильные живут за счет слабых, нет никакой справедливости, нет единства, нет закона. Я намереваюсь изменить все это. Содружество было не просто объединением систем. Оно было мечтой, а мечты не умирают. И пока я жив и командую "Андромедой", не умрет и Содружество.
    Бека (не веря своим ушам): Ты хочешь восстановить Содружество?
    Дилан: Думаю, я должен попытаться. Но мне нужна помощь. Мне нужна команда.
    Харпер: Мы?
    Дилан: Почему бы и нет? Вы умны, способны и заслуживаете лучшую жизнь, чем ту, которую ведете сейчас.
    Бека: А что, собственно, не так с нашей жизнью?
    Дилан: Вы живете одним днем, сражаясь только за собственное выживание, вечно в поисках удачи, быстрой наживы - так как вы думаете?
    Трэнс: Если мы согласимся присоединиться к тебе, чем это будет лучше?
    Дилан: Это шанс сделать нечто важное, нечто значительное. Более того. Это приключение... быть может, величайшее приключение из всех. И если у нас получится, вы войдете в историю. Вы станете героями.
    Бека: А если не получится, мы будем мертвы.
    Преподобный: Все мы умираем, когда приходит наше время.
    Бека: Ты согласен с ним?
    Преподобный: Если Всевышний открывает путь, кто мы такие, чтобы противиться?
    Трэнс: Мы с тобой, Бека. Как скажешь, так и будет, но... По-моему, это может оказаться интересным.
    Бека смотрит на Харпера.
    Харпер: Не обижайся, Бека, но ты видела, какие здесь каюты? Личный душ и кофе по утрам.
    Дилан: Что скажете? Если будет совсем плохо, вы всегда сможете уйти.
    Бека: Знаешь, многим твой план может оказаться очень не по душе.
    Дилан: Делать что-то стоящее никогда не бывает легко.

    Харпер, Трэнс и Преподобный смотрят на Беку, ожидая ее решения, и она его принимает.
    Бека: Черт с ним. Это лучше, чем собирать металлолом. Похоже, ты нашел себе команду.
    Дилан (Тиру): А ты?
    Тир: Что я?
    Дилан: Если мы будем восстанавливать Содружество, то оно будет для всех, включая ницшеанцев.
    Тир: Очень мило, сэр, но мне-то что с того?
    Дилан: Разве Ницше не сказал однажды: "Секрет получения величайшего наслаждения от жизни в том, чтобы жить рискуя"?
    Тир (с некоторым уважением в голосе): Ты читаешь правильные книги.
    Дилан: Я человек многих талантов.
    Тир: И высоких идеалов, что хуже. (пауза) Однако... Я работал на многих дураков в последние несколько лет. (встает) Возможно, настало время для чего-то нового.
    Дилан: В таком случае добро пожаловать на борт. Всем вам.
    Он собирается пожать руку Беке, но она останавливает его.
    Бека: Мы не отдаем тебе честь и не зовем тебя капитаном.
    Дилан: "Дилан". "Дилан" вполне подойдет.
    Они пожимают руки.

    ПРИМЕЧАНИЯ:
    1. Тир (Тюр) - в древнегерманской и скандинавской мифологии одно из верховных божеств, бог войны и правосудия, сын Одина. Изображался одноруким, поскольку правую руку Тюра откусил волк Фенрир, когда боги-асы налагали на него оковы. В последней битве богов Тир убьет волка Гарма и погибнет сам.

    2. Анасази - исчезнувший народ. Большая группа родственных индейских племен, населявшая юго-запад нынешних Соединенных Штатов Америки примерно до XIV века н. э. В языке современных индейцев навахо слово "анасази" значит "предки, старцы", а также - "давние враги". Анасази были земледельцами и умелыми охотниками. Они одомашнили диких индюков и разводили их на мясо. Гончары делали замечательную глиняную посуду. Об этом народе известно, что они были предками индейцев навахо и хопи и построили знаменитые башни "пуэбло" в Меса Верде. Анасази загадали ученым много загадок, которые пока не удалось разгадать.

    3. Сюрикен - один из наиболее известных видов японского метательного оружия. Название переводится как "лезвие, скрытое в руке". Металлическая пластина состоит из основания, нередко со стабилизирующим отверстием, и лепестков разнообразной формы. Обычно не более 7-10 см в диаметре. Сюрикены не предназначены для нанесения смертельных ран. Это оружие используется для отвлечения внимания противника, чтобы подобраться ближе и нанести удар, скажем, мечом.

    4. В серии дважды приводятся цитаты из Ницше:
    - "Кто слишком долго сражается с чудовищами, становится чудовищем сам... и если ты слишком долго смотришь в бездну, бездна посмотрит в тебя." - Фридрих Ницше "По ту сторону добра и зла" (раздел "Афоризмы и интермедии")
    и
    - "Поверьте мне! Секрет получения величайших плодов и величайшего наслаждения от жизни в том, чтобы жить рискуя! Стройте свои города на склонах Везувия! Посылайте свои корабли в неизведанные моря! Живите, воюя с равными вам и самими собой! Будьте разбойниками и завоевателями, покуда вы не можете быть повелителями и владетелями, вы, ищущие познания!" - Фридрих Ницше "Веселая Наука" (книга IV, 283)

    Большое спасибо UAV'у за любезно предоставленный перевод!
    И Лане - за телецапы

    0

    3

    103. Опаленные огнем судьбы [To Loose The Fateful Lightning]
    Дилан и компания решают заглянуть на принадлежавшую когда-то Звездной Гвардии станцию техобслуживания и ремонта, в надежде прибарахлиться вооружением или запчастями. Но на станции они обнаруживают несколько десятков детей и подростков, умирающих к двадцати годам из-за утечки радиации, не умеющих читать и неизвестно чем питающихся. Но зато они верны идеалам Звездной Гвардии - в собственном понимании. Здесь же впервые появляется Ромми - андроидное воплощение "Андромеды", созданное Харпером.

    104. Первая кровь [D Minus Zero]
    "Андромеда" встречает неумолимого и таинственного врага и вынуждена прятаться в короне газового гиганта. У экипажа 48 часов, чтобы найти выход прежде, чем радиация их убьет. При этом Дилан пытается приспособиться к новому экипажу, а экипаж - к новому капитану.

    0

    4

    105. Двойная спираль [Double Helix]
    "Идеи Макиавелли, в основном, хороши для ницшеанского народа.
    К сожалению, он был оптимистом"

    Церебус Кхмер
    "Афоризмы", 8969 год Содружества"

    "Андромеда" дрейфует рядом с желтым солнцем, купаясь в светящейся плазме.

    Гидропонный сад. Тир подтягивается одной рукой, громко пыхтя (скорее даже рыча). Он раздет до пояса, и его мускулатура впечатляет.

    Коридор. Ромми идет куда-то, но останавливается у одного из мониторов на стене, работающего как зеркало. Она рассматривает свои полные губы.
    Харпер (съезжая по лестнице): Всегда пожалуйста.
    Ромми: За что?
    Харпер: За губы. Я потратил немало времени, чтобы придать им нужную форму и фактуру.
    Ромми: Хм. Весьма предусмотрительно.
    Харпер: А что, они тебе не нравятся?!
    Ромми: Нет, нравятся! Нравятся. Они очень... похожи на губы.
    Харпер: Тогда почему такое выражение лица? Которое, если помнишь, я ввел в твои лицевые векторы для показа неудовольствия.
    Ромми: Я не могу не заметить, что ты придал моей человеческой форме определенные... черты, которые, строго говоря, не требуются для моего нормального функционирования.
    Харпер: Э-э...
    Ромми: Интересно, Харпер, когда ты создавал это тело - для кого ты его делал?
    Харпер: Ну, гм-м... Конечно же, для тебя, Ромми, исключительно... (замечает ее скептический взгляд) Да, это выражение лица я тоже знаю. Оно означает "Харпер, не пудри мозги". Ну, технически... Для нас обоих.
    Ромми: Даже так?
    Харпер: Ладно, Ромми, ты все неправильно поняла. Я имею в виду, для тебя, потому что я хотел, чтобы ты могла ощутить все, что доступно женщине-человеку - ты этого заслуживаешь. А для меня... Будучи инженером, гордящимся своим перфекционизмом, я хотел, чтобы все вышло просто идеально.
    Ромми: А когда ты делал определенные части меня - ты был в перчатках?
    К счастью для Харпера, в этот момент звучит сигнал тревоги.

    Андромеда (голос): Команде прибыть на мостик.

    Мостик. Бека, Харпер и Ромми уже здесь. Дилан и Преподобный входят.
    Дилан: Состояние, Ромми?
    Ромми: Я засекла признаки боя. Множество векторов, в основном, в поясе астероидов.
    Дилан (Харперу): Завершить заправку. (Харпер идет на свой пост) Я думал, эта система необитаема.
    Преподобный: Видимо, не так уж необитаема, как мы считали.
    Слышна танская речь.
    Бека: Они говорят по-тански.
    Дилан: Перевод, пожалуйста.
    Преподобный: Какой-то конфликт между тан-тре-кулл и... ницшеанцами.
    Тир (появляется на одном из экранов): Ницшеанцами?
    Дилан: Странно. На карте нет никаких ницшеанских поселений. У нас есть визуальный контакт?
    На экране появляются пять танских и три ницшеанских корабля. Ницшеанцы стреляют в танов.
    Бека (азартно, танскому кораблю на экране): Дави на газ! Уходи вправо, он у тебя на хвосте!

    Космос. Две ракеты попадают в небольшой трехкрылый танский корабль, уничтожая его.
    Мостик. Бека разочарована.
    Преподобный: Да будет дарована им вечная жизнь, и да осветит их негасимый свет.
    Ромми: Я получаю сигнал бедствия от поврежденного корабля танов.
    Дилан: Открыть связь.
    На другом экране появляется тан и говорит что-то по-тански.
    Преподобный: Она потеряла всю мощность. В нее прицеливаются ницшеанские истребители.
    Дилан: Мы можем ее спасти. Харпер, подготовь седьмой ангар. Бека, проложи курс на перехват. Тир, на мостик.
    Тир: Ты даже не знаешь, из-за чего происходит этот конфликт.
    Дилан: Выясним это позже. Сейчас тану нужна наша помощь. (Преподобному) Скажи пилоту, что мы поместим ее корабль в наш ангар через десять минут.
    Тир (раздраженно): Капитан Хант, ваш слепой идеализм погубит нас всех.
    Дилан: До сих пор идеализм еще не подводил меня, Тир. Наверное, я все-таки что-то делаю правильно.
    Тир: Будем надеяться, ты сможешь погладить себя по голове завтра.
    Тир исчезает с экрана. "Андромеда" идет на перехват поврежденного корабля.

    Мостик.
    Дилан: Харпер, открывай ангар. Готовься к захвату.
    Харпер: Открыть ворота ангара посредине боя? Весело.
    Бека: Дилан, хоть мне и не хочется звучать как Тир, но разве спасение одного тана стоит того, чтобы рисковать всем кораблем?
    Дилан: Это не просто спасательная операция. Если мы сумеем заключить перемирие между танами и ницшеанцами, то поместим Содружество обратно на карту.
    Входит Тир.
    Дилан: Решил присоединиться к нам?
    Тир: Если ты настаиваешь на том, чтобы рисковать нашими жизнями, я должен позаботиться о нашем выживании.
    Дилан: Конечно. Передача на всех частотах. Говорит корабль "Восходящая Андромеда". Всем сражающимся: немедленно прекратите боевые действия.
    Преподобный: Таны соглашаются на прекращение огня.
    Дилан: А ницшеанцы?
    Преподобный: Нет ответа.
    Другой танский корабль пролетает мимо астероида, на котором видны поселения. С астероида вылетает светящийся выстрел и попадает в корабль, взрывая его.
    Мостик.
    Тир: Я бы назвал это определенным "нет"!
    Бека: Да уж. Впечатляет.
    Дилан: Откуда был сделан выстрел?
    Преподобный: Из плазменной пушки на одном из астероидов. Похоже, у ницшеанцев там колония.
    На экране появляется схема астероида, и увеличивается, показывая пушку.
    Тир: Цель захвачена.
    Дилан: Не стреляй. Корабль танов все еще нуждается в помощи. Сначала спасем его, потом будет волноваться о пушке.
    Бека: Дилан, это стационарное оружие. Если они выстрелят в нас, будет больно.
    Дилан: Могу поспорить, что на перезарядку им потребуется время. Харпер, продолжай со спасением.
    Харпер (набирает что-то): Открываю ворота ангара. И отключаю задние защитные лазеры. (саркастически) Смотрите, мы теперь мишень!
    Дилан: Они перезаряжают... Они стреляют!

    Космос. "Андромеда" буксирует танский корабль внутрь. Выстрел из плазменной пушки едва не задевает его.
    Мостик.
    Харпер: Поймали. Закрываю ворота... (нервно) Ну же, ну же!
    Тир: Они снова стреляют!
    В этот раз выстрел попадает в саму "Андромеду". Через весь корабль проходит голубой разряд.
    Мостик. "Андромеду" трясет, консоли взрываются.
    Дилан: Тир, ответный огонь, поплотнее!
    Тир стреляет. На экране - выходящая из пусковой установки ракета. Несколько ракет стартуют с "Андромеды" и попадают в постройки на астероиде.
    Бека: Они не стреляют.
    Дилан: Может, нам удалось привлечь их внимание. Повреждения?
    Ромми (выглядит так, как будто ей очень тяжело): Третий и пятый двигатели выведены из строя. Максимальная скорость снижена до 39% световой. Еще нескольких попаданий мне не пережить. (Пауза. Более спокойным голосом) С нами связались.
    Дилан: Бека, возьми Трэнс и проверьте, как там наша новая подружка. Андромеда, Преподобный, Харпер...
    Харпер: ...устранить повреждения.
    Дилан: Молодец.
    Все, кроме Дилана и Тира, уходят.
    Дилан: На экран.

    На экране появляется ницшеанец.
    Ницшеанец: Я Гудериан, альфа клана Орка. Назовите себя.
    Дилан: Говорит Дилан Хант, капитан корабля "Восходящая Андромеда".
    Гудериан: Вы - союзники жуков?
    Дилан: Нет. Я представляю Содружество систем.
    Гудериан (смеется): Содружество? А почему не Конфедеративные Штаты Америки или Потерянных Рыцарей Тевтонии-6?
    Дилан: Мы здесь, чтобы помочь.
    Гудериан: Да ну? Помочь нам? Ваша помощь странно проявляется.
    Дилан: Мы стреляли только из самообороны. Но мы хотим выступить посредниками и помочь вам заключить мирное соглашение с танами.
    Гудериан: Таны нападают на нас уже более пятидесяти лет. Не думаю, что вы сможете их остановить.
    Дилан: И все же я попытаюсь. Наша цель - восстановить мир, закон и порядок. Вам все это не повредило бы.
    Гудериан: Возможно, вы и правы. Если это поможет спасти моих детей от танов, то я согласен на переговоры. Но сначала давайте разрядим обстановку. Если вы перенаправите свое оружие на...
    Тир (подходит к Дилану и тихо говорит ему): Как только ты потеряешь бдительность, он выстрелит.
    Гудериан (улыбается): Вижу, у вас на борту ницшеанец.
    Дилан: Да, он живое подтверждение тому, что в восстановленном Содружестве люди и ницшеанцы смогут мирно сосуществовать.
    Дилан кладет руку Тиру на плечо, но Тир отходит в сторону.
    Гудериан: Очень хорошо. Если ему так больше нравится, оставим оружие нацеленным. Главное - приходите к нам, капитан, и возьмите с собой ницшеанца. Переговоры очень важны.
    Дилан: Скоро увидимся. Конец связи.
    Гудериан исчезает с экрана.
    Дилан: Ты, конечно, считаешь, что это было слишком легко?
    Тир: Слишком. Тебе не следует с ним встречаться.
    Дилан: Почему?
    Тир: Во время восстания ницшеанцы часто использовали пленных офицеров Звездной Гвардии как живой щит против их собственных кораблей.
    Дилан: Думаешь, Гудериан намеревается это сделать?
    Тир: Я уверен в этом.
    Дилан: Ясно. Теперь понятно, зачем ему нужен я. А зачем ему ты?
    Тир: Чтобы убить меня... Я знаю, как он думает.
    Дилан: И что ты предлагаешь?

    Оружейный склад. Тир выбирает для себя оружие.
    Тир: Мне понадобится бронированный транспорт - такой, чтобы мог выдержать несколько попаданий.
    Дилан: Десантная капсула копейщиков должна подойти. Я скажу Андромеде, чтобы она подготовила одну из них к вылету. (наблюдая за Тиром) Если тебе нужно все это, может, вообще не стоит к ним ходить? Поговорить можно и отсюда.
    Тир: Разговорами здесь ничего не добьешься. Единственная причина, по которой мы все еще живы - это прекращение огня. И выжить мы сможем только, если я смогу выяснить их планы раньше, чем они нас уничтожат.
    Дилан: Что, если есть шанс - хотя бы один из тысячи - что Гудериан действительно хочет обсудить перемирие?
    Тир: Тогда я вернусь за тобой. (пауза) Если я не вернулся через день, запускай в них все, что у тебя есть, и быстро уходи.
    Тир уходит.

    С "Андромеды" взлетает десантная капсула. Она пролетает через большой шлюз на астероиде и садится в ангаре - большой пещере, заваленной разными ящиками и контейнерами. Гудериан подходит к капсуле и, как только она открывается, выхватывает бластер. Около десятка ницшеанцев выскакивают из-за ящиков. Они обстреливают капсулу, но обнаруживают, что она пуста.
    Ницшеанец: Она пустая.
    Ницшеанец: Куда он делся?
    Ницшеанец: Это отвлекающий маневр!
    К Гудериану подбегает еще один ницшеанец (Дмитрий).
    Дмитрий: Приземлилось еще пять капсул.
    Гудериан: Разве не мы самые умные? (кричит) Перекрыть все входы!
    Ницшеанец: Синий отряд, за мной! Красный, сюда!
    Ницшеанцы бегают вокруг. Гудериан уходит. Дождавшись, когда ангар опустеет, Тир спускается откуда-то сверху на веревке. Он осматривается, держа наготове гауссовку.

    Медотсек"Андромеды". Тан лежит на кушетке. Трэнс проводит над ней сканером, затем начинает что-то делать с ее рукой. Рядом стоит Бека. Входит Харпер.
    Харпер: Как жучиха?
    Трэнс возмущенно открывает рот, но Бека отвечает первой.
    Бека: Тан! Будь повежливей к нашей гостье!
    Трэнс: К концу недели снова будет щелкать и трещать. А что?
    Харпер (машет рукой): Я нашел параметры миссии (достает маленький блестящий квадратный чип) в бортовом компьютере жучихи... (замечает выразительный взгляд Беки) ладно, тана. (отдает чип Беке) Я хотел получить подтверждение прежде, чем говорить об этом Дилану.
    Бека: Нет. У нас нет времени. Придется принять информацию на веру.
    Бека и Харпер уходят. Трэнс продолжает лечить тана.

    Дилан, Бека, Харпер и Преподобный идут по коридору.
    Бека: Согласно записям танского бортового компьютера ницшеанцы, с которыми мы связались - пираты. Этот клан нападает на маршруты снабжения танов уже более пятидесяти лет.
    Дилан: Разве империя танов не обладает одним из крупнейших флотов в Известных мирах? Почему они их до сих пор не поймали?
    Харпер: Может, они... не знаю, изменяют орбиту своего астероида или типа того?
    Дилан: Импульсом плазменной пушки - могут.
    Бека: Это объясняет, почему их нет на картах.
    Дилан: Не было до сих пор. Одному из танских разведчиков удалось спастись после того, как ницшеанцы выстрелили.
    Они входят на мостик.
    Бека: Значит, сюда направляется жаждущий крови флот танов.
    Дилан: Раньше мы бы арестовали пиратов... Раньше...
    Бека: М-да. Ведя переговоры с ницшеанцами, мы оказываемся отнюдь не на стороне ангелов.
    Дилан: Значит, мы сделаем из них ангелов. Многие века ницшеанцы были мирными членами Содружества. И они могут снова в него войти, если мы создадим для этого подходящие условия.
    Харпер: Ау? Они же пираты! Наши враги!
    Преподобный: Разве я не уничтожаю своего врага, превращая его в друга?
    Дилан (Преподобному): Спасибо.
    Харпер: Ладно, ладно, доверяем капитану. Я с тобой.
    Бека: К счастью, мы отправили к ницшеанцам нашего знаменитого посла дружбы - Тира.

    Пещеры на астероиде. Вооруженные ницшеанцы (среди них Дмитрий) ищут Тира. Ими руководит Гудериан.
    Ницшеанец: Чисто.
    Ницшеанец: Чисто.
    Внезапно Тир выскакивает из укрытия, хватает Дмитрия и приставляет ему к горлу нож. Гудериан и все остальные немедленно прицеливаются в них.
    Тир: Начнем переговоры?
    Гудериан: Неплохо. Отпусти его. (на шум выходят несколько ницшеанцев, в том числе молодая ницшеанка - Фрейя) Мы отдадим тебе часть добычи... Или рассмотрим альтернативные решения. (опускает оружие)
    Тир: У меня есть предложение. Вы отводите свою пушку от нашего корабля, а я возвращаю этого потенциального мужа и отца.
    Гудериан: Дмитрий скорее умрет, чем даст мне сказать это, но, к несчастью для тебя, твой заложник стерилен и бесполезен. Отпусти его. Возможно, мы сохраним тебе жизнь.
    Тир: Бесполезен? Это правда? Тогда почему она (показывает глазами на Фрейю) так заинтересована? Давай, застрели нас!
    Гудериан: Если настаиваешь.
    Он вновь поднимает оружие, но Фрейя останавливает его.
    Фрейя: Нет.
    Гудериан: Фрейя, мы найдем тебе кого-нибудь получше моего брата.
    Фрейя: Мне не нужен Дмитрий. Мне нужен он.
    Показывает ножом на Тира.
    Дмитрий: Фрейя, он набросился на меня сзади...
    Фрейя: Вот именно. Он перехитрил тебя. Что говорит о том, что он лучше подходит для размножения.
    Дмитрий: Но, Фрейя, я не бесплоден... Я могу стать отцом твоих детей...
    Тир: Не сможешь, если умрешь! Помолчи. Мне нужно обдумать предложение.
    Олма: Решать здесь буду я!

    Олма, пожилая ницшеанка и матриарх клана Орка, выходит из пещер. Она бесстрашно подходит к Тиру, оценивающе разглядывая его.
    Олма: М-м... Рослый, сильные плечи... И икры ничего... Весьма впечатляет. Ты мог бы стать отличным приобретением для нашего клана.
    Гудериан: Мускулы - еще не все.
    Олма: Конечно. Так отпусти же Дмитрия и расскажи мне свою родословную.
    Тир не отвечает.
    Олма: В чем дело? Плохие гены? (властным тоном) Отпусти его и поговори со мной.
    Тир: Поговорить? Может быть. Отпустить его? Я так не думаю.
    Олма: Многообещающе. Но мне нужно знать, из какого ты клана.
    Тир: Я - Кодиак.
    В толпе слышны смешки и пренебрежительные "Кодиак?". Дмитрий тоже усмехается.
    Дмитрий: Кодиак? Этот клан был уничтожен двадцать лет назад!
    Тир прижимает нож к горлу Дмитрия, и тот замолкает.
    Тир: Да, уничтожен... Предан нашими союзниками (Гудериан выглядит смущенно, насколько это возможно для ницшеанца) - включая, если мне не изменяет память, клан Орка! Клана Кодиак больше нет, но я еще жив. (повышает голос) Я - Тир Анасази, сын Виктории и Барбароссы!
    Фрейя: Барбароссы, сына Ганнибала, или Барбароссы, сына Темучина?
    Тир: Темучина.
    Олма: У него хорошая родословная. Я одобряю выбор. Если Фрейя хочет его, у меня нет возражений.
    Тир: Если я соглашусь.
    Олма: Способная к размножению женщина, авторитетный клан... Лучше соглашайся, пока она не передумала.
    Фрейя: И, кроме того... Нам бы не помешали новые ДНК.
    Олма: Разумеется, все зависит от результатов последнего, главного теста - образца генов.
    Тир перехватывает Дмитрия под горло другой рукой и проводит ножом по своей ладони. Он отталкивает Дмитрия, размазывая кровь по его щеке. Униженный Дмитрий яростно шепчет что-то.
    Тир: Вытрись.

    Пещеры Орка. Тир и Фрейя прогуливаются. Одни ницшеанцы бьют в барабаны, другие тренируются в борьбе. Гудериан окружен детьми; он показывает им что-то, потом обнимает одного мальчика. За спиной у него стоят два вооруженных охранника.
    Тир: Похоже, Гудериан популярен.
    Фрейя: Он самый успешный альфа в истории нашего клана. Отличный отец и семьянин. У него двадцать два ребенка и дюжина жен.
    Тир: Ты говоришь так, как будто восхищаешься им. Почему ты не выбрала его?
    Фрейя: Чтобы стать тринадцатой женой Гудериана? Я решила, что достойна лучшего.

    Пещера Фрейи. Тир и Фрейя смотрят на голографическую схему - родословную Фрейи. На заднем плане - роскошная кровать.
    Фрейя: Мой прапрадед, Боливар, тоже был альфой. И начиная с его деда, все по мужской линии до Саладина.
    Тир: Саладина? Саладин Кри?
    Фрейя: Основатель моей линии. Олма говорит, что мои потомки просто не могут не быть альфами. А твой клан, Кодиак?
    Тир: Я тоже могу гордиться своей родословной. Кодиакам были доверены останки прародителя.
    Фрейя: Ты видел тело Драго Мусевени?
    Тир: Только ребенком. Его мумифицированные останки хранились в нашей крепости. Ницшеанцы из всех Известных миров совершали паломничество, чтобы увидеть их. Мы жили в вечном мире, и наши союзники гарантировали нам безопасность. Пока клан Драго-Казов не заявил, что они - законные хранители останков прародителя. Мы сражались яростно, глупо надеясь, что наши союзники нас защитят. Но в день битвы все кланы покинули нас. Те Кодиаки, кого не убили, были вытеснены... Изгнаны. Я видел, как мою мать... (замолкает на мгновение, сдерживая эмоции) она была слишком медлительной. Я стал наемником и прекратил искать себе дом.
    Вхродит Олма.
    Олма: В таком случае у меня хорошие новости. Тест завершен. Его гены превосходны. Добро пожаловать в клан Орка.
    Фрейя: Теперь у тебя есть дом.

    "Андромеда" висит на небольшом расстоянии от астероида Орка.
    Каюта Дилана. Дилан разглядывает флекси с портретом Гахериса Рейда. Дверь открывается, и входит Преподобный.
    Преподобный: Ты звал?
    Дилан: Люди в твоей вере - они принимают исповеди?
    Преподобный (проходит в комнату): Если хотят. А что?
    Дилан: Я должен исповедаться. Я здесь, чтобы заключить мир с ницшеанцами... Но в душе я хочу убить каждого из них, из-за него (бросает флекси) - Гахериса Рейда.
    Преподобный: Старший помощник на твоем корабле.
    Дилан: Более того. Мой друг. Он должен был стать шафером на моей свадьбе. А он предал меня. И из-за того, что я ему доверял, я не смог остановить ницшеанское вторжение. Содружество было уничтожено. Я потерял команду, семью, друзей... невесту. Я потерял время и эпоху, к которой принадлежал, Бем. Черт побери, я потерял саму цивилизацию.
    Преподобный: И теперь ты не знаешь, стоит ли протягивать ницшеанцам руку?
    Дилан: Они генетически изменены, чтобы быть параноидальными, эгоистичными и вероломными. Прав ли я, что предубежден против них?
    Преподобный: Я магог. Мои гены побуждают меня убивать всех без разбора, пожирать моих жертв и откладывать яйца в парализованных разумных существ. Если бы ты действительно был предубежден, ты бы застрелил меня, едва увидев.
    Дилан: Это другое. Ты последователь Пути. Ты самое мирное существо из всех, кого я знаю.
    Преподобный: А-а... Значит, в каждой расе, какой бы ужасной она не была, есть место для улучшения. (Преподобный кладет руку на плечо Дилану) Тебе не обязательно забывать. Тебе даже не обязательно прощать. Но ты должен искать добро в тех, кого встречаешь. Иначе твое восстановленное Содружество будет основано на недоверии и распадется, едва образовавшись.
    Он кланяется и уходит.

    Коридоры "Андромеды". Тир и Харпер входят из грузового отсека. Тир снимает свою экипировку, оружие и отдает Харперу.
    Харпер: Почему они тебя не убили? В смысле, я, конечно, рад тебя видеть...
    Тир: Я добился, чтобы они приняли меня в свой клан.
    Харпер: Ух ты! У тебя прямо талант убеждать! Так они пойдут на переговоры?
    Тир: Исключено. Флот танов в двух днях пути отсюда. Победить его они смогут только с помощью "Андромеды". И они думают, что я помогу им ее захватить.
    Харпер (останавливается): Э-э, мне неловко спрашивать, но...
    Тир: Правда ли это?
    Тир угрожающе рычит и внезапно делает выпад в сторону Харпера. Харпера как ветром сдувает. Он останавливается, осознав, что Тир хохочет над ним.
    Тир: Пошли, парень! Поглядим на это.
    Уходит, продолжая смеяться.
    Харпер: Шутник...

    Мостик. Дилан, Бека, Тир и Харпер изучают схему пушки на экране.
    Бека: Неплохо. Бластер и термоядерный двигатель в одном.
    Тир: Согласно чертежам, открыв дуло пушки, они могут получить почти семь миллионов ньютонов.
    Дилан: Более чем достаточно для изменения орбиты.
    Тир: Что они и делают регулярно при первом же признаке опасности. К несчастью для ницшеанцев, наше с ними прекращение огня исключило этот вариант.
    Харпер: Ладно, может, я и не специалист, но это чертовски большая пушка, и лично мне не хотелось бы стать ее мишенью, так что давайте линять отсюда.
    Дилан: Мы никуда не пойдем, пока не закончим то, что начали.
    Бека (изображает звук коммуникатора): Срочное сообщение для Дилана Ханта! Эти ницшеанцы не хотят быть членами Содружества.
    Дилан: Но они не могут вечно жить пиратством. Рано или поздно таны найдут и уничтожат их. У них нет будущего, если мы им не поможем.
    Тир: Пока они разговаривают с позиции силы, никаких переговоров не будет.
    Дилан: Тогда придется ограничить их варианты.
    Бека: То есть нейтрализовать эту пушку.
    Тир: Это возможно. Но если они меня поймают, то откроют огонь. Тебе придется как-то защищаться.
    Дилан: Готов выслушать любые предложения.
    Тир: Раз мы теперь знаем, как работает их пушка, мы можем перенастроить протонную ловушку на отклонение заряженной плазмы.
    Харпер: Это же отключит наши сенсоры. Мы ослепнем как Порождение ночи на солнце.
    Тир: Боюсь, это неизбежно.
    Дилан задумывается.
    Харпер: Ты же не станешь этого делать? Проще выколоть себе глаза спицами, или разбить голову о...
    Дилан: Спасибо за ваше мнение, мистер Харпер.
    Бека: Должен же быть другой способ. Без обид, Тир, но ты один из них. Откуда нам знать, что ты не на их стороне?
    Тир: На твоем месте я задал бы тот же вопрос. Но я не один из них и никогда им не стану! Они - племя Орка. Я Кодиак. Когда наше племя истребили, они были среди предателей. И хотя они могут притворяться, что рады мне, я знаю, что это не так. Уничтожь их, привлеки на свою сторону, оставь в покое - мне все равно.

    Дилан и Тир входят в грузовой отсек.
    Дилан: Харпер говорит, что отражатель будет готов меньше, чем через час.
    Тир: Замечательно.
    Дилан: И еще. (останавливаются) В свете нашей уязвимости к внезапным атакам, мы не можем позволить им узнать, что нас здесь только пятеро. Так что для них - у нас полная команда, четыре тысячи человек и полк копейщиков. Ясно?
    Тир уходит в ангар к стоящей там капсуле.

    Капсула залетает в шлюз на астероиде. Из капсулы выходит Тир. Его встречает Гудериан с охраной.
    Гудериан: Я не был уверен, что ты вернешься.
    Тир: Я не был уверен, что мне будут рады.
    Они складывают руки в ницшеанском приветствии.
    Гудериан: Значит, мы оба получили больше, чем рассчитывали. Удачный день.
    Тир: Я принес тебе подарок... (вынимает копье и отдает его Гудериану) Для коллекции.
    Гудериан (раздвигает и изучает копье): Лазерное копье Звездной Гвардии. Неплохой баланс.
    Тир: По сравнению с настоящей наградой это всего лишь игрушка.
    Гудериан: Да, "Восходящая Андромеда"...
    Гудериан прикладывает копье к груди Тира. Улыбка исчезает с его лица, и он неожиданно выпускает в Тира слабый электрический разряд из копья. Тир падает.
    Гудериан: Думаешь, я совсем дурак? (Фрейя выходит из толпы, наблюдая за ними) Ты скопировал чертежи моей плазменной пушки, не так ли?
    Тир: Да. (встает) Я отдал их капитану Ханту, чтобы завоевать его доверие.
    Гудериан: А мне ты отдаешь копье, чтобы завоевать мое доверие? (бьет его копьем) Ты отдал ему все! Теперь мы беззащитны против них!
    Тир: Нет. Это они беззащитны против нас.
    Гудериан: Говори быстрее.
    Тир: Я ослепил их сенсоры. Теперь вместо того, чтобы слушать их ультиматумы здесь, мы сможем подойти к ним незаметно и продиктовать свой ультиматум у них на мостике.
    Гудериан: По-твоему, я попаду в настолько очевидную ловушку? У меня меньше трехсот бойцов. Какие у них шансы против команды в несколько тысяч?
    Тир: Никаких. Но на "Андромеде" нет тысяч.
    Фрейя: Тогда сколько?
    Тир: Пять человек.

    Астероид Орка. Тир работает над электроникой плазменной пушки. У двери его сторожит Дмитрий.
    Тир: Эта анодная пластина износилась. Заменить.
    Он отдает маленькую деталь стоящему рядом ницшеанцу, который уходит с ней. Тир достает маленький прибор с большой красной кнопкой. Дмитрий подозрительно осматривает его и выхватывает оружие.
    Дмитрий: Стой! Что ты делаешь?
    Тир: Дмитрий, у меня нет времени. (поворачивается обратно)
    Дмитрий: Не-ет! (подходит к нему и отбирает прибор, держа оружие наведенным) Гудериан! (Гудериан входит) Я поймал его вот с этим.
    Гудериан бросает взгляд на прибор и вопросительно смотрит на Тира.
    Тир: Мне нужно настроить заряд импульса пушки. В худшем случае нам нужно будет вывести из строя корабль, а не сбить его.
    Дмитрий: Откуда нам знать, что это не саботаж?
    Тир, вздохнув, отходит к окну над консолями, через которое видно огромное дуло пушки. Гудериан опускает бластер Дмитрия.
    Тир: Посмотрите на меня. Я одинок. Бездетен. Я провел всю жизнь, пытаясь утвердиться, чтобы женщина могла выбрать меня. И Фрейя меня выбрала. Наконец... наконец у меня появился шанс стать тем, кем хочет стать каждый из нас - отцом и мужем! Зачем я объясняю это тебе, Гудериан? Тебе с твоими двенадцатью женами? Фрейя станет моей первой. Но только, если я смогу предотвратить разрушение этой скалы танами. Так ответь: что действительно в моих интересах?
    Гудериан (посмотрев на него, отдает прибор Дмитрию): Пусть продолжает работу.

    Дилан в своей каюте сидит за пустой доской для игры в го и смотрит на фотографию, где он с Рейдом. Он вспоминает...
    Каюта Дилана еще до Гефеста. Дилан и Рейд играют в го. Рейд ставит черную фишку.
    Рейд: Твой ход, капитан. Осторожно. Я выиграю через десять ходов.
    Дилан: Может, не будешь так говорить? Это жутко раздражает.
    Рейд: Просто ты заслуживаешь честного предупреждения.
    Дилан: Ага, "я выиграю через десять ходов"... (усмехается) Я играю с тобой уже три года. Почему ты всегда относишься к выигрышу так, как будто это вопрос жизни и смерти?
    Рейд: Потому что это и есть вопрос жизни и смерти. Ты все-таки не понимаешь ницшеанцев.
    Дилан: Ну, просвети меня.
    Раде: Проиграть - значит показать, что я уступаю противнику.

    Астероид Орка. Идет состязание двух ницшеанцев в борьбе. Бьют барабаны. Гудериан наблюдает из своего кресла. В толпе зрителей Тир и Фрейя, чуть поодаль - Олма. Мрачный Дмитрий стоит отдельно от всех. На фоне борьбы Рейд продолжает рассказывать...
    Рейд (голос): Если я уступаю кому-то, значит, у меня неполноценные гены и ни одна ницшеанка меня не выберет. Если ни одна ницшеанка меня не выберет, я не смогу размножаться. И когда я умру, умрут и мои гены. Но если я выиграю, значит, у меня хорошие гены. Меня выберет больше женщин, и чем больше меня выбирают, тем больше я могу передавать свои гены. (камера останавливается на ребенке, сидящем у Гудериана на коленях) Тем большая часть меня будет жить вечно.
    Каюта Дилана.
    Рейд: Для ницшеанца игра никогда не бывает просто игрой.
    Дилан: У вас довольно холодный взгляд на жизнь.
    Рейд: Истина всегда холодна.
    Дилан: Может быть. Но по-моему, вы многое теряете.
    Ставит фишку.
    Рейд: Например?
    Делает ответный ход.
    Дилан: Например, любовь.
    Рейд: О, у нас есть любовь.
    Дилан: Я не имею в виду просто хорошее отношение. Я говорю о том, что чувствую к Саре. Любовь, Раде, это... волшебство.
    Рейд: Никакого волшебства, просто наука, которую вы не понимаете.

    Пещера Фрейи. Тир и Фрейя входят. Фрейя открывает шкатулку с двумя браслетами в форме двойной спирали - большим и маленьким. Она надевает браслеты себе и Тиру. Рейд говорит на фоне любовной сцены Тира и Фрейи.
    Рейд (голос): Тебя может притягивать к твоей невесте, ты можешь ощущать удовольствие, когда размножаешься, но это не волшебство - твоя ДНК просто развилась таким образом. Ницшеанцы это осознают. Поэтому самое важное, что женщина-ницшеанка может дать своему мужчине - это двойная спираль. Она символизирует ДНК мужчины и женщины, слитые вместе в металле. И дарует ницшеанцу самые почетные титулы на свете - муж и отец. Нельзя сказать, что мы не любим - наоборот, все, что мы делаем, направлено на наше размножение. Вся наша жизнь - интенсивная, сексуально напряженная борьба.
    Каюта Дилана. Дилану, видимо, не очень уютно выслушивать такие откровения.
    Дилан (натянуто смеется): Ладно, по-моему, мы уже дошли до стадии "больше, чем вы хотели узнать".
    Рейд: Твой ход.
    Дилан берет очередную фишку, но, взглянув на доску, останавливается.
    Дилан: Что случилось с моей 5D4?
    Рейд: У тебя не было там фишки.
    Дилан: Была... Если только ты не сжульничал.
    Рейд: Как сжульничал?
    Дилан берет Рейда за руку и разжимает ее - в ней белая фишка Дилана.
    Рейд: Это жульничество только, если тебя ловят.

    Настоящее время. Дилан разглядывает фишку... (он вспоминает, и сцены меняются).
    (сцена из серии "Под покровом ночи"): Рейд стреляет в Дилана, вовремя скрывающегося за консолями.
    Дилан: Рейд!
    Рейд: Я пытался предупредить тебя.
    Каюта Дилана до Гефеста. Дилан ошеломлен свом открытием - Рейд жульничает в го.
    Дилан: Мы играем уже три года, и ты все это время жульничал?
    Рейд (недоуменно): А ты разве нет?
    Дилан: Зачем мне жульничать?
    Рейд: Затем же, зачем и мне. Чтобы выиграть.
    Настоящее время.
    Дилан: Почему я не услышал? Ты предупреждал меня. Ты сделал бы все, чтобы выиграть - даже убил бы меня.
    ("Под покровом ночи"): Дилан попадает в Рейда.
    Настоящее время. Дилан подходит к фотографии и долго смотрит на нее.
    ("Под покровом ночи"): Дилан подбегает к умирающему Рейду.
    Дилан: Что же ты наделал, Гахерис?
    Рейд (умирая): Я горжусь тобой... Ты должен...
    Настоящее время.
    Дилан: Ты гордился мной... Потому что я победил.
    Каюта Дилана до Гефеста.
    Рейд: Еще партию?
    Настоящее время. Дилан решительно ставит фотографию обратно.
    Дилан: Да. Андромеда, постепенно открывай клапан антипротонного бака так, чтобы увеличивать массу антипротонов на десять процентов в час. И продолжай, пока не получишь от меня однозначный приказ об отмене.
    Андромеда (голос): Вы уверены, капитан?
    Дилан: Как никогда.
    Он ставит белую фишку на доску.

    Пещера Фрейи. Тир и Фрейя лежат в постели.
    Фрейя: И что теперь?
    Тир: Хочешь еще?
    Они страстно целуются.
    Фрейя: Хотелось бы знать... кто ты? Все глубокое любит маски. О чем ты думаешь?
    Тир: Это сложно.
    Фрейя: Конечно. Варианты, планы, замыслы... Столько нужно учесть, столько решений обдумать. Но будет ли твое окончательное решение включать меня?
    Тир: Что, если мое решение будет включать тебя одну? Как первую жену альфы?
    Они снова целуются, но их прерывает входящий Гудериан.
    Гудериан: Тир. Время пришло.

    Мостик. Ромми докладывает Дилану.
    Ромми: Капсула Тира садится в четвертом ангаре.
    Дилан: Хорошо. Статус танского флота?
    Ромми: Вышли из слипстрима.
    Дилан: Время прибытия?
    Ромми: Менее двух часов. Потом мы пойдем на перехват.
    Астероид Орка. Два ницшеанца стоят за пультом управления плазменной пушки. Пушка стреляет и попадает в "Андромеду".
    Ромми: В меня попали из плазменной пушки!
    Дилан: Ромми, как ты?
    Ромми: Я почти не повреждена, поток плазмы был отклонен. Но здесь что-то еще. Открываются шлюзы!
    Тир: Это звук ницшеанского абордажа, капитан Хант!
    Тир выходит, наводя копье на Дилана. Его браслет-двойная спираль бросается в глаза.

    Космос. Ницшеанские корабли садятся в ангарах "Андромеды".
    Коридор. Гудериан с другими ницшеанцами выходит из грузового отсека.
    Андромеда (голос): Системы заблокированы. Внутренняя оборона отключена.
    За углом они наталкиваются на Харпера и Трэнс.
    Харпер: Эй, если вы ищете туалеты, то они прямо по коридору и за углом... э-э... так что вам назад!
    Гудериан: Очень смешно. (щелкает пальцами, и несколько ницшеанцев направляются к Харперу и Трэнс) Разделимся. Встретимся на мостике.
    Ницшеанец: Сюда.
    Ницшеанцы разделяются. Одна из групп уводит Харпера и Трэнс.

    Другой коридор. Дмитрий и еще один ницшеанец идут по коридору, но наталкиваются на Беку с копьем.
    Андромеда (голос): Тревога! Проникновение на корабль! Тревога! Проникновение на корабль!
    Бека: Поездка окончена. Идите домой.
    Они опускают оружие, но из другого коридора выбегает еще один ницшеанец с ножом. Бека поворачивается и, воспользовавшись этим, второй ницшеанец бьет ее ногой в лицо. Беку побеждают довольно быстро, но сверху спрыгивает Преподобный. Он дерется гораздо лучше, используя свои когти и яд, но на помощь ницшеанцам приходит крупный отряд с Гудерианом во главе.
    Бека: Бем! Они тебя убьют!
    Ницшеанец: Стой!
    Гудериан: Не стрелять! (Преподобный рычит) Не убивайте, они еще могут пригодиться. Увести их.

    Мостик. Дилан и Тир стоят и смотрят друг на друга. Открываются двери, входит Гудериан с ницшеанцами, а также Бека и Преподобный, которых они ведут.
    Дилан: Тир, ты не сказал, что пригласил гостей.
    Тир: Можете отключить ваш отражатель, капитан. Вы окружены.
    Дилан: Андромеда, ты слышала его.
    Ромми: Протонные ловушки отключены.
    На экране видны окружившие "Андромеду" корабли ницшеанцев. К Дилану подходит Гудериан с копьем Тира в руке.
    Дилан: Нравится мое копье?
    Гудериан: Мне нравится вся ваша техника, капитан, и особенно "Андромеда". Теперь отдайте ее мне.
    Дилан: Сейчас, только проверю кое-что. Ромми, состояние антипротонного преобразователя мощности?
    Ромми: В данный момент масса антипротонов в камере сгорания - 124% от максимально рекомендованной емкости. Камера может принять 125% до полного разрушения.
    На экран выводится схема бака, в котором пульсирует что-то красное.
    Дилан: Сколько осталось до взрыва корабля?
    Ромми: Если я не получу от вас приказа на аварийный сброс антипротонов - три минуты.
    Дилан: Я не настроен отдавать этот приказ. Я надеялся убедить вас вступить в Содружество, хотя и предполагал, что вы не согласитесь. Но отдавать своей корабль пиратам - или еще кому-нибудь - я не собираюсь.
    Ромми: 2 минуты 45 секунд.
    Огни начинают мигать красным, звучит сигнал тревоги.
    Андромеда (голос): Внимание. Критическое состояние. Внимание. Критическое состояние.
    Гудериан: Ты блефуешь.
    Ромми: 2 минуты 30 секунд.
    Дилан: Конечно, уничтожать весь корабль - это несколько чересчур, но это мой единственный запасной план. А у тебя? (Гудериан не отвечает) Никакого нет? Что ж, очень жаль. Тир, готов поспорить, что у тебя запасной план есть.
    Тир достает свой прибор с красной кнопкой.
    Тир: Всегда.
    Он нажимает кнопку. На астероиде происходит несколько крупных взрывов.
    Гудериан: Плазменная пушка!
    Тир: Уничтожена.
    Гудериан: Но таны... Мы беззащитны!
    Дилан: Нет, всего лишь разоружены. Но мы можем вас защитить. Вступайте в Содружество. Вместе мы сможем договориться с танами.
    Гудериан: Ты скорее умрешь, чем отдашь свой корабль... А я скорее умру, чем соглашусь служить тебе.
    Ромми: Одна минута.
    Гудериан: Возвращаемся на корабли!
    Ницшеанцы отходят.
    Тир: Теперь ты поймешь, как чувствовал себя мой клан, когда Орка предали их. Как они скитались по галактикам без дома. Низшие!
    Гудериан: Ты предал и Фрейю.
    Похоже, Тира это задевает, но спорить он не собирается.
    Тир: Вам лучше побыстрее собирать вещи и убираться с астероида, пока не прилетели таны.
    Гудериан: Ты прав. Я их спасу - моих жен, мой клан, моих детей. И все они будут мстить тебе... (начинает звучать еще один сигнал тревоги) Кодиак.
    Гудериан уходит последним. Тир бросает прибор Дилану и отходит в сторону.
    Дилан: Андромеда, начать аварийный сброс антипротонов.
    Ромми: Есть аварийный сброс.

    Космос. За "Андромедой" летит флот кораблей танов.
    Медотсек. Спасенный тан сидит на кушетке. Она говорит с Трэнс, которая слушает ее, улыбаясь. Преподобный служит переводчиком.
    Преподобный: Моя ферма личинок невелика, но вы всегда будете желанными гостями.
    Входит Дилан.
    Дилан: Может, мы и забежим.
    Трэнс: Думаю, наша подружка готова присоединиться к флоту.
    Тан говорит еще что-то на своем языке.
    Преподобный: Гегемония Танов также выражает благодарность Содружеству за избавление сектора от ницшеанских бандитов. Они уважают нас как силу, выступающую за мир в галактике.
    Трэнс: Ты получил, что хотел.
    Дилан: Не совсем. Но начало положено.

    Космос. Корабли ницшеанцев покидают астероид, постройки которого бомбят таны.
    Смотровая палуба. Тир следит за их отлетом и снимает браслет с руки. Входит Дилан.
    Дилан: Жаль, что твое решение стоило тебе статуса мужа и отца.
    Тир: Это было частью плана. Я всегда был на твоей стороне.
    Дилан: Если бы было необходимо, ты убил бы меня. Ты сохранял свои варианты до самого конца. Гудериан собирался меня убить.
    Тир: Я не был на стороне Гудериана.
    Дилан: Конечно, не был. Ты никогда бы не стал служить Гудериану. Ты бы предал и убил его и с помощью "Андромеды" основал бы с Фрейей свой собственный клан.
    Тир: Да?
    Дилан: Разве не так будет лучше всего для Тира?
    Тир: Я тобой горжусь.
    Дилан: Почему?
    Тир: Ты думаешь, как ницшеанец.
    Дилан: Если бы я думал, как ницшеанец, я бы тебя убил.
    Тир: Почему же ты этого не делаешь?
    Дилан: Потому что моя миссия - восстановить цивилизацию. Если я не могу переубедить тебя, члена собственного экипажа, как мне добиться расположения всей галактики?
    Тир (улыбается): Я уже думал, ты обуздал свой слепой идеализм, а ты вдруг выдаешь такое. Значит, ты будешь мне доверять?
    Дилан: Я доверяю Тиру... в том, что он останется Тиром.
    Дилан уходит.

    Трюм ницшеанского корабля. Здесь грязно, женщины и дети сидят тесно. Многие завернуты в одеяла. Слышен детский плач. Фрейя сидит перед Олмой, погруженная в себя.
    Олма: С одной стороны, он победил. Он перехитрил нас всех, включая Гудериана. Он достойный отец (показывает Фрейе пузырек с прозрачной жидкостью). С другой стороны, он предал нас и бросил тебя. Убить нас было бы менее болезненно, чем то, на что он нас обрек. Он недостойный муж (показывает пузырек с красной жидкостью). Выбор за тобой.

    Тир печально смотрит в пустоту, сжимая в руке браслет - двойную спираль...

    ПРИМЕЧАНИЯ:
    1. Двойная спираль (Double Helix) - предложенная в 1953 г. Джеймсом Уотсоном и Френсисом Криком модель пространственной структуры ДНК, которая объясняла, каким образом генетическая информация хранится в молекулах ДНК, и в то же время позволяла высказать гипотизу о химических механизмах ее самовоспроизведения (репликации). Эта гипотеза стимулировала экспериментальные и теоретические работы, способствовавшие развитию молекулярной генетики (см. энциклопедии и учебники по молекулярной биологии).

    2. Фрейя (Фригг, Фрия) - в древнегерманской и скандинавской мифологии богиня любви и плодородия; от ее воли завивели также морской улов, браки и деторождение. Имела много общих характеристик с богиней Фригг - королевой неба, главной богиней асов (скандинавских небожителей), женой Одина, правителя небесного царства Асгард. Не исключено, что прообразом обеих богинь послужила раннегерманская богиня Фрия, чьим именем, кстати, назван день недели - Friday (пятница:).

    3. Го - настольная логическая игра, появившаяся в Китае 3-4 тысячи лет назад, но получившая настоящее развитие в Японии, где сначала она изучалась представителями воинского класса, а затем проникла во все слои общества. Внешний вид Го весьма прост и не меняется веками. На расчерченной доске играют фишками двух цветов. Круглые и слегка выпуклые фишки называются "камнями". Черные раньше вытачивали из темного сланца, а белые - из раковин. В Го всего несколько простых правил, но игра требует необычайного интеллектуального напряжения, давая простор интуиции. Чтобы стать победителем, игрок должен занять как можно большую часть доски своими камнями, но исход может быть неясен до самого конца игры.

    4. В серии приводятся цитаты из
    Авраама Линкольна: "Не уничтожаю ли я своих врагов, когда делаю их друзьями?"
    и
    Фридриха Ницше: "Все глубокое любит маски; самые глубокие вещи питают подлинную ненависть к образу и подобию"
    ("По ту сторону добра и зла").

    0

    5

    106. Темный ангел, светлый демон [Angel Dark, Demon Bright]
    "Небеса горели, кричали звезды от боли,
    И под пеплом бесконечности Надежда,
    испуганная и окровавленная,
    испускала последний вздох."
    Поэтесса Улатемпа, "Элегия Содружеству"
    9823 год Содружества

    Мостик "Андромеды". В кресле пилота сидит сильно нервничающая Трэнс. Бека и Тир помогают ей пристегнуться. Рядом расхаживает Ромми.

    Тир: Доверься своим инстинктам. Полет через слипстрим - не навык, а искусство. Тебе нужно чувствовать путь к своей цели.
    Трэнс: Не знаю, это все так сложно.
    Бека: Трэнс, ты проводила хирургические операции на расах, которые никогда не встречала. Ты готовила еду из грязи и спор. По сравнению с этим водить корабли в слипстриме - пара пустяков.
    Трэнс: Для тебя может быть. Но там люди и растения. Они живые. А здесь рычаги и техника...
    Тир (перебивает ее): Это инструменты. Способы воздействия на слипстрим. И хотя слипстрим не живой, он ведет себя как живое существо. Он меняется, двигается. Тебе, как пилоту, нужно всего лишь предвидеть эти сдвиги.
    Трэнс: Но если все так просто, почему Андромеда не может делать это сама?
    Бека (подходит к вежливо улыбающейся Ромми): Ну, хотя Андромеда и разумна, технически она - машина. А машины и слипстрим плохо уживаются.
    Тир: Будь уверена и решительна. Помни: когда органическое разумное существо принимает решение о пути в слипстриме, оно, как правило, делает правильный выбор.
    Ромми: Древние ведранские физики считали, что это происходит из-за взаимодействия органического наблюдателя со схлапывающимися вероятностными волнами.
    Трэнс (на лице у нее написано, что она не поняла ни слова): А-а. Ну тогда, наверное, все нормально.
    Бека: Может, нам лучше попробовать в другой раз?
    Тир: Нет! У нас в команде всего шесть человек. Однажды наше выживание может зависеть от навыков полета в слипстриме Трэнс. Пусть учится.

    Мостик, несколькими минутами позже. Бека на своем посту.
    Бека: 36 Змееносца отсюда недалеко.
    Трэнс: Ты уверена?
    Тир: Да. Начнем. Следуй инстинктам.
    Трэнс: Ладно... Переход в слипстрим... сейчас!
    "Андромеда" переходит в слипстрим. Трэнс ведет ее, сильно нервничая.
    Трэнс: По-моему, у меня не получается.
    Тир: Увереннее! Не отвлекайся!
    Через какое-то время.
    Трэнс: Ой!
    "Андромеда" начинает задевать за "тросы" слипстрима. На мостике звучит сигнал тревоги.
    Трэнс: Так и должно быть?
    Ромми: Я не могу летать через слипстрим, помнишь? ("Андромеду" сильно встряхивает несколько раз) Но по-моему, нет!
    Тир: Не пытайся бороться с потоком!
    Трэнс: Он первый начал!
    Бека: Э-э... ребята?
    Теперь "Андромеда" летит не по проходу среди "тросов", а продирается через самую гущу.
    Трэнс: У-упс!
    Перевернувшись несколько раз, "Андромеда" выходит из слипстрима. Она летит под странным углом, поврежденные двигатели слипстрима искрят.
    Ромми: Мы вышли из слипстрима. Принимаю управление.
    Трэнс: Ну как, у меня получилось?
    Бека: Я могу только гадать, но это не похоже на 36 Змееносца.
    На экране "Андромеды" видны облака туманности. У Трэнс несколько секунд очень довольный вид...
    Ромми: Я не могу точно выяснить наше местонахождение из-за туманности, но мы определенно не там, где должны быть.
    Бека: Это хорошая новость.
    Тир: Хорошая?
    Бека: По сравнению с плохой. Двигатель слипстрима поврежден.
    Тир: Корабль?
    Ромми: Мои гравитационные линзы полностью разрушены. Мне придется изготовить и настроить новые.
    Бека: Значит, улететь отсюда мы сможем нескоро.
    Дверь открывается. Входит очень злой Дилан.
    Дилан: Какого черта вы тут делаете с моим кораблем?!!
    Трэнс (выбегая с мостика): Прости! Прости, пожалуйста! Прости!
    Дилан вскидывает руки, как будто хочет сказать: "Ну что у вас тут опять?"

    "Эврика" в ангаре "Андромеды". Дилан заходит, оглядываясь вокруг в поисках Трэнс.
    Дилан: Трэнс? Трэнс, я знаю, ты здесь.
    Трэнс (голос): Знаешь? Откуда?
    Дилан идет на голос и находит Трэнс в ее уголке с растениями. Вид у нее довольно грустный. В руках она держит маленькое деревце-бонсай.
    Дилан: Если честно, я сказал наугад.
    Трэнс: Я всегда попадаюсь на этом. Я вообще всегда попадаюсь.
    Дилан: В этом твое очарование.
    Трэнс: Очарование? Я завела нас неизвестно куда, сломала двигатель и чуть всех не убила.
    Дилан: Это вышло случайно.
    Трэнс (встает и ставит бонсай): Думаешь, я глупая?
    Дилан: Н-нет... Нет, просто... пока неопытная.
    Трэнс: Я ходячая угроза. Бека рассказывала тебе, как я однажды пыталась починить кофеварку "Эврики" и закоротила генератор искусственной гравитации?
    Дилан: Да, говорила. Но еще она сказала, что генератор и так скоро сломался бы и мог бы отключиться в полете, убив всех на борту.
    Трэнс: Это она просто из вежливости.
    Дилан (подходит к ней): Бека считает тебя своим талисманом удачи. (Трэнс опять многозначительно улыбается, пока он смотрит в другую сторону) А я... Ты одаренный врач, ты поддерживаешь системы жизнеобеспечения в отличной форме и с тех пор как ты вступила на борт, гидропонный сад растет как сумасшедший.
    Трэнс: Это растения. С ними просто. Поливаешь те, которые нужны, выпалываешь те, которые не нужны. Иногда удобряешь дерево, иногда подрезаешь его. А все остальное: машины, время, пространство... знаешь, это иногда так сложно.
    Дилан: Я тебя понимаю (обнимает ее за плечи). Я чувствовал себя так же на лекциях по введению в астрофизику.
    Трэнс: Шутишь!
    Дилан: Шучу.
    Трэнс (разочарованно): А-а...
    Дилан: Не волнуйся. Мы починим двигатели и будем как новенькие.
    Корабль встряхивает.
    Дилан: А теперь кто за штурвалом?
    Он уходит. Трэнс улыбается ему вслед.

    "Андромеда" летит через туманность. Мостик. Бека на своем посту, Харпер чинит "Андромеду" в служебном проходе, Тир просто прогуливается. Входит Дилан.
    Дилан: Сети из полимеров с длинными цепями?
    Харпер: Дайте ему куклу.
    Тир: Трэнс привела нас в середину минного поля.
    Дилан: После того, как кое-кто без разрешения решил провести урок пилотирования.
    Они в упор смотрят друг на друга.
    Тир: Намек ясен.
    Андромеда (появляется на экране): Зато теперь я знаю, где мы находимся (на другом экране появляется изображение туманности). Галактика Млечный Путь, рукав Ориона.
    Дилан (подходит к экрану): Туманность Голова Ведьмы?
    Бека: Голова Ведьмы? Та самая?
    Дилан: Я провел несколько месяцев, изучая историю последних трехсот лет. Никто не хочет освежить мою память?
    Харпер (вылезает из прохода): Позволь мне. Туманность Голова Ведьмы была местом битвы, ставшей переломной для ницшеанского мятежа.
    Тир: Ницшеанского тактического наступления.
    Харпер: Неважно. Главное, что здесь Содружество систем дало свой последний бой. Сотня кораблей Звездной Гвардии - остатки твоей команды - под командованием капитана Тедди Рузвельта на корабле "Фермопилы".
    Дилан: Капитан Тедди Рузвельт?
    Бека: Ты его знал?
    Дилан (с серьезным видом): Только понаслышке.
    Харпер (разойдясь): Ну вот, значит, Рузвельт выступил против пяти тысяч ницшеанских кораблей...
    Тир: Ближе к пяти сотням.
    Харпер: Кто рассказывает - ты или я?
    Тир: Ты. Именно россказнями ты и занимаешься.
    Харпер: Спасибо. Ницшеанцами командовал адмирал Хо Ши Мин из племени Гунга-Дин. Битва шла сорок дней и сорок ночей и когда закончилась, вся туманность была в огне! В конце осталось всего два корабля: "Фермопилы" Рузвельта и "Блистающий Путь" Хо. Но Рузвельт уже умирал. И он взял и протаранил "Путь" и - бум! Погиб сам и убил Хо, спасая Землю!
    Андромеда (экран): Разве на нее не напали магоги?
    Харпер: Ну, я имею в виду, метафорически спасая.
    Дилан (поворачиваясь к Беке и Тиру): Перевод, пожалуйста?
    Тир: Ницшеанцы подготовили засаду для остатков флота Звездной Гвардии. У них было пятьсот кораблей, у Звездной Гвардии - меньше сотни. Все силы Содружества были уничтожены в битве, но они сумели нанести тяжелый урон ницшеанскому флоту, в особенности кораблям правящего племени Драго-Казов, что сделало его уязвимым. Вскоре после битвы племя Ягуар и их союзники напали на Драго-Казов. Начавшаяся гражданская война разрушила ницшеанский союз.
    Бека: Поэтому ницшеанцы и не захватили все после войны.
    Тир: Здесь умерла надежда на единую Ницшеанскую империю. Для обеих сторон битва в туманности Голова Ведьмы стала абсолютной катастрофой.
    Харпер: Мне больше нравится мой вариант.
    Тир: Преимущество моего в том, что он соответствует действительности.
    Андромеда (экран): Насколько тебе известно.
    Тир (раздраженно): В каком смысле?
    Андромеда (экран): Вполне возможно, что твоя версия - тоже легенда. Я не вижу никаких признаков прошедшей битвы. Никаких обломков, неразорвавшихся боеголовок, дыр в молекулярном облаке.
    Бека: Только обычный набор естественных препятствий.
    Дилан: Исследуем туманность позднее. Пока что нам нужно выбраться из этой тряски. Бека, помедленнее, пожалуйста.

    "Андромеда" летит по туманности. Мостик. Бека в кресле пилота, ведет корабль. Дилан стоит рядом.
    Бека: Мы вышли.
    Дилан: Молодец, Бека. Полный вперед (подходит к проходу, где Харпер все еще ковыряется в электронике корабля). Мистер Харпер, как продвигается ремонт?
    Харпер (вылезает): Медленно, но верно. Ты же знаешь, как капризны двигатели слипстрима. Их куда легче сломать, чем починить.
    Дилан: Мой старый инженер называла это "защита от сокращения кадров".
    Харпер: Умная женщина. Я читал ее документацию.
    На мостике раздается сигнал.
    Космос. Из слипстрима выходит корабль. Это... еще один крейсер Звездной гвардии, очень похожий на "Андромеду", но несколько другого дизайна.
    Мостик "Андромеды".
    Дилан: Ромми?
    Андромеда (экран): Проверяю... (приподнимает бровь). Согласно корабельному реестру, это "Возрожденная доблесть".
    Дилан: Корабль капитана Ешгар?
    Андромеда (экран): Они вызывают нас.
    Дилан: На экран. Фокус на меня. Пока мы не выяснили, что происходит, я не хочу, чтобы они видели Тира.
    Андромеда (экран): На экран.
    На экране появляется изображение капитана "Возрожденной доблести" Ешгар, инарийки средних лет. Она в форме Звездной гвардии, сидит в кресле пилота на мостике, закинув ногу на ногу. Обстановка вокруг очень напоминает "Андромеду". На заднем планы видны другие гвардейцы.
    Ешгар (удивленно и обрадованно): Дилан? Дилан, это ты?
    Дилан: Гар? Что ты здесь делаешь?
    Ешгар: Я могу задать тебе этот же вопрос. Мы думали, "Андромеда" была уничтожена в битве у Гефеста!
    Дилан: Я... спасся. Чудом.
    Ешгар (встает): Дилан, тебя не было тринадцать месяцев. С самого начала войны.
    Дилан: Я... наверное, это из-за замедления времени у черной дыры.
    Ешгар: Но главное, ты вернулся (улыбка сходит с ее лица). И вовремя.
    Дилан: Что ты имеешь в виду?
    Ешгар: Это конец, Дилан. Мы сражаемся с ницшеанцами больше года и... не выигрываем. Адмирал Старк приказала всем уцелевшим кораблям Звездной гвардии собраться здесь. Через два дня мы направимся прямиком к Источнику, чтобы уничтожить столицу ницшеанцев.
    Харпер (стоящий в стороне): Битва при Голове Ведьмы? Мы здесь?!
    Тир: Мы попадем в самую ее середину.

    Команда в полном составе совещается на мостике. У всех озабоченные лица, один только Харпер развалился в кресле пилота с маленькой камерой в руке.
    Бека: Путешествие во времени. Папа всегда говорил: "Не шути с путешествиями во времени".
    Ромми: Все имеющиеся данные указывают на то, что битва при Голове Ведьмы произойдет в этом районе менее, чем через два дня.
    Дилан: Так что надо решить, нужно ли нам вмешаться, и если да, то каким образом.
    Харпер: Возьмем акции "Интершиппинг" по сорок. И скупим весь рынок независимых курьерских кораблей.
    Команда очень выразительно смотрит на Харпера. Кто-то покашливает.
    Харпер: Ну чего?
    Трэнс: Харпер, это очень серьезно.
    Харпер: И это тоже! Очнитесь, народ, мы знаем, как пройдут следующие триста лет!
    Преподобный: Плохо.
    Харпер: Ну да, плохо. Но не для нас! Через тридцать лет будет забастовка добытчиков вольтария на Кандислане или начнется торговля акульей кожей на Цунами... Черт, да меньше, чем через десять лет создадут Свободный Торговый Союз, и мы сможем войти в совет директоров!
    Дилан: Или спасти Содружество. Если мы предупредим их о ницшеанской засаде, это может изменить шансы в их пользу.
    Тир: И что дальше?
    Дилан: Мы предотвратим Падение, сохраним Содружество.
    Тир: Содружество уже мертво. Один корабль, десять и даже сто уже ничего не изменят (подходит к нему). Подумай сам, Дилан. Ведранская столица отрезана от слипстрима. Императрица мертва. В этот самый момент повсюду свирепствуют банды и армии, и всего через несколько месяцев начнется вторжение магогов.
    Преподобный: Это правда. Увы, мой народ набросится на то, что осталось от Содружества, как стервятники.
    Тир: И единственные, кто сможет хотя бы замедлить их - ницшеанцы.
    Дилан (саркастически): Ну кто же еще. И что бы Содружество делало без ницшеанцев?
    Тир: Хорошие они или плохие, если хочешь спасти жизни, у тебя единственный выбор - помочь ницшеанцам.
    Харпер: Разбежался!
    Тир (повышает голос): Хватит бесполезных эмоций, взгляни на это логически! (Дилану) Сейчас ницшеанцы хорошо организованы, едины, сильны! Если помочь им в битве, мы сможем укоротить Долгую Ночь на сто лет, двести... Возможно, вообще устранить ее!
    Бека: Помогая тем, кто ее начал.
    Тир: Знаю, ирония судьбы (смотрит Дилану в глаза). Но если ты хотел предотвратить войну и хаос, это твой шанс.

    Дилан и Преподобный на палубе обсерватории смотрят на "Возрожденную Доблесть".
    Преподобный: Такая красивая и такая хрупкая. Провидение возложило на тебя тяжелую ношу.
    Дилан (раздраженно, отходя от окна): Провидение может забрать ее обратно! Мы даже не должны здесь быть
    Преподобный: Ты в этом уверен?
    Дилан: Это какая-то космическая шутка.
    Преподобный: Я признаю, что у Вселенной своеобразное чувство юмора, но сомневаюсь, что это шутка. Подумай - сколько у нас было шансов оказаться здесь именно сейчас, в переломный момент истории?
    Дилан: Неужели ты думаешь, что я должен был очутиться здесь?
    Преподобный: Мне трудно поверить, что такое совпадение произошло без всякой цели.
    Дилан: А мне трудно поверить, что мы должны помогать ницшеанцам.
    Преподобный: Даже если это остановит вторжение магогов на Землю?
    Дилан: Набеги магогов были жестокими, согласен, но они никогда нигде надолго не задерживались. Они приходили и уходили, как саранча.
    Преподобный: Оставляя за собой след из трупов.
    Дилан: Да. Но планеты, оккупированные ницшеанцами, пережили десятки, даже сотни лет жестокого угнетения, зачисток, рабства, геноцида. Ты просишь меня выбрать меньшее из двух зол. Но такой выбор я сделать не могу.

    Дилан, Бека и Тир входят на мостик.
    Бека: Мы улетаем?
    Дилан: Как только двигатель слипстрима будет исправен. Нам не место в этом времени.
    Тир: Ты не прав. У нас есть шанс. Нужно им воспользоваться.
    Дилан: Опасный шанс. Ромми, расскажи нашим друзьям краткий курс темпоральной механики.
    Ромми: Первая теория: наша линия времени совпадает с этой.
    Дилан: В этом случае все, что мы сделали, уже случилось. Ничего не изменится.
    Ромми: Вторая теория: много возможных будущих. Все, что мы делаем, может иметь огромные последствия.
    Дилан: Мы примем неверное решение, а через триста лет не родится Тир или "Андромеду" не спасут из черной дыры - что угодно. Невозможно определить, которая из теорий Ромми верна, но мы не можем рисковать.
    Бека: Ну, я спорить не собираюсь.
    Тир делает шаг в сторону Дилана, очевидно, желая возразить, но встретившись с ним взглядом, останавливается.
    Тир: Очень хорошо. Мы улетаем. Если, конечно, сможем починить корабль.
    Ромми закатывает глаза, услышав такое оскорбительное предположение. Тир уходит.

    Мешанина из цифр меняется на немного запикселизованное лицо Харпера, снимающего себя на миниатюрную камеру. Он сидит в служебном проходе "Андромеды".
    Харпер: Исторический документ Харпера, версия 1.1. "Как я спас будущее", автобиография Шеймуса Желязны Харпера. Итак, по каким-то своим причинам наш капитан, Дилан Хант, решил не вмешиваться в битву при Голове Ведьмы. Ну, хоть я и уважаю его решение, такую оценку ситуации я разделить не могу. Поэтому я решил взять все в свои руки (понижает голос). Ослепив внутренние сенсоры "Андромеды", я начал модифицировать ключевые компоненты ее источника питания (показывает на системы "Андромеды" у себя за спиной). Эти модификации (показывает маленький прибор перед камерой , соединенный с "Андромедой" проводами) позволят мне произвести один катастрофический взрыв в туманности!.. Да, замечание скульпторам. Мои статуи должны выглядеть... не знаю, мудро, задумчиво. Советую делать меня держащим над головой паяльник как меч (демонстрирует). О! Чуть не забыл! Те из вас, кто уже все просчитал, сейчас думают: "Это, конечно, блестящая идея, но чтобы задеть ницшеанский флот, Харперу нужно будет знать его точное местоположение за несколько минут до взрыва". И вы абсолютно правы! Здесь-то и пригодится вот это! (показывает маленький круглый чип). Полная история битвы при Голове Ведьмы, прямиком из базы данных "Эврики". Значит, э-э, подводя итог. Гениальный, молодой и довольно симпатичный инженер устраивает ловушку. Ницшеанцы прилетают. Ницшеанцы делают буммм! И все потом живут долго и счастливо. Конец записи.
    Изображение Харпера растворяется обратно в поток цифр и ведранских букв.

    Два корабля - "Андромеда" и "Доблесть" - стоят в туманности на небольшом расстоянии. Каюта Дилана. Дилана говорит с Ешгар по маленькому монитору.
    Дилан: ...Мы думаем, что поле искусственной гравитации провзаимодействовало с черной дырой во время моего маневра.
    Йешгар: Что объясняет замедление времени.
    Дилан: Я потерял... год. Но для меня он пролетел, как пять секунд.
    Йешгар: Нам тебя не хватало. И тебя, и "Андромеды".
    Дилан: Кто-нибудь из моей команды смог спастись?
    Йешгар: Большинство. Они говорят, что ты отвлек ницшеанцев, дал им время отойти.
    Дилан: Я рад. Приказать всем покинуть корабль - одна из самых тяжелых вещей, которые мне приходилось делать (пауза; он садится). А что с Сарой?
    Йешгар: Насколько я слышала, она пыталась снарядить спасательную экспедицию. Но ресурсов у нас осталось мало. Хорошо, что тебе она не понадобилась.
    Дилан (неискренне): Да... Да уж, повезло мне.
    Йешгар (улыбается): Дилан, нам обязательно продолжать?
    Дилан: Что именно?
    Йешгар: Я же вижу твои глаза.
    Дилан: Думаешь, я что-то скрываю?
    Йешгар: Ты всегда это любил. Прошло столько лет, а ты так и не рассказал мне, как тебя ранили в живот.
    Дилан: Это, м-м, засекречено.
    Йешгар: Расскажешь правду, когда решишь, что мне нужно ее услышать. А пока... мы верим в Дилана Ханта.

    Мостик. Ромми за консолью, Бека подходит к ней от разобранных панелей.
    Бека: Ну и бардак.
    Ромми: Я приняла бы это на свой счет... если бы это была неправда.
    Бека: Ну, учитывая, что тебе довелось пережить за последние несколько недель, просто чудо, что ты вообще работаешь.
    Ромми: Я уже начинала гордиться тем, как работают мои системы. Впервые с тех пор, как вы спасли меня из черной дыры, я в почти полной боевой готовности.
    Бека: Я рада за тебя.
    Ромми: А я нет. Да, у меня мало истребителей, но летать на них все равно некому. А все остальное - защитные системы, наступательные ракеты, сенсорные зонды - все это в идеальной форме! (начинает горячиться, что для нее до сих пор было совершенно нехарактерно). Я могу что-то изменить в этой битве!
    Бека: Но Дилан хочет, чтобы ты ушла.
    Ромми: Я просмотрела исторические записи "Эврики". Я видела список погибших. "Авангард", "Возобновление Политики", "Яркий Спор", "Пламя Ориона"... Много хороших кораблей и хороших людей завтра умрут, а он хочет, чтобы я не участвовала в сражении.
    Бека: Он же капитан.
    Ромми: Знаю. А я военный корабль. И я не люблю уходить от боя.

    Двигатель слипстрима. Харпер работает у консоли на фоне ярко светящегося реактора. Сверху из люка спускается Трэнс, вниз головой.
    Трэнс: Харпер, что это? (достает прибор, который Харпер показывал перед камерой)
    Харпер (застигнутый врасплох): Хм-м. Понятия не имею.
    Трэнс: Разве это не одна из твоих технических штучек?
    Харпер: Точно, а я все вспоминаю, куда ее положил.
    Трэнс (спрыгивает с лестницы, мягко приземляясь на ноги): Я нашла ее рядом с одним из антипротонных реакторов.
    Харпер: Да ну? Подумать только.
    Трэнс: Я не знала, что она там делает, и нашла ее в этих чертежах (достает флекси и читает). "Использование гравитационных полей для антипротонного катализа термоядерного синтеза".
    Харпер: Вряд ли я смогу убедить тебя, что это безобидный научный эксперимент?
    Трэнс: Только, если он заключается в убийстве десятков тысяч ницшеанцев.
    Харпер: Эй, так оно и есть! Браво, ты угадала! А теперь отдай ее мне, и я... (хочет взять флекси, но Трэнс ее не отдает).
    Трэнс (серьезно): Харпер, я не могу этого сделать.
    Харпер: Трэнс, это не игра. Мне нужна эта флекси.
    Трэнс: Но Дилан сказал, что мы не должны вмешиваться!
    Харпер: Дилан сам не знает, о чем говорит! (пауза) Ладно. Я виноват, идет? Но я вырос на Земле. Я пережил ницшеанские облавы. И набеги магогов, и голод, и эпидемии - и знаешь что? Ницшеанцы были хуже всего.
    Трэнс: Потому что они такие сильные?
    Харпер: Нет. Потому что они, в сущности, люди. И никто еще не превзошел нас, людей, в открытой жестокости. Объяснить тебе несколько древних земных слов? (наступает на нее). Распятие. Электрический стул. Гильотина. Можешь поискать их в словаре.
    Трэнс: Д-думаю, я поняла.
    Харпер: Нет, не поняла. Да, я могу изменить будущее, но неважно, какое будущее я создам, потому что хуже, чем победа ницшеанцев, ничего нельзя вообразить!
    Трэнс: Но ты не можешь так рисковать. Твой взрыв может уничтожить туманность и убить всех, кто в ней находится. И ницшеанцев, и флот Звездной гвардии, и нас.
    Харпер: Я готов рискнуть.
    Трэнс: А я нет.
    Несколько напряженных секунд они молча смотрят друг на друга. Потом Харпер пытается вырвать флекси у нее из рук.

    Дилан говорит с Андромедой.
    Андромеда (экран): Сенсоры, боевые системы и системы жизнеобеспечения в норме. К сожалению, ремонт двигателя слипстрима, как обычно, продвигается медленно.
    Дилан: Ты же знаешь старую поговорку: "Слипстрим - не лучший способ летать быстрее света, но другого нет". Сколько нужно времени?
    Андромеда (экран): Не меньше трех или четырех часов.
    Дилан: Долго.
    Трэнс (голос): Помогите! Помогите!
    Дилан оборачивается. На мостик вбегает Трэнс с устройством Харпера в руке.
    Трэнс: Спасите, он меня убьет! Он меня убьет.
    Дилан: Кто убьет?
    Трэнс: Он! Он!
    Она показывает на вбегающего на мостик Харпера, вооруженного паяльником. Тот останавливается, тяжело дыша.
    Харпер: Я все объясню!
    Трэнс улыбается, но когда Дилан смотрит на нее, поспешно делает непонимающее лицо.

    Разозленная Ромми ведет перед собой Харпера по коридору.
    Харпер: Ромми, можем мы хотя бы поговорить?
    Вместо ответа его бьет током откуда-то сверху.
    Ромми: Быстрее.
    Харпер: Знаешь, я могу и сам найти свою каюту.
    Ромми: Я тебя конвоирую, Харпер, а не провожаю. Это разные вещи.
    Харпер: Ну не надо так! Я просто хотел помешать ницшеанцам завоевать Землю.
    Ромми: Если бы я поменяла местами твои внутренние органы и заставила тебя нарушить твои важнейшие моральные установки, как бы ты себя чувствовал?
    Харпер: Вообще-то звучит неплохо.
    Ромми: Сейчас не время для шуток.
    Они останавливаются перед каютой Харпера. Харпер шагает внутрь. Это единственный раз, когда нам показывают каюту Харпера; к сожалению, она не в фокусе, но на стене видна его гавайская рубашка.
    Ромми: Шеймус Харпер, ты помещен под домашний арест до дальнейших распоряжений. Можешь менять местами мебель, как тебе угодно. Но не советую прятаться от меня еще раз. Я могу забыть о твоем существовании, и ты умрешь от голода.
    Дверь закрывается. Харпер расстроенно оборачивается.

    Бека в служебном проходе продолжает ремонт. Сверху спускается Тир.
    Тир: Я могу помочь?
    Бека: Помочь? Как-то не похоже на Тира.
    Тир: Умный солдат выделяется непредсказуемостью. Что у тебя тут?
    Бека: Ну... ты cможешь откалибровать линзу слипстрима?
    Тир (подходит поближе, кладя руку Беке на плечо, от чего она явно не в восторге): Я мог бы разобрать гауссову винтовку вслепую и одной рукой. Думаю, я справлюсь с твоей линзой.
    Бека: Ладно, пожалуйста.
    Они работают рядом.
    Тир: А еще я умею готовить. Ты не поверишь, чему можно научиться, работая наемником.
    Бека: Ты не очень-то расстроен решением Дилана улетать.
    Тир: Это повысит наши шансы на выживание. Зачем мне возражать? (конструкция, над которой он работал, начинает гудеть). Готово.
    Он отдает инструмент Беке и встает.

    Дилан и Ромми на мостике. Ромми подходит к Дилану.
    Ромми: Двигатель слипстрима готов. Мы можем улетать.
    Дилан: Ты проверила астронавигационные данные?
    Ромми: Они выглядят верными. Если ты вернешься обратно по пути Трэнс, а я переключу полярность потока точно в нужный момент, мы должны попасть обратно в свое время (слегка улыбается). Теоретически.
    Дилан: Пока мы не попробуем, теория так и останется теорией.
    Ромми: Хм. Некоторые теории являются более теоретическими, чем другие. Собрать экипаж?
    Дилан: Пока нет. Я должен сделать еще кое-что.
    Ромми: Еще один ремонт?
    Дилан: Можно и так сказать.

    Дилан опять говорит с Ешгар по монитору в своей каюте.
    Ешгар: Путешествие во времени?
    Дилан: Знаю, в это трудно поверить.
    Ешгар: Ты хочешь сказать - невозможно.
    Дилан: Ты просила меня рассказать правду, когда я буду к этому готов. Я сделал это.
    Ешгар: Я ожидала чего-то более... впечатляющего.
    Дилан: Никакой кавалерии нет. Здесь один только я.
    Ешгар: И ты улетаешь.
    Дилан: Я не принадлежу к этому времени, Гар. Мне еще многое нужно будет тебе рассказать, если ты присоединишься ко мне.
    Ешгар: Ты просишь, чтобы я бросила флот?!
    Дилан: То, что произойдет здесь через несколько дней, ни тебе, ни мне не изменить. Но в моем времени ты сможешь мне помочь!
    Ешгар: Дай слово. Слово офицера.
    Дилан: И друга.
    Йешгар (помолчав): Что мне нужно сделать?

    Тир: "Возрожденная Доблесть" почти достигла портала слипстрима.
    Дилан: Сколько осталось нам?
    Преподобный: Самое меньшее, десять минут.
    Ромми: Я все еще не могу повысить скорость выше 30% световой.
    Трэнс: Прости... Прости, пожалуйста. Я больше так не буду, обещаю.
    Дилан (подходя к ней): Все обернулось удачно. Ты помогла мне спасти друга и удвоила наш флот. Неплохо для одного дня.
    Тир: Повезло.
    Бека: Немного везенья никому не повредит.

    Космос. Неожиданно открывается портал слипстрима, и из него выходит целая армада ницшеанских кораблей. На мостике звучит сигнал тревоги.
    Андромеда (голос): Я засекла прибывший флот. Множество векторов, направление - ноль-один-ноль, расстояние - три световых минуты.
    Дилан: Портал слипстрима, на экран.
    На экране зеленая фигурка "Возрожденной Доблести" окружена ницшеанскими кораблями, запускающими в нее ракеты.
    Дилан: "Доблесть"!..
    Космос. Ницшеанский флот проносится мимо "Доблести", выпуская в нее целый рой ракет. На ее обшивке расцветает один взрыв за другим... Не успев даже открыть ответный огонь, "Доблесть" взрывается в яркой вспышке света.

    Мостик. Дилан потрясен.
    Тир: Слишком поздно.
    Ромми: Когда мы их увидели, уже было слишком поздно. Это кадры трехминутной давности.
    Тир: Что теперь?
    Дилан: Поворот на 180. Как можно незаметнее.
    Бека: А как же твоя подруга?
    Дилан: Моя подруга... Погибла более трехсот лет назад (помолчав). Отведи нас глубже в туманность. Плавнее, я не хочу привлекать внимания.
    Преподобный: Дилан, здесь что-то не так. Тир, сколько кораблей было у ницшеанцев?
    Тир: Исторические записи говорят о пяти сотнях.
    Преподобный: Я вижу около пятнадцати сотен.
    Трэнс: Втрое больше, чем должно было быть?..

    Мостик, несколько минут спустя. На экране фигурка "Андромеды" скрылась в белом облаке туманности. Бека в кресле пилота.
    Бека: Отлично, идем дальше... Никого, кроме облаков плазмы.
    Дилан: Здесь нас не найдут. Они сейчас слишком заняты - строятся для засады... готовятся к бойне.
    Андромеда (появляется на экране): Дилан, я просмотрела все записи "Эврики".
    Дилан: И?...
    Андромеда (экран): Я нашла семнадцать различных описаний битвы при Голове Ведьмы. Все они сходятся. Ницшеанский флот состоял из пятисот кораблей, не более.
    Бека: Тогда чем объяснить эти лишние корабли?
    Дилан: Мы изменили историю. Что-то, что мы сделали, повлияло на линию времени.
    Ромми: Или что-то, что мы сделаем.
    Бека: Перед битвой?
    Ромми: Которая, согласно моему анализу, начнется менее, чем через четыре часа.
    Бека: Устройство Харпера.
    Дилан: Катализатор синтеза. Если эти записи верны, единственный способ сохранить историю и предотвратить появление Ницшеанской империи... это уничтожить более тысячи ницшеанских кораблей.

    Дилан сидит на палубе обсерватории. Входит Преподобный.
    Преподобный (подходя к скамье): Можно?
    Дилан: Я бы хотел побыть один, если ты не против.
    Преподобный (садится): Понимаю. Я тоже предпочитаю уединение для занятий математикой.
    Дилан: Как ты догадался?
    Преподобный: Это нетрудно. Думаю, я даже знаю уравнение. Посмотрим... Тысяча кораблей, средний экипаж - сто человек. Простое умножение...
    Дилан: Сто тысяч человек. Как я могу даже думать об этом?
    Преподобный: Дилан, судьба привела тебя к этой битве. И судьба требует от тбея действий. Знаю, нелегко с этим смириться, но возможно, ты всего лишь орудие воли Всевышнего.
    Дилан: Удобная отговорка. Люди пользовались ею с начала времен. "Мне пришлось убить моих врагов, потому что так хотел Бог".
    Преподобный: Это еще не причина отвергать такую возможность.
    Дилан (встает и отходит к окну): Но какой божественный замысел может требовать смерти десятков тысяч людей?
    Преподобный: "Тигр, о тигр, багровый свет, В чащах ночи жаркий след, Кто, исполнен грозных сил, Злую плоть твою слепил?" Люди задавали этот вопрос с начала времен. Но не мой народ (встает). Мы, магоги, знаем, что Всевышний существует. Мы знаем, что Он создал звезды и планеты, мягкий ветер и тихий дождь... Мы также знаем, что Он создал кошмары. Потому что Он создал нас.
    Дилан: И Он создал эту ситуацию?
    Преподобный: Ты спрашиваешь меня, как она может быть Божьей волей. Мой ответ таков: чем же еще она может быть? Всевышний живет везде, но прежде всего Он живет здесь... (касается груди Дилана) и здесь (касается его лба). Вот моя математика. Оставлю тебя наедине с твоей.
    Он кланяется и уходит.

    Тир на "Эврике", по-видимому, в моторном отсеке. Он работает с одной из больших панелей с десятками лампочек.
    Эврика: Доступ запрещен.
    Тир пробует нажать что-то еще.
    Эврика: Доступ запрещен.
    Он раздраженно бьет кулаком по панели.
    Эврика: Доступ запрещен.
    В ярости, Тир хватается за лестницу и пинает панель обеими ногами. Разбитая панель искрит. Услышав звук открывающейся двери, он мгновенно выхватывает бластер. Вошедшая Трэнс поднимает руки. Тир раздраженно рычит.
    Трэнс (робко улыбаясь): Привет.
    Тир (убирает бластер и подходит к ней): Я могу сэкономить тебе время. "Привет." - "Как дела?" - "Хорошо." - "Ну, удачного тебе дня." - "Спасибо." - "Пока."
    Трэнс (робко смеется): Это одна из тех самых неудобных ситуаций, да? Когда я вошла в неподходящий момент и должна притворяться, что ничего не заметила, а ты должен притворяться, что ничего и не происходит, а когда я развернусь, чтобы уйти, ты меня убьешь?
    Тир (хладнокровно): Допустим.
    Трэнс: Ну тогда мой долг, как друга, - объяснить тебе, что это была бы ужасная ошибка.
    Тир манит ее рукой. Трэнс подходит ближе, и он загораживает ей выход. Сейчас он выглядит по-настоящему страшно.
    Тир: Я слушаю.
    Трэнс: Ладно, предположим, ты здесь на "Эврике" потому, что ты решаешь, нужно или нет лететь к ницшеанцам и предупредить их, что Дилан попытается их убить... Но знаешь, я сейчас подумала. Как-то странно, что ты совсем не удивился, когда флот ницшеанцев оказался таким большим. Как будто заранее знал, что кораблей будет больше и что с ними должно что-то случиться. Например, взрыв Харпера?
    Тир (угрожающе надвигается на нее): Пока что ты говоришь только обо мне. А мы хотели поговорить о тебе.
    Трэнс (нервно): Да-да, конечно. Значит, у тебя есть два варианта. Или перейти к ницшеанцам, или остаться с Диланом. Ты не можешь сделать и то, и другое. И если ты полетишь к ницшеанскому флоту на "Эврике", то только вызовешь огонь на себя. Значит, ты должен решить, что важнее - победа для твоего народа или твое личное выживание.
    Тир: Мы опять отошли от темы.
    Трэнс: Л-ладно. В общем, чтобы выжить, тебе лучше всего не ограничивать свои варианты. Но если ты меня убьешь, тебе придется покинуть "Андромеду".
    Долгая пауза. Тир убирает волосы с лица.
    Тир: Если бы то, что ты говоришь, было правдой... Чисто теоретически...
    Трэнс: Ну да.
    Тир: ...Тогда у меня все равно не было бы выбора. Мне пришлось бы устранить тебя и попытать счастья с ницшеанцами.
    Трэнс: Почему? Это всего лишь теоретический разговор, разве не так? Просто игра.
    Тир: Я очень серьезно отношусь к таким играм.
    Трэнс (улыбаясь): А я нет. Я все равно про все забуду, как только уйду.
    Тир: Про что?
    Трэнс: Вот именно! Пока!
    Она еще раз улыбается и уходит, переходя на бег. Тир смотрит ей вслед, немного потрясенный.

    Дилан и Ромми на мостике.
    Ромми: До битвы меньше двух часов. Какое бы решение ты не принял, сделать это нужно поскорее.
    Дилан: Ты веришь в судьбу?
    Ромми: Идея, что Вселенная - огромная запрограммированная машина, имеет определенную привлекательность.
    Дилан: Только не для меня. Я всегда верил, что человек сам творит свою судьбу. Что жизнь - это цепочка выборов.
    Ромми: Но у тебя есть выбор.
    Дилан (усмехаясь): Есть? Бритва Оккама. Самое простое объяснение обычно верно. Вражеских кораблей втрое больше, чем должно быть. Мы можем их уничтожить. Какое будет самое простое объяснение?.. (он принимает решение и идет к своему посту) Выпусти Харпера из каюты. Пусть готовит свой катализатор. Мы идем.
    Ромми: Есть.

    Мастерская. Харпер работает над своим устройством и разговаривает с Диланом.
    Дилан: Ну?
    Харпер: Ну, конечно, очень мило, что ты наконец-то решил убить плохих парней и все такое, но, м-м, уже слишком поздно.
    Дилан: Почему?
    Харпер: Ну, это не очень-то точное оружие. Оно скорее похоже на плазменную мину, чем на гауссову винтовку. Я-то хотел устроить взрыв до того, как они разлетелись, когда мы могли предсказать их точное положение. Но теперь...
    Дилан: Они рассеялись по всей туманности.
    Харпер: Вот именно. И значит, катализатор не поможет. Если, конечно, ты не попросишь их выстроиться в ряд, чтобы мы могли их взорвать.
    Дилан: Я попробую.
    Харпер (недоверчиво): Что?
    Дилан: Подготовь катализатор. Я займусь ницшеанцами.

    "Андромеда" появляется из туманности. Ее силуэт четко вырисовывается на фоне яркой звезды. Мостик.
    Андромеда (голограмма): Поднимаюсь из молекулярного облака.
    Дилан: Мистер Харпер?
    Харпер (в служебном проходе): Наконец-то! (в камеру, показывая свое устройство). План Харпера, воплощенный в жизнь!
    Дилан: Что-что?
    Харпер: Э-э, готов. Дамы?
    Трэнс (они с Ромми в мастерской): Мы готовы.
    Ромми: Тебе не обязательно в этом участвовать.
    Трэнс: Нет, я хочу. Я втянула нас во все это, и я должна нести точно такую же ответственность, как и все остальные. (многозначительный взгляд...)
    Дилан: Где Тир?
    Андромеда (голограмма): В своей каюте.
    Дилан: Начнем. Ромми, передай управление оружием на мой пост. Бем, включи активные сенсоры.
    Андромеда (экран): Это привлечет их внимание.
    Дилан: Занять боевые посты (сигнал тревоги, освещение меняется на синее). Двигатели на полную мощность.
    Бека, в кресле пилота, нажимает на рычаги управления. Снаружи"Андромеда" вылетает из туманности и врезается в середину ницшеанского флота, ведя огонь по их кораблям. На многих кораблях происходят крупные взрывы, некоторые теряют управление, но уничтожено очень мало.
    Андромеда (голограмма): Мы атаковали несколько целей. Каждой нанесен легкий урон. Вражеские корабли идут на перехват.
    Дилан: Маневрируй! Запустить боевые зонды.
    Ницшеанцы открывают ответный огонь, но "Андромеду" пока почти не задевают.
    Бека: Если ты хотел растревожить осиное гнездо, у тебя получилось. И они начинают жалить.
    "Андромеда" выпускает турели защитных лазеров. Несколько зондов сбиты ницшеанским истребителем. На сотрясающийся от взрывов мостик входит Тир.
    Преподобный: Тир?
    Дилан: Мистер Анасази! Мы можем вам помочь?
    Бой продолжается. Тир не без труда пробирается к своему посту.
    Тир: У моего народа есть легенда о битве при Голове Ведьмы. Ницшеанские силы прибыли на битву в подавляющем количестве. Их победа казалась обеспеченной! Но из ниоткуда, в самый важный час, появился ангел смерти, разящий адским пламенем. Ницшеанский флот был разбит, искалечен. Их доблестная победа превратилась в пепел.
    Бека: Так ты все знал?
    Тир (смотрит на Дилана): Я никогда раньше не видел ангела.

    Молчание прерывает еще один взрыв.
    Дилан: Ромми, сколько до эпицентра?
    Андромеда (голограмма): Сорок пять секунд.
    Дилан: Харпер! Выпускай катализатор.
    Харпер (нажимает кнопки на своем устройстве и говорит в камеру): Харпер спасает мир, дубль первый (хлопает перед камерой).
    Ромми: Катализатор готов.
    Трэнс: Передаю управление огнем на мостик.
    Ромми: Ждем тебя, Дилан.
    "Андромеда" улетает обратно в туманность, но теперь преследуемая ницшеанским флотом.
    Преподобный: Ницшеанские корабли прямо за нами.
    Все смотрят на Дилана, который колеблется.
    Бека: Дилан?
    Андромеда (голограмма): Дилан.
    Дилан (тихо): "Я становлюсь Смертью, разрушителем миров."
    Он нажимает кнопку. Из дюз "Андромеды" вырывается светящийся синий поток. Яркий свет озаряет мостик: вся туманность за "Андромедой" вспыхивает. Взрыв невообразимых масштабов раскидывает ницшеанские корабли, как бумажные.
    Андромеда (голограмма): Множественные взрывы. Две трети ницшеанского флота были в зоне поражения.
    Тир (прерывающимся голосом): Сто тысяч...
    Андромеда (экран): Готовьтесь к удару.
    Ударная волна от взрыва врезается в "Андромеду". Кроме продолжающейся несколько секунд тряски, других последствий нет.
    Андромеда (голограмма) (дождавшись, пока все успокоится): Все системы работают нормально.
    Преподобный: Остатки ницшеанского флота отступают.
    Бека: Все кончено.
    Дилан: Да. Все кончено.
    Харпер наблюдает за происходящим на маленьком мониторе. Хотя на нем выводится лишь схематическая картина, Харпер впервые осознает, что они сделали. Злая улыбка сходит с его лица.
    Харпер (в камеру, подавленно): Мы победили.
    Он отключает камеру.

    "Андромеда" летит через туманность. Мостик.
    Бека: Мы подходим к порталу слипстрима.
    Дилан: Уводи нас, как только сможешь. Статус ницшеанцев?
    Преподобный: Выжившие рассеялись по туманности.
    Тир: Когда прибудет Звездная гвардия, ницшеанцы будут ослаблены, не готовы к бою (смотрит Дилану в глаза). У тебя получилось.
    Он уходит, снимая на ходу пояс с оружием.
    Дилан (Преподобному): Скажи мне еще раз, что все это предопределено.
    Преподобный не отвечает.
    Андромеда (голограмма): Вижу выходы из слипстрима! Множество векторов.
    На экране - зеленые фигурки крейсеров Звездной гвардии.
    Бека: Флот Звездной гвардии!
    Преподобный: Они вызывают нас.
    Бека: Ницшеанцы идут на перехват.
    Дилан: Уходим отсюда. Не выходить на связь.
    Бека: Переход в слипстрим через три... две... одну...
    Дилан: Удачи вам.
    "Андромеда" переходит в слипстрим. Оставшиеся позади ницшеанские корабли открывают огонь...
    Бека: Переключение полярности слипстрима... Есть!
    "Андромеда" летит по слипстриму, который сейчас выглядит более или менее нормально.
    Преподобный: Выходим из слипстрима.
    "Андромеда" появляется из портала слипстрима.
    Дилан (помолчав): Ромми?
    Андромеда (голограмма): Положения звезд и расширение галактики соответствует 10087 году. Мы вернулись туда, откуда начали.

    Дилан входит на палубу обсерватории, где сидит Тир.
    Дилан: Мне бы очень хотелось, чтобы был другой выход.
    Тир: Вина - бесполезная эмоция... Так я повторяю себе.
    Дилан: Ты винишь себя в том, что произошло?
    Тир: Я не говорил этого. Но я мог бы уничтожить "Андромеду". Я мог бы убить всех нас и спасти сто тысяч ницшеанских жизней.... И я этого не сделал.
    Дилан: Нет, не сделал.
    Тир: Я дал собственному инстинкту выживания перевесить судьбу целого народа... Моего народа.
    Дилан (садится рядом): Это очень по-ницшеански.
    Тир (грустно усмехается): Да.
    Дилан: Быть может, в глубине души ты знал, что то, что мы сделали, было... действительно необходимо.
    Тир (по щеке у него течет слеза): Дилан, ты веришь в это?
    Дилан: Мне приходится.
    Они сидят вместе, смотря на звезды.

    "Эврика". Трэнс внимательно рассматривает дерево-бонсай и отрезает крупную ветвь садовыми ножницами.
    Трэнс (улыбаясь): Так-то лучше...

    ПРИМЕЧАНИЯ:
    1. Туманность "Голова Ведьмы" (официальное название - IC 2118) - отражательная туманность весьма своеобразной формы, связанная с яркой звездой Ригель в созвездии Ориона. Свет звезды отражается от туманности, имеющей тонкую пылевую структуру. Оттенки синего цвета объясняются тем, что Ригель излучает в синей области спектра и что пылинки рассеивают голубой свет эффективнее, чем красный. Туманность находится на расстоянии 1000 световых лет от Солнца.

    2. Фермопилы (Thermopylae) - узкий проход в Этейской возвышенности, у южного берега Малийского залива. Этот проход представлял собой единственную дорогу из Фессалии в Локриду и вообще в Среднюю Грецию. Проход был не везде одинаковой ширины; всреднем, его ширина составляла 60 шагов. В истории Греции Фермопильское ущелье было ареной важных военных событий: в 480 г при нашествии персов здесь пал Леонид со своими 300 спартанцами.

    3. "Тигр, о тигр, багровый свет, В чащах ночи жаркий след, Кто, исполнен грозных сил, Злую плоть твою слепил?" (перевод А. Кудрявицкого) - Преподобный цитирует знаменитое стихотворение поэта и философа Вильяма Блейка - "Тигр" (1792 г). Блейк был откровенным дуалистом, признававшим Добро и Зло как равновесные силы. Его основной постулат - непримиримое противоборство жизненных начал. Желающий примирить их жаждет смерти всего сущего, ибо чем ожесточеннее это противостояние, тем глубже жизнь.

    4. "Бритва Оккама" - принцип простоты, формулировка которого принадлежит английскому философу и теологу Вильяму из Оккама (ок. 1285-1349 гг). Францисканский монах был минималистом как в своей лишенной материальных благ жизни, так и в философских диспутах. "Бритва" появилась из его предложения "сбривать" лишнюю сложность в аргументации.

    5. "Я становлюсь Смертью, сокрушительницей миров" - Дилан повторяет вслед за богом Кришной, повелевающим судьбами смертных ("Бхават-Гита"). В современной истории эта строка известна как фраза, которую произнес Дж. Роберт Оппенгеймер после первого испытания созданной им атомной бомбы.

    Спасибо UAV'у за любезно предоставленный перевод.
    И Лане - за помощь с телецапами и комментариями

    0

    6

    107. Слепое родство [The Ties That Blind]
    У Беки есть братец, но он не из числа пай-мальчиков, и их семейное воссоединение вряд можно назвать трогательным. А "Андромеда" тем временем сталкивается со старым загадочным врагом (см. "Первая кровь").

    108. На берегах Леты [Banks Of The Lethe]
    Позволив персеидам провести научный эксперимент с использованием уникальных возможностей "Андромеды", Дилан невольно оказывается снова около той самой черной дыры, где был заморожен во времени. Тоскующий Дилан вспоминает, как познакомился со своей невестой Сарой. Особые параметры черной дыры и гениальность персеидов и Харпера, создавших прибор для телепортации, позволяют Дилану попасть в прошлое, где он встречается с Сарой и сражается с ницшеанцами из клана Драго-Казов. Дилан возвращается в настоящее, Сара остается в прошлом...

    109. Роза в пепле [Rose In The Ashes]
    Дилан отправляется с Ромми на планету Аразия с предложением вступить в новое Содружество. А там, оказывается, имеются свои счеты к бывшему Содружеству. Дилана сочли подстрекателем, покушающимся на нормальный ход вещей, и вместе с Ромми отправили на весьма отдаленную планетку Гелиос IX, где не живет никто, кроме заключенных с пожизненными сроками и роботов-надсмотрщиков. Экипаж "Андромеды" усиленно ищет капитана, а Трэнс, сделав невинное личико, называет планету, на которой может быть Дилан, туманно пояснив свой уверенный выбор тем, что она "миленькая".

    110. В океанских глубинах Нептуна [All Great Neptune's Ocean]
    Убит президент Касталийской республики, готовой подписать Хартию Содружества. Главный подозреваемый - Тир. Почему? Потому что много лет назад президент Ли приказал взорвать орбитальную станцию, где жили 75000 ницшеанцев из клана Волсунг. Погибли все, включая женщин и детей. С помощью Харпера, Дилан доказывает невиновность Тира и разоблачает настоящего убийцу. А мотив оказывается банально-политическим - обычная борьба за власть!

    0

    7

    111. Жемчужины, которые были его глазами [Pearls That Were His Eyes]
    Три неприятности сразу - "Андромеда" нуждается в серьезном ремонте, две крупные корпорации, Транс-Галактика и Квантум, объединяются, рискуя совсем задавить мелких извозчиков типа Беки Валентайн и, как мрачно сообщает Тир, грядет очень-очень сильная солнечная буря, противостоять которой потрепанный крейсер не сможет. Чтобы никому не было скучно, почта заодно с новостями бизнеса и сводкой погоды приносит письмо на имя Беки. Сид, старый друг и партнер ее отца, просит помощи. Конечно, Бека не может отказать, и в результате выясняет, что именно дядя Сид и ее отец изобрели флэш - один из самых популярных наркотиков во Вселенной.

    112. Уравнение слез [Mathematics Of Tears]
    Они нашли еще один корабль Звездной Гвардии - "Пакс Магелланик", первый корабль класса "наследие". "Андромеда" встречает свою старшую "сестру", а Дилан - женщину, которая его понимает. Он обрадовался, а зря... Джилл, очаровательный офицер Звездной гвардии, как и остальные обитатели корабля-призрака, оказывается андроидом.

    113. Бой далекого барабана [Music Of A Distant Drum]
    На тихой планете Мидден молодая женщина Иваин и ее приемный сын-подросток Брейон находят рухнувшую "Эврику Мару", а в ней - Тира, который не знает, что он Тир, потому как память отшибло. Кроме него на корабле оказывается огромный ящик, закрытый на физический ключ, генетическую идентификацию и голосовой пароль. Не зная пароля, открыть его Тир не может. Зато может, пока память восстанавливается, отвадить хамоватых грабителей из местных и подраться с Драго-Казов, которые так и норовят отобрать у него загадочный ящик, внутри которого, как потом выясняется, лежит мумия основателя ницшеанской расы - Драго Мусевени.

    114. Харпер, версия 2.0 [Harper 2.0]
    Возвращаясь на "Андромеду", Бека и Харпер подбирают странную сферу, внутри которой обнаруживается смертельно раненый персеид. Он говорит, что должен что-то спасти, и из последних сил набрасывается на Харпера. Раньше, чем Бека успевает его оттолкнуть, он вливает в порт Харперу поток зеленой гадости, которая потом оказывается архивом Университета Всех Систем. Персеид благополучно отходит в мир иной, а Харпер через некоторое время неожиданно становится полиглотом и начинает с бешеной активностью разрабатывать сразу несколько проектов. У него ускоренный пульс и учащенное дыхание. Друзья начинают беспокоиться, а прибытие на "Андромеду" Джегера - охотника за беглецами - только добавляет поводов для волнения.

    115. Навязанная перспектива [Forced Perspective]
    Дилан оказывается на Мёбиусе, где его с пристрастием допрашивают - "уговаривают" признаться, что он прибыл сюда, чтобы свергнуть и убить местного правителя. Который хорошо знает Ханта, несмотря на то, что прошло уже триста лет. Дилан предается воспоминаниям, не всегда приятным. Трэнс спешит ему на помощь. А Тир с Бекой, тем временем, пытаются узнать друг друга получше...

    0

    8

    116. Сумма слагаемых [Sum Of Its Parts]
    На "Андромеду" прибывает посланник "машинного царства" - робот HG-966HXCN5. С миром. После выполнения своей миссии, он должен "саморазобраться" на запчасти. A HG не хочется этого делать, и он распространяется по всему кораблю, на время парализовав его. Но все заканчивается хорошо и HG обретает желаемую свободуSmile

    117. Страх и презрение на Млечном Пути [Fear And Loathing In The Milky Way]
    Возвращение старого знакомого - Герентекс захватывает Харпера и Трэнс и заставляет их отправиться вместе с ним на поиски дневника безумного Персеида, который, по слухам, нашел путь к Тарн-Ведре - закрытой для всех бывшей столице Содружества. Дневник находят и мило прощаются с Герентексом. Трэнс даже дарит ему на память цветочек.

    118. Дьявол берет отстающего [Devil Take The Hindmost]
    Дилан много думает, много спорит с Преподобным и святошей Блейком, а заодно много бегает и стреляет. В результате генетически мирный народ - Хаджира - учится воевать, да еще получает в качестве защитников от работорговцев боевых магогов (детишек Преподобного, между прочим).

    119. Брачное предложение [Honey Offering]
    Дилан соглашается доставить старшую дочь главы ницшеанского клана Сабра к жениху - сыну эрцгерцога клана Ягуар. Но не бесплатно! Он требует признать независимость систем, из-за которых постоянно конфликтуют Сабра и Ягуар - Энкиду и Шопенгауэр, чтобы они смогли подписать Хартию Содружества. "Две солнечные системы за полет в один конец?" - восхищенно переспрашивает Тир. Как ни странно, заинтересованные стороны соглашаются. Невеста, Элсбетт Моссадим, оказывается существом бесцеремонным и уверенным в своем превосходстве. Но как очень быстро выясняется, главная проблема с Элсбетт не в том, что она паршиво воспитана, а в том, что ницшеанцы могущественного клана Драго-Казов хотят ее заполучить. "Андромеда" окружена. Дилан решает спасти невесту, улизнув вместе с ней на "Эврике". Вдоволь поиздевавшись над Диланом, Элсбетт, в конце концов, находит с ним общий языкSmile А потом выходит замуж за своего жениха.

    120. Проклятые звездами [Star-Crossed]
    На борту "Андромеды" появляется Габриэль - андроид и, по его собственному утверждению, профессор античной истории. Ромми очарована, да что там - влюблена! Но увы - парень оказывается вражеским шпионом. И Ромми приходится его уничтожить...

    0

    9

    121. Источник дивного света [It Makes A Lovely Light]
    Бека хочет сделать Дилану подарок на день рождения и доставить его на родную планету Тарн-Ведра, которую ведранцы скрыли от всех после падения Содружества. У Беки есть карта переходов, обнаруженная в дневнике безумного Персеида (см. Страх и презрение на Млечном Пути) но из-за передозировки наркотиков она оказывается на грани смерти, при этом едва не угробив остальных.

    122. Час превращений [Its Hour Come Round At Last]
    Xарпер проводит какую-то профилактику и внутри мозга Ромми обнаруживает непонятный закрытый блок. Он все-таки туда влезает и тем самым "пробуждает" предыдущую версию Андромедовской личности. Той, что была до того, как Дилан принял корабль. Соответственно, она их никого знать не знает, считает захватчиками и начинает сражаться - для начала позакрывав все отсеки и включив систему автозащиты в коридорах. К счастью, Дилан вспомнил свой старый код лейтенанта, и только Харперу удалось слегка взять Андромеду под контроль, как корабль облепили десантные корабли магогов, которые быстро заполнили почти все коридоры. В результате долгих кровопролитных боев там и сям, в Тира и Харпера магоги отложили личинки и уволокли в свой магожий мир, Преподобного заманили и увели туда же, Ромми пришпилена железякой в одном из коридоров, а Дилан, Бека и Трэнс валяются бездыханные на полу в рубке.

    0

    10

    201. На краю бездны [The Widening Gyre]
    Дилан и Ромми настойчиво ищут украденных членов экипажа, Преподобный убивает магогов и цитирует Данте, Тир и Харпер пытаются освободиться - и все происходит в туннелях и пещерах Мира-Корабля магогов. Бека сбрасывает на них ракету Нова, однако без толку - мир магогов оказывается "новоустойчивым". Трэнс умудряется извлечь из Тира личинки магогов, но Харперу подобную операцию не пережить. Ему остается только принимать снадобье, которое держит личинки в полудохлом состоянии, и надеяться, что его товарищи что-то придумают.

    202. Стратегия отступления [Exit Strategies]
    "Эврика" совершает вынужденную посадку на заснеженной планете. Преподобный голодает, Дилан метит деревья, за Тиром гоняются не очень дружелюбные ницшеанцы. Бека пытается их всех успокоить. Ромми и Трэнс проводят санитарный день на заваленной трупами магогов "Андромеде". Харпер пытается покончить с собой. Гигантские подземные черви лакомятся слишком много знающими о Тире ницшеанцами.

    203. Сердце - подделка [A Heart For Falsehood Framed]
    Бека, Харпер и Трэнс, вспомнив прошлые навыки, пытаются украсть Сердце Гегемона. Тир старается его купить, а Дилан тем временем ведет переговоры, чтобы остановить надвигающуюся войну между танами и местным гангстером из чичинов. Бека влюбляется, будь благословенно ее сердце... Гегемоново тоже.

    204. Безжалостна, как солнце [Pitiless As The Sun]
    Без особой радости Дилан обнаруживает, что весьма могущественные и обозленные пириане считают экипаж "Андромеды" наркокурьерами (не без оснований, надо заметить). Тир разгадывает тайну машинного отделения № 5. Присоединяйтесь к профессору Логичу в его попытках узнать, что же такое Трэнс. Правда, на успех можете не рассчитывать...

    205. Момент истины [Last Call At The Broken Hammer]
    Дилан, Тир, Бека и Трэнс ищут Изабеллу Ортис, намереваясь предложить ей заняться разработкой Конституции нового Содружества, поскольку она из тех немногих, у кого это может получиться. Но жизни Изабеллы угрожает опасность, и она ловко от всех скрывается. Тир чешет дулом за ухом, а Трэнс избавляется от своей самой приметной анатомической подробности.

    0

    11

    206. Слишком по-человечески [All Too Human]
    Пока Ромми занята выполнением миссии на планете, обитатели которой ненавидят андроидов, Дилан, Бека и Трэнс на "Андромеде" совершают маленький маневр, вызывающий землетрясения и извержения вулканов на другой планете. Харпер в скафандре, Тир привязан к койке, Преподобный управляет "Эврикой", которая вот-вот утонет.

    207. Надежда обреченных [Una Salus Victus]
    Дилан и Тир весело проводят время на бывшей станции Звездной гвардии в обществе ницшеанцев из клана Драго-Казов, старающихся их прикончить. Но если Тир, как и положено ницшеанцу, просто старается выжить, то Дилан явно получает от всего происходящего массу удовольствия.

    208. Пожар в доме [Home Fires]
    Бывшая невеста Дилана, Сара, последовала его мудрому совету и вместо того, чтобы всю оставшуюся жизнь оплакивать потерянную любовь, собрала после войны всех, кто уцелел, из экипажей "Андромеды" и "Звездной Мудрости", их семьи и кого еще смогла, и основала на отдаленной планете поселение, сохранившее традиции и дух Содружества. Туда-то и направляется "Андромеда". Будет ли радостной эта встреча?

    209. По лабиринту [Into the Labyrinth]
    На "Андромеде" - дипломатическая тусовка. Красотка Сатрина, появившаяся якобы для получения интервью, на самом деле - прислужница Духа Бездны. Она хочет, чтобы Харпер отдал библиотеку с файлами, доказывающими, что магоги действуют не сами по себе, а под чутким руководством этого самого Духа. Харпер же, пообщавшись с дамочкой, способной на фазовый переход, начинает догадываться, что сможет справиться с личинками магогов, если создаст тессеракт - прибор, сворачивающий пространство. Боливар, предводитель клана Сабра-Ягуар, несказанно удивив Дилана, подписывает хартию Содружества.

    210. Принц [The Prince]
    Дилан и Тир становятся наставниками семнадцатилетнего принца, семья которого убита мятежниками, и помогают ему занять трон.

    0

    12

    211. Мятеж [Bunker Hill]
    Харпер отправляется на свою родную планету, Землю, чтобы принять участие в восстании против ницшеанцев. Дилан обещает вовремя поспеть на помощь, но у него под ногами путается большой-пребольшой ницшеанский флот.

    0

    13

    212. Круг замкнулся [Ouroboros]
    "Кружись, вертись, прокатись на вихре.
    Помни, когда замолкнут барабаны,
    Второго танца уже не будет."

    Поэтесса Улатемпа "Ритмы", 9825 год Содружества
    Рубка. Экипаж в полном составе - кто сидя, кто стоя - смотрит прощальное послание Преподобного Бема.
    Преподобный: С того самого времени, как я побывал в Мире-корабле магогов, я чувствовал себя потерянным, запутавшимся. У меня нет ответов, но пришла пора задавать вопросы … куда бы они ни вели. И пока я вновь не увижу всех вас - знайте, что куда бы ни завела меня судьба, даже в кромешной тьме я буду нести всех вас в своем сердце, и вы будете освещать мой путь… всегда.
    Голограмма отключается.
    Ромми: Это все сообщение.
    Бека: Я знала, что у него проблемы, но не думала, что все настолько плохо…
    Трэнс: Кромешная тьма - это мне совсем не понравилось.
    Все расстроены, но Харпер особенно.
    Харпер: Мне тоже. Мое мнение - найдем его и вернем обратно, хочет он того или нет.
    Тир: Но он свободное … создание. И он высказал свою волю.
    Бека: К тому же, даже если бы мы хотели найти его, где искать?
    Дилан: Преподобный может о себе позаботиться, и если он хочет побыть один, думаю, мы не должны мешать ему.
    Харпер: Ага, тебе легко говорить.
    Харпер уходит.
    Дилан переглядывается с Ромми, потом переводит вопросительный взгляд на Беку.

    Машинный отсек 17 - входит Дилан.
    Дилан: Харпер? Харпер, ты здесь?
    Обнаруживает Харпера.
    Харпер: Нет!!!
    Дилан: Послушай, я знаю, что ты расстроен, но если Преподобному надо уйти…
    Харпер: Бем обещал найти способ извлечь этих паразитов-магогов из моего нутра раньше, чем они меня прикончат.
    Сердитый Харпер уходит от Дилана, тот идет следом.
    Харпер: Он обещал мне и… Ааа!!!
    Харпер скрючивается от боли, Дилан подхватывает его и усаживает на ближайшую лавку.
    Дилан: Давай, присядь здесь.
    Он прикладывает ингалятор к губам Харпера.
    Дилан: Прими лекарство.
    Харпер вдыхает люкоприн, все еще морщась от боли.
    Харпер: Не помогает…
    Дилан: Тогда просто приляг, вот здесь.
    Дилан растерян.
    Харпер слышит искаженные голоса: Синти … Не отпускай меня! Держись за меня! Ну же! Хватайся! Я тебя держу!
    За спиной у Дилана Харпер размыто видит себя, хватающегося за переборку; неведомая сила пытается оторвать его и утащить, но он протягивает кому-то руку…
    Дилан: Красный код. Срочная медпомощь в семнадцатый отсек!
    Андромеда: Дилан, что там происходит?
    Дилан (почти панически): Личинки магогов в животе Харпера. Они готовы вылупиться.
    Харпер теряет сознание.
    Дилан: Держись, Харпер...

    Медотсек. Дилан меряет помещение шагами, заложив руки за спину, Трэнс у монитора, Харпер на койке.
    Трэнс: Харпер очнется через час или два, но врать не буду - дело плохо.
    Дилан: Подробнее, Трэнс.
    Трэнс: Ну, личинки магогов внутри Харпера выработали иммунитет к лекарству, которое мы ему давали. На дальнейшее применение реагировать они уже не будут.
    Дилан: Не говори это Харперу.
    Трэнс: У него есть неделя максимум, а потом они вылупятся.
    Дилан (мрачно): Это просто здорово.
    Входит Бека.
    Харпер (бормочет): Синти…
    Бека: Харпер?
    Харпер приходит в себя.
    Харпер: Синти.
    Дилан (обрадованно): Персеиды. Конечно! Если кто и может помочь Харперу, так это они. Бека!
    Бека: Уже иду.
    Она быстро покидает медотсек.
    Харпер: Я должен…
    Дилан: Отдохнуть. Береги силы.
    Харпер: Личинки магогов… Что… что бы ни случилось…
    Дилан: Не беспокойся, Харпер. Я не позволю им вылупиться.
    Харпер, чуть приподняв голову, смотрит на свой живот. Дилан переводит взгляд туда же.

    "Андромеда" покидает зону перехода.
    Рубка. Входит Дилан.
    Бека: Пересекаем границы Синти.
    Дилан: Андромеда, передай всю имеющуюся информацию о состоянии Харпера Техническому директору Хохне. Проси любую помощь, какую он может оказать. Бека, выводи нас на орбиту.

    Мастерская - Харпер что-то ищет, но нервное возбуждение и боль мешают сосредоточиться.
    Харпер: Аа! Ой!! И еще раз ой!!!
    В это время открывается дверь и входит Трэнс, которая видит, как он сгибается от боли.
    Трэнс: Харпер, я искала тебя повсюду.
    Харпер продолжает свои поиски.
    Харпер: Врушка. Тебе никогда ничего искать не приходится, Трэнс. Ты всегда почти сразу находишь то, что ищешь.
    Трэнс: Да, я не искала тебя, но как твой лечащий врач, я думаю, что тебе пора отдохнуть.
    Харпер: Не-ту-ш-ки! Ты не училась на медика, Трэнс, так что ты ненастоящий доктор. Вот так!
    Трэнс: Тебе повезло, что ненастоящий, иначе ты уже не один месяц был бы мертв.
    Харпер: Хорошо, может и так, но мне осталось жить меньше недели, и я хотел бы потратить каждое мгновение на поиски лекарства, если ты не против. Так, где этот чертов наноманипулятор?!
    Трэнс подает инструмент Харперу.
    Харпер (сразу притихнув): Спасибо.
    Трэнс мило улыбается.
    Харпер: Слушай … ммм … спасибо тебе за все, честно. А теперь, если ты не против, я был бы рад тишине и покою.
    Трэнс: Ухожу.
    Трэнс уходит.
    Харпер (очень тихо): Оооой…
    Трэнс останавливается и возвращается к Харперу, целует его в щеку и быстренько удаляется. Харпер выглядит удивленным (и немного растроганным).
    Харпер: Инженер, исцели себя сам.
    Он прикасается кончиками пальцев к "поцелую" и подносит их к своим губам.

    Шлюз. Андроид выносит ящик с оборудованием. Появляются Хохне и его ассистент Рекииб, их приветствуют капитан и Ромми.
    Дилан: Технический директор Хохне. Спасибо, что прилетели.
    Ромми: Харпер будет очень рад вашему прибытию.
    Хохне: В сущности, я должен быть благодарен за то, что вы привлекли мое внимание. Я рассмотрел предложение юного мистера Харпера по извлечению личинок магогов, капитан. Оно потрясающе.
    Персеиды пребывают в восторженном состоянии.
    Рекииб: Сногсшибательно.
    Хохне: Передовые исследования с добровольно желающим того полностью интерактивным субъектом. Состояние Мистера Харпера даст нам поистине захватывающую возможность.
    Рекииб: Редчайший случай.
    Ромми невозмутима, Дилан несколько смущен.
    Дилан: Рады быть полезными.
    Хохне: Теперь же, извините, но мы не должны заставлять ждать субъект исследований. Рекииб, оборудование.
    Персеиды нетерпеливо удаляются.
    Дилан и Ромми идут в другую сторону.
    Дилан: Да уж, оборудование. Напомни-ка мне, насколько он блестящий ученый.
    Ромми: Потрясающий, бесспорный, абсолютный гений. Один из величайших умов современности.
    Дилан: И единственная надежда Харпера.
    Ромми: Угу…
    Дилан: Хммм…

    Мастерская. Харпер, персеиды и Ромми.
    Харпер: Бум! И никаких малюток магогов, чудесное исцеление. Дело закрыто.
    Ромми: Итак, ты хочешь извлечь личинки, свернув пространство?
    Хохне: Тессеракты и струны Алисы. Поразительно. Если мы доведем до ума эту технологию, то сможем в прямом смысле подчинить пространство и время нашей воле.
    Харпер: Да, идея именно такая. Э… если честно, меня осчастливит и просто избавление от моих незваных гостей.
    Хохне: И, хм, Вы сами разработали эту технологию?
    Харпер: Ну, формально-то, я… эээ… позаимствовал ее у весьма мерзких личностей.
    Хохне: Людских союзников магогов?
    Ромми: И их создателя.
    Харпер: Поверь, детка! Они проходили сквозь стены, я тоже пройду сквозь стенки, только через, хм, стенки желудка.
    Хохне: О…
    Ромми: Харпер, ты уверен, что это разумно? Ты едва понимаешь эту технологию, и если она не сработает…
    Харпер: Я знаю, знаю. Меня перекрутит в скульптуру в стиле абстракционизма.
    Прикладывает одну руку к голове и одну ногу к уху.
    Харпер: Харпер - лестница, ведущая вниз.
    Хохне смеется.
    Ромми: Так, это не смешно.
    Харпер: Нет, не смешно, я знаю. Но с моей точки зрения, Ромми, терять мне нечего.
    Харпер и Хохне склоняются над какой-то деталью. Ромми смотрит укоризненно-озабоченно.

    Реакторный отсек. Дилан сидит на платформе, свесив ноги, Ромми стоит у пульта. Они отлаживают системы для предстоящего эксперимента.
    Дилан: Если тебе не нравится план Харпера, предложи альтернативу.
    Ромми: Жаль, не могу.
    Дилан: Тогда остается только позволить ему осуществить задуманное.
    Ромми: А если не получится? Что если нам придется…
    Дилан: Не дать личинкам вылупиться?
    Ромми (настойчиво): Убить его.
    Дилан: Если придется, я сам займусь этим.
    Ромми: Когда ты взял на борт экипаж "Эврики", я думала, что они ненадежны, непрофессиональны.
    Она замолкает, будто решая - продолжить ли.
    Ромми: Харпер мне ближе всех прежних инженеров. В сущности, самый близкий из всех членов экипажа, когда-либо служивших на мне.
    Дилан: Как семья. Все они. (Пауза). Уф, даже Тир, черт возьми.
    Ромми: Мы должны были сохранять военную субординацию.
    Дилан: Что ж, Ромми, мы не сохранили. Не могли. Они нуждались в нас, и, правду сказать, мы нуждались в них. Они - наше все. Готово.
    Закончив регулировку, Дилан встает.
    Дилан: Поддерживай уровень подачи энергии; сообщи, если мы можем сделать что-либо еще.
    Ромми: Есть, сэр.
    Дилан торопливо покидает отсек.
    Дилан: И перешли данные по машине Харпера в мою каюту.

    Выходит через дверь и… голубые вспышки. Странный звук заставляет его обернуться.
    Дилан: Ромми, что ты…
    Он видит закрытый люк.
    Дилан: Ромми?… Чудеса.
    Раздается сигнал боевой тревоги.
    Андромеда: Боевая тревога. Экипажу занять боевые посты.
    Резко развернувшись, Дилан видит двух гвардейцев, проходящих мимо в другой коридор.
    Дилан: Стэм? Томпсон... Томпсон!
    Он бежит за членами экипажа.
    Андромеда: Боевая тревога. Это не учения.
    Дилан: Томпсон!
    Завернув за угол, Дилан оказывается на перекрестье коридоров. Десятки гвардейцев торопятся занять места по боевому расписанию. Дилан останавливается и ошалело смотрит.
    Мужской голос: Персонал всех постов готов.
    Женский голос: Время готовности 3 минуты 37 секунд.
    Мужской голос: Слишком медленно.
    Дилан видит женщину с заплетенными в косу волосами, которая подходит к трапу и спускается вниз.
    Дилан: Майор Вэнс. Кайли!
    Он бежит следом.
    Андромеда: Боевая тревога.

    Дилан спускается по трапу, миновав следующую голубую вспышку. Оглядывается. Он явно не там, где должен был оказаться.
    Дилан: Кайли! Кайли!
    Слышно эхо. Коридор пуст. Появляется голограмма, выражение лица - недоуменно-озабоченное.
    Голограмма: Дилан? Как ты здесь оказался?
    Дилан: Это не десятая палуба.
    Голограмма: Девятнадцатая. Минуту назад ты был в 200 метрах отсюда, на девятой палубе. Что с тобой произошло?
    Дилан: Я был с нашим экипажем. Нашим старым экипажем. Они были живы и они были здесь, на борту.
    Голограмма не находит, что ответить.
    Дилану очень не по себе.

    Кают-компания. Ромми сидит, взволнованный и раздраженный Дилан ходит туда-обратно.
    Дилан: Это был Томпсон, я уверен. Там был он, Стэм, даже Кайли Вэнс. Они все готовились к бою.
    Ромми: Томпсон был с нами только в одном бою.
    Дилан: Знаю, в системе Гефеста. Ницшеанцы устроили засаду, и мы застряли во времени.
    Ромми: Он погиб, Дилан. Я могу показать тебе записи, если хочешь.
    Дилан: Я видел их, Ромми!
    Ромми: И что ты предполагаешь? Путешествие во времени?
    Дилан: Не так просто. Мы сражались более чем в 500.000 световых лет отсюда. (Тяжело вздыхает.) Я теряю рассудок?
    Ромми (обеспокоенно): Может быть.
    Дилан: Если бы и так, это было бы не слишком удивительно после всего, верно?
    Ромми: Это было бы естественным психологическим следствием воздействия сильного стресса.
    Дилан: Мягко сказано. Со времен Гефеста мой мир разбит на осколки. Но знаешь, моими галлюцинациями не объяснить то, что я исчез для твоих внутренних сенсоров, а? Или то, как я переместился на 200 метров всего за несколько секунд.
    Ромми: Проблема в том, что я не была запрограммирована и оборудована для научных исследований. Я скорее специалист по части "нападения и взрывания". Преподобный Бем был нашим физиком-теоретиком.
    Дилан: Нда. А также бортовым психологом … но его здесь нет.
    Ромми: Да, его нет.
    Дилан вздыхает.

    Коридор. Харпер тащит ящик. Перед ним возникает недовольная голограмма.
    Голограмма: Харпер, возможно ли, что твоя машина уже работает?
    Харпер: Если бы. А что?
    Голограмма: С Диланом произошло что-то странное на палубе 9.
    Харпер: Ох, и виноват, конечно, я. Противно тебя разочаровывать, но мы едва начали. Мой живот меня просто убивает. В прямом смысле. Дилан - наименьшая из моих проблем.
    Харпер гораздо менее оживлен, чем обычно. Голограмма смягчается.
    Голограмма: Понимаю. Дай знать, если что-то понадобится.
    Голограмма исчезает.
    Харпер: Как насчет нового нутра для личинок магогов?

    Мастерская. Персеиды чего-то ладят. Входит Харпер с ящиком.
    Харпер: Скажи мне, что ты уже все уяснил.
    Хохне: Нет, но начало неплохое.
    Рекииб: Смотри.
    Харпер: Хотите добавить фотонный резонатор?
    Хохне: Он нужен для поддержания абсолютного контроля вращения струн.
    Харпер: Ага, иначе мы будем играть в рулетку на струне Алисы в тональности "ля". В самом деле, может сработать.
    Хохне: Должен отметить, что если бы два года назад мне сказали, что я когда-нибудь разработаю передовой способ применения теории струн с землянином, я бы счел это не более вероятным, чем бориллианский метеоритный дождь.
    Хохне и Рекииб хихикают.
    Харпер: Ладно, ладно. Слушайте, вы двое, хотя бы притворитесь, что вам не так уж весело, ладно? Вспомните, что моя жизнь висит на волоске.
    Рекииб говорит Хохне якобы шепотом, но стоя почти вплотную к Харперу.
    Рекииб: На струне Алисы.
    Персеиды снова хихикают.
    Харпер: Вот-вот! Как раз об этом я и говорю - шуточки ученых…
    Искаженные звуки, голоса - дверь открывается и входит полуголый Тир, поправляя прическу.
    Хохне: Мистер Анасази…
    Тир оглядывается в замешательстве.
    Харпер (нервно): Тир? Тебе что-то нужно?
    Тир: Это точно не моя каюта.
    Он подходит к Харперу.
    Тир: Харпер, я искренне надеюсь, что ты и твои легко возбудимые друзья не вовлекли меня в свои эксперименты.
    Тир хватает Харпера за шею сзади.
    Харпер (судорожно вздыхая от боли): Аах! Ох! Ааай! Яйца магогов, помнишь? Ой! Ой!!!
    Тир разжимает пальцы. Харпер отходит подальше.
    Харпер: Тир, даю слово, что в моем гипотетическом списке лабораторных крыс ты абсолютно точно на все 100% последний. Честно!
    Тир легонько кивает и переводит взгляд на Хохне, подобравшегося к двери, через которую Тир вошел.
    Хохне: Кто-нибудь заметил энергетическое искажение? Странно…
    Хохне открывает дверь, за нею - затягивающая пустота. Все хватаются за то, что рядом. Хохне оказался в наиболее опасной позиции.
    Хохне: Ааааааа!!!

    Кают-компания. Дилан и Ромми сидят у стойки, Дилан что-то пьет.
    Андромеда: Мастерская 17 - пробоина корпуса.
    Дилан: Пробоина? Мастерская в 50 метрах от внешней переборки.
    Ромми: Я не могу ее запломбировать; почему-то потерян контроль над шлюзовыми камерами.
    Дилан: Пошли.
    Они выбегают в открытый дверной проем, который сверкает голубым... И обнаруживают, что оказались в том же самом помещении.
    Дилан: Ладно. Объясни это.
    "Эврика". Трэнс перетаскивает куда-то горшок со своим деревцем. На входе в отсек она минует голубое сияние и слышит странный звук.
    Трэнс: Эй, кто здесь?!
    Трэнс заходит в отсек. На нее нападает робот с металлическим шестом.
    Трэнс: Хей! Ай!
    Трэнс роняет бон-сай.
    Трэнс (перепуганная): Тебя не должно быть здесь. Помогите!

    Мастерская. Воздух со свистом вылетает в открытый космос. Все держатся кто за что ухватился. Сцена чрезвычайно похожа на привидевшуюся Харперу. Рекииб слишком слаб, его пятерни разжались.
    Рекииб: На помощь!
    Харпер хватает его за руку, когда персеида протаскивает мимо него по полу.
    Харпер: Ну уж нет! Держись, Рекииб!
    Рекииб: Молю, не отпускай меня!
    Харпер видит самого себя на кровати, где личинки магогов начали вылупляться.
    Харпер: Цепляйся! Я держу тебя, держу!
    Рекииб: Прошу!
    Хохне: По-мо-ги-тееее!!!
    Хохне болтается, ухватившись за притолоку. Он уже почти весь снаружи. Тир отпускает панель, за которую держался, и дает потоку воздуха увлечь себя. Он выдергивает Хохне из проема и закрывает дверь.
    Всеобщее тяжелое дыхание и облегченные вздохи.
    Харпер: Фью!
    Тир отталкивает привалившегося к нему обессилевшего персеида.
    Тир: Пошел!
    Голубая вспышка, и они оказываются на смотровой палубе.
    Харпер выхватывает пистолет, персеиды оглядываются с любопытством.
    Рекииб: Что такое?
    Тир: Чудесно.

    "Эврика". Робот все еще пытается прибить Трэнс. Входит Бека и стреляет в робота, отключая его.
    Бека: Эээ, чую неладное.
    Трэнс: Он… какой-то робот.
    Бека подходит поближе.
    Бека: Ха, это не просто "какой-то робот", Трэнс. Это один из роботов-убийц с "Пакс Магелланик", с которыми мы сражались больше года назад!
    Трэнс: Думаешь, он прятался здесь все это время?
    Бека: Вряд ли.
    Бека приближается к Трэнс.
    Бека (подозрительно): Что ты сделала, Трэнс?
    Трэнс: Это не я, клянусь.
    Бека: Хорошо, тогда думай. Догадайся, что происходит?
    Трэнс: Ну, я полагаю, вполне возможно, что "Эврика" настоящего и "Эврика" прошлого каким-то образом объединились. Но если это действительно так, то есть лишь одно вероятное объяснение. Пространство и время очень сильно перепутались.
    Беку объяснение не вполне устраивает. Трэнс делает рожицу "так уж выходит".
    Голубая вспышка в одном из коридоров "Андромеды". Из нее появляются Дилан и Ромми.
    Ромми: Наконец-то!
    Звук открываемого канала внутренней связи.
    Дилан: Нас кто-нибудь слышит?
    Дальнейшие переговоры ведутся по общей связи. Группы в коридорах при этом продолжают движение.

    Нашедший где-то по дороге рубашку Тир возглавляет небольшую компанию из персеидов и Харпера. Харпер держит пистолет наготове. Тир тоже вооружен. Они идут по другому коридору "Андромеды".
    Тир: Слышимость отличная, сэр. Но проходимость - совсем другое дело.
    Харпер: Словно все дверные проема на этом корабле перепутались.
    Бека и Трэнс все еще на "Эврике".
    Бека: Ребята, мы только что встретились с роботом-убийцей с "Пакс Магелланик" более чем годовой давности. Трэнс думает, что время и пространство каким-то образом перепутались.
    Трэнс: Я сказала, что это лишь догадка.
    Ромми: Экипаж в коридоре…
    Дилан: Тессеракт Харпера - вот причина.
    Харпер: Я объяснил Ромми, он еще не работает.
    Дилан: Возможно, ему и не надо работать в настоящем, чтобы влиять на него. Если твой прибор способен изменять пространство и время, то может и искажать их.
    Ромми: Да, с момента подключения.
    Харпер: В будущем. Святые чертовы арбузы! Выходит, когда мы соберем и включим прибор, он начнет посылать что-то вроде временных ударных волн.
    Хохне: Да. Назад во времени - вплоть до настоящего.
    Рекииб: Непрерывное изменение времени. Вот это да!
    Тир: Проблема решена, раз вы уже прекратили сборку. Теперь мы можем прибор демонтировать. Немедленно.
    Хохне: Все не так просто. К сожалению, в нынешних обстоятельствах найти нужную мастерскую будет достаточно сложно, и я… мм… я позволил себе смонтировать несколько миниатюрных роботов, которые начали сборку.
    Тир переглядывается с Харпером. Оба не в восторге.
    Дилан: То есть, прибор собирает себя сам?! Вот это просто замечательно!
    Ромми: Дилан, у нас проблема.
    Дилан: Это уж точно.
    Ромми: Другая. Искажения не ограничиваются "Андромедой".
    Дилан: О чем ты говоришь?
    Ромми: Они происходят и на Синти, причем с гораздо большей амплитудой, чем здесь. И если мы их не остановим, они разорвут планету на части.
    Дилан: Час от часу не легче.

    Голубые вспышки на поверхности планеты.
    Тир, Харпер и персеиды идут по коридору. Снова попадают в голубую вспышку…
    Харпер: Опять смотровая палуба.
    У Тира лопается терпение.
    Тир: Итак, нам нужен план. (к Хохне) Ты! Придумай его. Живо!
    Хохне: Уверяю Вас, что я пытаюсь. Искажения должны подчиняться математически предсказуемому закону, но пока он от меня ускользает.
    Рекииб (бормочет): Теория хаоса…
    Тир: Если ты не можешь добавить ничего полезного… молчи. От ученых у меня болит голова.
    Харпер: А у меня живот.
    Очередная вспышка. Появляется Кайли Вэнс и с ней еще несколько гвардейцев.
    Кайли: Что за…
    Звук включаемого оружия.
    Кайли: Вторжение!
    Харпер: Нет-нет-нет-нет. Э, это все лишь… пространственно-временное недоразумение.
    Кайли: Брось оружие, ницшеанец, или расстреляем на месте!
    "Эврика". Бека и Трэнс пытаются выйти из корабля в причальный отсек, но из шлюза открывается вид на дождливое местечко, где высокие деревья гнутся под сильным ветром. Бека закрывает дверь.
    Трэнс: И что это было?!
    Бека: Эээ, по-моему, сезон муссонов на Геенне.
    Трэнс: Хочешь сказать, что наша дверь на другой планете? Это плохо...
    Звук искажения сопровождается скрипящими визгами.
    Бека: Вот дерьмо! Кальдеранцы, отходим!
    Начинается перестрелка.

    "Андромеда". Дилан спускается по трапу.
    Дилан: Палуба 57?! Должна быть девятнадцатая! Это все равно что пытаться пилотировать истребитель с завязанными глазами.
    Ромми тоже спускается по трапу.
    Ромми: Я даже не могу подключиться к ИИ корабля. Мой центральный интеллект размазан по шести палубам и в данный момент, ха, он в таком же беспорядке, как и остальной корабль!
    Они крутятся посреди коридора, взвинченные и встревоженные.
    Дилан: Ладно, ладно. План таков. Мы разделимся, удвоив шансы на успех. Будем надеяться, что попадем в мастерскую и остановим эксперимент Хохне до его завершения! Или хотя бы кто-то из нас сумеет добраться до рубки.
    Ромми (уже спокойнее): И увести корабль подальше от Синти.
    Дилан (тоже спокойнее): Верно, и остановить распространение искажений по планете. Идем.
    Ромми: Иду.
    Они расходятся. Через несколько шагов Ромми оборачивается.
    Ромми: И еще, Дилан…
    Звук искажения.
    Ромми: Дилан? Дилан?
    Дилан исчез…
    "Эврика". Бека отстреливается от кальдеранцев. Трэнс рядом в укрытии - она без оружия. Беку кое-что смущает.
    Бека: Почему на моем корабле кальдеранцы? Не должно быть никаких кальдеранцев! Не было никогда кальдеранцев на моем корабле!
    Трэнс: Пока.
    Бека: По-твоему, эти типы из нашего будущего?
    Трэнс: Есть чего ждать.
    Еще стрельба и визги.

    Голубая вспышка, звук искажения. Открывается дверь и Дилан снова оказывается в кают-компании. Он выходит из себя.
    Дилан: Ну все! Мне надоел этот корабль-неразбериха! Значит так ((Указывает на дверь)), ты отправишь меня на мостик, и это приказ! На счет три! Раз… Два… Три!
    Голубая вспышка. Дилан оказывается на пересечении коридоров.
    Дилан: Хорошо, по крайней мере ближе.
    Невидимый стрелок чуть не попал в него. Дилан немедленно укрывается за стеной и достает свое копье. Видит Тира, огибающего угол и бегущего в его направлении.
    Дилан: Тир! Что происходит?!
    Тир: Я надеялся, ты знаешь!
    Тир находит укрытие. Из-за поворота вылетают майор и ее люди.
    Кайли: Сдавайся, ницшеанец, тебе некуда бежать!
    Дилан появляется из укрытия.
    Дилан: Кайли!
    Кайли: Капитан Хант?! (Командует своему отряду.) Прекратить огонь.
    Дилан вопросительно смотрит на Тира, тот не знает ответа. Дилан подходит к Кайли.
    Кайли (салютуя): Сэр.
    Дилан отвечает на приветствие.
    Дилан: Майор Вэнс. Доложить.
    Кайли: Что здесь происходит?
    Дилан: Сначала ты.
    Кайли: Попав в ницшеанскую засаду, мы заняли позиции по боевому расписанию. Мы нашли его. Когда он отказался сдаться, открыли огонь.
    Тир (Дилану): А расспросы отложили на "потом".
    Кайли: Капитан, ни один из этих коридоров не ведет куда должен. Все… переменилось.
    Дилан: Объясню позже, сейчас мне надо…
    Слышны стрельба и специфические визги.
    Дилан (раздраженно): Что теперь?!
    Тир (прицеливаясь): Кальдеранцы.
    Стрельба, первая атака отбита.
    Дилан: Майор, остановить кальдеранцев. Тир! Найди эту мастерскую, я ищу рубку. Выполнять!
    Тир удаляется в хорошем темпе.
    Кайли: Мы верим в тебя, Дилан Хант.
    Дилан: Кайли… я рад снова тебя видеть.
    Она улыбается Дилану и поворачивается к своим копейщикам.
    Кайли: Вы слышали капитана.

    Звук искажения, голубая вспышка. Харпер и персеиды в шахте.
    Харпер: Определенно не похоже на гальюн. Примем это за хороший знак.
    Хохне: Ну надо же, это все моя вина. Я и представить не мог, что побочные эффекты от тессеракта будут настолько разрушительными.
    Харпер: Хотел бы я знать, что мы сделали неправильно.
    Рекииб: Не сделали. Сделаем. Все это исходит из будущего.
    Харпер: Аааах!
    Он сгибается от боли, персеиды не обращают внимания.
    Хохне: Ну надо же.
    Харпер принимает лекарство, тяжело дыша.
    Харпер: Хоть бы ты прекратил повторять это.
    Харпер забирается в следующий лаз. Хохне следует за ним.
    Хохне: Разве ты не понимаешь? Мы испытываем искажения в настоящем, значит, в будущем мы должны потерпеть неудачу. Классический парадокс предопределенности. Включение прибора может быть неминуемой судьбой.
    Харпер: Я не верю в судьбу и даже не верю в борьбу, разве что в головах персеидов. Это комплимент. Я верю в Шеймуса Желязны Харпера. Я мыслю, следовательно, существую, и существую я для того, чтобы придумать, как стереть эту проклятую машину с лица Вселенной! Capisce? [сapisce - итал. = понял?]
    Хохне: Я понимаю, действительно понимаю. Ты стремишься преодолеть судьбу одним напряжением воли.
    Харпер: Да, парень, тебе лучше в это поверить. Человек сам творит свою борьбу.
    Хохне: Судьбу.
    Харпер: Ага, и ее тоже.
    Хохне: Позволь мне.
    Харпер: Ладно.
    Хохне протискивается мимо Харпера, чтобы первым выбраться из лаза. Он начинает спускаться по трапу - голубая вспышка, типичный заук. Хохне летит вниз.
    Хохне: Ааааааааа!!!
    Он оказывается в реакторном отсеке. И не просто оказывается, а падает мимо платформы... но изловчается ухватиться за ограждение.
    Хохне: Ох-хо, кажется, у меня…
    Харпер вылезает наружу, удачно падая на платформу. Рекииб сваливается на ограждение.
    Хохне: Здесь, внизу! Мистер Харпер?!
    Харпер вскакивает и хватает Рекииба, беспомощно болтающегося поперек поручней.
    Харпер: О нет! Ну уж нет! Давай!
    Харпер втягивает Рекииба обратно на платформу. Хохне все больше соскальзывает.
    Хохне: О господи!
    Харпер: Хохне, не шевелись!
    Харпер торопится к нему.
    Хохне: Боюсь, я никогда не был силен в физических упражнениях. Мистер Харпер…
    Харпер хватает Хохне за руку.
    Хохне: Фух, неплохо получается, аахх!
    Харпер: Давай, хватайся за плечо!
    Хохне: Хорошо.
    Харпер: На счет три залезешь по мне, понял?
    Хохне: Ага…
    Харпер: Готов? Раз, два, три!
    Харпер тянет Хохне наверх, но персеид вновь соскальзывает. Рекииб скукожился на платформе и не собирается помогать.
    Харпер: Держись. Нет! Ну нет! Дилан же меня убьет! (Хохне не может удержаться.) Давай! Нет, нет!
    Рука Хохне окончательно соскальзывает с руки Харпера, и он падает вниз, крича в полете… Харпер, увлекаемый инерцией, чуть не сорвался следом.
    Только когда Харпер вернул равновесие и укрепился на платформе, Рекииб встал и подошел к нему, чтобы вместе посмотреть вниз - туда, куда упал Хохне.

    Планета Синти покрывается голубыми вспышками.
    Рекииб и Харпер пробираются по следующему лазу. Откуда-то пробивается не то дым, не то пар.
    Рекииб: Мы ничего не могли сделать. Таков рок, неизбежная судьба.
    Харпер: Ерунда, это было невезение, глупость. Судьбы не существует!
    Рекииб: Но вся Вселенная связана на квантовом уровне, и кому под силу знать, как одно событие влияет на другое? Может быть, все предопределено…
    Харпер хватает персеида за грудки.
    Харпер: Слушай, единственная предопределенность сводится к тому, что либо ты заткнешься, либо я заткну тебя твоим собственным подбородком!
    Рекииб: Типично людская склонность к насилию…
    Харпер: Бледнеет по сравнению с моей типично людской склонностью не сдаваться. Мы найдем эту машину, мы позаботимся, чтобы никто больше не умер из-за нее. И нас ничто не остановит, даже законы временной механики! Comprendre?! [Comprendre - франц. = понял?]
    Рекииб: Ух, вне всех пределов погрешности.
    Харпер: Вот так. Шевелись!
    Харпер подталкивает его и, слегка качнув головой, ползет следом.
    Ромми спускается по трапу - все те же вспышка и звук. Открывается ближайшая дверь, и из нее выбегает Дилан.
    Ромми: Фантастическая встреча.
    Дилан: Мне кажется, или в этих перескакиваниях есть какая-то закономерность?
    Ромми: Я ее почти просчитала. Это обратная зависимость - чем настойчивее мы пытаемся двигаться к цели, тем радикальнее перемены в пространстве-времени.
    Дилан: Значит, мы уступим.
    Ромми: Да, двинемся к нашей цели по перпендикулярам.
    Дилан: И позволим тессерактам нести нас в нужном направлении. Указывай путь, Ромми.
    Ромми: Cюда.

    "Эврика". Бека сражается с кальдеранцами, выстрел сзади убирает гада, уже собирающегося выстрелить по ней. Бека оборачивается, чтобы увидеть… рыжеволосую киборгизированную версию самой себя. С металлической левой рукой и искусственной вставкой на месте правого глаза.
    Бека: Спасибо.
    Киборг: Не за что.
    Бека: Ты… эээ… ты - это я.
    Издалека раздается голос Трэнс.
    Трэнс: Бека, на помощь!
    Киборг: Сейчас не до мелочей. Позже.
    Она уходит.
    Бека подстреливает кальдеранца, атакующего Трэнс.
    Бека: Трэнс, тебе ни в жизнь не догадаться, кого я сейчас встретила!
    Трэнс: Жуткую футуристическую версию себя? Она пошла туда.
    Трэнс вытягивает руку, чтобы показать, куда именно, но тут, едва не задев, им под ноги падает убитый кальдеранец. Слышатся клацание металла и визги кальдеранцев. Бека и Трэнс бегут в центр этого действия и находят там незнакомую девицу, лихо орудующую мечом (или чем-то еще, очень острым). Она сносит голову одному из врагов, проделывает акробатические трюки и стреляет из боевого копья. Она разворачивается к Беке и Трэнс.
    Золотая Трэнс (кричит): Сзади!
    Она убивает целившегося в них кальдеранца. Бека и Трэнс потрясены, увидев ее лицо.
    Бека: Трэнс?!
    Золотая Трэнс: Бека! Я забыла, какой ты была красивой.
    Бека (в замешательстве): Э… спасибо.

    Обе Трэнс смотрят друг на друга.
    Сиреневая Трэнс: Ты - это я? Из будущего.
    Золотая: Более или менее.
    Сиреневая: Все получилось, как ожидалось?
    Золотая: Нет. Все плохо и будет еще хуже. Я наделала много ошибок.
    Сиреневая: Так мы проиграем?
    Золотая: Не победим - в лучшем случае. Ты знаешь, что мы должны сделать.
    Сиреневая: Это единственный выход?
    Золотая: Есть одно наилучшее возможное будущее, но я его еще не видела.
    Бека поднимает руку.
    Бека: Ммм, пожалуйста, кто-нибудь, переведите мне.
    Сиреневая: Бека, я должна уйти, но не волнуйся, я не по-настоящему ухожу, я просто… изменяюсь. Все будет хорошо, вот увидишь.
    Прощальный взгляд, и Сиреневая Трэнс исчезает в голубой вспышке.
    Бека напряжена, расстроена и немного испугана.
    Бека: Куда она ушла?
    Трэнс: Никуда. Она выросла. Она - это я. Пошли.
    Новая Трэнс идет по "Эврике", будто отлично ее знает. Бека вынуждена поспешать за ней.
    Бека: Я требую объяснений, немедленно!
    Трэнс: Нет, ты не поймешь.
    Бека хватает Трэнс за руку, останавливая и разворачивая лицом к себе.
    Бека: Трэнс! Растолкуй мне, что это за чертовщина, иначе я выкину тебя на ближайшем булыжнике и оставлю там!
    Трэнс: Бека, если я все тебе расскажу, это будет опасно для меня, тебя, для всех! Но прошу, поверь мне - это пограничное состояние пространства и времени, и если мы если мы не справимся с кризисом так, как следует, будет очень и очень плохо.
    Бека: Так именно затем ты поменялась местами с другим "я"? Чтобы позаботиться о ситуации?
    Трэнс: Ну, я не могу сделать все как нужно, не совсем так, но я отлично знаю, насколько неправильным все может быть, потому что я была там. И поверь мне, ты не захочешь такого будущего. Никто не захочет…
    Бека: Что за бессмыслица! Я считала прошлое постоянным и неизменным.
    Трэнс: Верно, но мы не в прошлом, мы в настоящем, а его я могу исправить, так что пошли.
    Бека: Ты можешь предвидеть ход событий, да? Проблески будущего?
    Трэнс: Иногда.
    Бека: Хорошо. Значит, тебе известно, что случится, если окажется, что ты мне врешь!
    Трэнс вроде как утвердительно кивает.
    Бека и Трэнс выходят через искажение в дверном проеме.

    Сразу же там появляются Харпер и Рекииб.
    Харпер: Что-то новенькое.
    Выстрелы…
    Харпер: Пали!
    Харпер стреляет по кальдеранцам, Рекииб занят - он трясется от ужаса.
    Харпер: У тебя нет оружия?
    Рекииб, вздрагивая, мотает головой.
    В голубых сполохах открывается дверь. Дилан и Ромми в рубке.
    Дилан: Есть! Молодчина, Ромми.
    Они подбегают к консолям управления.
    Ромми: Фиксирую множественные искажения по всей Синти.
    Ромми перебирается к другому пульту.
    Ромми: Главный компьютер все еще неисправен.
    На экране появляется Андромеда, но ее речь невнятна, а изображения мигают.
    Дилан: Системы в режим ручного управления.
    Ромми: У нас утечки плазмы по всему кораблю. Должно быть, плазмопроводы тессерактируют.
    Дилан: Мне нужно только на развитие второй космической скорости.
    Ромми: Перенаправляю энергию.
    "Андромеда" разворачивается. В рубке искрят многочисленные панели.
    Дилан: Давай, Ромми. Давай.
    Ромми: Мы покинули орбиту. Искажения на планете ослабевают, утечки плазмы достигли критического уровня.
    Дилан: Глуши двигатели.
    Крейсер уже в открытом космосе. Движется по инерции.
    Ромми: Готово. Утечки плазмы под контролем, уходим от Синти на стабильных 15 псс.
    Дилан выбегает из рубки вместе с Ромми.
    Дилан (на бегу): Первая проблема решена, примемся за вторую.

    "Эврика". Харпер убивает кальдеранца, берет его ружье, немного думает и выбирает трофейное оружие. Отдает пистолет Рекиибу.
    Харпер: Возьми-ка.
    Харпер тащит Рекииба за собой, держа за руку.
    Рекииб: Прости, я всего лишь простой исследователь физики полей. Я не могу стрелять.
    Харпер: Аааа!
    Харпер сгибается от боли, но продолжает движение.
    Харпер: Рекииб, если я могу, то и ты сможешь. Поспешим!
    Рекииб: Постой.
    Персеид протягивает Харперу свой ручной компьютер так, чтобы тот видел монитор. В другой руке он держит пистолет - едва ли не дулом на себя.
    Рекииб: Я проанализировал радиационный фон искажений, возможно, здесь есть закономерность…
    Харпер кладет ружье на сгиб локтя собеседника и тянет к себе компьютер.
    Харпер: Рекииб, это гениально! Беру назад все, что когда-нибудь сказал на твой счет. А теперь шагай и стреляй во всех встречных.
    Рекииб: Что ты делаешь?
    Харпер: Спасаю наши задницы, надеюсь…
    Дверь открывается прямо в искажение.
    Рекииб: Ты обуздал поле тессерактов!
    Харпер: Да, благодаря числам, которые ты мне дал, эта малышка наверняка выведет нас прямиком в мастерскую. Пошли!
    Рекииб: Но те числа получены строго теоретически, и если они не верны, тебя может разорвать на части.
    Харпер: Меня уже разрывают на части. Не забыл о личинках магогов? Ладно, ладно. Если тебе от этого полегчает, считай себя участником захватывающего временного эксперимента с субъектом-добровольцем.
    Рекииб: Но как я могу быть и экспериментатором, и субъектом?
    Харпер: Вот так!
    Он хватает Рекииба и втаскивает его в искажение вместе с собой. Они приземляются в коридоре. Поднимаются с пола. У Харпера в руке пистолет наизготовку, а Рекииб кончиками пальцев держит ружье за приклад.
    Рекииб: Это не мастерская.
    Харпер: Неужели?!

    Появляются Бека и Золотая Трэнс.
    Бека: Харпер! Слава Богу. (Обнимает его.) Я извелась от беспокойства.
    Трэнс: Харпер.
    Увидев через плечо Беки странную девицу, Харпер отстраняется и берет ее на прицел.
    Харпер: Трэнс???
    Трэнс: Это я, просто новая я.
    Харпер: Что за…
    Бека: От временной механики у меня голова болит.
    Она ладонью опускает дуло Харперова пистолета.
    Харпер: И не говори мне… Ааах! (Сгибается от боли.) Имейте в виду - еще один такой сюрприз, и я стану отцом шести малюток-магогов.
    Бека смотрит сочувственно.
    Трэнс: За мной!
    Харпер: Чего? Мы даже не знаем тебя.
    Трэнс подходит к нему влотную.
    Трэнс: Я все еще Трэнс. Хочешь выбраться отсюда живым, советую слушаться.
    Она разворачивается и удаляется.
    Харпер (сглотнув): Ну ничего себе…
    Золотая Трэнс категорична и нелюбезна, но она, похоже, знает, что делает. Бека пожимает плечами, и они все следуют за Трэнс.

    Мастерская. Искажение. Открывается дверь, торопливо входят Дилан и Ромми.
    Дилан: Мастерская, наконец-то.
    Немедленно в дверь напротив входят Трэнс и остальные.
    Дилан: Бека, очень вовремя. Какого…
    Дилан еще не устал удивляться.
    Дилан: Трэнс? Ты… Это ты?
    Трэнс: Да, последний раз, я - Трэнс, почти та же, но постарше. У Харпера осталось лишь несколько минут, так что предлагаю тебе переключить внимание на него.
    Харпер не так уж плохо себя чувствует, как должен бы, если в самом деле счет идет на минуты, но она торопит!
    Харпер осматривает прибор.
    Харпер: Тессеракт готов.
    Дилан: Отлично, включай и вынимай личинки, затем ты сможешь уничтожить его раз и навсегда.
    Харпер переглядывается с Рекиибом.
    Харпер: Эээ, Дилан… все не так просто… Хохне... он умер из-за этого… из-за того, что пытался помочь мне.
    Рекииб согласно кивает головой. Обстановка мастерской явно придает ему уверенности в себе.
    Ромми: Правительство Синти будет в ярости.
    Бека: Ну, как бы то ни было, мы не можем изменить случившегося.
    Дилан: Или можем.
    Капитан изучающе и немного подозрительно смотрит на Трэнс.
    Дилан: Ты же изменила своим присутствием. Как?
    Трэнс: Тессеракты. Они создали искривление в пространстве-времени, допускающее парадокс. То, что мы делаем, перекроит привычную реальность. Можно изменить будущее или прошлое.
    Харпер: Э, что, ммм.. что если… что если мы не включим его, а? (Он подходит к Дилану.) Что если вместо этого мы его сразу уничтожим?
    Трэнс: Тогда искажения сойдут на нет, я вернусь в будущее, а моя более молодая личность восстановится.
    Дилан (глядя на Рекииба): И Хохне воскреснет.
    Ромми: Но личинки магогов в животе Харпера вылупятся, и он умрет.
    Бека: С другой стороны, включи он машину - будет спасен, однако Хохне умрет, и мы не отделаемся…
    Бека показывает тихонько Дилану на Золотую Трэнс и быстро сворачивает жест, чтобы та не заметила.

    Дилан намек понял. Но тут раздается звук активируемого оружия. Рекииб решил использовать ружье, которое дал ему Харпер.
    Рекииб: Никому не двигаться!
    Дилан и Харпер моментально берут его на прицел. Трэнс ступает между Харпером и Рекиибом, лицом к персеиду… заслоняя собой тессеракт.
    Дилан: Не глупи, брось ружье.
    Рекииб: Довольно! Хватит этого безумия, хватит насилия! Сейчас же уничтожьте машину, или я всех убью и сделаю это сам!
    Тессеракт гудит и поблескивает. Рекииб обращается главным образом к Дилану.
    Рекииб: Почему вы меня не слушаетесь? Хохне был величайшим умом нашего времени. Мы должны спасти его!
    Харпер: Вот здорово, подлей масла в огонь, почему бы нет? (Его скрючивает приступ боли.) А-ах!
    Рекииб: Не двигаться. У меня ружье - делайте, как говорю!
    Они слышат знакомый звук - десантные корабли магогов пробивают оболочку крейсера.
    Харпер: О, нет.
    Дилан: Опять они.
    Ромми: Магоги.
    Дилан стреляет, выбивая оружие из рук Рекииба.
    Открывается дверь, вбегает Тир, отбивающийся от магогов. Смахнув с себя одного, другого он перебрасывает в мастерскую и нажимает замок. Потом стреляет в того магога, что внутри. Дилан, Харпер, Бека и Ромми открывают огонь по все еще полуоткрытой двери, в которую ломятся магоги. Тир живо падает на пол, освобождая перспективу. Экипаж ведет беглый огонь по врагам, Трэнс осматривается, Рекииб трясется. Палец самого настойчивого магога отрезает закрывающаяся дверь.
    Тир лежит на полу, рядом с неподвижным магогом. Он убеждается, что противник мертв, запрокидывает голову и смотрит на Дилана.
    Тир (небрежно): Я, что, не вовремя?
    Дилан: Нет. Я бы сказал, с точностью до секунды.

    Все возвращаются на исходные позиции. Тир встает и подходит к ним.
    Дилан: Итак, мистер Харпер, как ты хочешь поступить?
    Харпер: Я не знаю, э, может, эээ, может, Рекииб прав... То есть я просто симпатичный, молодой, блестящий инженер. Хохне… Хохне гений.
    Рекииб усиленно кивает.
    Харпер: В смысле, если выбирать между нами - только он имеет значение.
    Трэнс оглядывается по сторонам, незаметно подбираясь к тессеракту.
    Бека: Не говори так.
    Харпер (тяжело дыша): Нет, это правда, Бека. Я имею в виду... ведь он уникален, он был первым, кто принял новое Содружество и… и он был моим другом.
    Дилан поверх головы Харпера смотрит на Тира.
    Харпер: Я не могу поставить свою жизнь против его.
    Харпер направляет оружие на тессеракт.
    Харпер: Разрушим его! Пока я... не передумал.
    Трэнс изучает детали прибора.
    Дилан: Харпер… если мы уничтожим машину, ты знаешь, что мне придется сделать.
    Дилан произносит это очень весомо, запугивая. Раньше, чем Харпер успевает ответить, вступает Тир.
    Тир: Кому-то придется сделать. Я ему обещал (наконец переведя взгляд на Харпера) и я выполню обещание.
    Тир старается звучать и выглядеть опасно, но у него это не очень получается.
    Харпер: Спасибо. Постарайся не наслаждаться, ладно?
    Бека, Харпер и Дилан смотрят на Тира. Тир смотрит на Дилана. А тем временем Трэнс с довольно зверским выражением лица щелкает выключателем. Мощный пучок энергии ударяет в Харпера, отклоняет его назад и приподнимает над полом. Личинки магогов отделяются от его тела и исчезают во вспышках энергии.
    Дилан и Бека успевают подхватить падающего Харпера.
    Трэнс: Вот, так-то лучше.
    Ромми уже держит ее на прицеле.
    Бека: Трэнс?
    Тир целится в Трэнс.
    Дилан (тихо): Что ты наделала?
    Трэнс: Спасла Харпера.
    Дилан вздыхает. Теперь уже ничего не изменишь.
    "Андромеда" возвращается к Синти.

    Рубка.
    Андромеда: Мы на орбите.
    Дилан: Разрушения?
    Голограмма: Пространственно-временные эффекты тессерактов прекратились.
    Дилан: Хорошо. Свяжись с Генеральным Советом Синти. Стоит рассказать им, что произошло с Хохне.
    Медотсек.
    Бека: Шеймус?
    Харпер делает глубокий вздох и открывает глаза.
    Бека: Проснись и пой.
    Харпер резко садится.
    Харпер: Аааа… ооох.
    Он морщится, придерживаясь рукой за живот.
    Харпер: Больно.
    Бека: Радуйся, что можешь чувствовать боль.
    Харпер: А личинки?
    Ромми: Их нет. Благодаря Трэнс.
    Харпер: Да, ценой жизни Хохне.
    Бека: Прошлое не изменишь.
    Харпер: Ну, я уже не очень в этом уверен.
    Ромми: Важно, что ты жив, Харпер. А цена… этого не изменить. Все, что ты можешь - стать достойным.
    Харпер снимает свой медицинский ингалятор.

    Коридор "Андромеды". Дилан идет прогулочным шагом.
    Андромеда: Нет никаких следов мертвых кальдеранцев или магогов, все системы полностью готовы к работе.
    Дилан: Отлично. Что с Кайли?
    Андромеда: Исчезла.
    Дилан: Очень жаль, она хороший офицер.
    Андромеда: Была...
    Дилан (помолчав): Нда. (Еще пауза.) Осталось всего одно незавершенное дело.
    И видно, что капитан от него не в восторге.

    Смотровая палуба. Они стоят далеко друг от друга. Трэнс заложила руки за спину, Дилан облокотился на ограждение, боком к Трэнс.
    Дилан: Ну и что мне с тобой делать?
    Трэнс: Не знаю. Оставишь, я надеюсь.
    Дилан: Я пытаюсь найти убедительную причину для этого, но не очень получается.
    Трэнс: Потому что не доверяешь мне?
    Дилан: Доверие надо заслужить…
    Трэнс: Так дай мне шанс.
    Дилан разворачивается к ней. Он пытается получить хоть чуть информации, но у новой Трэнс старые привычки.
    Дилан: Я всегда знал, что у тебя свои планы. Но знал также, что твои и мои планы по сути совпадают. (Трэнс слегка кивает.) Мир, порядок… (Трэнс отводит взгляд) лучшая Вселенная.
    Трэнс (быстро): Мои цели не изменились.
    Поза Трэнс подчеркивает ее декольте.
    Дилан: Бека говорит, что то будущее, из которого ты пришла - плохое. Там все сложилось неудачно, и ты вернулась, чтобы это исправить.
    Трэнс (резко): И что?
    Дилан: Объясни мне, как спасение Харпера и потеря Хохне помогут этому? Как это исправит ход событий?
    Трэнс: Я не знаю, исправит ли. Правду сказать, я спасла Харпера не для того, чтобы изменить прошлое или будущее. Насколько знаю, я сделала только хуже.
    Дилан (напористо): Тогда почему?
    Трэнс: По единственной причине, которая имеет значение. Хохне для меня незнакомец, а Харпер - друг.
    Дилан выдыхает нечто среднее между "Ах!" и "Ха…".
    Он снова устраивается в исходной уютной позе.
    Дилан: Что ж… (заговорщицки) Во всяком случае, разнообразие.
    Трэнс: В чем?
    На лице жесткой Золотой Трэнс появляется полуулыбка, напоминающая о милой Сиреневой Трэнс.
    Дилан: Честность.
    Трэнс: Но это не отвечает на твой вопрос, верно? О том, как быть со мной.
    Дилан: Да, не отвечает.
    Трэнс покачивается... и декольте с ней.
    Дилан: Но это начало.
    Трэнс смотрит куда-то вверх, потом снова на Дилана. Дилан отворачивается к просторам космоса на обзорном экране.
    Дилан: Это начало…

    ПРИМЕЧАНИЕ:
    Ороборос (Уроборос - древнегреч. "поглощающий свой хвост") - древний символ вечности, зачастую изображаемый как Змей, кусающий себя за хвост, образуя замкнутое кольцо. Известен во многих религиях: вавилонской, египетской, финикийской, греческой, индийской, китайской, скандинавской. Символ имеет несколько взаимосвязанных значений, главное из которых - непрекращающийся цикл: созидание из разрушения, жизнь из смерти.

    Большое спасибо Ice_Phoenix'у за перевод и Лане - за предоставленные телецапы

    0

    14

    213. Лава и ракеты [Lava and Rockets]
    Дилан обязательно во что-нибудь ввяжется. Старая новость. Но кто мог предположить, что он не только угонит корабль, но и возьмет пилота в заложники? А потом еще и влюбится в него... то есть в нее .

    214. Помяни меня в молитвах [Be All My Sins Remembered]
    Бека получает известие о смерти бывшего любовника. На его похороны отправляется половина экипажа, включая капитана. Хммм... В результате Дилан вынужден подмигивать своему кораблю.

    215. Танец мотыльков [Dance of the Mayflies]
    "Андромеда" попадает в ловушку, а заодно и под обстрел. Бека и Трэнс поражены страшной болезнью. Зомби шляются по крейсеру, и один из них норовит поцеловать капитана.

    0

    15

    216. Теперь на небесах трое [In Heaven Now Are Three]
    Заполучив карту, указывающую местоположение некоего сокровища (серия "Сердце-подделка"), Бека отправляется в путь. Поскольку легенда утверждает, что преодолеть все препятствия смогут только трое, она прихватывает с собой Трэнс и Дилана.

    217. То, что нам не изменить [The Things We Cannot Change]
    Неведомые враги искушают Дилана покоем семейной жизни. А Тир с Бекой, тем временем, спасают ему жизнь.

    218. Путь в неведомое [The Fair Unknown]
    Впервые встретив ведранку - представителя расы основателей старого Содружества - Харпер отвесил челюсть. Дилан начал ностальгировать. Тир слегка забеспокоился. А как бы вы отреагировали?

    219. В брюхе у чудовища [Belly of the Beast]
    Огромная космическая тварь решила позавтракать "Андромедой". Или пообедать? В любом случае, о раздельном питании ей никто не рассказывал.

    220. Рыцарь, смерть и дьявол [The Knight, Death and the Devil]
    Дилан отправляется в Тартар. По делу. Там его ждут Ахилл и еще несколько боевых товарищей Ромми
    (приглашенная звезда - Майкл Херст).

    0

    16

    221. Непорочное зачатие [Immaculate Perception]
    Тир пытается спасти свою семью и врет Дилану, зная, что тот вряд ли поверит. Жена Тира погибла, но сын спасен - и это не просто милый глазастый малыш. Он и есть долгожданная реинкарнация Драго Мусевени, Прародителя ницшеанской расы.

    222. Туннель в конце света [Tunnel at the End of the Light]
    Содружество возродилось. На "Андромеде" праздник и гости. Званые и нет. Видимые и не очень.

    0

    17

    301. Колесо судьбы [If the Wheel Is Fixed]
    Тир и Бека возвращаются из туннеля. И вроде бы экипаж воссоединился. И вроде бы все в порядке. Вот только откуда этот милый котенок? Где костяные шипы Тира? Когда он и Бека научились проходить сквозь стены? И что вообще происходит?!

    302. Осколки из Римни [The Shards of Rimni]
    Дилана и Харпера застают над теплым еще трупом. Оба арестованы по обвинению в убийстве. Сбежав из тюрьмы, они проводят собственное расследование. И дело вновь оказывается в древнем артефакте, якобы обладающем какой-то силой.

    303. Спасение безумцев [Mad To Be Saved]
    Как обычно... Капитан Хант спасает корабль, заполненный беженцами с Гэллофрона (Gallophron Defence Space). В результате, по "Андромеде" бегает толпа психов, Харпер оказывается в заложниках, а у Дилана появляется веское основание усомниться в новом Содружестве. Потому что эти людей сделали сумасшедшими.

    304. Кому выгодно? [Cui Bono?]
    Поганец дядя Сид, он же магнат Сэм Профит, почти забытый нашими героями персонаж из прошлого (серия первого сезона "Жемчужины, которые были его глазами"), решил поиграть в политику. В Новом Содружестве, разумеется.

    305. Пустынные песчаные равнины [The Lone and Level Sands]
    "Эврика" встречает старинный корабль, стартовавший с Земли сотни лет назад с целью исследовать Вселенную. Капитан этого корабля по-прежнему полон энтузиазма, смахивающего на одержимость. А вот команде это уже порядком надоело.

    0

    18

    306. Истребление псов войны [Slipfighter The Dogs Of War]
    На планете Мардук решили обзавестись своими ракетами класса "Нова". Наивные нахалы будто и не догадывались, что капитан Хант категорически против. В поисках решения проблемы он вспоминает вдруг об истребителях, ржавеющих в одном из ангаров "Андромеды" (почему он не использовал их раньше, история умалчивает). А у Тира - кто бы мог подумать, у Тира!!! - вдруг появляется чувство неуверенности в себе...

    307. Поцелуй прокаженного [The Leper's Kiss]
    Один из важных политиков нового Содружества опасается (не без причины) покушения на свою жизнь. Неуловимый и неумолимый душегуб по прозвищу Проказа приступит к делу в ближайшие 72 часа. Дилан отправляется на поиски убийцы, не сообщая подробности своему экипажу.

    308. По ком звонит колокол [For Whom The Bell Tolls]
    Сначала Харпер приносит с планеты, жителям которой они помогали, личинки, питающиеся металлом корабле. Затем, будто этого мало, он же обнаруживает на "Андромеде" ... привидение. Загадочное, зловредное (результат комплекса неполноценности) и слишком сильное и осязаемое для бесплотного призрака.

    309. И твое сердце улетит прочь [And Your Heart Will Fly Away]
    Море любви. Тир любил Медею, ставшую Дезире. Нац любил Дезире, оказавшуюся Медеей. Она, в основном, любила себя. Что еще? Да так, обычные мелкие неприятности вроде вооруженной луны, гоняющейся за "Андромедой".

    310. Непобедимый [The Unconquerable Man]
    Что было бы, если бы в начале истории Гахерис Рейд выжил, а Дилан Хант погиб? Как ни странно, Рейд тоже пытается восстановить Содружество, но почему-то все идет не так. Тогда он принимает важное и трудное решение... Весьма любопытная попытка сценаристов свести разные концы в логическое кольцо.

    0

    19

    311. Похитить и уничтожить [Delenda Est]
    Появляющиеся-исчезающие твари из Туннеля пробираются на "Андромеду" и крадут Ромми, чтобы использовать ее в качестве батарейки. А Дилан и Тир, как вы сами понимаете, отправляются ей на выручку. И как всегда получают от происходящего массу удовольствия Smile

    312. Туманное прошлое [The Dark Backward]
    На "Андромеду" пожаловал агрессивный контрамот (см. "Понедельник начинается в субботу" Стругацких) - странный чудик, которому непонятно что надо! И крошит всех в капусту. А Трэнс кромсает несчастное дерево и проигрывает варианты - кого из друзей можно пустить в расход наиболее безболезненно.

    313. Тотальный риск [The Risk-All Point]
    Капитан Хант наводит глянец для торжественной встречи первого, свежепостроенного крейсера нового Содружества. Но увы, крейсер взрывается. Дилан, Тир и Бека на своей любимой "консервной банке" с гордым названием "Эврика" эвакуируют людей, удирают от очередного враждебно настроенного клана ницшеанцев и пытаются найти несуществующего диверсанта.

    314. Верная лошадка [The Right Horse]
    Бека и ее любови... Вот на горизонте появляется очередная - то ли первая, то ли детская, то ли просто друг семьи. Но почему каждый раз это оказывается проблемой экипажа?

    315. Отсроченное блаженство [What Happens to a Rev Deferred]
    На "Андромеде" получают послание от бывшего члена экипажа, Преподобного Бема. Он уверен, что достиг конца своего пути.

    0

    20

    316. На острие копья [Point of the Spear]
    "Андромеда", спасая планету Самсара и колонистов, живущих на ней, вынуждена сражаться с пирианским флотом. Благодаря обстановке вообще и Тиру в частности, проясняется кое-что насчет Трэнс, дающее Дилану право назвать ее соплеменников ... весьма невежливо. А потом он доказывает им, что Содружество может быть круче пириан (зачем? но приятно, что сначала Тир, а потом Дилан более-менее ставят Трэнс на место. Да, тем временем кто-то прислал Тиру уникальные семена давно исчезнувшего ницшеанского растения!

    317. Небесный свод [Vault of the Heavens]
    Ночная вахта, Харпер у руля. Командный состав почивает. Замечательная возможность поспорить с одним знакомым ницшеанцем и помчаться наперегонки до ближайшей зоны перехода - на кораблях, конечно. А отдуваться, как всегда, приходится Дилану... в объятиях ледяной королевы.

    318. Голос глубокой ночи [Deep Midnight's Voice]
    Еще до падения Содружества ницшеанцы почти преуспели в составлении подробнейшей карты зон перехода. Среди желающих получить данные от последнего скаута-разведчика - клан Драго-Казов, Дилан Хант и Тир Анасази.

    319. Иллюзия величия [Illusions of Majesty]
    У Дилана паршивый день - спасенная принцесса залепила пощечину, Тир отказывается помочь и захлопывает перед носом дверь, возмущенные монахи вопят, а судья с искусственным интеллектом предлагает подраться с очень неприятным типом. И если бы только это...

    320. Сумерки идолов [Twilight of the Idols]
    Адмирал Констанца Старк (см. "Навязанная перспектива") не пожелала остаться в прошлом. Она снова в том же времени, что и Дилан Хант. Правда, теперь она приобрела мужское тело и потеряла душу.

    0


    Вы здесь » Tv novelas и не только.Форум о теленовелах » Сериалов других стран » Андромеда/Andromeda (2000 – 2005) - США, Канада