Осталось...

Tv novelas и не только.Форум о теленовелах

Объявление

Доброго времени суток всем! Добро пожаловать на форум "Tvnovelas и не только"!
Навигация по форуму Стоп кадр Наши активисты

Правила форума


Новости форума


VIP-раздел


Мы в контакте


Проекты нашего форума


Регистрация


48 серия субтитры


    Здравствуй, гость! Для просмотра всех разделов вам необходимо зарегистрироваться

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Tv novelas и не только.Форум о теленовелах » Сериалов других стран » Зена - королева воинов (1995-2001) - США,Новая Зеландия


    Зена - королева воинов (1995-2001) - США,Новая Зеландия

    Сообщений 61 страница 80 из 98

    61

    «Это Дахок, нет!»
    Огонь хватает Габриель и тянет к себе.
    «Габриель!»
    «Нет! Не надо! Нет!»
    «Я помогу!» Зена бросается за Габриель, надеясь вытащить ее из объятого пламенем кольца.
    «Нет, пожалуйста!»
    Зена держит Габриель за руки. «Держись».
    «Нет, не опять! Зена, помоги!»
    Пламя забирает Габриель, Зена кидается в огненное кольцо вслед за ней.
    Они попадают в храм Дахока. Габриель лежит на алтаре. Зена озирается по сторонам. Сказительница смотрит на свои руки и понимает, что они испачканы в крови.
    «Кровь. Нет! Не здесь! Это Дахок. Все началось здесь. Я не могу, я не могу!»
    Габриель пытается убежать, но Зена останавливает ее. «Нет!»
    «Я не могу!», - продолжает умолять ее Габриель.
    «Нет, Габриель! Габриель, подумай! Мы прошли все круги ада, но это было не зря. Мы должны пережить все вместе».
    Зена хочет сказать что-то еще, но в этот момент открывается крышка стоящей неподалеку от алтаря гробницы и из нее вылетает дух.
    Это будет незаметно,
    Будто ничего и нет.
    Но потом, день за днем
    Не успеешь моргнуть –
    Оплетет твою душу сорняк,
    И добро его корни начнут удушать.

    Еще шесть гробниц открываются и из них появляются люди в черных одеждах с капюшонами. Четверо из них откидывают капюшон – это Арес, Каллисто, Краас и Цезарь.
    Его голод растет,
    Его цель убивать!

    Зена пытается докричаться до сознания Габриель: «Ненависть, Габриель, наш враг ненависть!
    Песня становится всё громче, теперь уже поют все:
    Злость наш герой, она станет тобой!
    Ты не жертва – злодей,
    Пострадай же сильней!

    Зена висит на кресте, а Габриель прикована к алтарю Дахока. Габриель в своей обычной одежде, тогда как на Зене оказывается одежда из Destiny (2 season, 12 episode), в которой она была, когда ей переломали ноги.
    Дух.: Она заживо съест, а затем, в один присест Всех победит!
    Все: Всех победит!
    Дух: Сомнений в этом нет!
    Все: Ей все равно, кто ты такой. Она герой!
    Ярость – вовсе не мука, это – целая наука!
    Дух: Ты учись, постигай, не спеши.

    Две последние фигуры в черных капюшонах становятся перед Зеной и Габриель. Перед Зеной стоит Габриель черными глазами, в руках которой – деревянная кувалда; перед Габриель – Зена с черными глазами, с кинжалом в руках.
    Дух: Поглотит она тебя.
    Но к чему тебе друзья?
    Лучше злости друга не найти!
    Ваша ненависть щедро питает меня.
    Все: С каждым днем все сильней, и победа за ней!

    По храму разносится крик Габриель.
    Зена выкрикивает имя барда, в то время как злая Габриель ударяет воительницу по ногам, но дерево в ее руках превращается в красный дым и не наносит Зене вреда. Громко смеясь, дух улетает.
    Зена и Габриель поют:
    З.: Как мы могли отдаться ненависти злой?
    Г.: Зачем вражда нам?
    З.: Ведь суждено нам жить одной судьбой.
    Г.: Зачем нам злость?
    З.: Нельзя, чтоб это повторилось вновь.
    Г.: Как мы ошиблись!
    З.: Как допустили мы, что выросла стена?
    Г.: И почему вдруг разделила нас она?
    З.: Беда постигла нас одна.
    Г.: Боль разрывала нам сердца.
    З.: А ярость ослепила нас.
    Г.: Нам горе застило глаза.
    З.: Но стоит гнев нам одолеть,
    Г.: И раны наши заживут.
    З.: Оставим ненависти жар.
    Г.: И горе вместе победим.

    Зена и Габриель вместе:
    Забудем прошлого вражду!
    И мы сильнее станем вновь!
    Преодолеем зла грозу!
    Ведь нас ведет сама любовь!

    С последними звуками песни злые Зена и Габриель взрываются, вслед за ними взрываются Каллисто, Краас, Цезарь и Арес. Оковы, связывающие барда и воительницу, исчезают; и Зена с Габриель освобождаются. Все еще продолжая смеяться, дух улетает в Колесо Фортуны. Колесо открывается, и взору Зены и Габриель предстает красивый сад, отделяемый от них тонкой стеной, сотканной из мельчайших капелек золотого дождя.
    Габриель первой замечает сына Зены. «Солан! Это он!»
    «Солан», - словно не веря своим ушам повторяет за ней Зена.
    «Вот зачем мы здесь! Это выход! Для нас! Он отведет нас домой. Идем!»
    Габриель пробегает сквозь золотистую завесу дождя в сад.
    «Солан?», - спрашивает она, словно желая убедиться, что это не сон, затем торопит Зену, - «Идем же!»,
    Зена протягивает руку, но вода обжигает ее.
    «Зена, скорей!», - Габи не понимает, почему Зена медлит.
    «Не могу», - обреченно произносит воительница.
    Слышится знакомый смех.
    «Можешь!»
    «Нет, Габриель! Это Минг Тьен!»
    Дух снимает капюшон и предстает перед девушками во всей красе.
    «Я убила его! Я убила тебя, негодяй!»
    Смех Минг Тьена вновь наполняет комнату.
    Габриель не верит своим ушам. «Ты солгала? Ты же обещала… Ты солгала»
    Минг Тьен смеется.
    Не зная, как еще объяснить то, что творится у нее на душе, Зена начинает петь:
    Я лгала…
    Могла я правду скрыть от глаз твоих.
    Могла я защитить тебя, и всех других,
    Но не сдержалась я, моя лишь здесь вина.
    Я лгала, надеясь, что обман мой будет скрыт,
    Боялась я, что правда навсегда нас разлучит.
    Без маски я теперь.
    Назад закрыта дверь.
    Поверь, мне так жаль! Помоги мне.
    Не злись, не бросай и прости!
    Прости мне грехи и,
    Наверняка, рухнет меж нами глухая стена.
    Прости, и поймешь ты тогда,
    Что сможешь простить и себя.
    Мой Солан,
    Я так и не сказала, что ты – мой сын.
    Не знала я, что скоро ты уйдешь от меня.
    Если б знала я, если б знала я.
    Прости меня,
    Я не смогла быть матерью тебе.
    Мне так жаль, что пропустила я
    Твой первый шаг и слог.
    Кто б поверить мог, кто б поверить мог…

    Зена встает на колени.
    Прости меня, прости меня
    И в сердце впусти…
    Пусть с нами будет жестока судьба…
    Есть кое-что, что понять я смогла.
    То, что сейчас прошу…
    Поверь, мне так жаль! Помоги мне!
    Не злись, не бросай и прости.

    Поднимается.
    Прости тех, кто зло,
    Кто боль тебе принес,
    Тех, кто стоил тебе горьких слез.
    Прости и поймешь ты тогда,
    Как сильно люблю я тебя.

    Зена протягивает руку Габриель, и та берет ее. Это простое прикосновение оказывается сильнее всех тех слов, которые они говорили друг другу с тех пор, как попали в Иллюзию. Раздается крик Минг Тьена, а он сам разлетается на мельчайшие кусочки (про кошко-мышкины слезки говорить не будем, но вот это как раз это самое… :P) Теперь, когда Минг Тьен уничтожен, Зена проходит сквозь водопад и оказывается в своей обычной одежде. Едва пройдя сквозь воду, она заключает Габриель в свои объятия. Но вскоре ее вниманием завладевает другой человечек, про которого она совсем забыла.
    «Мама?»
    «Солан!» - в голосе Зены чувствуется легкая примесь волнения.
    Габи отпускает Зену к сыну.
    Зена подходит к Солану и обнимает его.
    «Я люблю тебя, мама».
    «И я люблю тебя, и всегда буду любить».
    Зена открывает глаза, и понимает, что рядом с ней стоит Габриель. Обе девушки выглядят несколько смущенными, если не сказать больше.
    Когда первое чувство неловкости проходит, Габриель произносит. «Мы вместе».
    «Наконец-то», - вторит ей Зена, подтверждая этими словами, что все, что с ними произошло, осталось в прошлом.
    Они снова обнимаются. Их накрывает волной, и это приводит к тому, что они обе оказываются промокшими до нитки. Ну что? Теперь можно и в грязи поваляться!!!!! Ну или еще чего, разумеется когда камеру уже отключат…
    Самый что ни на есть Happy, он же END!!!!

    0

    62

    3-13: One Against An Army - Один против Армии
    Сцена I

    Габриэль пытается освоить фирменный прыжок Зены. Она настраивается, разбегается и прыгает через шест. Прыжок получился, девушка сияет.

    Зене все это не нравится. Она намекает, что пора сматывать удочки, пока Габриэль не покалечилась. Но Габриэль еще не закончила: она должна прыгнуть без шеста и уверяет, что все рассчитала.

    - Габриэль, я сделала три сотни прыжков с шестом, прежде чем прыгнуть без него!

    Габриэль снисходительно улыбается: у нее и так все получится. Зена настроена скептически. Разбег, прыжок, стон. Бард лежит на земле.

    - Не та нога… - вздыхает Зена.

    Сцена II

    Лес. Тропинка. Габриэль бредет, тяжело опираясь на посох.

    - Говорю тебе, моя лодыжка в порядке! – сквозь зубы цедит она Зене, изо всех сил стараясь не хромать.

    Зена усмехается: Перестань, дай мне взглянуть. Не позволяй гордости управлять собой! Ты попробовала… и не справилась… Бывает. – ее усмешка становится еще шире.

    Габриэль упрямо отказывается от помощи. Тогда Зена решается на уловку: отвлекает Габриэль и использует шакрам, чтобы разрезать шнуровку на ее ботинке и осмотреть ногу.

    - Ты должна мне новую пару ботинок, - заявляет бард королеве воинов.

    Появляется запыхавшийся юноша. Он сообщает об армии, несколько дней назад высадившейся с кораблей и двигающейся сюда. По описанию Зена понимает, что это персы. Она уже сталкивалась с ними и знает - если их не остановить сейчас, Греция падет.

    - Что будем делать?
    - Остановим их.

    Юноша рассказывает, что персы уже встретились со спартанцами. Спартанцы сражались храбро, но у них не было шансов. Габриэль не может поверить, что спартанцы не устояли. Ничего удивительного, говорит Зена, слишком силен противник. Она просит юношу бежать в Афины, чтобы предупредить жителей.

    Сцена III

    Тот же лес, та же тропинка. Зена ведет под уздцы Арго, на котором сидит Габриэль, и размышляет над очередным планом спасения Греции. Тут ее осеняет - перевал! Это самый короткий путь, персам придется там пройти. И самое удобное место, чтобы остановить их.

    - Двое против армии? – недоумевает Габриэль.
    - Нет, армия против оползня, который мы вызовем, - усмехается королева воинов.

    Габриэль сокрушается, что не может идти сама и потому тормозит их обеих. Она предлагает Зене идти одной. Зена против.

    - Глупая лодыжка! Только я могла попасть в такую ситуацию.
    - Ну, если это – самое плохое, что произойдет сегодня, я буду счастлива, – отвечает Зена.

    Габриэль сомневается в успехе задуманного. Она расспрашивает о силе, которая была у Зены в Китае, с помощью нее можно было бы уничтожить армию. Зена объясняет, что сила ей больше не доступна, она ушла. А если оползень только задержит персов? Если они обойдут его и все равно двинутся дальше на Афины? Зена уверяет, что персы будут именно там где нужно. Где? В Триполисе. Когда-то Зена оставила там склад оружия и надеется, что оно все еще на месте.

    Внезапно появляется человек, одетый в военную форму и угрожает Зене мечем.

    - Отдай мне лошадь или последним, что ты увидишь, будет твое сердце в моей руке.
    - Я не отдаю свое сердце первому встречному.

    Прыжок, взмах меча, изящный удар кулаком - и мужчина у ног Зены. Она говорит, что он спартанец по одежде, но может эта форма взята у кого-то другого? Парень доказывает, что он на самом деле спартанец: его послали за подкреплением, но в дороге он лишился лошади и теперь ему нужна новая. Подруги не верят этой сказке. После недолгих препирательств выясняется, что парень дезертир.

    - Все боятся, – сочувственно говорит Габриэль.
    - Но не все бегут! – возражает Зена. – Я дам тебе второй шанс, присоединяйся к нам.

    Парень в панике: что же могут сделать трое против целой армии?

    - У Зены есть план, – успокаивает его Габриэль.

    Сцена IV

    Габриэль расспрашивает воина, откуда тот родом, и он называет деревню. Это та, где водопады, спрашивает Зена? Воин кивает и выражает надежду увидеть их снова, а также жену и сына. Не хотелось бы, правда, чтобы его считали трусом. Но Габриэль уверяет, что он еще может измениться, им совсем необязательно знать, что он однажды сбежал.

    - А если это повторится? – неуверенно спрашивает воин.

    Внезапно Зена замечает какой-то отблеск в кустах. Она просит Арго отвести Габриэль в безопасное место. Габриэль возражает «я могу драться!», но Зена непреклонна «не спорь со мной, объясню позже». Из-за кустов появляются воины: начинается бой.

    Габриэль видит, что «спартанец» не помогает Зене, он просто наблюдает. Она поворачивает Арго назад. Несколько пинков приводят «спартанца» в чувство, удовлетворенная Габриэль скачет назад, и тут ее настигает стрела, пущенная в спину.

    Сцена V

    - Это моя вина, моя вина… - ноет «спартанец».
    - Иди и сделай что-нибудь полезное! Разожги костер, - огрызается Зена.

    Нужно вытащить стрелу. Зена предупреждает, что будет больно. Габриэль стонет. Но, вытащив ее, Зена понимает, что все очень плохо - стрела отравлена.

    - Почему ты вернулась за мной? – спрашивает «спартанец» у Габриэль.
    - Хотела, что бы ты увидел те водопады… и сына…

    Дориан сокрушается, что всех подвел. Разве могут они теперь продолжить выполнение плана? Габриэль соглашается с ним и советует Зене оставить ее. Зена уверяет, что в Триполисе они найдут противоядие, и все будет в порядке.

    Сцена VI

    «Спартанец» продолжает ныть.

    - Если она умрет…
    - Она не умрет!
    - Но если умрет, ты будешь ненавидеть меня всю жизнь!

    Зена злится: его не должны волновать ее чувства по отношению к нему, в конце концов ему жить дальше со своей совестью – не ей. Плевать она хотела, и вообще скоро они разойдутся. Он напоминает о плане - разве болезнь Габриэль ничего не меняет? Ах да, план… Зена говорит, что они движутся слишком медленно и лучше ему пойти вперед одному, так будет быстрее. Он должен предупредить людей в Триполисе, чтобы ждали ее. Зена упоминает также, что перевал блокирован оползнем. Парень обещает на этот раз сделать все правильно и вернуться с подмогой.

    - Я не понимаю, на перевале нет оползня… - недоумевает Габриэль.
    - А в той деревушке нет водопадов, - отвечает Зена.

    Она объясняет, что «спартанец» на самом деле шпион. И теперь, когда он расскажет всем, что перевал блокирован, армии не пройти мимо Триполиса. Ее план сработает.

    Сцена VII

    Зена и Габриэль выезжают на пепелище, оставшееся от Триполиса. Теперь кругом только дымящиеся головешки, в городе ни души.

    Зена пытается найти противоядие, но все разрушено, противоядия нет. Габриэль все хуже, начинаются приступы кашля. Нужно идти дальше: в соседнем городе противоядие наверняка найдется. Но Габриэль считает: сначала нужно остановить армию, а потом уже думать о ней. За противоядием можно ехать завтра, ведь в запасе есть еще день. Зена нехотя соглашается.

    Вдалеке слышится конский топот, недалеко от пепелища останавливается передовой отряд персов. Подруги укрываются на ночь в единственном несгоревшем сарае.

    Сцена VIII

    Именно в этом сарае находится оружейный склад Зены. Оружие уцелело. Зена рассказывает, что спрятала его на тот случай, если когда-нибудь соберет новую армию.

    - Не думала, что оно понадобится мне снова… - хмуро говорит она.
    - Не знала, что меня можно расценивать как армию, - усмехается бард.
    - Зена, на случай, если яд будет распространяться быстрее, чем мы думали… у меня есть последняя просьба.
    - Ты будешь рассказывать мне о ней потом, много лет спустя, старая и седая.
    - Смешно, – грустная улыбка, – но я серьезно - если ты остановишь персов… я хочу, что бы ты спаслась, не хочу быть тебе обузой.
    - Не могу обещать.
    - Мы все когда-нибудь умрем…
    - Не сегодня! Послушай, Габриэль… я знаю, все плохо, но мы выживали и в худших ситуациях, верно?
    - Верно.

    Сцена IX

    Ночь. Зена возвращается с разведки. Габриэль не спится.

    - Сколько костров в лагере?
    - 30 или 40, – неопределенно махает рукой Зена.
    - По 10 человек у каждого… - размышляет бард - это хорошо. На минуту мне показалось, что у нас проблемы, - невесело улыбается она.
    - Это главная кавалерия. Лучшие воины…

    У Габриэль очередной приступ кашля, Зена замечает кровь. Видимо яд двигается быстрее, чем она предполагала.

    Сцена X

    Зена сооружает носилки, чтобы увезти Габриэль. Габриэль пытается отговорить Зену. Она убеждает подругу, что та не должна бросать дело. Зена не согласна.

    - Ты говорила мне, что есть вещи, за которые стоит умереть! Вещи более важные, чем наше существование, - не сдается Габриэль.
    - Но не твое существование!
    - Почему? Потому что я твоя подруга? – голос переходит в шепот.
    - Да!
    - Тогда чти мою память. Мы обе знаем, что я права. Это правильно.

    Мука отражается на лице королевы воинов.

    - Зена, обещай, что ты не оставишь эту битву из-за меня.

    Сцена XI

    Габриэль забывается в беспокойном сне, Зена возится с оружием. Случайно ее взгляд падает на кувшин, стоящий неподалеку. Она пытается сосредоточиться и вызвать в себе силу, которая помогла ей в Китае, но ничего не выходит. В отчаянии она разбивает кувшин о стену, это будит Габриэль. У нее бред.

    - Зена, ты должна взять меня с собой… научить всему, что знаешь… ты не можешь оставить меня тут, я хочу с тобой… возьми меня с собой… я хочу быть такой, как ты…
    - А я – как ты… - шепчет Зена, держа подругу за руку. По ее лицу текут слезы.

    Сцена XII

    Утро. Габриэль просыпается от шума, стены сарая буквально сотрясаются под напором. Дверь не выдерживает, внутрь врываются солдаты. Но Зена уже наготове, горка трупов вокруг быстро растет. Внезапно один из воинов проникает через крышу и, напав со спины, убивает Зену.

    В ужасе Габриэль просыпается. Сон, это был всего лишь сон… кошмар. На самом деле Зена мирно спит рядом. Утро.

    Сцена XIII

    – Мы уезжаем. - Зена нервно ходит из угла в угол.
    - Я думала, мы договорились, - вздыхает Габриэль.
    - Я передумала.
    - Другого пути нет…
    - Должен быть другой путь.
    - Слишком поздно для меня…
    - Я не признаю поражений. Всегда есть выбор, - Зена выглядит измученной. Она на пределе.

    Габриэль кидает на нее умоляющий взгляд.

    - Не спорь со мной сейчас.

    - Ты не спорь со мной! Я знаю, что умру. Я смирилась. Почему ты не можешь? Давным давно я примирилась с последствиями нашей совместной жизни… что однажды это может случиться… это случилось. Я не боюсь.

    - Даже в смерти, Габриэль, я не оставлю тебя, – улыбка Зены светится нежностью.

    Камера показывает сплетенные руки подруг.

    Прощание Зены с Арго.

    Сцена XIV

    Габриэль оставляют последние силы. Она просит Зену не терять на нее время. Зена не слушается. Она переносит Габриэль наверх. Единственная ее просьба – скинуть вниз чан с кипящим маслом, если солдаты начнут подбираться слишком близко.

    - Но ты же будешь внизу?
    - Если они начнут подниматься, значит они прошли мимо меня. Если они прошли мимо меня, значит…

    Пауза.

    - Берегись человека с двусторонним мечом. – шепчет Габриэль. - Я видела сон… он проник через крышу… Просто будь осторожна.

    Уже на лестнице Габриэль окликает подругу. - Зена… насчет Китая... я не хотела повредить тебе, я лишь делал то, что считала верным.

    - Габриэль, это в прошлом, – объятия, - Все, чего я хочу сейчас – быть с тобой. Ты мой лучший друг, моя семья. Я люблю тебя, Габриэль.
    - Я люблю тебя, Зена.

    На улице слышится стук копыт конницы.

    Сцена XV

    Стены сарая буквально сотрясаются под напором. Дверь не выдерживает, внутрь врываются солдаты. Но Зена уже наготове, горка трупов вокруг быстро растет. Внезапно один из воинов проникает через крышу, однако ему не удается застать Зену врасплох. Она командует Габриэль сбросить вниз чан с маслом, а сама выбирается на крышу.

    А дальше все как всегда: бой в одни ворота – куда им до королевы воинов :) И тут появляется «спартанец», он склонился с кинжалом над Габриэль. Зена кидается к барду, попутно громя все на своем пути. Еще одна отравленная стрела, предназначавшаяся уже ей самой, перехвачена в полете. Зена с наслаждением втыкает стрелу в плечо «спартанца». – Я позволю тебе умереть быстро, но гораздо мучительнее.

    Зена сражается дальше, но успевает заметить, как раненый достает флягу с противоядием. Фляга изымается.

    Последние кадры битвы. Ощипанное войско в замешательстве толпится в дверях.

    - Возвращайтесь домой, - рычит им Зена, - здесь тысячи таких как я.

    Зена дает Габриэль противоядие. Та открывает глаза.

    - Мы умерли?
    - Нет, – впервые за долгое время Зена улыбается. – Тебе следует поспать, мы задержимся здесь на несколько часов.
    - Зена, когда мы приедем в Тесалию, ты все еще будешь должна мне новую пару ботинок.

    0

    63

    3-14: Forgiven - Прощенная

    Активное солнце; воины бегут в деревню; четверо жрецов в мантиях кремового цвета пугаются этих явлений и закрывают лица руками, указывая на солнце. Изображение смещается так, что эти четверо изображены на фреске. Те же четверо с благоговением смотрят на спокойное солнце, встают на колени – снова фреска.

    ***

    В храме жрец наливает из чудесной вазы – Урны Аполлона – воду в маленькую плошку, для благословения, и говорит людям в храме: «Последователи Апполона! Вы пришли в этот храм, чтобы очиститься от грехов своих, но прощение пропадёт всуе, если вы приметесь за старое и будете грешить, а если вы решите начать праведную жизнь, урна Апполона дарует вам чистоту надежды. Подойдите». К алтарю подходят немолодые женщина и мужчина, жрец смачивает палец в воде и касается лба просящего со словами: «Твои грехи отпущены, иди и твори добро». К алтарю подходят два воина в коже, одному из них жрец отпускает грехи, второй приставляет нож к сердцу жреца: «Только тронь меня – и ты труп!» – «Вы крадете урну Апполона!» – возмущается жрец. – «Вот именно! Какой сообразительный! Кстати, твои грехи отпущены», - светловолосый воин выливает воду из вазы себе в горсть и этой рукой бьет жреца по лбу.

    Через отверстие в куполе храма видно, что тучи закрыли солнце.

    Жрец в таверне жалуется Зене и Габриэль на своё горе.

    - Поймите, урна помогает людям возродиться!

    - Возрождение человек должен искать внутри себя, - отвечает Зена.

    - Не все способны вынести угрызения совести в одиночку. Ко мне приходят те, кто сломлен чувством вины и раскаяния: воины, которые убили слишком много людей, богачи, которых мучают ночные кошмары о том, что они делали, чтобы разбогатеть. Урна дарит им силу справиться с демонами души. вы понимаете?

    - Я – да, - говорит Габриэль.
    - Мы вернем урну, - соглашается Зена.
    - Благодарю!
    - Приведу Арго, мы отправимся немедленно, - объяснят Зена Габриэль.

    Габриэль остаётся, разворачивает свиток и готовится писать, но на свиток выплескивает своё питье девушка разбойного вида (молодое личико, темные глаза, густые темные волосы, кое-где заплетенные в перевязанные тряпками косы, соответствующая темная одежда: кожаные штаны и топик). Габриэль удивляется:

    - Это ты плеснула?
    - Да.
    - В чём дело?
    - В тебе!
    - Так не смотри на меня.

    Габриэль возвращается к своему занятию, но девка кидает в неё едой, попадая в голову.

    - Если тебе не нравится еда, найди другой способ сообщить об этом!
    - Что ты за человек? Я только что оскорбила тебя, а ты всё разглагольствуешь. Давай разберемся друг с другом!
    - Ты меня с кем-то путаешь, - думает Габриэль, девушка кидает в неё ещё чем-то. Габриэль:
    - Я не знаю, что с тобой, но драться я не буду.
    - Ты просто трусишь!
    - Думай как хочешь.

    Габриэль отворачивается, девушка бьет её стулом, вцепляется в волосы, как дикая кошка (с аналогичными звуками), царапает щеку, Габриэль сопротивляется, но у девушка хорошенько прикладывает её об пол, об столы, бьет ногами и кусает за ухо, опять бьет об стол, тут девушку хватает за лохматую челку рука Зены:

    - Стой!
    - Зена! – радуется девушка. – Я заменю тебе блондинку.

    Габриэль оправляется, но всё ещё очень злится:

    - Зена, я пойму тебя, если ты решишь сделать из неё отбивную
    - И не подумаю.
    - Тогда держи её, я сама!
    - Добавки захотела? – ярится девушка.

    Зена удерживает их обеих, говорит девушке:

    - Послушай, мне не нужна замена. Блондинка… Габриэль – мой напарник, и это не изменится. Проваливай.
    - Ты не знаешь, на что я способна!
    - Не путайся под ногами, а то и правда схлопочешь.
    - Я знаю, кто украл урну!
    - Красная банда. В этих краях только они способны на это.
    - Я знаю, где они прячутся.
    - Откуда? – удивляется Габриэль.
    - Я гуляла с этими парнями.
    - Ещё бы…
    - Я не идеальна! Но хочу исправиться – защищать добро и колотить негодяев. Пожалуйста! Я покажу, где они прячутся… и больше не буду бить твою подружку.
    - Помощь нам не нужна, - не соглашается Зена.
    - Ты ведь тоже когда-то была бандиткой, - вслед уходящей Зене произносит девушка (её зовут Тара), и воительница оборачивается, - кто-то дал тебе шанс исправиться.

    Зена уходит.

    Габриэль и Зена идут по дороге среди зелёных холмов по обе стороны. Зена ведёт Арго в поводу. За ними на расстоянии шагов в десять идёт Тара. Габриэль то и дело оглядывается и просит Зену:

    - Попробуй Шакрамом.
    - Что?
    - Запусти его так, чтобы отрезать ей пол-уха и прогнать.
    - Вряд ли это необходимо.
    - Мы позволим ей преследовать нас?
    - Она тебя раздражает?
    - Да!!!

    Зена останавливается и идёт назад, чтобы поговорить с Тарой, та уже встаёт в боевую стойку. Зена:

    - Я не буду драться с тобой. Послушай, ты можешь измениться и без меня. Хочешь делать добро – делай, и будешь хорошей.

    - За этим я пришла! Я хочу вернуть урну в храм.
    - Да, но нам помощь не нужна.
    - Я только покажу, где их лагерь – это будет мой первый шаг.
    - Зря ты била мою подругу.
    - Да… Ты права. Хочешь, я её поцелую? Я на всё согласна!
    - Ничего не выйдет! – офигевает Зена от такого заявления. – Прости.
    - Ладно. Ты не веришь мне, да? Как и все остальные. Дело привычное…
    - Стой. Идём, - смиряется Зена.

    Зена и Тара подходят к Габриэль, держащей Арго. Габриэль в изумлении:

    - Что это значит?
    - Тара покажет нам их лагерь.
    - Да, - кивает Тара. – Прости, что избила тебя в таверне. Не надо было колотить тебя…
    - Ладно, хватит, - останавливает её Зена.
    - Можно с тобой поговорить? – просит Габриэль.
    - Возьми, - Зена отдаёт таре повод Арго и отходит с Габриэль на пару шагов в сторону.
    - Зачем она нам? Мы найдём их лагерь, как всегда – по следам.
    - Она хочет измениться.
    - Зена, послушай, она мне ухо откусила!
    - Всего кусочек. Она же извинилась!
    - Разве это извинение? Я чего-то не понимаю, а ты что-то недоговариваешь.
    - Она напоминает мне меня.
    - Нет, ты была зла, но не порочна.
    - До того, как бандиты напали на Амфиполис, я ошивалась с местными хулиганами. Я была… если бы кто-нибудь тогда направил меня, я стала бы другой. Послушай, она покажет нам лагерь, а если станет задираться – я её прогоню.
    - Ладно, дадим ей шанс.
    - Спасибо. Пошли.

    Ночь, Тара возвращается с разведки:

    - Они там. Их девять. Мы нападём с трёх сторон, а потом…
    - Нет, - осаживает её Зена. – Урна хрупкая, в бою она может разбиться.
    - Что же делать?
    - Я попробую взять одного из них.
    - А потом «прижмёшь» его?
    - В другой раз.
    - Но…
    - Ты останешься. Я пойду одна.
    - Удачи, - желает Габриэль.

    Зена крадётся среди кустов к лагерю, потом хватает за руку преследовавшую её Тару.

    - Я велела ждать!
    - Я хочу видеть всё своими глазами! Это же легенда!
    - Уходи! – шипит на неё Зена.
    - Брось, Зена! Я пригожусь.
    - Ты мне не нужна.
    - Дай мне шанс оправдать себя!
    - Тара, предупреждаю…
    - Ты мне не веришь?
    - Возвращайся.

    Тара делает вид, что возвращается, Зена крадётся дальше, Тара обходит её через другие кусты и выходит к банде, подходит к одному из них:

    - Тара! Ты откуда?
    - У меня для тебя есть новость.
    - Какая?
    - В тех кустах кто-то есть, - она указывает на укрытие Зены.

    Бандит хочет позвать остальных, но Тара его предупреждает:

    - Они тебе не нужны. Ты справишься сам. Идём.

    Сначала они идут прямо к Зене, которая уже думает, что Тара – предательница, потом Тара указывает куда-то в сторону: «Вон там!», у Зены появляется прекрасный шанс напасть и сделать акупунктуру, и она этот шанс использует, ударяет по шее бандита.

    - Вот это здорово! – восхищается Тара. – Ты умрёшь, если не начнёшь говорить!
    - Тара, заткнись. Где урна? – спрашивает Зена.
    - Её здесь нет, - признаётся бандит.
    - Прощайся с жизнью! – лютует Тара.
    - Я правду говорю! Клянусь! Вайан понёс её на север. Они продадут её силицийским купцам.
    - Он не обманывает, - признаёт Тара. – Он не так смел, чтобы рисковать жизнью.

    Зена снимает захват и оглушает бандита. Тара уже хочет запинать его, но Зена останавливает девку:

    - Что ты делаешь?
    - Я вырублю его! Он же подонок!
    - Если хочешь работать со мной – привыкай, бить лежачего нельзя.
    - Ладно, я всё поняла. До того, как ты «прижимаешь», бить можно, а после – нет.
    - Пошли!

    Зена возвращается к лагерю, Габриэль предупреждает её: «Тара…», но видит, что девушка следует за воительницей.

    - Ты нашла её… - поясняет Зена.
    - Я помогла Зене прижать бандита, - хвастается Тара. – Ты знаешь, я прирождённый боец!
    - Ты молодец, - хвалит её Зена, на лице которой написано, что Тара её уже конкретно достала. – Мы уйдём от их лагеря и разобьём свой. Нам предстоит долгий путь.

    Тара отходит в сторону, Габриэль разговаривает с Зеной:

    - Она ослушалась тебя. Ты её не накажешь?
    - Я хочу, чтобы она стала лучше, и это твоя работа.
    - Что?!
    - Мне ещё не приходилось быть наставницей.
    - Я многому научилась за эти годы, и прежде всего тому, что всех спасти нельзя.
    - Значит, у тебя с ней много общего.
    - Что же?
    - Ты тоже думаешь, что её не исправить.
    - Ладно, я поняла. Я слишком строга с ней.
    - Это понятно: она хотела откусить.

    Габриэль улыбается.

    - Мне уже не больно. Но я сменю гнев на милость.
    - Спасибо.

    Зена, если ты скажешь, что веришь в неё, я постараюсь ей помочь. Человеку легче поверить в себя, когда в него верит ещё кто-то.

    - Спасибо…

    Лагерь. Тара оглядывается на Габриэль, уверяется, что та не смотрит, и кладёт в костёр её шест. Габриэль моментально подбегает и выручает шест:

    - Ты положила мой шест в костёр!
    - Разве это не палка?..

    Тара расстилает покрывало рядом с покрывалом Зены. Габриэль смотрит на неё с укоризной. Тара не выдерживает.

    - Что?
    - Видишь ли, с Зеной сплю я.
    - Что ж, поспи с другой стороны.
    - Я не люблю спать у огня.
    - Не знаю, что и сказать. Я уже заняла место.
    - Да, заняла… - ворчит Габриэль.

    Приходит Зена:

    - В чём дело?

    Габриэль отходит и расстилает своё покрывало по другую сторону костра, раздраженно бомоча себе под нос:

    - Ни в чём. Всё хорошо. Всё отлично. Замечательно. Просто великолепно.
    Зена ложится рядом с Тарой и закрывает глаза, та спрашивает:

    - Можно спросить?
    - Давай, только побыстрей.
    - Когда творишь добро, как отличить его от зла? Ведь эти бандиты считают себя хорошими. Как тут разобраться?
    - Это не всегда просто. Я доверяю сердцу, а когда сомневаюсь – спрашиваю её, - Зена кивает на Габриэль.
    - Неужели она всё знает?
    - Не всегда, но она судит непредвзято, а это правильный подход.
    - Она родилась хорошей? Мой отец говорил, что я плохая, с рождения.
    - Это неправильно. Ты можешь меняться каждую минуту своей жизни.
    - А если…
    - Знаешь, что плохо? Не давать мне спать.
    - Ясно. Спокойной ночи, Зена.
    - Спокойной ночи.
    - Я просто не знаю, как во всем этом разобраться.
    - Разберешься. Я в тебя верю.
    - Правда?
    - Да.
    - Спокойной ночи.

    Тара смотрит на звездное небо над головой.

    Восход.

    Зена, Габриэль и Тара прибегают к камням на равнине, впереди возвышаются холмы, с противоположного склона одного из них идёт дым.

    - Это они, - говорит Зена.
    - Да, - подтверждает Тара. – Вайан всегда ночует на холмах.
    - А это силицийские торгаши, - Зена указывает на процессию верховых.
    - Мы вовремя.
    - Не совсем. Если нападём сейчас, купцы могут встать на сторону банды. Этого надо избежать.
    -Что будем делать.
    - Сначала я займусь силицийцами. Они или убегут, или остановятся на время – тогда мы и нападём. Когда увидите, что я на холме, идите ко мне.
    - Ясно.

    Зена уходит. Габриэль – Таре:

    - Нам нужно подружиться.
    - Она приказала тебе дружить со мной? Как ты убедила её в том, что ты хорошая?
    - Не понимаю.
    - Она считает тебя идеалом.
    - Она знает, что я не идеал, и всё равно любит – это и есть дружба.
    - Мне не понять. У меня друзей нет.
    - Не удивительно.

    Тара указывает на холм:

    - Смотри, дыма нет. Они потушили костёр, наверное, уходят.
    - Нет, они ждут силицийцев. Никуда они не денутся.
    - Нет, ты их не знаешь! Они непредсказуемы.
    - Мы никуда не пойдём, мы будем ждать Зену.
    - Ты всю жизнь хочешь быть второй? Почему не подойти поближе?
    - Мы будем ждать.

    Тара срывается с места и бежит к холму, Габриэль – за ней: «Тара, нет! Тара, стой!, Тара, подожди!»

    Тара крадётся в кустах к лагерю Красной банды. Габриэль догоняет её: «Жди, пока не покажется Зена!» – «Ладно».

    Бандиты в это время разбираются между собой, один из них кладёт вазу в мешок на окраине лагеря. Тара и Габриэль:

    -Ты видишь?

    - Да. Теперь мы знаем, где она, когда Зена вернётся, нужно унести мешок.

    Тара лезет вперёд, Габриэль за ней, хватает её за ногу, чтобы удержать, Тара отбрыкивается, производя шум. Девушки затихают, но их уже услышали: раздвинув траву над ними, бандиты наставляют на них мечи.

    Зена едет на Арго, приезжает к холму, спешивается, привязывает повод к ветке дерева и идёт вперёд (рукоять меча при этом зацепляется за повод, но Зена этого не замечает, оператор, видимо, тоже). Она приходит на поляну и видит закопанных по шею в землю Тару и Габриэль. Над ними укреплён механизм смерти: деревянная решётка с двумя секирами, удерживаемая верёвкой, которую уже пережигает факел. Веревка перегорает, секиры направляются прямо в головы Тары и Габриэль, но Зена ловит решетку и привязывает обрывком веревки: «Ну вы даете…» Габриэль оправдывается: «Она снова тебя ослушалась». – «Не надо было хватать меня за ногу», - возражает Тара. – «Они бы тебя просто убили!». «Господи…», - раздраженно вздыхает Зена, беря лопату и начиная откапывать Габриэль.

    …Габриэль отряхивает с одежды остатки грязи, Тара тоже. Зена: «Я поскачу вперед на разведку, а потом вернусь за вами». Габриэль отзывает её в сторонку:

    - Зена, можно тебя на минутку?
    - Да?
    - Я убью её, перережу ей горло!
    - Габриэль, успокойся.
    - Мы чуть не погибли! Я не могу так работать!
    - Так, - Зена идёт разбираться с Тарой. – Садись. Ты спрашивала, как отличить добро от зла. Я тебе объясню. Забудь про свой эгоизм и думай прежде всего о других, иначе я мигом отважу тебя. Поняла?

    Зена вскакивает на Арго и уезжает. Тара – Габриэль:

    - Поздравляю. Ты победила. Из-за тебя она ненавидит меня.
    - Тара, ты подвержена самообману.
    - Не знаю, что это значит, но лучше возьми свои слова обратно!
    - И не подумаю!

    Тара кидается на Габриэль: «Что, ты думаешь, я боюсь твой палки? Давай, блондиночка!» Габриэль отделывает её палкой, но Тара вновь и вновь поднимается и получает ещё, несмотря на предупреждения Габриэль: «Не нарывайся! Я больше не хочу тебя бить!» – «Не делай мне одолжение» – «Лежи там!», когда Тара наполучала достаточно синяков и у неё из носа идёт кровь, возвращается Зена, и к ней за утешением кидается Тара, Зена её обнимает. Тара: «Я просто хотела… Я знаю, что я плохая, очень плохая…» – «Нет, это не так».

    Тара сидит на поляне у ручья, Зена и Габриэль промывают ей «раны» – синяки. Габриэль приносит воды в маленькой мисочке. Тара рассказывает:

    - Моя мать была хорошей. Она умерла, когда мне было четыре. Когда её хоронили, я кричала: “Мама, проснись, они бросают на тебя землю!” Глупо, да?
    - Нет, - сочувственно говорит Зена.
    - Мой отец тоже не был плохим. Но он так тосковал без мамы, что начал пить, а потом – бить меня. И называл никчемной. Это было ужасно. Я пошла к парням из банды.
    - Ты хотела быть нужной.
    - Почему вы так добры ко мне? – вскакивает Тара. – Я ведь навредила вам. Почему вы не злитесь?
    - Ещё раз навредишь – убью, - обещает Зена.

    Тара уходит в сторону, Габриэль – Зене:

    - Ну ты хитра!
    - Ты о чём?
    - Ты наперед знала, что я её поколочу!
    - Брось. Я же не оракул.
    - Нет, но ты разбираешься в людях.
    - Ты меня переоцениваешь.
    - Спасибо, Зена.
    - За что?
    - Я была так зла на неё… Ты помогла мне взглянуть на неё другими глазами.
    - Ты всё правильно сделала, - Зена отдаёт Габриэль шест. – Включая поучительную взбучку.

    Вечерний привал. Габриэль играет пантомиму, Зена и Тара искренне смеются, но их задача – догадаться, что изображает Габриэль. Зена предполагает, что это битва Зевса и циклопа, но Габриэль говорит, что она показала маски Трагедии и Комедии, следовательно, это не миф, а пьеса. «Эдип?» – спрашивает Зена. – «Не гадай, смотри внимательней», - Габриэль повторяет. Зена говорит, что они всё равно не знают. Габриэль говорит ответ: изображены были Эпитения и Одис. Зена возмущается: «Как мы могли догадаться?» – «Надо чаще ходить в театр». Таре не сидится на месте: «Знаете, я тоже могу!» – «У неё не получится, - сомневается Зена. – Это сложно». Тара весело что-то изображает, Габриэль моментально догадывается: «Рождение Афины!».

    - Давайте спать, - предлагает Зена. – Банда пошла к реке, завтра мы встретим их там.
    - Там есть заброшенный замок, где любят прятаться банды, - говорит Тара.
    - Туда и пойдём.

    Ночлег. Тара лежит между Зеной и Габриэль.

    - Габриэль?
    - У?
    - Мне понравилась твоя шарада.

    Все желают друг другу спокойной ночи. Тара добавляет: «Спокойной ночи, Арго» и слышит ответное ржание. Зена и Габриэль спят, Тара смотрит на звезды.

    Посреди ночи она, убедившись, что Зена и Габриэль спят, встаёт и идёт за кусты, там её встречает Мико, один из банды, и целует.

    День, заброшенный замок, рядом с ним на зеленом поле пасутся кони. Габриэль, Зена и Тара наблюдают с некоторого расстояния. Зена: «Это кони силицийцев. Я перелезу через стену и открою вам ворота».

    Зена идёт к замку. Тара спрашивает Габриэль:

    - Габриэль, эта урна… ты веришь в её силу?
    - Говорят, она дарит людям спокойствие, но исходит оно изнутри или из самих людей. Я не знаю.
    - Она может быть просто старым горшком с узорами?
    - Может быть.
    - Значит, если мы её не вернём, ничего страшного не случится?
    - Возможно. Но я знаю, что для тех, кому нужно простить себя, чтобы жить дальше, она очень важна.
    - Да что ты знаешь о чувстве вины?
    - Я знаю, поверь. Я знаю.
    - Смотри! Она открыла ворота!

    Замок. Зена, Габриэль и Тара смотрят в одну из полуоткрытых дверей, там много народу. Зена:

    - Они торгуются. Урны здесь нет. Идём.

    Через зарешеченное окошко второй двери видно двух стражников.

    - Их двое. Урны не видно, но они стоят там не зря, - определяет Зена.

    Все трое вламываются внутрь, Зена и Габриэль сваливают охранников.

    - Теперь ищем урну, - распоряжается Зена.

    Все трое ищут урну, Тара берёт факел, заглядывает под тряпки и видит урну, но говорит Зене, что там ничего нет. Тара сует факел обратно в держатель, нагибается, хватает вазу и удирает.

    Габриэль - Зене:

    - В чём дело?

    - Ты права, Габриэль: всех не спасти.

    За углом Тару хватает Мико, её парень, она сначала пугается, потом узнаёт его, и они опять целуются.

    - Ты молодец! Гордись собой! – говорит Мико. – Я люблю тебя.
    - Я тоже люблю тебя, Мико!

    Зена, последовавшая за Тарой, прижалась к стене за углом, и слышит разговор.

    - Немногие могут обмануть Зену. Скоро все станут над ней смеяться! – смеётся Мико. – Ну-ка, дай её. Дай урну. Нужно уйти, пока Вайан не понял, что происходит.
    - Она нам не нужна, - Тара не отдаёт вазу.
    - Конечно, нам нужны деньги, которые за неё дадут.
    - Давай пойдём в Афины и найдём работу?
    - Да, мы пойдём в Афины. Отдай урну.
    - Нет.
    - Тара, ты начинаешь меня злить!
    - Мы не должны её продавать.
    - А что же с ней делать?
    - Вернуть в храм. Люди верят в неё, а Зена верит в меня.
    - Слушай, я не хотел убивать тебя раньше времени, но деваться некуда.

    Мико достаёт меч из ножен, Тара убегает мимо Зены, не заметив её, а Зена останавливает Мико, погнавшегося за Тарой: «Привет, красавчик!», сваливает его на пол.

    Тара вбегает в комнату и захлопывает за собой дверь, а обернувшись, видит, что попала на собрание бандитов. Они направляют на неё мечи, но тут на помощь подоспевают Габриэль и Зена. Они сражаются, вазу при этом кидают с рук на руки: Тара – Зене, Зена – Габриэль, та – опять Таре. Мико прибегает и тоже подключается к драке. Тара бьет его, повалив на пол, поддаёт на прощание ногой: «Ты меня надолго запомнишь!».

    Урна у Зены и Габриэль, Тара напротив них.

    - У меня получилось! Я поступила правильно!

    Зена – Габриэль: «Приведи Арго, мы сейчас уйдём». Тара странно смотрит на них.

    - Что такое, Тара?
    - Ты знала о Мико?
    - Да.
    - Тогда почему…
    - Один мой хороший друг сказал, что человеку легче поверить в себя, когда в него верит кто-то другой, - говорит Зена и благодарно смотрит на Габриэль.

    Габриэль улыбается, Тара восклицает: «Вы так сентиментальны!»

    Храм Аполлона. Жрец наливает из возвращенной урны воду в плошку.

    К алтарю подходит очередные замаливающие грехи, он их благословляет. Следующими на колени у алтаря становится Тара и Габриэль, и каждой он смачивает водой лоб со словами: «Твои грехи отпущены. Иди и твори добро». Габриэль и Тара оглядываются на воительницу, стоящую в дверях.

    - А как же Зена? Разве она не хочет получить прощение? – удивляется Тара.

    Зена безмолвно смотрит на них, (видимо, она сама себя ещё не простила?) и уходит буквально «в закат» по дорожке к низко стоящему солнцу.

    0

    64

    3-15: King Con - Король жульничества
    Джоксер выигрывает кучу денег в казино, но хозяин не желает так просто расстаться со своими богатствами - он посылает банду своих убийц найти Джоксера и отнять у него выигрыш. Однако есть неувязочка - Джоксер-то друг Зены!

    3-16: When In Rome - Однажды в Риме
    Галлия. Римляне сражаются с галлами, последние побеждают.

    Мужчина и женщина принимают решение не сдаваться и добить врага.

    Галлы атакуют. Верхом на коне въезжает римский генерал, набрасывая сеть на предводителя галлов – Веркиникса. Следом въезжает Юлий Цезарь, гордый победой над варварами и захватом их предводителя, ставшего легендой среди народа.

    Сирия. Воин осматривает пленных, выбирая кого первым казнить. Удача “улыбается” римскому гражданину. Его выводят вперед, но внезапно раздается боевой клич Королевы Воинов и перед римлянином падает мешок с оружием. Пленные, воспользовавшись шансом, нападают на захватчиков. В это время Зена влетает на коне, подъезжает к римлянину, приветствуя его: “Привет, Крас” Она хватает его хлыстом за ноги и увозит его.

    На дороге Зену ждет подруга. Остановившись рядом с ней, Зена поднимает Краса, сообщая ему, что собирается обменять его на Веркиникса.

    Корабль. Габриель подходит к римлянину. Зена рассказывает подруге о Триумвирате, в который входят Цезарь, Помпей и Крас, параллельно снимая с его руки имперское кольцо. Крас утверждает, что Зена едет в Рим не только за галлом, но ей движет желание убить Цезаря.

    Дворец Цезаря. Помпей спорит с Цезарем, как вбегает стражник, сообщая, что они не могу ее остановить. “ЕЕ?’ – уточняет Помпей. Входит Зена с Габриель. Цезарь представляет ее Помпею, последний явно рад знакомству. Королева воинов сообщает, что Крас жив и у нее. Предлагает обмен. Цезарь отворачивается, Зена прячем имперское кольцо между нагрудными латами. Цезарь хочет убедиться, что Крас жив….он идет с Зеной, взамен Габриель остается во дворце до прихода Цезаря.

    Зена и Цезарь приходят на судно, в трюм, где содержится Крас. Цезарь с насмешкой говорит Красу: “Какая ирония. Ты пойман женщиной, которую в свое время поймал я”. Цезарь рассказывает о прощальном вечере Веркиникса и приглашает туда Зену. Та соглашается. Когда Зена выходит из трюма, Цезарь намекает Красу на Габриель: Разделяй и властвуй.

    Зена и Габриель идут по дороге. Воительница говорит, что Цезарь не пойдет на обмен, они должны совершить его сами, затем просит Габриель привести Краса в тюрьму. Бард утверждает, что не может послать человека на смерть! “Человека?

    Крас давно уже не человек. Главное его достояние…деревня Гардинус, которая сдалась без боя и все жители которой были распяты вдоль аппиевой дороги по приказу Краса”, – отвечает воин.

    Вечер в римском дворце. Въезжает Зена в красном римском платье. Цезарь берет два бокала - Зене и себе, затем удаляется. “Почему тебя зовут Королевой Воинов” - подходя, интересуется Помпей. “Имя Цезарь занято,” – отрезает Зена.

    Помпей рассказывает, что многие здесь не любят Цезаря….

    Выводят Веркиникса. “Варвар, уходивший от всех, от всех кроме Юлия Цезаря,” – гордо сообщает Брут.

    Тем временем, Крас, находящийся по охраной верной спутницы Зены, пытается заговорить ее, утверждая, что сожалеет о Гардинусе, что тогда он был в отъезде и не он отдал приказ о распятии.

    Зена входит в тюрьму, где содержат Веркиникса, сообщая ему, что ее послала его жена, и что Королева Воинов его освободит. Параллельно, Зены делает отпечаток на воске ключа от камеры.

    Цезарь снова пытается “Разделить и властвовать” над Зеной, но та уходит.

    Ночь. Габриель спит, в то время как Крас пытается освободиться, пододвигая к себе коробку, на которой стоят горящие свечи. Он подпаливает веревки на руках и выбегает, но неожиданно с грохотом падает вниз с лестницы. Зена пришла. Зена отдает подруге ключ, рассказывает о завтрашних боях гладиаторов и казни Краса, добавляя: “От этой казни зависит репутация Цезаря, ему придется убить Краса. Прости.”

    Бард ведет связанного римлянина, делая остановку у колодца. Крас делает попытку бегства, но Габриель его останавливает. Она показывает имперское кольцо, говоря, что отдаст ему его, стражники увидят его и не казнят. Затем она добавляет снотворного и поит его.

    Зена входит в один из залов дворца Цезаря. Помпей приветствует ее, делая подарок в форме римского ножа, с которым Зена сможет без труда выбраться из Рима.

    Габриель и Крас достигают столицы Империи. На улице, сказительница притворяется пьяной и толкает спящего Краса. Их забирают в тюрьму за нарушение порядка.

    Габриель оказывается в соседней камере с галлом, которому рассказывает, что она от Зены.

    Вечер. Кабинет Цезаря. На окне с внешней стороны появляется Зена, с кинжалом в руках. Она тихо подходит к римлянину, но сверху сбрасывают сеть и ловят Королеву Воинов. Цезарь повествует ей, что завтра она откроет бои гладиаторов.

    Зену уводят….прямо в камеру Веркиникса. После ухода стражи, Зена зовет подругу, та передает ключ. Затем она “вырубают” стражника, меняют местами Веркиникса и Краса.

    Колизей. Цезарь начинает философствовать, Помпею это противно. “Кстати говоря, - начинает Цезарь, кидая нож Помпея рядом с его рукой, - кажется это твое.”

    На арену выводят Зену. Цезарь представляет ее как врага всего Рима. Начинается бой. Против Зены выезжают два до зубов вооруженных всадника.

    Во время боя, Габриель и Веркиникс собираются бежать. Бард подходит к Красу, что бы одеть на него кольцо, галл просит ее не делать этого, повествуя о деревне Гардинус, в которой жили родственники. Так же он уточняет, что всех распяли по его приказу, об этом ему рассказала племянница перед смертью.

    Бой на арене заканчивается. Королева воинов побеждает. Недовольный Цезарь приказывает увести ее. В тюрьме Веркиникс переоделся в стражника и выпустил Зену.

    Выводят Краса на казнь. Цезарь замечает подмену, но все равно приказывает казнить друга.

    Крас видит блестящее кольцо на руке Габриель среди толпы, и кричит: “Скажи им кто я! Скажи!” Сказительница отворачивается, за ее спиной слышится звук опускающегося топора.

    Зена и Габриель на корабле. Габриель держит в руках кольцо, которое она так и не отдала Красу и того казнили. Королева Воинов благодарит барда за все, что та для нее сделала, она просит прощения, понимая свою ошибку, что эта работа не для нее, что Габриель не такая.

    - Сколько ты еще будешь мне помогать? И сколько еще я буду причинять тебе боль?

    - Я хочу быть с тобой, Зена, я люблю тебя.

    - Я тоже люблю тебя, Габриель.

    Зена кладет свою руку на руки барда, и Габриель роняет кольцо в море.

    0

    65

    3-17: Forget Me Not - Память

    – Надежда? Это Надежда? – Зена не могла поверить.

    – Прости, я не хотела лгать, я не могла убить ее, она моя дочь. Ты мать, ты поймешь, я должна была спасти ее, – Габриель пыталась оправдать свой поступок.

    – Может еще не поздно, она еще юна и ее можно отравить… – Зена как будто ее не слышала.

    – Отравить?!! Она моя дочь!!! – сказительница была вне себя.

    – Она не дочь!!! Это лишь тело, сосуд, орудие зла и все!!!

    ******
    Лес. Габриель сидит над телом своей отравленной дочери (она сама дала ей яд, после того как узнала, что Надежда убила Солана, сына Зены), собираясь выпить оставшийся яд…

    ******

    Cолнечный день. Лес.

    Габриель просыпается вся в слезах, понимая что это был всего лишь кошмарный сон, но ей от этого не легче… Из-за деревьев появляется Джоксер, –Я готов, готов, готов, готов…,– он спотыкается (как всегда) и падает в нескольких шагах от Габриель.

    – Габриель? Хей? Что такое?

    – Я не могу… – бормочет Габриель.

    – Что случилось? – Джоксер обеспокоен странным поведением барда.

    – Я больше не могу… – Габриель, кажется, не замечает его.

    – Ладно… ладно…, – соглашается Джоксер – … и не надо, пожалуйста, мы не будем… а о чем ты говоришь?

    –Мне нужно идти… – кажется Габриель полностью погружена в свои мысли.

    Джоксер не понял, – Идти? Идти куда? Зена велела ждать у Храма Мнемосины, не уходи, здесь небезопасно.

    Габби поднимается и уходит. Джоксеру ничего не остается делать и он следует за ней.

    – Стой, стой… послушай, я не знаю что стряслось, но что-то не так… может я помогу? – спрашивает Джоксер с нескрываемым волнением, он впервые видит Габриель в таком состоянии.

    – Никто не поможет, мои воспоминания… я не могу избавиться от них, я не могу спать, не могу есть, как будто все время расплачиваюсь за что-то… Мне нужен ответ… – у Габриель дрожит голос.

    – Ладно… ладно…, но нужно подождать Зену.

    – Джоксер, я пойду одна, жди здесь – решительно сказала бард.

    – Ждать?! Как долго? – он немного огорчен, что Габриель ему не доверяет.

    – Не знаю… – бросает Габриель уходя.

    Джоксер некоторое время смотрит вслед удаляющейся сказительнице.

    – Ладно… все, хватит, – Джоксер следует за Габриель.

    Тем временем Габриель уже подошла к храму, она интересуется у Стражей, стоящих в дверях, – Это Храм Мнемосины? – никакой реакции…

    – Я должна что-то отдать? Приношение? Э-эй! – никакой реакции… Внезапно двери Храма распахиваются, и оттуда выходит девушка… у нее отсутствующий вид и она, как будто не видит Габриель, хотя та стоит прямо перед ней.

    Габриель ловит ее за руку, – Стой…, – на что девушка удивленно отвечает – Простите, я вас знаю?

    – Нет, я не здешняя… – отвечает Габриель.

    – А я? – интересуется девушка.

    – Что? – Габриель очень удивлена происходящим, – Стой, ты видела ее… Жрицу Мнемосины?

    Девушка несколько секунд смотрит на Габриель непонимающим взглядом.

    –… и твоя память… – задумчиво продолжает Габриель.

    Девушка уходит, а Габриель, погруженная в собственные мысли, ходит возле Храма.

    Джоксер наблюдает за происходящим из-за ближайших кустов.

    – Жрица примет тебя, – неожиданно промолвил один из Стражей.

    – Я стану такой же? – с опаской спрашивает Габриель.

    – Ты ищешь ответа на свой вопрос?

    – Да, я страдаю… очень… и больше не могу, – отвечает ему Габриель, с болью в голосе.

    – За избавление от памяти нужно заплатить… ты готова забыть все что знаешь?

    – Да, я готова, – решительно отвечает Габриель.

    – Входи! – двери Храма распахиваются перед ней и она входит.

    ******

    Габриель заходит в Храм и, опускаясь на колени, произносит – Мнемосина, Богиня памяти…

    Она не успевает договорить, так как слышит голос, – Тебя терзают воспоминания, образы былого, ты хочешь понять, почему они не оставят тебя…

    Габриель поднимается и оглядывается вокруг, она не может понять, откуда исходит этот голос, – Откуда ты знаешь? – спрашивает она.

    Голос становится ближе, – В этом Храме твоя память открывается Мнемосине и мне.

    Габриель оборачивается и видит входящую Жрицу Мнемосины, которая продолжает – Мы знаем о тебе дольше, чем ты сама. За этим ты здесь, узнать о себе то, чего ты не знаешь.

    – Ты мне поможешь? – с надеждой спрашивает Габриель.

    – Возможно… Твоя память, словно полноводная река, одни воспоминания так глубоко, что их не видно, а другие – прямо на поверхности, – неопределенно отвечает Жрица, беря пустую чашу и ставя ее перед Габриель, – Наполни этот сосуд. Одна из последовательниц поднесла Жрице кувшин с водой. Габриель наполняет чашу пока Жрица объясняет, показывая на несколько десятков таких же чаш, стоящих чуть поодаль,– Каждый гость наполняет одну чашу.

    – Чем наполняет? – спрашивает Габриель.

    – Воспоминаниями… ответами… Габриель, тебе предстоит путешествие в твою память…

    – Как во сне? – любопытствует бард.

    – Не путай сон и память, – предупреждает Жрица, – У памяти три реки, чтобы получить ответ, нужно пересечь каждую из них, найдя ответ ты примешь решение.

    – Какое? – спрашивает Габриель.

    – Сохранить свою память или потерять ее… В чаше будет все, что ты знаешь и, если она опустеет, твоя память исчезнет. Ты осознаешь риск? – Жрица очень серьезна.

    Габриель тверда в своем решении, – Я решилась, я должна знать.

    ******
    Джоксер неловко падает на землю у ног Стражей Храма.

    – Крутые, да? – поднимается и поворачивается к охране, – Там моя подруга, я должен ее увидеть.

    – Лишь когда она выйдет, сейчас она на приеме у Жрицы – произносит Страж, не глядя на Джоксера.

    Джоксер приближается вплотную к Стражам, – О, да? Ну что ж, у меня для вас новость… – он размахивает руками угрожающе близко к лицу Стража, – … я вернусь. Джоксер делает серьезное лицо, – Вы оба в моем списке…, так что прощайтесь с жизнью. – смелое заявление, если учесть, что стражи, как минимум, вдвое больше его. Джоксер поворачивается и уходит в лес, где тут же примечает раскидистое дерево и, с проворством обезьяны, вскарабкивается на самую его верхушку.

    ******
    Тем временем в Храме происходит некий обряд, который позволит Габриель разобраться в себе. Жрица и несколько девушек-последовательниц произносят молитву Мнемосине и омывают Габриель, с помощью губок, водой из чаши с ее воспоминаниями.

    ******
    Снова лес. Джоксер на самой вершине. Несколько секунд он имеет возможность наблюдать за тем, что происходит внутри Храма. Внезапно по лесу проносится страшный треск ломающихся веток… С воплем – Габриель!!! – Джоксер падает на землю, по дороге задев, кажется, все сучки на своем пути.

    Надеясь, что никто ничего не заметил, он выскакивает из кустов с грацией только что очнувшегося от зимней спячки медведя, из-за пазухи у него торчит ветка того дерева, с которого он только что слетел, но его это нисколько не смущает, он вытаскивает и выбрасывает ее. Джоксер встает в боевую стойку (насколько это можно назвать боевой стойкой) перед Стражами, – Вы погибнете от моей энергии! – он угрожающе размахивает руками, приседает и, набирая песка в руки, кидает его в глаза Стражам. Те, не ожидавшие ничего подобного, пребывают в секундном замешательстве, но этого времени хватает на то, чтобы Джоксер пробрался в Храм. Стражи, придя в себя, следуют за ним.

    Джоксер находит Габриель и Жрицу. Габриель без сил оседает на пол.

    – Габриель?! – Джоксер подхватывает девушку на руки.

    – Она отправилась в путешествие, Джоксер, эта Габриель лишь пустой сосуд, лишенный памяти, – объясняет ему Жрица.

    – Отойди от нее, – уходя говорит Джоксер, он на секунду задерживается, – Откуда ты знаешь мое имя?

    – Мне ведома и твоя память, – массируя виски отвечает Жрица, очевидно воспоминания Джоксера вызвали у нее головную боль.

    – Ладно… – говорит Джоксер, делая вид, что ему все равно, – Я уведу ее отсюда, не вздумай мешать.

    – Тобой управляют чувства. Если ты любишь ее , позволь ей избавиться от боли, от боли воспоминаний… – на прощание говорит Жрица вслед удаляющемуся Джоксеру.

    Он оборачивается и отвечает – Да? Я помогу ей все забыть… я очень забывчивый человек…

    Они с Габриель уходят.

    ******
    Габриель находится в какой-то пещере. Перед ней первая река воспоминаний, она пытается дотронуться рукой до воды. Вдруг у нее за спиной появляется Арес – Не стоит этого делать, – качает он головой.

    – Что ты тут делаешь? – задумчиво спрашивает Габриель, но, кажется, она знает зачем он здесь.

    – Ты не знаешь? – удивленно спрашивает Арес, – Ах, да… Потеря памяти. С головой не все в порядке, воспоминания мешают спать… Верь или нет, я хочу помочь тебе. Помнишь, как твой свиток украл мою силу? Можешь называть меня сентиментальным, но мы тогда здорово сдружились. – кажется Ареса забавляет сложившаяся ситуация.

    Габриель не верит в добрые намерения Бога Войны – Ты здесь по эгоистическим причинам.

    – А ты? – почти утвердительно спрашивает Арес.

    Габриель входит в бурлящую реку.

    – Это река стонов. Запомни, я тебя предупреждал, – говорит Арес и исчезает.

    Габриель идет дальше, она слышит душераздирающие стоны, но пока ничего не происходит.

    – Не так уж и плохо… река стонов, да?

    Она зачерпнула ладонями воду из реки и плеснула ее себе в лицо. Вдруг все изменилось. Мелькают отрывки воспоминаний: они с Зеной распятые на крестах; ее первое ритуальное убийство в храме Дахока, кровь на ее руках; Крас, его казнь… Внезапно Габриель осознает, что вся, с ног до головы, покрыта кровью, страшный крик вырывается у нее из груди и она падает на землю.

    ******
    Габриель продолжает путь. Она уже во второй пещере, здесь все покрыто льдом. Появляется Арес – Река печали, знаешь, она не лучше чем предыдущая, – он поворачивается к Габриель – Подумай об этом…

    Габриель очень холодно ведь из одежды на ней лишь тонкая тога.

    – Подумала, к той я не была готова, а сейчас знаю чего ждать, – с уверенностью говорит Габриель.

    – Надеюсь это глубокая река. – говорит Арес и снова исчезает.
    Cнова лес. Джоксер ведет Габриель, у которой полная потеря памяти, к месту их лагеря. Он резко останавливается – Подожди…– поднимает сумку со свитками и, показывая их Габриель, объясняет – Это твои свитки, ты их написала… это твоя сумка, – это кажется безнадежным.

    – Это твой шест… – продолжает Джоксер, вкладывая его в руки сказительницы, которая непонимающе смотрит на него. Тогда Джоксер, не выпуская шест из рук Габриель, лупит им себе по голове, как всегда немного не рассчитав силу удара, немного придя в себя он спрашивает у Габриель, – Знакомый звук? Габриель кажутся необычными его манипуляции с этой странной палкой, – прости, Джекстер…

    – Джоксер, – поправляет ее горе-воин.

    – Джоксер… – соглашается Габриель – … я ничего не помню, даже не знаю что значит «помнить».

    – Жрица права, твоя память пуста, ты все забыла, – обреченно говорит Джоксер. Вдруг на него находит озарение, ему в голову приходит отличная, по его мнению, идея, он хватает сумку со свитками Габриель и говорит ей – Итак, я расскажу тебе все о тебе, я верну тебе твою память… хорошо… но только хорошие воспоминания, только хорошие, как ты и хотела, верно?

    – Не знаю, – отвечает Габриель.

    Но Джоксер уже все решил, он усадил Габриель рядом с собой и начал читать.

    – Сейчас начнем… Так, первый… «Грехи прошлого… В Потейдии встало солнце, которое разбудило… она медленно встала…»

    – Прости, а что такое Потейдия? – недоуменно спрашивает Габриель.

    Джоксер обреченно качает головой.

    ******

    Ледяная пещера. Габриель осторожно ступает по тонкому ледяному мостику через реку печали. Появляется Арес – Итак, ты нашла ледяной мост… Очень хорошо.

    – Если я смогу быть над водой, мне ничего не грозит – с небольшой долей сомнения, но все же веря в это говорит Габриель.

    – Хм, интересно… Тут можно повести аналогию: вода – это мучение, а лед – хрупкий слой самоконтроля, которым обладает…

    – Заткнись – пытается прервать его Габриель, но он, кажется, не обращает внимания на ее грубость и продолжает, – …но ложная уверенность, которую вселяет лед можно легко… Вдруг лед трескается.

    – Помоги мне, – просит Габриель, балансируя на одной ноге.

    – Не могу, дорогая, пока не могу…– неопределенно отвечает Арес.

    Габриель падает в воду и сразу же перед ней снова мелькают картинки ее воспоминаний: лицо Зены, покрытое защитным слоем грязи, для маскировки, в ее руках нож, она пришла убить Зеленого Дракона; выражение лица ее лучшей подруги, когда она увидела перед собой Габриель вместо Минг Тьена; все то, что пришлось пережить воительнице во дворце жестокого императора; ее предательство…

    Габриель выныривает из ледяной воды, Арес, смеясь, помогает ей выбраться на берег - Ты была готова?

    – Я больше не могу… – задыхаясь от холода говорит Габриель – …невозможно…

    Бог Войны с помощью своей силы разжигает костер в пещере и подталкивает к нему Габриель, которая спешно пытается хоть чуточку согреться.

    – Так держать. Забудь все, зачем тебе память? Боль придумана природой, чтобы говорить: «Эй, ты жива!» – смирись, кому нужна правда, – пытается вразумить ее Арес.

    – Я вернусь. У меня есть ответ – с уверенностью говорит бард.

    – Ты уверена? – иронично интересуется Арес.

    – Я думала, что не смирюсь со своими ошибками, но я смирилась, когда я пришла к Зене в тюрьму Минг Тьена…

    ******

    Тюрьма. Зена в огромных колодках, не позволяющих ей дотронуться до лица, сидит на камне, ноги ее в воде. Все помещение тюрьмы затоплено водой, которая доходит почти до пояса. Габриель подходит к Зене – Мы можем поговорить? Зена не отвечает.

    – Конечно нет. Я предала тебя… – все переживания Габриель слышны в ее голосе. Зена проявляет едва заметное беспокойство.

    – Хуже всего то, что я думала, будто спасаю тебя… мое служение добру сохранило жизнь тирану и погубило лучшую подругу… – продолжает Габриель. Зена молчит.

    – …Ты ненавидишь меня… но я ненавижу себя сильней.

    Зена с трудом подходит ближе к Габриель, колодки, сомкнувшиеся вокруг шей слишком велики и тяжелы, она смотрит на сказительницу и говорит – Почеши мне нос.

    Габриель выполняет ее просьбу и смеется сквозь слезы видя какое облегчение это приносит Зене.

    – Видишь, теперь я знаю… – говорит Габриель.

    – Ты поняла это только что? – Арес скептически смотрит на нее.

    – Да, – отвечает Габриель, поворачиваясь к Богу, – Я давно смирилась с ошибками, только не понимала этого… Это и есть ответ, да?

    – Ты такая умная девчушка, это мне в тебе и нравится… Иди через реку печали обратно к жизни, – приободряет ее Арес, – Не бойся, в случае чего я приду на помощь, если, конечно, ты примешь помощь от Бога Войны.

    Габриель входит в реку из которой она не так давно выбралась. Ничего не происходит.

    – Я права, воспоминания оставили меня, – радуется бард.

    Внезапно лед на реке начинает двигаться и погребает под собой Габриель, которая оказывается в воде под толстым слоем льда.

    Ареса все происходящее очень забавляет.

    Габриель невероятным усилием все же удается пробить лед, и она в изнеможении выползает на берег, пытаясь отдышаться. Ей очень холодно.

    – Упс, кажется мы ошиблись, – говорит Арес, – но попытка – не пытка.

    – Т-ты с-ск-казал, чт-то п-поможешь, – отрывисто говорит Габриель, от холода у нее свело все мышцы.

    – Нет, я сказал, что приду на помощь и пришел – отвечает Арес.

    – Назад нельзя, вперед тоже… Что же делать? – недоумевает Габриель.

    – Ну… мне кажется, ответ очевиден. Останься здесь навсегда или…– Арес явно что-то задумал, – …умри. Я пытаюсь помочь… Он исчезает, оставляя замерзающую Габриель на полу ледяной пещеры.
    Лес. Джоксер читает Габриель свитки.

    – Как странно… От истории к истории на мне остается все меньше одежды. Это чудо… – говорит Габриель, разглядывая свое одеяние состоящее сейчас из зеленого топа и не слишком длинной юбки.

    – Да-а, это чудо, – говорит Джоксер, глядя на нее.

    – Это где-то здесь… я знаю… ты сама об этом писала… – Джоксер пытается что-то отыскать в свитке.

    – Джекстер, я живу здесь? – спрашивает Габриель, оглядываясь вокруг.

    – Я – Джоксер. Не Джекстер. Я – Джоксер! – его явно задевает, что Габриель не помнит его имени, – и ты не отсюда, ты путешествуешь со мной и Зеной, творишь добро с шестом, о котором я тебе говорил.

    – Мне хочется увидеть Зену, – Габриель не сидится на месте и она ходит туда-сюда – Я ей понравлюсь?

    – Наверное…– Джоксер наконец-то нашел, что искал в свитке. Он позвал Габриель и она села рядом, – Ты снова будешь петь о Джекс… о Джоксере Могучем? – улыбнулась Габриель, в прошлый раз ей явно понравилась эта песенка, – Я люблю эту песню.

    – Ты ее ненавидишь… – пробормотал Джоксер

    – Да? – удивилась Габриель.

    – Нет, любишь. – Джоксер не преминул воспользоваться тем, что она ничего не помнит, – Но эта история о Каллисто.

    – Каллисто? – поинтересовалась Габриель.

    – Да.

    – Она моя подруга? – бард пыталась вспомнить хоть что-то, но тщетно.

    – Нет. Зато мы познакомились из-за нее, – Джоксер улыбнулся и начал читать, – «… И вдруг появляется он, он назвался Джоксером», – отличная фраза, – «воином, единственным в своем роде, таким трусливым и неловким…» – Джоксер понял, что прочитал лишнее и продолжил, – «…он умел так ловко притворяться размазней, что никто не мог заподозрить его львиный характер…»

    – Это мило, – Габриель была очарована им.

    – Да, да… Дальше будет еще лучше, вот увидишь, – Джоксер явно не намеревался останавливаться, –« …и я поняла», это ты говоришь, «…и я поняла, что с первого взгляда влюбилась в этого роскошного мужчину».

    – Я люблю тебя? – удивилась Габриель.

    – Да… да, любишь, – Джоксеру хотелось хоть ненадолго представить, что это действительно так.

    – Кажется я это помню…– тут же согласилась Габриель, – Продолжай, – она положила голову ему на плечо. Джоксер немного смутился, но улыбнувшись, продолжил, – «Тысячи воинов напали на Джоксера, и он справился с ними по очереди…»

    ******

    Пещера. Но это уже другая пещера, в которой протекает последняя река воспоминаний, языки пламени вьются над водой.

    – Я здесь, Арес, – Габриель едва отогрелась от лютого холода пробравшего до костей в прошлой пещере.

    – А я тебя искал…– как всегда Бог Войны появился внезапно.

    – Я пойду дальше. Жрица сказала, что ответ ждет за третьей рекой, – решительно говорит Габриель.

    – Ее слова ничего не значат, ты все поймешь, если выживешь, но стоит ли оно того? Стоит ли истина такой боли? – Арес явно не разделяет ее прыти.

    – Да. Так должно быть, иначе зачем жить? – Габриель пытается убедить саму себя.

    – Зачем? А в жизни нет смысла, ты не понимаешь, может это и есть источник твоей боли, все, через что ты прошла с Зеной, что она заставила тебя пережить, может ты поймешь, что все это не имело смысла, – Арес непреклонен.

    – Ты ошибаешься насчет Зены, однажды мы потеряли себя, но Солан забрал нас в Иллюзию, чтобы дать нам шанс и мы одумались.

    Габриель опять вспоминает: Иллюзия… Призраки прошлого: Цезарь, Бораис, Каллисто. Арес… Зена на кресте, Габриель на жертвенном одре…Они сумели тогда побороть ненависть в себе и открыть душу дружбе и любви.

    – Это было не зря, – говорит Габриель.

    – Тогда почему ты здесь? – в голосе Ареса читается неподдельное удивление, – Ответь…

    Габриель входит в реку, ей больно, языки пламени обжигают ее тело, начинают мелькать сюжеты из прошлого: Габриель провожает Зену, когда та едет убивать Зеленого Дракона. Тогда, в порту, Зена сказала ей, – Габриель, я сяду на корабль, который доставит меня в царство Чин, если ты хочешь остаться, оставайся, я все пойму… – Зена обняла подругу.

    Тогда же Габриель спросила воительницу, – Твой долг так велик, что ты готова забыть свою новую жизнь?

    – Да. – ответила Зена, она очень надеялась, что Габриель поймет ее.

    Зена ушла, а Габриель осталась с Арго не берегу. Вдруг она заметила Ареса…

    Габриель, стоя в огненной реке, повернулась и посмотрела в глаза Богу Войны.

    – Ты! – закричала сказительница.

    Арес развел руками и исчез.

    Габриель, превозмогая боль, пошла дальше через реку, языки пламени не щадили ее, казалось, еще чуть-чуть и от нее останутся лишь угольки. Габриель кричала, но казалось, сто такую ужасную боль ей причиняют не физические, а душевные страдания. Пламя полностью завладело телом Габриель, но она сумела выбраться на берег. Едва коснувшись ногами твердой поверхности, Габриель рухнула на землю. Ее тело все было охвачено огнем.

    – Да. Теперь ты знаешь… но твоя сила исчезла. Правда, которую ты искала, погубила тебя, – он смотрел на лежащую на земле Габриель, Арес думал, что все уже кончено и собрался уйти, как вдруг упрямая сказительница ожила и, стукнув кулаком по земле, прокричала, – Нет! Нет! Нет! Нет! Нет!!! – Пламя отступило и Габриель поднялась на ноги. Арес был искренне удивлен такой силой воли.

    – Ты не Арес! Ты не Бог, ты часть меня, та часть, что прячет правду, – казалось, что Габриель поняла что-то важное, настолько ее слова были уверенны.

    – Зови меня как хочешь… Виной… Отчаянием… Тебе не победить, ты лишь умрешь, – Арес был явно раздражен тем, что Габриель не погибла.

    Бард закрыла глаза и в руке у нее появился шест, которым она попыталась ударить Ареса, – Вот почему ты в обличии Ареса.

    – Да. Арес – ключ ко всему, но это не вся правда, – сказал Бог Войны, уворачиваясь от ударов шеста.

    – Я знаю, все из-за того, что я сделала, все из-за меня… – Габриель не оставляла попыток нанести удар.

    ******

    Снова воспоминания: Габриель и Арес в порту.

    – Что ж, она уплывает без тебя. Ты осталась не у дел, да? – спросил Арес с заметной долей иронии.

    – Отстань, Арес, Зена сама отвечает за себя, – в голосе Габриель проскальзывают нотки обиды и грусти.

    – Да ну! Что-то мне не верится. Да-а, Лао Ма важна ей, а ради тебя она не пошла бы на такое. Забавно, правда? Ты оставила дом, семью, убила ради нее свою дочь, все ради Зены, но для нее это ничто, по сравнению с ее старым долгом, – Арес знал, как ударить побольнее, – конечно, ты можешь ее остановить…

    – Я не доберусь до Китая раньше нее. Зена будет там первой, – обреченно сказала Габриель.

    – Верно…– согласился Арес, – …ты ведь просто смертная.

    – А ты мог бы. Ты можешь доставить меня туда? – злость и обида на Зену потихоньку делали свое дело.

    – Ты этого хочешь? Тогда попроси, если ты можешь принять помощь от Бога Войны.

    – Доставь меня, я прошу, – Габриель было уже все равно.

    – Чтобы предотвратить убийство… ради дружбы? – у Ареса явно был свой интерес.

    – Да. Ради дружбы, – из-за глупой ревности Габриель попалась на уловку Ареса.

    ******

    Пещера. Габриель ударила Ареса шестом и он не устоял на ногах.

    – Я хотела опередить Зену, чтобы предать ее…– Габриель обошла вокруг поверженного Ареса, – …я хотела предать ее! Я отдала ей все, но она оставила меня, я ревновала ее к другой, я хотела причинить боль, хотела, чтобы ее покарали… и ее чуть не убили, – Габриель упала на колени, – Моя ненависть и ревность чуть не погубили мою лучшую подругу…

    – Итак, ты получила ответ… – Арес все еще сидел на земле, – …вопрос в том, что ты с ним будешь делать? – он встал и подошел к чаше с воспоминаниями, которая тут же появилась в пещере, взял ее и поднес Габриель, – Пей. Осуши чашу.

    – Если ее осушить, моя память исчезнет…– Габриель пыталась принять решение.

    – И боль тоже. Вся боль…– Арес не сдавался.

    – Воспоминания детства, мои родители, моя любовь… – перечисляла Габриель.

    – Предательства, убийства, смерть твоей дочери… – добавил Арес.

    – …и Зена, – тихо произнесла Габриель.

    – Все равно, Габриель, о том, чего не помнишь, не жалеешь, – Арес протянул чашу сказительнице и она взяла ее…

    ******

    Лес. Джоксер закончил читать свитки.

    – Да… Это все, – сказал Джоксер, отложив последний свиток, – Вся твоя жизнь.

    – Господи, как же я тебя люблю! – на лице Габриель сияла блаженная улыбка, – Я хочу вспомнить это сейчас же!

    – Да, я тоже… – Джоксер старался не смотреть на Габриель.

    Габриель, не долго думая, схватила его и крепко поцеловала, увлекая за собой на землю.

    – Возьми меня, Джоксер! Возьми, как когда ты спас Одиссея, – Габриель была полна желания вспомнить все…

    – Ладно, – тут же согласился Джоксер, – Габриель тут же продолжила «вспоминать».

    – Стой, подожди! – опомнился Джоксер, едва сумев вырваться из цепких объятий сказительницы.

    Но не тут то было… Со словами «Я хочу вспомнить!» Габриель вцепилась в него с еще большим энтузиазмом.

    На этот раз вырваться было куда сложнее, но Джоксер справился, ведь как ни крути, а он истинный джентльмен, благородный воин и не смог воспользоваться ситуацией до конца.

    – Это игра в недотрогу, в которую мы играли? – Габби не понимала, что творится с ее любимым, она обиженно смотрела на Джоксера.

    – Нет. Нет, Габриель! – он пресек на корню новую попытку Габриель поцеловать его, – Слушай, я кое-что преувеличил, рассказывая о нашей любви, немного… чуть-чуть… много. Много всего, я соврал, извини.

    – Соврал? А как это, – не поняла Габриель.

    – Ложь это… Я не могу вернуть тебе память… все не так, как я тебе рассказал, – он смотрел на свою возлюбленную, понимая, что никогда не сможет ей врать по-настоящему, – В общем, это не я спас Одиссея, а Зена, не я вернул Аресу силу – это тоже Зена, не я сделал Геркулеса добрым – это снова Зена. В общем… это сложно, и Каллисто меня не любила… Габриель…– Джоксер отложил свитки, которые он скручивал и подвинулся к Габби, – …я хочу, чтобы ты вернулась, чтобы била меня по лбу, выкручивала нос… Забудь все, что я говорил, ты совсем не такая, – он встал и отошел, – Хотя, ты танцевала голой под дождем!

    Габриель встала и схватила Джоксера за ухо, – Джоксер, я никогда не танцевала голой под дождем, когда ты мог меня увидеть?

    – Габриель! – обрадовано воскликнул Джоксер, – Ты вернулась!

    Габриель тут же выкрутила ему нос.

    – Да, она вернулась, – сказала Зена, наблюдавшая эту сцену.

    – Зена, ты все знала, поэтому он оставил меня у Храма Мнемосины, – Габриель подошла к подруге.

    – Да. Я все гадала, как ты опередила меня в Китае, я догадывалась, что с помощью Ареса, но не знала зачем, – сказала Зена, в ее взгляде была боль, – В кошмарах ты призналась, ты говоришь во сне… В прошлое ты должна была попасть одна… Я рада, что ты вернулась, – в глазах воительницы стояли слезы, но она быстро взяла себя в руки.

    – Если бы не было темных воспоминаний, я бы не знала как хороши светлые. Я не могу забыть, как бы больно мне не было, прости…– Габриель смотрела в глаза подруги, пытаясь найти в них ответ.

    – Нет, нет… все кончено, – Зена пыталась сказать, что все в порядке, – С возвращением. Зена обняла свою маленькую подругу.

    – Эй! Вы меня не забыли? – сказал Джоксер, глядя на обнимающихся подруг.

    – Нет, Джоксер, тут даже Мнемосина бессильна, – иронично заметила Зена, и они стали собираться в дорогу.

    0

    66

    3 - 18: Fins, Femmes And Gems - Рыба, красота и бриллиант
    Когда Афродита заполучает украденный Мистический Алмаз, она насылает наваждение на Зену, Габриэль и Джоксера. Зену непреодолимо потянуло на рыбалку, Габриэль влюбилась сама в себя, а Джоксер стал Королём Джунглей. Но и это не помешало Королеве Воинов вернуть на место бриллиант, помогающий светить Северной Звезде.

    3-19: Vanishing Act - Фокус с исчезновением
    Солнце всходит.

    - Я точно тебе не нужна? - интересуется Габриель у Зены.

    - Ты же не хочешь пропустить речь Адара, передай ему привет, а я приеду завтра.

    Бард и воительница расходятся.

    Люди танцуют вокруг статуи прекрасной женщины с голубем в руках. Появляется Габриель и разговаривает с Адаром. Он интересуется о том, где Зена.

    Речь Адара:

    - Сегодня граждане двух деревень собрались здесь на ежегодный праздник в честь Пакс - золотого символа мира. Эта статуя была создана 20 лет назад в конце кровавой войны и она служит напоминанием о том, что мы единый народ, связанный узами сотрудничества и понимания.

    На следующее утро Адар просыпается и видит, что Пакс исчезла. «Люди уже начали спорить о том, где статуя, а скоро начнут винить друг друга», - говорит Адар Зене и Габби.

    Зена уверена, что статую украли, и у нее есть подозреваемый. Она подходит к старухе и показывает всем, что это Автолик. Автолик говорит, что это величайшее ограбление века, но проблема в том, что его совершил не он. Автолик объясняет свой наряд тем, что он известен как король воров. Автолик доказывает Зене, что он хочет вернуть статую, как и она. Он взволнован тем, что не знает, кто и как украл статую. Зена понимает, что он лишится трона короля воров, если не узнает, кто его опередил. Автолик просит Зену помочь ему украсть статую и возвратить ее людям.

    - Сделай мне одолжение!

    - Нет!!!

    - Оу, ясно, и это за все, что я для тебя сделал. А ты не забыла, как я впустил тебя в свое тело, чтобы спасти твои бренные останки от огня, и целыми днями терпел Габриель, которая без устали хныкала о том, как сильно она скучает по Зене.

    - Ты закончил!

    - Не знаю, а сработало?

    - Сработало!

    - Тогда закончил! Зена! Еще кое-что!

    - Что?!

    - Все сделаем по-моему. Я не восстановлю свою репутацию под свист твоего шакрама и звон меча. Идет! Давай, улыбнись, ну улыбнись, хоть чуть-чуть!

    - Идет!

    - Вот и славно!

    Автолик ныряет, чтобы проверить дно. Габриель думает, что Автолик изменится. Зена напоминает ей, что он стал вором, чтобы отомстить за справедливость, он украл все у торговца, убившего его брата. Зена поможет ему вернуть корону, так как он спас ей жизнь. Зена и Габби помогают Автолику вылезти из воды. Он говорит, что на дне остался глубокий след. Зена схватывает на лету: «Статую скинули и тянули под водой кораблем».

    Теперь друзьям надо узнать, чьим кораблем. Автолик пытается снять свой подводный костюм и падает в воду.

    Автолик представляется местному жителю Наманом, армянским торговцем. Он говорит, что ему нужно переправить один деликатный груз. У него не получается разговорить этого человека и он просит Зену надавить на него. Они узнают, что статую украл Тарсис. Друзья отправляются в замок на острове Меконус. Автолик объясняет подругам, что нужно забраться в замок и притвориться купцом. Габриель интересуется, кто же это будет.

    Габриель в костюме купчихи Миопии приходит к Тарсису и говорит, что хочет купить у него золотую статую Пакс. Тарсис интересуется, откуда она узнала про то, что статуя у него. Габби рассказывает про «портовых крыс». Тарсис приказывает разжечь огонь, чтобы расплавить статую. Тарсису докладывают о том, что пришла еще одна купчиха-Эзра. В зал входит Зена в колпаке и интересном костюме, и с родинкой на подбородке. Эзра говорит, что должна увидеть статую, чтобы убедиться, что она настоящая. Миопия и Эзра видят статую. Выходит Автолик, переодетый в слугу Эзры - Бентли. Усилиями Автолика и шакрама Зены печь гаснет. Эзра и Миопия начинают спорить о цене за статую, чтобы дать время Автолику. Эзра предлагает 15 тысяч динаров.

    - 20 тыс.
    - 25 тыс.
    - 30 тыс.
    - 35 тыс.
    - 40 тыс.
    - 140 тыс.
    - 160 тыс.
    - 200 тыс.
    - 250 тыс.
    - 300 тыс.
    - 350 тыс.
    - 400 тыс. и кольцо Аполлона.

    - Пусть забирает!!!

    - Ты не могла уступить мне, да, Зена!

    - Ты первая начала! Странно, что ты остановилась!

    - Чем можно перебить кольцо Аполлона!!!???

    Разгоряченных подруг разнимает Автолик, напоминающий о том, что все это игра, и рассказывающий о своем гениальном плане.

    - Если он сработает, я стану легендой, а вы легендарными помощницами.

    Зена говорит Габби идти на праздник и сказать, что они скоро будут.

    Автолик достает свои инструменты и поясняет Зене, что они имеют дело с бронированным засовом из коринфской стали. «Смотри и учись!» Ударом ноги Зена сносит замок с двери.

    Танец живота, большой стол. Тарсис жалеет о том, что Миопия проиграла. Он интересуется, где ее соперница. Девушка интересуется Бентли-Автоликом, а особенно его горбом, она хочет его потрогать. Тарсис рассказывает Эзре о том, что раньше он был успешным торговцем, но однажды поспорил с конкурентом и был вынужден избавиться от него. Он говорит о младшем брате убитого конкурента, о том, что он обокрал его и преподал ему урок о том, что мир принадлежит тем, кто берет, что хочет. Тарсис поднимает тост за Автолика - бывшего короля воров, он приставляет меч к горлу Автолика. Эзра стонет о том, что влюбилась в Автолика и думала, что у него все получится. Эзру и Автолика уводят. Миопия замечает, что если Эзра - подделка, она не заплатит за статую. Тарсис говорит, что статуя достанется либо Миопии, либо генералу. Автолика сковали двадцатью футами крепчайшей цепи, которую держат двести лучших на свете замков. Автолик говорит, что любит трудности. Тарсис предупреждает его о том, что он вызвал всех, кому нужна голова Автолика, он выставит его на аукцион. Тарсис пытается разбудить ненависть Автолика, напоминая ему о том, что убил его брата и лишил его титула короля воров. Тарсис желает приятного вечера Эзре, привязанной к какому-то стулу. Зена освобождается. Входит Габби.

    - Можно спросить?

    - Валяй!

    - Что ты делаешь?

    - Следую плану Автолика.

    Габриель отрывает родинку то подбородка Зены: «Это тоже часть плана?»

    Автолик по очереди освобождается от замков. Габби настаивает на том, чтобы Зена помогла Автолику. Она соглашается и бежит в темницу. Зена понимает, что Автолик сбежал и хочет убить Тарсиса. Зена и Габриель собираются помешать Автолику стать убийцей.

    Автолик приставляет меч к горлу Тарсиса. Тарсис поясняет Автолику, что он создал его и предлагает ему деньги за свою жизнь, но он говорит, что этого мало, он собирается убить его. Зена спасает Автолика от самого ужасного поступка в его жизни. Автолик замечает, что настал любимый момент Зены - драка. Автолик держится за Зену и они делают два прыжка в воздухе, обходя воинов Тарсиса. Зена, Габриель и Автолик сражаются с воинами Тарсиса. Выходит генерал, собиравшийся купить статую, но статуя исчезла. Появляется Автолик и намекает на то, что статую украл король воров. Тарсис пытается напасть на Автолика, но Зена его останавливает. Зена, Габби и Автолик рады вернуть статую людям.

    Адар просыпается и видит, что Пакс вернулась. Габби, Зена и Автолик смотрят на счастливых людей.

    - Ты ведь был рад вернуть статую народу? - спрашивает Габри у Автолика.

    - Если я чему и рад, так это тому, что вернул себе титул короля воров! Зена!

    - Автолик! Малыш!

    - Я хотел отблагодарить тебя во дворце, но ты мне не далась.

    - Мне не нужна благодарность!

    - Это точно! У меня нет денег, драгоценностей, но у меня есть это...

    Автолик целует Зену в щеку и говорит, что она величайший вор, и о том, что если она снова захочет забраться в его тело, он всегда готов!

    - Габриель!

    - Да!!! (подставляет щеку для поцелуя)

    - Ты будешь скучать!

    Автолик слышит голоса женщин, зовущих его и убегает.

    - Каково тебе быть вором?

    - Каков наглец!!!

    Зена и Габби смотрят на прекрасную золотую статую, возвышающуюся над ними.

    0

    67

    3 - 20: Tsunami - Цунами
    Зена, Габриэль и Автолик волей судеб оказываются на корабле, которому не суждено больше пристать к земле - на их пути встает гигантская волна, цунами. Им необходимо найти способ выбраться из затонувшего и перевернувшегося корабля.

    3 - 21: Sacrifice, part I - Жертва, часть I
    Зена и Габриэль спасают от смерти подругу Габриэль — Серафин (Seraphin), которая хочет принести себя в жертву, чтобы дочь Габриэль, Надежда, могла вернуться в мир.

    3 - 22: Sacrifice, part II - Жертва, часть II
    Надежда принимает внешность своей матери Габриэль и объединяется с Аресом для создания расы суперсуществ. У Зены появляется союзник — Каллисто...

    0

    68

    Четвертый сезон
    4-01: Adventures In the Sin Trade (part 1) - Приключения в стране смерти (ч.1)

    Небольшая деревушка. Здесь Аид распределяет убитых воинов в тартар либо в рай. Зена с обезумевшим лицом прискакивает к нему. Она интересуется, не являлась ли к нему Габриэль. Аид отвечает, что Габриэль умерла, но не пришла к нему. «Амазонки не приходят в моё царство», - заканчивает речь он. Из чего Зена делает вывод, что Габриэль попала в другую страну смерти.
    Оставив Арго, она берет нового коня и отправляется в Сибирь, в земли северных амазонок. Добираться туда ей пришлось долго, всё же Сибирь и Греция находятся на приличном расстоянии друг от друга. Прибыв туда, Зена первым делом убивает оленя стрелой, после чего начинает танцевать возле него причудливый танец. Сквозь ветер ей слышится слабый голос Габриель. Зена отвечает ей: «Габриэль, я вошла в страну тьмы, куда обещала никогда не возвращаться, но только так я могу увидеться с тобой».

    Вечером того же дня. Зена находится в пещере, шьёт себе одежду из оленьей шкуры. На неё накатывают воспоминания из прошлого.
    Прошлое. Зена с Борайесом занимаются сексом. Чуть погодя, Зена предлагает напасть на амазонок, но он против, амазонки, по его мнению, сильны и могут стать союзниками против вечных врагов амазонок – кентавров.  Вдруг в их шатер является злая шаманка Алти, некогда бывшая северная амазонка, лекарь племени, изгнанная за переход на темную сторону, и Анакин, молодая последовательница Алти. Шаманка предлагает помощь в борьбе с амазонками. Борайесу она сразу не понравилась. Неожиданно Алти поздравляет Зену с беременностью. Та ухмыляется, ибо еще никому не говорила об этом. Алти понравилась Зене. Воспоминания закончились.

    Зена в пещере проводит ритуал: наносит на себя кровь оленя, надевает амулеты, исполняет особый танец.Продолжается путь по Сибири. Зена приходит в лес. На дереве она видит тело амазонки, нанизанное на сук. Незаметно для Зены за ней наблюдает племя северных амазонок. К Зене подходят местные воины мужчины – враги племени амазонок, нарываются на драку. Зена избивает воинов, те убегают, и одного воина амазонки берут в плен. Зена снимает тело с сука и готовит погребальный костёр для убитой; во время процессии издаёт истошные вопли. Одна из наблюдающих амазонок (Отерия) говорит свои сёстрам, что уже слышала эти стенания раньше, когда была ребенком.

    Вновь отправляемся в прошлое (рассказ ведется от амазонки)
    Армия Зены и Борайеса нападает на деревню этой девушки, убивает всех подряд. Зена в отчаянии, убили её новую подругу Анакин. На Зену с граблями смело идёт маленькая девочка (Отерия), Зена хочет убить её. Борайес не дает сделать это и забирает её к себе (в дальнейшем она будет под опекунством Борайеса). К Зене подходит Алти, осматривает тело Анакин, делает заключение о смерти. «Ты снова увидишь её», - обещает шаманка. Воспоминания заканчиваются.

    Зена убивает лошадь, на которой прибыла в Сибирь. Отерия из укрытия объясняет другим амазонкам, что Зена хочет попасть в страну мертвых, для этого нужен дух лошади (либо любого другого животного; годится и человеческий дух). Зена выпивает кровь лошади, с ней происходит нечто интересное. Она танцует и падает. И тут из её тела вылетает дух. Она оказывается в стране мёртвых. Здесь дует сильный ветер, земля бесплодна. Зене кланяется дух только что захороненной амазонки на погребальном костре, дух благодарит её за эту честь. «Теперь ты умерла сама», - говорит амазонка. Нет, не умерла, просто Зена пришла за подругой. В стране мёртвых Габриель должна была перейти через врата вечности. «Откуда ты знаешь о земле мертвых?» - продолжает общение амазонка. Зена рассказывает ей историю из прошлого.
    Прошлое. Зена с Алти вошли в страну мертвых. Здесь Анакин. Зена очень радуется ей, хочет обнять её, но Анакин не дает. «Не прикасайся ко мне! Ты отравила мою душу. Я не хочу тебя видеть», - злится она. На что Зена отвечает Алти, что ненавидит мёртвых – им нельзя отомстить. «Ещё как можно!» - ехидно улыбается Алти. Тело Зены содрогается – это Борайес приводит её в чувства в реальном мире, он же пинает Алти. Борайес называет занятия Зены и Алти безумием, ему жалко их ребенка, он просит больше не заниматься этим. Алти обещает Зене рождение здорового ребенка – с языком отца и глазами матери, только родители не смогут дать ему имя. Борайес бесится на это и выгоняет шаманку, Зена идет за ней. Возле костра. Алти: «Я хочу войти в сердце тьмы – чистую, незамутненную волю, управляющую миром. Я стану ликом смерти, способным разрушить тело и душу человека. Помоги мне, и я сделаю тебя грозой миров!» Воспоминания заканчиваются.

    Зена с амазонкой идёт по бескрайним просторам страны мёртвых. Появляется Сайен – королева северных амазонок, которую Зена убила давно. Сайен не рада встречи с ней, просит убраться отсюда. Зена объясняет, что ищет здесь свою подругу. Тогда Сайен приказывает идти за ней.
    На земле, в реальном мире, тело Зены окружило племя амазонок. Одна хочет убить её (Якут), но Отерия не даёт сделать это.
    В стране мёртвых Сайен приводит Зену к месту, где собралось очень много мертвых амазонок. «Видишь, Зена, мы не можем пройти через врата вечности – это проклятие Алти», - говорит Сайен.
    В реальном мире племя амазонок перенесло тело Зены в пещеру. Якут снова хочет убить Зену, но Отерия предостерегает её, ибо Зена - их будущее.

    Воспоминания Отерии.
    Когда Борайес спас Отерию, Алти предостерегла Зену о будущей опасности – Отерия может отнять силу Зены в будущем.
    Зена хочет убить девочку, Борайес спасает свою любимую сиротку. Воспоминания заканчиваются.
    - Но она всё равно убила бы тебя! - говорит Якут.
    - Нет, не убила бы, потому что знала, что должно случиться. Мне суждено перенять её силу, - отвечает Отерия.

    В стране мертвых. Зена чувствует, как кто-то трогает её тело. Зена просит прощения у убитых её же амазонок. Сайен не верит ей ни на йоту, указывает на врата вечности (за вулканом), просит убраться отсюда за подругой. Зена уже хотела было пойти – тут она вспоминает Габриель, которая открыла в ней свет её души (альтруизм). Зена решает помочь амазонкам победить Алти.
    - Даже наше светлое слово – храбрость – не помогло нам пересечь врата. Сильнее храбрости ничего нет, - заключает Сайен.
    Дух Зены возвращается в тело. Тело в пещере. Зена узнает Отерию. Пойманного воина мужчину хотели убить, но Зена отпускает его, чтобы он предупредил Алти о возвращении Зены. Амазонки предупреждают Зену – у Алти есть могучий воин берсерк, убивший всех своих врагов. Если напасть на Алти, она нашлёт на них берсерка. Зена ведет амазонок в бой против армии Алти. Амазонки побеждают, но является берсерк – полностью в чугунных доспехах.
    Начинается борьба Зены и берсерка. На сей раз борьба отличается от всех предыдущих. Берсерк смотрит на Зену, вызывая в ней воспоминания из прошлого, преобразуя удары прошлых битв в настоящее (показываются серии прошлых сезонов). Самое больное воспоминание – распятие Зены на кресте, от которого у неё ломаются ноги. Зена с трудом преодолевает воздействие берсерка, садится на лошадь, настигает его и убивает ударом в сердце. Но боль не проходит, ноги отнимаются. Тут до неё доходит – дух берсерка находился в его коне. «Чем ближе мы к Алти, тем сильнее его дух будет. Алти обрела силу, которая возвращает человека в прошлое. Это опасно. Мы должны победить её», - заканчивает Зена.
    Продолжение следует…

    0

    69

    4-02: Adventures In the Sin Trade (part 2) - Приключения в стране смерти (ч.2)
    Амазонки сооружают баню в лесу. Зена парит Отерию. В бане древние амазонки очищали души, а пар очищал тело. Для победы над Алти нужны духовные силы, в частности для того, чтобы узнать новое святое слово. Зена повествует историю из прошлого.
    Прошлое. Сайен лежит в бане, её слегка бьют веником. Зена на крыше, наблюдает за ней, с замыслом убить. Одно неловкое движение и Зена проваливается внутрь. Резкими движениями Сайен снимает всю одежду с Зены и надевает её на себя. Зена убегает от неё, но это не так просто сделать – Сайен передвигается по ветвям деревьев словно ветер. Настигнув Зену, Сайен хочет убить её. Появляется Борайес, предлагает отпустить Зену, иначе мир между амазонками и войсками Борайеса будет нарушен. «Зена живёт чувствами, а не разумом. Будет жаль, если мы начнём войну из-за её ошибки», - делает он мудрый вывод. «Она будет наказана за свою непокорность». Сайен уходит, Борайес отчитывает Зену за глупую выходку, чуть было не испортившую мир между амазонками и их войсками. «Она слишком крута. Я многому могу у неё научиться. Надо подружиться с ней», - решает Зена. Воспоминания заканчиваются.

    Зена просит прощения у Отерии за разрушенную судьбу, обещает помочь выстроить ей новую жизнь, как когда-то Габриель помогла ей.
    Чуть позже в лагере Зена одевает на голову Якут убор из оленьих рогов, провозглашая её новой шаманкой племени. Зена объясняет амазонкам – если все хотят победить Алти, нужно выйти из тел с помощью танца духов и уводит их готовиться.
    В то же время Алти в своей яранге шаманит. «Воля Вселенной! Не позволяй душам вырваться на свободу, закрой врата вечности и пошли эти души ко мне, чтобы я могла направить их на силы света», - Алти вытягивает из костра мёртвые души, после даёт им наставление – напасть на души Зены и амазонок, проникнуть в их сознание и убить. Обещает им за выполненную работу  попадание в вечность, либо, в случае провала, вечное скитание в стране смерти.

    Зена и амазонки у себя в лагере заканчивают танец духов. Все до одной падают на землю. Из Зены выходит душа, она призывает амазонок освободить свои души из тела. К сожалению, они не успевают этого сделать – в них вселяются насланные Алти мёртвые души. Душа Зены вселяется обратно в тело. Отерия и другие амазонки обезумели, все нападают на Зену, та разносит всех и призывает бороться с вселившимися душами. Амазонки с трудом преодолевают зло, мёртвые души вылетают из их тел, сознание очищается. Зена всех хвалит за сопротивление злу.
    Утро. Зена ведет амазонок через лес. Интуиция подсказывает ей, они идут не в том направлении, и что Алти черпает силу из святилища амазонок, куда они и направлялись до этого. Все решают разбить лагерь в лесу. Зена просит развесить амулеты вокруг – они защитят их от демонов Алти. Якут шаманит, остальные развешивают кости убитых животных, политые кровью, заодно наносят кровь на свои лица.

    Ночь. Зена вспоминает прошлое.
    Прошлое. Весёлые Зена и Сайен идут рядом. «Ты можешь стать величайшей амазонкой. Нравится тебе или нет, ты – амазонка», - говорит северная королева. Зена отнекивается – это не для неё. «Я убийца, даже став амазонкой не изменюсь», - говорит она. Сайен просит остаться Зену вместе с амазонками – они научат её всему, дадут смысл жизни. Зена не решается… После того, как Борайес отдаёт свою сиротку Отерию Сайен, Зена вновь хочет пойти к амазонкам. Алти не хочет отпускать её, вновь обещает ей духовную мощь, по силе сравнимой с целой армией, обещает весь мир к её ногам, и Цезаря (!). Зена недовольна – пока ничего этого нет, одни лишь фокусы Алти. Алти просит убить всех амазонок, тогда всё будет реально. Приходит Сайен. Между тёмной шаманкой и северной королевой начинается духовная борьба (взглядом) – побеждает Сайен, Алти падает. Сайен очень просит Зену не доверять душу Алти, ибо старуха погубит её. Сайен ставит ультиматум: либо Зена остаётся с амазонками и обретает жизнь, либо остаётся с Алти и находит смерть. Воспоминания заканчиваются.

    Зена предчувствует близость Алти, просит амазонок спать в кругу, спиной к спине, сама обещает стеречь их. Все заснули. Зена не смыкает глаз; на ветке сидит паук. Резко он набрасывается на лицо Зены. Сначала Зене кажется, что паук это Габриель, протягивающая руки, но это обман – и уже Алти душит Зену. «Кто она? Скажи!» - спрашивает Алти про Габриель. «Она добро и невинность. Она живёт во мне! Ты боишься, потому что она может тебя победить», - отвечает Зена. Зена недооценивает способности Алти, и та возвращает её в прошлые события жизни: Зена и Борайес спят, над их телами парит дух Алти. Она проклинает ребенка Зены, чтобы тот никогда не познал любви родителей. Зена раздавливает паука на лице, дух Алти испаряется.

    Утро. Зена лежит без сознания. Амазонки решают двигаться дальше, неся на носилках Зену. По дороге она просыпается. Ей плохо от осознания того факта, что Алти прокляла её ребенка в прошлом. Зачем Алти сделала так? Потому что знала – свет детских глаз отвратит Зену от тьмы. Зена решает идти в святилище амазонок (там Алти черпает силу).
    Добравшись до святилища, все видят страшное зрелище: на суках деревьев висят скелеты (один из них – останки Сайен). Отерия просит почтить умерших. «Амазонки! Зена доказала свою дружбу, мы должны почтить её!» - решает она. Зена возражает и решает до конца рассказать им своё прошлое.

    Прошлое. Сайен с вождями племен в святилище, они провожают в последний путь мертвого воина. Приходит Зена (в святилище можно лишь вождям!), интересуется, что они делают. Сайен объясняет, что нашли мертвую девушку в лесу. Зена смеется – это она убила её ради забавы, а сейчас убьёт и их. Начинается великая битва. Зена безжалостно убивает всех амазонок, нанизывая каждую на древесный сук. Они долго дерутся с Сайен. В итоге её постигает та же участь. Северная королева произносит последние слова: «Зачем?» Зена объясняет, что Алти пообещала ей сделку. Возле мертвого тела Сайен стоит Алти, собирая её кровь в чашу. Шаманка обещает Зене выполнить своё обещание. Зена рада. Воспоминания заканчиваются.
    «Без вождей амазонок все амазонки быстро пали, их убили без труда. Кроме тебя, Отерия. Я тогда не поняла, но то, что забрала Алти у Сайен позволило ей заточить их души в стране мёртвых. Великая сила Алти питается их душами. Она - духовный паразит, превращающий свет их душ в тьму. И виновата в этом я», - сожалеет Зена. Времени мало, Алти близко, Зена быстро делает всем амазонкам акупунктуру (надавливает на определенные точки на шее), чтобы те отключились, начали умирать и смогли поскорее выпустить души из тел. Зена применяет акупунктуру и к себе. Все падают.

    Немного погодя из тела Зены выходит дух. Им всем нужно успеть сразиться в мире духов с Алти и вернуться обратно. Зена просит амазонок быть с ней – все души вселяются в Зену, образуя общий единый дух Зены.
    Появляется дух Алти. Начинается битва между ними. Алти хватает Зену за шею, заглядывает в её будущее (показываются эпизоды из будущих серий). «Я делаю это для того, чтобы убить тебя, заставив пережить твою смерть», - шипит Алти. Драка продолжается. Алти вновь хватает Зену за шею – теперь самый больной, и в то же время нужный Зене эпизод из будущей жизни: идёт снег, вдали огромные горы изо льда, Зена и Габриэль (!) на крестах, их хотят распять римляне. Они вбивают гвозди в руки Зены. В реальности на руках Зены образуются раны. «Вы умрете вместе!» - обещает Алти. «Если мы умрем вместе, значит Габриэль жива!» - отталкивает Зена от себя Алти. Несколько ударов и Зена насаживает дух Алти на огромный сук, как когда-то Сайен. Дух Алти погибает, и её тело, спрятанное в яранге, тоже.

    Дух Зены возвращается в тело. Она снимает с себя эффект акупунктуры, а после и с амазонок. Все потихоньку приходят в себя. «Якут, святое слово, которое ты должна дать амазонкам – любовь. Любовь!» - радостно говорит Зена. Якут, на правах шаманки племени, произносит «любовь». И Сайен, вместе с другими амазонками, находящимися в стране смерти, ликуют – проклятие снято, врата в вечность открыты, теперь они свободны!

    Ночь. Амазонки пляшут у костра. Между Зеной и Отерией происходит диалог.
    Зена: Отерия, сегодня ты обрела свою судьбу – ты заняла моё место вождя амазонок.
    Отерия: Куда ты идешь?
    Зена: Домой, она (Габриэль) жива!
    Зена уезжает из Сибири.

    Конец.

    0

    70

    4-03: A Family Affair - Семейное дело
    Джоксер в храме Дахока, где Габриэль упала в пропасть с Надеждой, бросает туда цветы и вспоминает о своей подруге. Зена убеждена, что Габриэль жива и рассказывает Джоксеру своё видение о ней. Зена полагает, что Габриэль вернулась домой к своей семье в Потейдию. Они с Джоксером решают отправиться туда. Приехав, они видят там Габриэль, рассказывающую своей семье о падении в пропасть, о том, как она выжила и о возвращении домой. Неожиданно Джоксер отвлекает их – в деревне жители нашли останки мёртвого пастуха. Жители уверены – это медведь растерзал беднягу, но лишь одна Зена догадывается, кто это мог сделать на самом деле.

    Вечер того же дня. Семья Габриэль прохладно приняла Зену, считая её виновной в неспокойной жизни Габриэль. Позже Зена с Габриэль идут в сарай, чтобы проследить за таинственным зверем. Неожиданно чудовище появляется из темноты. Происходит ожесточённая битва, Зене удаётся на время ослепить чудовище ярким светом фонаря. Они с Габриэль бегут обратно домой, за ними гонится монстр. Но восходит Солнце и монстр отступает. Окровавленная и избитая Зена осознаёт, что чудовище – это внук Дахока Разрушитель. Она делится своими мыслями с Джоксером и добавляет, что Габриэль на самом деле – это Надежда!

    Разумеется, скептичный Джоксер не верит Зене, и тогда та объясняет ему: когда в сарае на неё напал монстр, он ни разу не целился в Надежду. В тот же день сестра Габриэль, Лила, рассказывает Надежде, что Зена ранила монстра.
    Беспокоясь за своего сына, Надежда отправляется в его логово и берет Лилу с собой. Зена тихонько идет за ними и вскоре догоняет их. Когда Надежда видит Зену, то отвлекает внимание Лилы и просит остаться её с Зеной. Зена. в свою очередь, отправляет Лилу домой, а сама продолжает следить за Надеждой. В один момент она понимает, что только что встретила настоящую Габриэль. Надежда же приходит в логово сына-разрушителя и, обнаружив его совершенно невредимым,  осознаёт, что Зена раскусила её истинную сущность.

    Между тем, Зена и Габриель вместе разрабатывают план по уничтожению Надежды и её злого сына. Зена находит монстра и заманивает его в город. Зена бежит в сарай, за ней монстр, потом туда заходит Габриэль с распростёртыми объятиями и идёт к монстру. Думая, что Габриэль это его мать Надежда, монстр обнимает её, а Зена сзади вонзает меч в его спину.
    Вдруг Надежда врывается к ним и находит своего сына-разрушителя при смерти. Она бежит к нему, а он, думая, что мать предала его, пронзает её иглой на своей руке. Мать и сын падают в смертельных объятиях.

    Конец.

    Примечание автора: в этой серии официально заканчивается линия Надежда/Дахок.

    0

    71

    4-04: In Sickness And In Hell - В болезни и здравии
    Во время путешествия через болота, чтобы найти свою лошадь Арго, у Зены в волосах заводятся вши, а Габриель заражается кожным грибком. Когда они покидают лагерь, Зена видит Арго вдали. Она свистит своей лошади, но Арго разворачивается и убегает. Зена расстроена, но предполагает, что ее лошадь обижена, потому что она покинула ее пока искала Габриель. Тут из-за деревьев появляется Джоксер и говорит Зене и Габриель, что соседняя деревня наняла его, чтобы защитить их от банды мародеров. Зена и Габриель уходят с ним, чтобы помочь ему защитить деревню, надеясь, что Арго последует за ними. Пока они идут, Джоксер показывает Зене нож, который он нашел. По отметинам на нем Зена понимает, что эти мародеры – Скифы. Тем временем Акестус, Генерал Скифов, замечает Арго стоящей неподалеку и посылает своих людей, чтобы помать ее. В лесу Зена организовывает обвал, чтобы закрыть одну из дорог, ведущих в деревню. Она возвращается в их лагерь и видит, что у Габриель проблемы с желудком. "Где Габриель?" - Спрашивает Зена. "Зов природы." - Отвечает Джоксер. "Не зов, а крик, как у дикой Банши" - Добавляет Габриель. Джокер утверждает, что это не из-за его похлебки, потому что на Зену бы тоже подействовало. Вдруг Зена тоже бежит в кусты - она тоже заразилась. Не смотря на их болезни, Зена продолжает путь в деревню, поскольку обвал задержит Скифов на достаточно долгое время.

    К тому времени, как они прибывают в деревню, волосы Зена полностью оккупированы вшами, а тело Габриель от головы до ног покрыто грибком. Владелец гостиницы отправляет их в городские природные минеральные ванны и две подруги используют природные лекарства, чтобы начать лечить свои болезни. Зена решает, что Скифы охотятся за Греческим Огнем, который находится глубоко под землей, под этой деревней, когда Джоксер входит с лекарством для их желудков. Он рассказывает Зене, что у всех сельских жителей последнее время наблюдаются проблемы с желудком.

    Вечером Зена и Габриель сидят у огня. Зена догадывается, что хозяин гостиницы работает со Скифами. Зена спрашивает, что пьет Габриель из кружки. "Корень лнянки. Ты сказала, что он хорош для моей кожи." - Отвечает та. "На кожу. Ты не должна была его пить." В результате у Габриель немеет язык, Зена успокаивает ее, что это пройдет через пару дней. Позже Ериалус*, брат Акестуса, прокрадывается в комнату Зены и Габриель, пока они спят и пытается убить Зену. Подозревая о прибытии убийцы, Зена использует на Ериалуса прикосновение и отправляет его в городскую тюрьму, где он рассказывает ей о планах его брата связанных с атакой деревни. Пока Зена пытается спланировать их следующий шаг, Скифы атакуют. Они освобождают Ериалуса, Акестус скачет верхом на Арго. Зена свистит Арго, но лошадь отворачивается и уходит с Акестусом, который объявляет, что они еще вернуться.

    Зена, Габриель и Джоксер проникают в лагерь Скифов. Теперь Зена понимает, что именно Джоксер носитель вируса, который всех делает больными. Она посылает Джоксера в лагерь, чтобы он подменил их еду. Зена находит Арго отдыхающей в ее собственной палатке. Она пытается уговорить ее лошадь уйти, но Арго не хочет и начинает шуметь. Когда Зена, наконец, выводит Арго наружу и пытается ее оседлать, Арго тут же сбрасывает ее. Акестус и Ериалус приходят на шум, и Зена убегает, говоря Арго, что она вернется. Акестус приказывает Ериалусу возглавить войска и напасть на деревню. Генерал следует за Зеной, верхом на Арго, а его брат идет строить войска. Когда он приходит, он видит, что вся армия заражена вирусом Джоксера. В ярости Ериалус уезжает, чтобы найти брата. Тем временем Зена бежит через поле, Акестус ее преследует. Зена знает, что не сможет опередить Арго, так что она останавливается и обнажает меч. Пока Арго скачет, Зена смотрит в глаза лошади, бросает меч и свистит команду. Неожиданно, снова подружившись с Зеной, Арго сбрасывает с себя Акестуса. Тут приезжает Ериалус, но Габриель вырубает его шестом. Акестус залезает на лошадь брата, пока Зена седлает Арго. Следует схватка, но Акестус оказывается поверженным у ног Зены и Арго.

    В деревне селяне благодарят Джоксера за спасение. Он предлагает им переименовать их деревню в Джоксанию или Джоксополис. Габриель хвалит Джоксера. Зена говорит, что он победил армию Скифов, не проливая ни капли крови. Джоксер запевает песню, о том что у него иммунитет ко всем болезням и через мгновение сгибается от боли в животе и убегает по "зову природы".

    0

    72

    4-05: A Good Day - Во всем виновата война
    Гражданская война между войсками Цезаря и Помпея докатилась и до Греции. Опасаясь за судьбу Греции, Зена вступает в борьбу и хитростью заставляет неприятелей воевать по ее плану.

    4-06: Tale of Two Muses - История двух муз
    Габриэль и Зена попадают в город, в котором запрещены танцы и музыка. Зена и Габриэль не согласны с таким положением дел и они зовут на помощь Автолика, который переодевается в проповедника и играет роль "плохого парня", на стороне магистрата.

    4-07: Locked Up And Tied Down - Под замком
    Светит солнышко, птички поют, Габриэль делает Зене массаж, как вдруг они обе слышат, что кто-то крадется сзади в кустах. Зена медленно поднимает шлейки на плечи и говорит:

    - Двое мужчин справа, двое – слева и двое позади нас!

    И не успев договорить, они обе срываются с места (Габ делает кувырок, Зена коронное сальто) и начинается драка! Перебив всех, Зена поднимает одного с земли за шкирки и спрашивает, чего он хотел, и выхватывает письмо, которое торчит у мужчины за поясом. Тем временем Габ открывает письмо и говорит, что оно предназначено Зене, а точнее это письмо об аресте. Габ удивлена, Зена же со смешком не понимает в чем дело, мол, за что? «Убийство…», - звучит из уст Габриэль. А мужчина ей называет имя – Веласа и злобно интересуется, не говорит ли что-то это имя Зене? Ведь она убила так много с тех пор, что и не помнит, наверное, кто – это! Зена шокирована услышанным именем, она все помнила (мелькает эпизод из ее прошлого) и вопреки отговоркам подруги, сдается, говорит, что она виновна (отдает Габ свой шакрам, говорит ей, что ведь та и сама знает, что так правильно) и дает себя заковать в кандалы…

    Идет суд. Зена сидит в лохмотьях за столом в наручниках, рядом Габриэль. Судья дает слово женщине, которая знала (и по-видимому очень любила) эту девушку, которую когда-то давно погубила Зена. Женщина говорит, что это был прекрасный человек, что в ней было столько… (не может подобрать слова… и Зена договаривает за нее)…светлого! Женщина кричит – «ДА! Светлого! Эта девушка была воплощением доброты! Как она могла погибнуть?». Габ изумлена… Зена подтверждает слова женщины. Дальше говорит мужчина (тоже знавший Веласу). Тоже хвалит Веласу, говорит, что та никогда их не разочаровывала (показывается эпизод из прошлого: Пещера. В ней Зена и ее воины, туда загоняют молодых девушек и Веласу с ними, а также мужчину, которому Зена, держа в руках нож, говорит: - Вот сделка.. милая и простая: вы даете нам то, что нам надо или мы убиваем всех девушек?).

    Тут вскакивает Габриэль и начинает доказывать всем, что Зена изменилась, что она уже не та жестокая холоднокровная убийца.

    (Продолжение эпизода из прошлого: Веласа говорит, что пусть возьмут ее и все, мужчина не согласен, а вот Зена как раз приказывает схватить ее. В этот момент Веласа кричит мужчине, чтобы тот ничего не говорил Зене, за что получает хорошенько по морде! Приказывает ее привязать. Воины привязывают девушку на земле, и та лежит возле воды. Мужчина не выдерживает и рассказывает то, что интересовало Зену и просит отпустить Веласу, на что Зена говорит, что отпустит лишь тогда, когда убедиться, что он сказал правду.. и приказывает всех выгнать вон из пещеры. В этот момент она поворачивается в пленнице видит, как из воды начинаю выползать крабы. Они начинают щипать ее за ноги, но Зена отворачивается и уходит прочь.)

    Мужчина на суде продолжает рассказ. Говорит, что когда они вернулись увидели лишь куски мяса и крабов в крови девушки. Все в помещении начинают кричать. Все взволнованы. Требуют наказания! Судья их пытается утихомирить.

    Тут Габ продолжает:

    - Да! Это огромная потеря! Но Зена… Зена изменилась!

    - И ты веришь в ее перемену? – спрашивает судья.

    - Да! – отвечает Габ. Но судья продолжает давить и расспрашивать о том, что еще знает Габ о прошлой жизни и убийствах подруги. Та в свою очередь доказывает, что все мы не без греха, но судью это не убеждает, он последний раз задает вопрос Зене, признает ли она себя виновной, она говорит – «да» и он выносит приговор:

    - Я отправляю тебя нести наказание на… Акулий остров!

    Отправляется корабль на остров с узниками. Двое усадили Зену закованную на доску. Люди отходят от нее, бояться… шепчутся – убийца… Подходит Габ и просит дать ей возможность попрощаться с подругой. Ругает ее за то, что Зена ничего не сказала в свое оправдание, и поставила опять выше всего Великое Добро. Но Зена убеждает ее в том, что это именно то, что ей нужно. Ее уводят и Габ отчаянно со слезами, кричит ей вслед, просит не делать этого, но корабль отплывает и Зена тоже.

    Габ в таверне сидит и с грустью держит шакрам в руках. И слушает, как рядом мужчины разговаривают по поводу Акульего острова. Габ угощает одного их них вином (другой – это бармен), и начинает расспрашивать его об острове. Узнает у бармена, что следующий корабль туда через неделю и придумывает план.

    Тем временем, Зену привозят на остров с остальными заключенными (там лишь женщины) и приводят сразу на главную площадку, где стоит виселица. На средину выходит главный из охраны и начинает их запугивать, говоря, что все, что вы видели в страшных снах и все, что вам когда-либо рассказывали об этом месте – это правда! Говорит, что вести себя надо хорошо, а попробуете сбежать… (хлопает резко ладонями и выводят девушку, которая хотела бежать). Она просит еще один шанс, но они одевают петлю и дело сделано. В этот момент Зена смотрит наверх и видит, как кто-то в черном плаще на втором этаже закрыл окно.

    - Добро пожаловать на Акулий Остров! – говорит главный. Зену перекосило от злобы.

    Вечер того же дня. Закат. Зена с остальными заключенными находиться в грязном большом помещении, где куча сена и горят факелы для освещения. Начинается заварушка среди женщин. Одна требует у слабой деньги и начинает угрожать ножом. В дело вмешивается Зена, показывает кто тут умнее и начинается драка. Лидер приказывает напасть всем на Зену, та конечно благополучно отфутболивает девчонок и доход дело до самой главной, но драки нет! Лидер поняла, кто такая Зена и приглашает быть за одно с ними, т.к. они не намеренны провести тут остаток жизни (не забывает также колоть Зену ее грехами), но королева воинов не заинтересована, и уходит.

    Утро. Все узницы идут с граблями и лопатами, сбрасывают их в одну кучу и становятся снова на главной площадке тюрьмы возле виселицы. Все женщины уставшие и замученные. Зена тоже. Тут главный (что вчера их приветствовал) делает вид, что принюхивается, мол плохо пахнет.. поворачивается и глядит в сторону повешенной. И приказывает ее снять и выкинуть в море, чтоб не воняло тут. У Зены сжимается сердце и она просит разрешить ей ее похоронить. Ей разрешили, главный разгоняет всех с площади и Зена остается одна.

    Гроза сильная! Зена копает могилу, все также закованная в кандалы и хоронит несчастную девушку. Прибивает землю руками и ставит что-то вроде надгробного камня и креста, сооруженного из дерева. Тем временем остальные заключенные наблюдают за ее действиями со слезами на глазах, а Зена замечает, как снова в том же окне на втором этаже кто-то в черной накидке за ней следит.

    Утро. Заключенные работают, таскают тяжелые бочки. Напарница Зены очень слаба и не удерживает ноши и сама падает. Зена помогает ей подняться, и просит охрану не утруждать девушку, т.к. у нее больше нет сил, она слишком слаба. Главный смеется и приказывает ее увезти.

    - Ты типа герой у нас? – говорит он Зене.
    - Нет.

    И он ударил ее по лицу.

    - Ты собираешься огрызаться?
    - Нет.

    На этот раз он ударил ее в живот и Зена, вскрикнув, упала. Остальные заключенные вздрогнули. Особа в черном стояла уже на помосте и наблюдала за всем происходящим сверху.

    - Никогда не перечь мне! – заорал охранник. – Если я сказал, что ты герой – значит ты – герой!

    И он снова ударил ее, уже ногой в живот.

    - Вот теперь ты действительно герой! Не правда ли?
    - Я - герой.. – пролепетала королева, стоя на коленях и корчась от боли.
    - Хорошо! – сказал охранник и схватил ее за плечо и резко поднял с земли. – А теперь, герой, я хочу, чтобы ты все эти бочки перетащила сама к той стене!

    Зена лишь улыбнулась краем рта, развернулась и принялась делать то, что ей приказали. Одна женщина попыталась ей помочь, но ей запретили. Затем снова она попыталась помочь, чем вызвала недовольство главного, и он приказал ее выпороть прямо сейчас на глазах у всех. Но тут Зена не сдержалась. Она вырубила палача одной рукой, а потом надавала и главному, потом почти всем его подчиненным! И тут вдруг особа в черном спустилась с помоста и приказала всем остановиться и Зене – отпустить стражника. Она отпустила, и ее тут же схватили за руки. Особа приказала заковать снова Зену в кандалы, а также разрушить то надгробье, которое она вчера поставила. Протянула руку к ее лицу, которая оказалась из дерева (протез) и сняла капюшон. Это было Веласа! Та самая из-за которой Зена попала на Акулий Остров. Все лицо ее

    было в шрамах от укусов крабов. Зена была потрясена…

    - Что, увидев меня, возвратились некоторые воспоминания, Зена?

    (снова показывается эпизод из прошлого: девушка лежит привязанная все в той же пещере, и по ней нещадно ползают крабы и отрывают куски мяса. Проходит видимо какое-то время и в пещеру возвращается Зена с мужчиной из села и что они видят: лишь куски мяса, крабы везде и кровь…)

    Веласа продолжает рассказывать, как ей тогда было больно, а затем приказывает охране тащить Зену за ней. Заводят в комнату, обматывают железными цепями и бросают вниз. Зена падает в комнату, где лишь стены и грязь, но потом повсюду начинают вылезать крысы и лазить по ней. Таким образом, Веласа решает отомстить.

    Тем временем, главный докладывает Веласе, что приехал новый лекарь с новыми узниками и та приглашает лекаря к себе. Заходит Габ разодетая (маскарад) и начинает разговаривать с девушкой как врач и как психолог, и даже ей удается поговорить с ней по душам. И понимает, кто перед ней.

    А как раз в это время Зена отчаянно борется с крысами и зубами и криками. Ей этот расклад порядком надоел!

    Габ же под предлогом, что ей надо осмотреть остальных заключенных, может, кому-то нужна помощь, уходит на поиски подруги. Но за ней везде по пятам ходит главный, и чтоб не напрягал, она его треснула палкой по голове и пошла дальше. Наконец она находит комнату, где внизу лежит Зена, зовет ее, но у той уже нет сил закричать так, чтоб услышали, но Габ все-таки чувствует, что подруга там и бросает к решетке, под которой внизу лежит Зена, шакрам.. но он не падает, т.к. застрял на железках. Но тут уже подняли тревогу и гоняться за Габ. Ее схватили и отвели к Веласе. Та зла и разочарована, что такая милая девушка ее обманула, что она пришла лишь спасти Зену и велит ее повесить!

    Тут повторяется история снова: приехали новые заключенные, главный их мило приветствует и в качестве примера вызывает Габ, чтобы ее прилюдно казнить. Ей надевают на шею петлю. Она отчаянно ищет помилования в глазах Веласы... та долго молчит, не решается, махнуть рукой в знак казни, но главный на нее давит, и все-таки она решается!

    Тем временем Зена, схватив крысу за хвост, закинула ее к решетке, и любимый шаки оказался у нее!

    А на главной площадке как раз Веласа в последний раз глядела в глаза Габриэль. Главный подгоняет, а она колеблется.

    - Я не могу… – говорит.
    - А я могу! Казнить! – прокричал главный, и палач опустил рычаг.

    Габ упала, но …шакрам разрезал веревку, и она долетела до земли. Он чуть-чуть поломал саму виселицу и долетел прямо в руки воительнице, которая в этот момент уже стояла посреди площадки и больше была похожа на грязную нищую. Главный выхватил меч, приказал остальным нападать, но остальные заключенные тоже полезли в бой, а Зена побежала развязывать Габриэль. А та в свою очередь сразу подошла к Веласе они обе побежали наверх… а Зена стала разборонять дерущихся. Но разбив всех охранников, заключенные побежали наверх, чтобы покончить с Веласой. Зена тут же это осознает и бежит на помощь.

    Габ и Веласа закрываются за дверью, те ее благополучно пробивают и одна бард защищает двоих против всех.. но вовремя успевает Зена и со всякими своими щииияяяя дерется с лидером заключенных сначала наверху, а потом повылетав из окна, уже на улице. Затем, побив лидера, на Зену набрасываются остальные женщины. Перебила их. Но снова лидер на нее нападает сзади, но и тут Зена надавала по-полной, выкинула ее куда-то к бочкам. Тут выбегает из дома Габриэль, но драка закончена.

    Зена в одеяле все там же (в тюрьме) сидит пьет что-то теплое, а рядом стоит Габриэль. Заходит Веласа. Говорит, что теперь наоборот она обязана жизнью Зене. Но та говорит, что не ждет прощения, т.к. доставила ей неимоверную боль, но говорит, что знает одну вещь: что когда они встретились, Веласа была милой любящей девушкой и если она сейчас продолжит этот путь, то победит эту обиду и злость. А Веласа с ней согласна… говорит, что это Габ помогла ей задуматься об о все этом, о ее душе и возможности делать добрые дела! Она благодарит Габриэль за это и уходит!

    - Ну так что? – начала Габ.
    - По поводу чего?
    - Прощения себя самой!
    - Нет! С меня хватит! Я не позволю тому монстру, которым я была разрушить все то хорошее, что есть у меня сейчас!
    - Я тоже … до тех пор, пока я рядом…!

    0

    73

    4-08: Crusader - Сила добра
    Зена и Габриель атакованы солдатами, которых возглавляет Наджара – светловолосая женщина. В самом разгаре боя Наджара вдруг перестает драться и смотрит в небо, улыбаясь, понимающе. Зена удивлена, когда женщина падает на колени и молит Зену и Габриель о прощении. Люди Наджары приняли их за торговцев робами, но Джин Наджары, дух, разговаривающий с ней с детства, сказал ей, что Зена и Габриель сражаются за добро. Наджара расказывает им, что она - слуга Света и она живет свою жизнь, сражаясь с Тьмой. Также она рассказывает, что она с ее людьми на пути в деревню Зорас, для того чтобы освободить рабов. Наджара предлогает Зене и Габриель присоедениться к ней. И Зена соглашается.

    Между Габриель и Наджарой оказывется много общего и у них возникает дружба. Наджара привлечена невинностью Габриель, Габриель в свою очередь нравиться, то что Наджара любуется и понимает красоту природы. Габриель спрашивает, о свете, который несет Наджара, поможет ли он ей наполнить жизь смыслом.

    В Зоресе Наджара и Зена побеждают работорговцев. Люди очень благодарны Наджаре - прекрасной спасительнице. В эту ночь Зена вспоминает видение о ее смерти на кресте. И то, что она видела распятой Габриель. Наджара говорит что Джин рассказали ей о видении Зены. Они разговаривет об этом с Наджарой, которая убеждена в том, что будущее еще можно изменить. Понимая, что Габриель очень счастлива с Наджарой, Зена находит путь избежать событий будущего, которые она видела. Когда Наджара и ее люди, вместе с Габриель освободят других рабов, Зена одна пойдет и захватит Марата - лидера работорговцев. Когда это закончится, Зена не вернется, а Наджара останется с Габриель, которая потом будет работать в ее планируемой больнице.

    Однако, когда Зена захватывает Марата, он рассказывает ей, что Наджара казнит пленников без суда, если они не захотят принять ее убеждения. Тем временем Наджара посвещает Габриель Пути Света. Зена возвращается к Наджаре и узнает, что Марат сообщил ей правду. Зена хочет уехать с Габриель, но Наджара пытается ее остановить. «Габриель повернулась к свету. Я теперь несу за нее ответственность. Ты сама сказала, что приченяешь ей боль. Это больше не повторится.» - Говорит она. Наджара и Зена дерутся, и Зена повержена. Габриель закрывает собой Зену, чтобы Наджара не убила ее. Наджара соглашается оставить ее вживых, и они уходят.

    Затем Зена находит Габриель в пещере, пока Наджара на разведке. Габриель хрчет уйти, но Зена говорит, что они должны остановить Наджару, потому что она очень любит убивать. Используя Габриель, как наживку, Зена заманивает Наджару к краю пропости. Наджара держится за край пропости, чтобы не упасть. Зена хочет ее убить, но теперь Габриель просит Зену не убивать Наджару. Зена собирается отправить работарговцев и Наджару в исправительные колонии. Наджара привязана к стобу. Габриель подходит к ней и говорит, что работорговцев будут судить. Наджара говорит, что они скорее вего смогут избежать приговора. Габриель спрашивает ее про деревню, которую Наджара разрушила в прошлом году и что там умерло много невинных людей. Наджара отвечает, что солдаты, сказавшие ей об этом соврали. Что эти люди были пиратами, которые потопили много кораблей ради наживы. «Но ты верь чему хочешь, Габриель. Будь счастлива.» - Говорит она. Когда Габриель и Зена уходят, она все еще мирно улыбается и тихо говорит, что прощает Габриель.

    0

    74

    4-09: Past Imperfect - Дела давно минувших дней
    В кадре Габриэль, лежащая на кресте. Это видение Зены. Голос Габриэль за кадром: «И я умерла?»

    Она пытается доказать Зене, то та видела не будущее, а прошлое. Напоминает о том, что ее хотел распять Цезарь, но Зена помешала ему. Однако воительница уверена в том, что ее видение может сбыться. Габриэль не верит в это, они спорят. Им нужно идти. Это может быть опасно, поэтому Зена хочет идти одна. Подруги снова спорят, в итоге Зена соглашается с Габриэль, но только если они не станут воевать.

    На рассвете Зена и Габриэль приходят в город и сообщают коменданту о том, что приближается враг. Тут же начинается атака, во время которой перед Зеной встают картины из ее прошлого…

    …Ее армия так же атакует Коринф. Зена и Бораис спорят о камне Эксиона, который обещала Зене Алти. Зена любой ценой хочет заполучить камень, Бораис же утверждает, что камня нет. Подходит солдат и спрашивает, что делать с плененным кентаврами. Зена собирается убить их, но Бораис говорит, что не воюет с кентаврами, к тому же они сами не смогут биться на два фронта. Зена не согласна с ним, но решает не трогать пленных…

    Зена говорит Габриэль о том, что видела прошлое.

    «Враги попались в ловушку. Как мы»

    Крепость. Зена и Габриэль разговаривают о планах противника, которые Зена знает наверняка. Она говорит, о своих воспоминаниях. О Дагнине и Бораисе

    …Прошлое. Палатка Зены. Ей плохо, рабыня Сатрина делает ей массаж. В палатку входит Бораис. Они спорят. Зена стонет от боли в животе. Бораис советует ей позаботиться о их ребенке и закончить войну после родов, но для Зены ребенок не важен, а важна ее будущая империя. Мужчина уходит.

    Сатрина говорит, что Бараис любит Зену. Потом рассказывает, как ее бывший хозяин захватывал крепость. Зене нравится план, она решает использовать его часть в своих целях…

    Зена заканчивает рассказ, в помещение входит солдат. Они говорят об обороне, потом Зена обнаруживает, что враги отравили зерно, как и она в Коринфе. Она боится, что их оставят без воды и организовывает вылазку. Не смотря на возражения воина, Габриэль решает идти с ней.

    На берегу реки. Зена и двое солдат отправляются на поиски засады, вынуждая противника напасть. Из воды поднимаются воины, начинается драка. После нее Зена видит вдали горы, такие же, как и в ее видении. Она приказывает возвращаться назад и снова видит распятие на крестах. Они убегают.

    В крепости Габриэль и Зена говорят о запасах воды, которых хватит только на три дня. Зена упоминает гору, и бард догадывается, что она из видения.

    … Прошлое. У Зены начинаются схватки. Бораис довольно говорит о том, что скоро увидит сына. Зена понимает, что он хочет забрать ее ребенка, но не особенно против. Они выходят из палатки и видят плененных кентавров. Зена сообщает Калепусу – кентавру, – что она Гроза Миров, найдет камень Эксиона и будет править миром. Она едва не проговорилась о своей беременности, которую тщательно скрывала от окружающих, после чего приказала убить пленных. Бараис вступился за них и уехал верхом на одном из кентавров. Зена мечтает о своей империи и мести Бораису…

    Зена понимает, что все, что происходит – отражение битвы, которую она когда-то почти выиграла много лет назад. Так же она понимает и то, что противник хорошо знает ее. Так хорошо, что похож на саму Зену. Она не знает, как обыграть саму себя и от безысходности предлагает Габриэль уйти. Естественно, та отказывается, мотивируя это тем, что не верит в видения.

    Ночь. Зена входит в тоннель под крепостью, откуда только что вышли солдаты. В ее шею попадает ядовитый дротик.

    …У Зены схватки. Сатрина подносит к ее губам чашу, говоря, что в ней сок цветка сантры, которые заглушают боль. Зена отказывается пить. Сатрина обещает дать ей потом корень, возвращающий силы…

    Зена оборачивается и видит перед собой женский силуэт в тени. Это Сатрина.

    Воительница падает, теряя сознание. Сатрина приказывает солдатам уходить из тоннеля, собираясь утром обрушить стены. Зена в полубессознательном состоянии лежит у столба, Сатрина рассказывает ей, как изучала ее многие годы, пока находилась рядом в качестве рабыни. Как училась думать, как ее враг. Зена была самой умелой из всех, за кем она наблюдала.

    Она не дала Зене увидеть Бараиса той ночью, много лет назад.

    …Бораис пробирается в палатку Зены, нежно касается ее руки и гладит лицо. Говорит о любви. Зена не слышит его, она опьянена цветком сантры. Армия Бораиса бьется с армией Зены. Сатрина видит Бораиса и кричит Дагнину: «Бораис здесь! Он пришел убить Зену!»

    Зене все больнее, она зовет Бораиса, но он дереться с Дагнином. Едва ребенок появился на свет, в спину Бараиса летит нож. Он мужчина падает на землю, в него сзади вонзают меч. Сатрина заставляет Зену уйти. Бораис умирает, проговорив только, глядя в след Зене: «Мой сын…» Сатрина и Зена уезжают на повозке…

    «Увидев тело Бораиса, я поняла, что он вернулся, потому что любил меня», - с трудом ворочая языком, говорит Зена.

    Сатрина говорит, что Зене следовало захватить Коринф. А теперь она разрушит крепость и рада тому, что Зена увидит это.

    «Тебя выдало отравленное зерно», - сказал Зена.

    Сатрина наклоняется к Зене, та хватает веревку и накидывает на шею женщины. Зена приняла корень, который нейтрализует действие сока цветка сантры, находившийся на дротике.

    Продолжая душить ее веревкой, Зена обвиняет Сатрину в смерти Бораиса. «Если бы он был жив, мой сын тоже мог бы… - начала Зена, но оборвала сама себя. – О чем я думаю, а?»

    Она швыряет Сатрину на землю.

    «Я не придам память Бораиса твоей смертью. Ты этого не стоишь»

    «Зря… Взять ее!»

    Из тоннеля выбегают ее солдаты и кидаются на Зену. Она угрожает убить Сатрину, тогда та командует уходить. В тоннеле появляются солдаты и Габриэль. Начинается драка.

    Сатрина дергает веревку, собираясь обрушить стены, но Зена бросает шакрам и камнями отгораживает саму Сатрину.

    «Думаешь, она выбралась?» - поинтересовалась Габриэль.

    «Наверное. Она права: она умеет выживать» - сказала Зена.

    Вечер. Зена точит меч у костра, Габриэль подходит к ней. Они начинают говорить о судьбе, Алти и пророчестве. Габриэль по-прежнему не верит в видение: «Ты не можешь этого знать наверняка. Как не знала и Алти»

    «А Бораис знал. Он показал мне, как я себя ненавижу. И научил, как можно любить ребенка»

    …Ночь. Зена выходит навстречу Калепусу. Она передает ему ребенка, сказав что это сын Бораиса.

    «Если он останется со мной, то станет целью для моих врагов, он узнает то, чего не должен знать ребенок. Он станет таким, как я. Пожалуйста»

    Калепус берет ребенка: «Сын Бораиса будет моим сыном!»

    По щеке Зены стекает слезинка. Женщина уходит…

    Габриэль кладет голову на плечо Зене, в глазах которой стоят слезы, отражающие пламя костра…

    0

    75

    4-10: Key to the Kingdom - Ключ к королевству
    Двойник Зены, барменша Мег, убеждает Автолика помочь ей украсть одного особенного ребенка.

    4-11: Daughter of Pomira - Дочь Помиры
    Одна девушка стала на границе между двумя враждующими народами. Зена и Габриэль пытаются воссоединить ее родственников.

    4-12: If The Shoe Fits - Если туфелька впору...
    Сцена 1:

    Утро… Лесочек… Щебетанье птичек и легкий ветерок, шевелящий кроны деревьев… В зарослях, соорудив из какого-то горшка нечто на подобие душа, моется Габриель, что-то напевая себе под нос.

    Сцена 2:

    Неподалеку, на полянке, ночная стоянка… Джоксер оглушительно храпит. Рядом спит (Обалдеть! Габи поднялась раньше нашей Королевы…) Зена. От крика какой-то птицы она просыпается… Судя по выражению лица – вечерок вчера был что надо!

    - Что?! Как же я ненавижу это… Милая… (А вот чтобы услышать это, надо смотреть именно оригинал! Без дубляжа!) Габриель… Габриель?! – поняв, что подруга уже встала, воин ворчит, - Уже так поздно… Один раз попросила разбудить меня утром, один раз… И вместо того, чтобы ловить Зантара – я сплю… БОЛЬШОЕ СПАСИБО!!! – по ходу дела одевается, собирает свои доспехи, оружие, веревка… Веревка разрезана и не годится в употребление. На лице воина появляется хитрое выражение и она уходит…

    Сцена 3:

    Габи моется в «душе», довольно фальшиво напевая под нос какую-то мелодию. Неизменные зеленый топ и юбка висят на ветке неподалеку. Незаметно к ней подкрадывается некто… Понаблюдав пару мгновений за девушкой, рывком сдирает с ветки топ и уходит.

    Сцена 4:

    Шатер… На столе карта местности… Вокруг много плохих ребят…

    - Завтра мы пойдем на восток, в Ламерию. Они собрали неплохой урожай в этом году… Наварим неплохие наличные, - этот здоровяк в нелепом шлеме и есть Зантар.
    - Неплохое возвращение, да, братец?
    - Да! Правильный выбор… - братья смеются.
    - Только на этот раз я буду умнее… Я не собираюсь возвращаться в эту вонючую тюрягу!

    В этот момент на них, со своим фирменным кличем, сваливается с неба (в прямом смысле этого слова) наша прекрасная воительница. Перерубив шест, удерживающий шатер, она забирает Зантара и исчезает тем же путем, что и появилась.

    - Да… Она хороша! – делают вывод выбравшиеся из-под ткани парни.

    Сцена 5:

    Зена, верхом на Арго, ведет за собой связанного громилу. У того во рту кляп… На месте ночевки они видят Габриель. Вместо топа на ней… мешок (она даже в мешке шикарно смотрится!).

    - Габриель, что случилось? – спрашивает Зена.
    - Я проснулась. Я… Я пошла мыться, - бард растеряна, - Я знаю, что повесила свои вещи на дерево! - Зена старается не смотреть на подругу, - А потом они исчезли… Возможно какое-то животное, знаешь? Бобр-модник или… или… или… - взгляд Габи останавливается на Зантаре, который пытается как-то вынуть кляп изо рта, - … ты сделала это.
    - Габриель, я торопилась и мне нужна была веревка… - Зена пытается оправдаться… Как всегда, не очень-то получается. Габриель почти в ярости…
    - И ты взяла мою любимую вещь? Это единственный топ, подходящий к моей юбке, Зена! А ты… ты… ты заткнула им пасть этому уроду! – «урод» дергается, но Зена вырубает его, - И это твои извинения?! Ты потеряла веревку?
    - Хорошая новость в том, что ты быстро нашла замену, - не сдается воительница.
    - Это – мешок!
    - Как ты дала Джоксеру так долго спать? – Зена пытается сменить тему.
    - Я же была голой! – Габи не сдается. Зена будит Джокса, выплескивая на него полную кружку воды.
    - А! Оу! – Джоксер спросонья не понимает, что происходит и где он, - Кораблекрушение?! Мы тонем? Ох… Доброе утро, - наконец-то он приходит в себя, - Привет, Габриель… Новый прикид? Выглядит здорово! – бард уходит, резко отталкивая его с пути.
    - Заткнись!
    - Что я сказал?! – недотепа недоумевает.
    - Надо собираться… - Зена, как всегда, лаконична.
    - Ладно…

    Сцена 6:

    Вся компания идет по дороге мимо храма… Габриель спорит с Зеной.

    - Я говорю тебе – коричневый не мой цвет!
    - А как будто ничего… Такая деревенская притягательность, - Зена пытается переубедить её.
    - Подходящая для тебя, верно?

    В этот момент раздается какой-то взрыв и подруги спешат узнать, что случилось. Джоксер тянет за собой Зантара. Они врываются внутрь храма (оказалось, что это храм Афродиты).

    - Посмотри, что ты натворила?! – богиня любви явно не в духе, - Ох! Ты маленький монстр! Я же говорила тебе – никогда не играй с бутылками, на которых написано «Страсть»! Это очень взрывоопасная штука…

    - Афродита, что происходит?! – Зена пытается понять, что так вывело из себя прекрасную богиню.
    - Зена?! – Дита удивлена, - Что ТЫ тут делаешь???
    - Зена! – из-за спины богини появляется маленькое чудо в похожем прикиде.
    - Алисия? – воин удивлена не меньше.
    - Пожалуйста, ты должна спасти меня от моей злобной феи-крестной!
    - Твоей злобной феи-крестной? А кто это?
    - Она! – девочка указывает на Афродиту.
    - Я?! – от такой наглости богиня аж переходит на французский.

    …Во времена древних богов, воителей и королей…

    Все тот же храм… Зена пытается выяснить, что произошло:

    - Афродита, что все это значит?
    - Это маленькая озорница появилась вчера и рассказала мне о своем отце и своей злой мачехе, - эмоционально пускается в разъяснения Дита, - Ну, ты ведь знаешь меня. Я пыталась помочь! А она оказалась… абсолютно неуправляемой! А теперь ещё и называет меня…
    - … моей злобной феей-крестной, - закончила мысль Алисия. Зена мягко улыбается.
    - Ох! Вот, пожалуйста! И в этом вся! Милое дитя, разве ЭТО выглядит злым? – бушует богиня.
    - Постой, ты говоришь о фее-крестной из волшебной сказки? – вопрошает Габриель девочку.
    - Ага, - отвечает Алисия.
    - Её зовут Алисия… Принцесса Алисия из Сиры, - объясняет Зена всем присутствующим, - Её отец и я знакомы на протяжении уже многих лет. Алисия… - она наклоняется к ребенку, отвлекая девочку от созерцания уродливой морды Зантара, - …как ты оказалась здесь? Ты сбежала из дому?
    - Ага! Папочка женился, но мне не нравится моя мачеха, поэтому я решила найти мою фею-крестную…
    - Хм… Твой отец очень волнуется за тебя, Алисия. Думаю, мы сможем отвести тебя домой. Уверена, это будет не сложно…
    - Значит, теперь ты будешь моей феей-крестной? – радости ребенка нет предела (ещё бы!).
    - Только недолго, - улыбается воин.
    - Отлично! Хоть избавлюсь от нее, - похоже, эта новость не приносит Дите облегчения, - Она явно не может различить хорошее, даже когда видит его!
    - Пойдем, Алисия! – Зена берет девочку за руку и выходит из храма, отталкивая с дороги Зантара, - Не путайся под ногами! Алисия, мы вернем тебя домой…

    ***

    Тронный зал королевского дворца Сиры… На троне плачущая королева. Входит король…

    - Ты нашел её?! – женщина сильно встревожена.
    - Нет… пока нет!
    - Но ты ведь не сдашься?
    - Нет! Конечно, нет. Мои люди прочесывают местность, я присоединюсь к ним… Мы продолжим поиски пока не найдем её!
    - Ты найдешь её! Я знаю – ты сможешь!
    - Дорогая, я молюсь Богам, чтобы ты оказалась права… Она самое важное в моей жизни, - уходит.
    - Не вини себя. Это не твоя вина, - произносит женщина вслед, - Она не тебя ненавидит… Меня, - снова слезы.

    ***

    Веселая компания и Алисия идут по лесной дороге…

    - Будет лучше, если я разведаю обстановку, - начинает Зена.
    - Я… Я сделаю это! – перебивает ее Габи и убегает вперед.
    - Алисия, почему ты сбежала? – Зена переключает внимание на ребенка.
    - Я ненавижу свою мачеху, - начинает Алисия, - Я хочу избавиться от нее… Как лучше сделать это? – девочка во все глаза смотрит на Зену.
    - Ох…
    - Я думала, Афродита поможет мне, но она не помогла…
    - Что ж, может я смогу помочь тебе? – Зена с улыбкой наблюдает за малышкой.
    - Правда?! – радуется девочка, - Отлично! Только не бей её слишком сильно…
    - Вообще-то, это не совсем то, что я имела в виду. Послушай… однажды, я была в том же положении, что и ты. У меня был приемный отец, но я… я никогда не пыталась узнать его ближе. Сейчас я считаю это ужасной ошибкой, - монолог воина прерывается свалившейся на дорогу откуда-то сверху Габи, - Габриель, ты цела? – Зена с усмешкой наблюдает за неуклюжим бардом.

    - Порядок, - Габи отряхивается и поправляет… мешок, - Что ещё за приемный отец? Ты никогда не рассказывала мне…
    - Рассказывала! Разве нет? – Зена потихоньку закипает.
    - Нет.
    - Ладно, это не важно. Я просто пытаюсь помочь Алисии…
    - А я, по-твоему, чем занимаюсь?! – Габи вновь злиться, - Зена, кто, по-твоему, залез на это дерево, посмотреть, где ребята Зантара?!
    - Ну? И что ты увидела?
    - Они прямо позади нас… - Габриель выбирает сухие листья из своей шевелюры.
    - Ладно, я вернусь назад и разберусь с ними… Алисия, я вернусь! – проверяет снаряжение и забирается на лошадь, - Оставайся здесь с Габриель, она расскажет тебе сказку!
    - Думаешь, я справлюсь? – недоверчиво спрашивает бард.
    - Конечно, справишься! – Зена широко улыбается, - В этом ты лучшая.
    - Ладно… - с выражением лица «наконец-то-и-меня-оценили-по-достоинству», Габи провожает взглядом воительницу и подходит ближе к девочке.
    - Я надеюсь, что у сказки будет счастливый конец, - произносит Алисия.
    - Счастливый конец? Хм… - бард задумывается, - Ладно. Итак, «…в некотором царстве… однажды… давным-давно… жила прелестная… молодая девушка. И звали её…»

    Голос Габриель за кадром: «… Золушка! Она была счастлива… несмотря на то, что жила со своей злой мачехой – самой ужасной, капризной и гадкой женщиной на свете!»

    Зена/Мачеха: - Пелия, иди сюда, милая… (надо видеть Королеву Воинов в этом жутком парике «в 101 косичку», намалеванные губы бантиком, неподражаемо безвкусный синий наряд!)

    Афродита/Пелия: - Мамочка!!! (прикид аналогичный, непередаваемо капризный голос, плаксивое выражение лица…) Ты только посмотри, что моя сводная сестра-дура натворила! Она угробила моего Келвинуса Кляйнуса!!!

    З/М и А/П: Золушка!!!

    Под легкий перезвон колокольчиков, в комнату впорхнула Золушка, она же Габи (напевает что-то веселое себе под нос, милый деревенский прикид… Просто Ангел во плоти!)

    Габриель/Золушка: - Да, дорогая мачеха?

    З/М: - Тут складочка на платье Пелии… - Золушка в ужасе прикрывает рот ладонью. Мачеха переходит на фирменный угрожающий шепот, - Ты нечего не забыла?

    Г/З: - Ну, я подмела пол, перемыла посуду, вычистила чердак, прополола сад, вырыла вам новый колодец, - мачеха и Пелия обмениваются взглядами «что-за-бред-она-несет», - Честно говоря, я немного устала.

    З/М: - Тебе ещё рановато отдыхать. Ты не выполнила свою самую ответственную работу…

    Г/З: - Не может быть…

    З/М: - Мой педикюр! – в кадре появляется жуткая лапа с огромными ногтями (не дай Бог, такое на ночь представить!)

    - Ааааааааа!!! – Джоксер в ужасе…
    - Джоксер! – Габи приводит его в чувство мощным ударом по лицу.
    - Оу!
    - Прекрати сейчас же! – бард не понимает, в чем дело.
    - Но эта ужасная лапа! Что ты пытаешься сделать?! Напугать ребенка до полусмерти? – пытаясь успокоить Алисию, - Как ты, милая?
    - Это же только сказка, Джоксер… - спокойно отвечает девочка.
    Разгромленный храм Афродиты… Богиня, с тоской во взоре, бродит по залу… Наткнувшись взглядом на оброненную маленькую туфельку, она поднимает ее.

    - Туфелька моего маленького чертенка… - подходит к зеркалу.
    - Признайся, ты ведь скучаешь по маленькому монстру? – спокойно произносит отражение.
    - С чего бы это?! По чему мне скучать – по нытью, по слезам, по крикам «фея-крестная»? – вздохнув, - Но у нее такой потенциал…
    - Выше нос, подружка! У тебя просто синдром «пустого гнезда». Твой маленький мальчик Купидон вырос, и теперь ты снова одна…
    - Она была такая миленькая, правда?
    - Не выйдет! В этом вся твоя проблема – ты не можешь играть роль мамочки слишком долго, ты ведь знаешь…
    - Ты имеешь в виду сказки, объятия и всякое такое? Это мне по силам. Думаешь, мне это по силам?
    - Абсолютно! Она станет… твоим личным талисманом, твоей любимицей.
    - Точно! Я ведь такая фантазерка! – отражение довольно ухмыляется.
    ***
    В это время Зена верхом на Арго выезжает на опушку леса. Бандиты следуют за ней. Отпуская Арго к реке, она обещает вернуться за ней позже, лошадь уходит, а наша Королева запрыгивает на дерево. На опушку выбегают ребята Зантара. Посовещавшись, уходят по следам Арго. Довольная Зена возвращается к друзьям…
    ***
    Тем временем на дороге продолжается повествование…

    - Мачеха протянула Золушке ногу с длинными, нелепыми… - Габи пытается иллюстрировать свой рассказ, зловеще протягивая руку к Алисии.

    - Постой! Я знаю, что было дальше! – Алисия донельзя довольна собой.

    Джоксер: - Ммм?!

    Габриель с интересом смотрит на девочку…

    - Золушка взяла ножницы…

    Джоксер: - Ммм??!!

    - … и ударила ими свою злую мачеху! Ещё, и ещё, и ещё, и ещё… - все в легком шоке смотрят на довольную малышку. Только Зантару весело…

    - Ннет… Нет, нет! – Габриель пытается прийти в себя, - Золушка решает свои проблемы в более… более позитивном направлении.

    А/П: - Мамочка!!! Моя сводная сестра-дура все угробила…

    З/М и А/П: Золушка!!!

    Под легкий перезвон колокольчиков, в комнату впорхнула Золушка…

    Габриель/Золушка: - Да, мачеха, дорогая?

    З/М: - Ты хоть что-нибудь можешь сделать правильно? – тот самый хриплый шипящий голос.

    Г/З: - С платьем не произошло ничего страшного, ваша злость неуместна. Просто это подходящий способ избегать своих глубоких эмоций, - мачеха и Пелия опять обмениваются взглядами «что-за-бред-она-несет», - Способ оправдать ваше плохое отношение ко мне и моей службе, способ избежать сближения. Вам обеим необходимо поближе узнать меня…

    З/М: - Ты хоть что-нибудь поняла? – вопрос адресован Пелии. Та в ответ только отрицательно качает головой…

    Внезапно раздается смех Афродиты и вся компания вновь приходит в себя на лесной дороге… Из-за спины Зантара появляется богиня.

    - Что за бред!
    - Думаешь, ты справишься лучше? – ехидно замечает Габи.
    - О, пожалуйста! Разве ты не знаешь, как тётя Афродита умеет рассказывать истории?! Ладно, я немного «подогрею»… А теперь, что же произошло на самом деле!

    Афродита/Мачеха: - Уф! Пора и передохнуть… (возлежит на диване, эдакая hot stuff, перед ней замерло в шеренге дюжина крепких парней модельной внешности…) Но, если вы не можете остудить меня, ребята – вон с моей кухни! (парни отваливают) Хм… Пелия?! Где моя мегерка?

    Зена/Пелия: - Я здесь, мама! – спускается с лестницы (вид ещё круче, чем в варианте Габи! На голове две косички, торчащие в стороны, как антенны, жуткое сиреневое платьице с кошмарными рюшечками… Умереть не встать!) – Я высушена, как ящерица… Где ходит эта карга? Пора бы промочить горло…

    А/М: - Хороший вопрос…

    А/М и З/П: - Золушка!!!

    В комнату входит золушка, она же Габи, неся на подносе какие-то напитки… (одета в какую-то дерюгу, на голове «взрыв на макаронной фабрике».., передний зуб отсуствует!)

    А/М: - Прелестный наряд, Золушка!

    З/Г: - Угу…

    А/М и З/П: - Нет!!!

    Открывается дверь и в дом входит Джоксер, в образе посланника королевского двора…

    Джоксер: - Хм… Что ж, приветствую сладких цыпочек. Я, хм… принес послание от одного любителя джаза королевских кровей… принца!

    А/М: - О, принца… Я знала, у меня нюх на деньги!

    З/П: - А, этот принц?! Я знала, он не сможет избегать меня вечно…

    Джоксер: - Принц, имеет честь пригласить всех милашек-цыпочек на королевский бал этим вечером. По слухам, он собирается выбрать себе невесту… Ну, вы понимаете?

    А/М: - Ооо…

    З/П: - Невесту?! – восторженно.

    А/М: - … невесту! – соблазнительно.

    З/Г: - Королевский бал! – смеется и жутко шепелявит, - Я так взволнована!

    Джоксер: - Ох… Эта цыпочка не в формате, крошки, - обращаясь к парочке на диване.

    З/П: - Ах эта… Неудачница!

    А/М: - Прости, но что ТЫ так волнуешься об этом? – мачеха презрительно смотрит на Золушку, - Милая, принц ищет себе крошку, а не телку… (абсолютно невменяемое выражение лица и смех Золушки и идиотские смешки Пелии…) Покажи-ка ей, Пелия!

    З/П: - Да, ма…

    Под какую-то дурацкую танцевальную мелодию, Пелия начинает выполнять «соблазнительный» танец вокруг Джоксера. Все наблюдают…

    На самом интересном месте раздается громогласный окрик Зены:

    - Вот прям здесь и остановимся! – появившись из-за спины Зантара и проигнорировав его: «Эй! Этот вариант был совсем неплох!», она смотрит на богиню, - Больше ни слова! Афродита, я думала ты была не в восторге от этого…

    - Я… Я… Я закончила! – подмигнув Алисии, она эффектно исчезает, взмахнув рукой.
    - Ты в порядке? – спрашивает Зена у девочки.
    - Ага…

    ***

    Лес… Стоянка… Габриель пытается привести мешок, в котором ей приходится ходить, в более приличный вид. Вооружившись небольшим ножом, она делает декольте… Неожиданно возле нее оказывается Зена со связкой рыбы в руке. Как всегда рыба задевает Габи…

    - Ох… Зена!! – угрожающий тон и движение ножа в сторону подруги.
    - Хм… Все ещё злишься на меня? Ладно… Давай так, я готовлю – ты рассказываешь дальше свою историю.
    - Мою историю… Ладно! – рядом с Габи усаживаются Джоксер и Алисия.

    Зена копошится вокруг костра, выискивая бытовые принадлежности. Рядом лежит связанный Зантар.

    - Габриель, а кто были эти мужчины в доме Золушки? – девчушка во все глаза смотрит на барда.
    - Хм! – довольная ухмылка Джоксера.
    - Хе хе… - Габриель выкручивается, - Это… инструкторы по плаванию.
    - А Золушка пойдет на вечеринку? – Алисия желает услышать продолжение сказки.
    - Ну… она очень хотела пойти на вечеринку… - отвлекается на Зену.
    - А где наша сковородка?!
    - В моей сумке, где и всегда!
    - Ах, да… - Зена достает сковородку.
    - Видишь ли, Золушке было нечего одеть на вечеринку (смурной взгляд на собственную «рубашку»)… - и опять отвлекается на Зену.
    - А где ложки?
    - В седельной сумке! – и снова к сказке, - Золушка могла надеяться только на чудо…
    - А у нас есть масло и сахар? – Зена вновь отвлекает подругу вопросом.
    - Зена, я сделаю это! Джоксер, хочешь есть – работай! Я приготовлю еду, а ты закончишь историю… - встает и уходит, - Зена, отдай мне сковородку, пока ты кого-нибудь не убила!

    ***

    Ребята Зантара двигаются по лесной дороге. Внезапно позади них появляется Афродита…

    - Эй! – окликает она парней, - Высокий неотесанный чурбан!
    - А ты ещё кто? – заинтересовано спрашивает братец Зантара.

    - Афродита, богиня любви!? – скорее вопросительно отвечает Дита, - У меня к тебе предложение… - ребята чуть не выскакивают из штанов (что вполне понятно…) – И не совсем то, о чем вы подумали! Твои ребята хотят вернуть Зантара, верно? Я помогу тебе, если ты окажешь мне услугу…

    - Какую именно услугу? – уточняет главарь.

    - Зена увела мою маленькую девочку, я хочу вернуть ее. Ты поможешь мне вернуть ее, я помогу тебе вернуть Зантара. Я прикрываю твою задницу, ты прикрываешь мою…

    В ответ на это раздается общий смех и парни вновь пытаются подвалить к богине.

    - Да, хватит уже! Вы прекрасно поняли, что я имела в виду… - она очень довольна собой.

    ***

    Лес… Стоянка… Джоксер и Алисия сидят на пенечках… Недотепа пытается продолжить сказку:

    - Ладно… Посмотрим, что же там было дальше… Итак, вечером намечалась большая вечеринка и он очень…
    - «Он»?! Ты хотел сказать «она»? – Алисия перебивает горе-рассказчика.
    - Сколько тебе лет?
    - Семь.
    - Хочешь дожить до восьми? Это был «он»!

    Голос Джокса за кадром: …он был очень взволнован и звали его...

    Пелий/Брат Зантара и Зантар/Приемный отец: - Золусь!!!

    Джоксер, в образе Золуся, появляется в кадре с подносом хлеба, но… как всегда обо что-то спотыкается и падает. «Отец» наступает ему на руку. Сначала дико орет, потом, наконец, поднимается…

    Джоксер/Золусь: - Привет, дорогой «отец», дорогой «брат»…

    З/ «О»: - Этот недотепа снова упал!

    Д/З: - Это просто случайность…

    П/Б: - Ты – это сплошная случайность! – отвесив «случайности» пару оплеух, - Что на тебе одето?!

    Д/З: - Тебе нравится? – с абсолютно идиотской улыбочкой, - Я весь день готовился к сегодняшнему королевскому балу…

    З/ «О»: - Ну, все бы ничего, но вот… трусы, надо бы подтянуть. Верно, Пелий?

    Д/З: - Ты, думаешь?! А мне казалось они должны немного провисать… - в это время Пелий сзади «подтягивает» ему трусы и Золусь заканчивает классным фальцетом, - … между ног!

    З/ «О»: - Что нужно сказать «брату»?

    Д/З: - Спасибо, дорогой «брат»… - все тем же фальцетом.

    З/ «О»: - Не будь идиотом, идиот! Ты не можешь пойти в ТАКОМ виде… Тебе нечего надеть, ты не умеешь танцевать, ты не умеешь вести светскую беседу… Вывод: ты никуда не пойдешь! – пара «компанейских» оплеух. Уходят, оставляя Золуся в расстройстве…
    Лес… Стоянка… Зантар связанный где-то на заднем плане… Габриель бегает по поляне в попытках приготовить еду… Зена сидит на земле, прислонившись спиной к стволу дерева, и медленно разрывает на длинные полоски лист камыша…

    - Может, мы погорячились, доверив Джоксеру рассказывать сказку? – сомневается воин.
    - Все будет нормально, - не разделяет тревогу подруги бард, - А где масло?
    - В седельной сумке, - неряшливо отвечает Зена и снова возвращается к Джоксеру, - Просто его голос звучит так жалобно…
    - Ты же не изъявила желания?!
    - Разве нет? – Зена продолжает со все возрастающим интересом разрывать лист камыша, - Понимаешь, я не рассказчик. Я… Я женщина действия!
    - Отлично… - Габриель швыряет Зене флягу, отрывая от уничтожения растения, - Тогда действуй, принеси воды! Я сварю рыбу…
    - Всюду я… - забирает флягу и уходит.

    Тем временем в сказке Джоксера…

    Д/З: - Чтобы я ещё когда-нибудь захотел пойти на кукую-то глупую вечеринку… - ползая на корачках, собирает разбросанный хлеб. В какой-то момент «натыкается» на очень знакомые ноги…

    Зена/Гармония: - Золусь могучий?! (ну, абсолютная фея! Уже не важно, крестная – не крестная…)

    Д/З: - Пните мужчину у ваших ног…

    З/Г: - Я здесь, чтобы помочь. Конечно, если ты не заинтересован пойти на вечеринку, тогда я…

    Д/З: - Эй-ей! Постой! Королевская вечеринка?! Я более чем заинтересован! Минуточку… А кто ты?!

    З/Г: - Гармония, фея-крестная к твоим услугам. Так, посмотрим, что нам понадобится… Новый костюмчик, приличный конь, …что ещё?

    Д/З: - Ну... – оступается и падает, но тут же поднимается, - Понимаешь, мне необходимы светские манеры, умение расположить к себе!

    З/Г: - Доверься мне, у тебя будут самые располагающие светские манеры, - Золусь просто не верит своему счастью, - Но помни, мои чары действуют только до восхода Солнца… Другими словами, - она подает ему небольшие песочные часы, для ношения на руке, - Когда песок закончится, ты вновь станешь собой.

    Взмах волшебной палочки и…

    Лес… Стоянка… Габи варит рыбу в сковородке… Зена приносит ей воду и присаживается рядом…

    - Вот твоя вода… Я видела, как люди Зантара пересекли реку вниз по течению. Я схожу туда и разберусь с ними…
    - Отлично! Тебе что-то нужно от меня? – Габриель ехидно усмехается, - Моя юбка, мои ботинки, мои… хм… моё белье?!
    - Э, нет! – Зена не ловится на крючок, - Это было бы чересчур жестоко…

    А тем временем, на королевском балу…

    Голос Джоксера за кадром: «Что ж, королевский бал был в полном разгаре. Настоящий гала-прием! Бриллианты и рубины сверкали повсюду…»

    В кадре вечеринка с танцами под непонятную музыку. Что-то среднее между классикой и диско… Пелий, вместе с «Отцом» и Принцессой (она же Габриель!) стоят возле стола с закусками… Входит Золусь (и почему даже в более-менее приличном виде, Джоксер не вызывает ничего кроме улыбки?!).

    Габриель/Принцесса: - Какой красавчик…

    Золусь подходит к Принцессе и произносит низким голосом с хрипотцой: - Они играют нашу песню…

    П/Б: - Это что за парень?

    З/ «О»: - Я не знаю, но у него превосходные манеры…

    Золусь выводит Принцессу на середину зала и они начинают вальсировать…

    Г/П: - Вы божественно танцуете!

    Д/З: - Я знаю, - продолжают вальсировать.

    В какой-то момент ритм музыки меняется на полное диско. Дискотечные огни, Золусь в центре площадки один… Ну, что-то среднее между «Танцором диско» и «Лихорадкой субботним вечером». Принцесса наблюдает со стороны…

    Дальше вообще атас! Золусь начинает петь Принцессе серенаду, хорошо поставленным баритоном. Она ему подпевает…(интересно, а кто пел за Рене в этой серии??? Уж не сама ли Люси? Уж больно дивный оперный голос…) Весь зал поет с ними. В самый ответственный момент, часы начинают отбивать восход Солнца… Золусь роняет Принцессу на пол, проверяет часы с фирменными ужимками недотепы, теряет штаны! Путаясь в одежде, по быстрому сваливает из зала, прихватив с собой туфельку Принцессы…

    Г/П: - Эй, постой! Постой!! Моя туфелька!!! – последние слова произносятся хорошо знакомым злым окриком.

    Д/З: - Ай! Я пришлю ее позже! – пытаясь не потерять штаны окончательно, - Ой! Простите, извините…- исчезает из зала.

    Лес… Стоянка… Джоксер сидит на пенечке и увлеченно рассказывает сказку…

    - Обаятельный Золусь очень спешил, но было уже поздно. Когда он посмотрел на свои песочные часы, последняя песчинка…
    - Где Алисия?! – Зена вернулась, но не застала ребенка на поляне… Хотя остальные были здесь.
    - Она… - Джокс поворачивается к девчушке, но ее нет рядом, - Алисия???

    В два голоса они начинают окликать ее, Габриель оборачивается и пытается понять, что случилось…

    - Она ушла, - голос Зантара заставляет всех обратить на него внимание, - И я ее прекрасно понимаю! После твоего рассказа… Если бы я не был связан, я бы тебя убил!
    - А ну, заткнись! – Зена в бешенстве, - Габриель?
    - Я же готовила?! – бард в замешательстве.
    - Я же просила приглядывать за ними.
    - Хочешь сказать, это моя вина, что она снова сбежала?! – бард подходит ближе.
    - Маленькой девочке совсем небезопасно гулять одной в этом лесу. Я иду за ней, а вы двое… - хватает обоих за руки и заканчивает фразу фирменным шепотом, - … оставайтесь здесь! – Уходит.
    - Поверить не могу! Она обвиняет в этом меня!?
    - А я могу… - за что и поплатился. Габи выкручивает ему ухо, но в этот момент к ним подходит какая-то старушка…
    - Помогите! Вниз по реке, эти бандиты… Они напали на меня. Пожалуйста!
    - Люди Зантара, - подхватывая с земли шест, - Зена хотела остановить их… Я это сделаю! Ты… - упрямый жест в сторону Джокса, - …оставайся здесь!
    - Но…
    - Оставайся здесь! – она уходит, оставляя его одного.
    - Подожди секунду… Я… Я хотел сказать… Я сделаю это! Уфф, отлично… Вряд ли эта штучка, Афродита, появится здесь. Ну, что за пустоголовая. Говорит о твоем слабоумии, а сама такая полу-умная, полу-одетая…
    - Хм…
    - Привет, Афро-дита…
    - А ну, уйди с дороги, жеребец… – отталкивает Джокса и начинает сюсюкать, - И где моя маленькая ути-пуси-пу? Моя маленькая королева красоты? Где… А где она?!
    - Это ты про Алисию?
    - Ага…
    - Она ушла.
    - Ушла?! Как это ушла, куда?
    - Ты ищешь девчонку? Я помогу тебе достать ее, - Зантар вступает в разговор.
    - Да, ну?! И что же ты предлагаешь?
    - Да?! – встревает Джоксер.
    - А что с ним? – Зантар не отступает.
    - О, это легко, - Афродита поворачивается к Джоксеру и целует его в губы. Недоумок падает, как подкошенный, с выражением глубоко удовлетворения на лице, - Хм… а теперь поговорим!

    ***

    Обрыв… Зена ходит по краю, окликая Алисию… Девочка висит на почти отвесной стене, уцепившись в корни какого-то растения… В какой-то момент воин наступает на один из корней и чувствует, что он двигается. Заглянув вниз, она видит девочку.

    - Алисия?!
    - Зена!

    - Держись, я иду! – спускается по отвесной стене вниз, цепляясь за корни и выступы (ну, Человек-Паук, ей-Богу!) – Я тебя не брошу, милая! Ладно, - добирается до девочки, - Иди сюда, Алисия. Забирайся на спину…

    - Я слишком близко подошла к краю… и упала, - объясняет Алисия.

    - Хорошо, теперь обхвати меня за шею. Я тебя держу, не бойся! – подхватив девочку, залезает наверх и спускает ее со спины, - А теперь, - сидит на корточках перед девочкой, - объясни, почему ты убежала?!

    - А ты когда-нибудь слышала, как Джоксер рассказывает сказки?
    - Что ж, я могу тебя понять, но… все волшебные сказки чему-то учат. Даже в сказке Джоксера есть свои… намеки.
    - Да… бежать!

    - Ладно, нам пора возвращаться в лагерь, - пытается сдержать улыбку, - Забирайся ко мне на спину и идем.

    ***

    Лес… Стоянка… На поляну выбегают Зена с Алисией… На земле связанный Джоксер. Зантара нигде нет…

    - Джоксер! – Зена снова закипает.
    - Джоксер, они тебя не обидели? – ну, хоть ребенка интересует его здоровье…
    - Нет… Меня оглушили. И это была Афродита! – объясняет Джокс, после того, как Зена развязала его.
    - Где Зантар?!
    - Ушел с Афродитой. Она появилась в образе старухи…
    - Зена! – Габриель выбегает на поляну.
    - А ты где была? – переходит на угрожающий шепот.
    - Я искала парней Зантара. Эта старая леди, - ищет глазами старушку, - сказала что…
    - Эта «старая леди» оказалась Афродитой!
    - Интересно, и откуда я могла знать об этом?! – барду уже порядком надоели «наезды»…

    Понимая, что от Габриель ничего не добьешься, Зена переключает внимание на Джоксера: - Ну, и о чем Зантар договорился с богиней?

    - Ну, она говорила что-то о старом замке и ещё… ей нужна Алисия!
    - Пойдем, Алисия! – Зена уводит девочку.

    Габриель злится все больше, но следует за Зеной. Джоксер пытается подбодрить ее: - Не расстраивайся ты так! Ведь Афродите удалось и меня обмануть… - очень красноречивый взгляд барда, заставляет его развернуться и идти за Зеной. Все уходят.

    ***

    Лесная дорога… Наша троица с Алисией вышагивают в сторону замка… Габриель и Джоксер, идя позади, играют в нечто очень напоминающее «камень-ножницы-бумага»…

    - Я хочу услышать конец сказки, - говорит Алисия.
    - Ладно, давай-ка я тебе расскажу, что же произошло на самом деле… - видимо Зене уже порядком надоели все «варианты».

    Голос Зены за кадром: «У Золушки была нормальная приемная семья – все понемногу доставали ее. Как-то раз выдался трудный денек, она была занята – сидела дома и точила меч…»

    В кадре Зена в своем прикиде, точит меч, сидя на столе. В приоткрытую дверь входит Зантар…

    Голос Алисии за кадром: «Зена, разве Золушка была не в платье?!» - на Зене/Золушке появляется миленькое деревенское платьице – «Да, и если Золушка – это девушка, разве у нее не было злой мачехи?!» - Зантар преображается в «злую мачеху»: платье, макияж (правда, усы остались на месте!), кошмарный парик, в руке скалка…

    Зантар/Мачеха: - Золушка?! – удивленно, - Чем ты занималась все утро?

    Зена/Золушка: - Что ж, надо подумать… Я побила военачальника, спасла деревню и потушила горящую повозку с сиротками.

    З/М: - Нда… Так я думала. Опять валяла дурака! Может, хотя бы для разнообразия займешься чем-нибудь серьезным?!

    Пелия: - Мама! Сюда идет принц!!

    З/М: - Принц?! Сюда?! – нервно проверяет вид своих милых «дочурок» (в исполнении двух бандитов…), - Золушка, милая! Ты не можешь оставаться в этом платье! Ты позоришь нас всех! – выбрасывает скалку. Входит Принц (он же Джоксер…), - О, ваше высочество!

    Джоксер/Принц: - Дамы… - даже Джокс немного не в себе от вида этих «дам», но быстро берет себя в руки, - Я… ищу свою суженную… кому подойдет эта туфелька.
    Милые «сестрички» начинают вырывать туфельку у него из рук, в попытках померить, но взгляд принца останавливается на Золушке: - Пожалуйста! – решительно забирает туфельку (кстати, туфляк где-то 41-го размера…), - Может быть вы? – подходит к молчаливой Зене и опускается на колено, - Если она подойдет вам… я смогу сделать вас счастливой.

    З/З: Поддев туфельку на кончик меча: - Нда… Знаешь что, принц? Похоже, ты придумал для себя очаровательную девушку, и возможно я могла бы стать ею для тебя, но это было бы так просто. Мне не нужен ни ты, ни фея-крестная, ни кто-то или что-то еще для счастья! Это что-то я могу и хочу сделать сама. Так что, - возвращая ему туфельку и разворачивая к выходу, - Я советую тебе поискать хозяина этой туфельки в другом месте.

    Д/П: - Но… ты же могла стать принцессой?! – принц в недоумении, но легкие шлепки лезвием меча по заду заставляют его двигаться в заданном направлении, - Ты жила бы в замке… Ох! Моя королевская задница!

    З/З: - Давай, давай…

    Принц уходит. Расстроенные мачеха с сестрами на грани истерики.

    З/М: - Что ж… принц не захотел жениться ни на одной из моих красоток. Раз так… если этот путь к сокровищам короны закрыт, то найдется другой! – достают мечи, - Мы просто заберем их! – уходят вслед за принцем.

    Появляется фея-крестная нашей Золушки… она же Габриель (Такой ангелочек! Если б не этот идиотский тонюсенький голосок… и выражение полнейшего обожания на лице.)

    Габриель/Фея: - Золушка?! Золушка!

    З/З: - Ну, и что тебе надо?! – Золушка не очень-то рада появлению.

    Г/Ф: - Твои мачеха и сестры хотят ограбить королевскую сокровищницу. Ты должна остановить их!

    З/З: - Ясно, уже иду, - собирается уйти.

    Г/Ф: - Подожди! – останавливает ее фея, - Я твоя крестная сестра-фея. Разве тебе не нужна моя помощь? – щенячий взгляд и милая улыбка.

    З/З: - Да, конечно… Может ты посуду перемоешь, а то тут такой беспорядок, - уходит.

    Г/Ф: - Если так я смогу помочь тебе – с превеликим удовольствием! – одаривает ушедшую Золушку ослепительной улыбкой.

    - И это после всего, что мы пережили вместе?! – Габриель прерывает сказку Зены,- Это все, что я для тебя значу?! Крестная сестра-фея для мытья тарелок! – с каждым словом бард злится все сильнее, - Зена… неужели это все, на что Я по-твоему способна?!

    - Да, ладно. Это все лишь сказка! – Зена пытается уладить ситуацию и успокоить подругу, - Я имела в виду, что мы как семья, а в семье…

    - Ты даже представить не можешь ДЛЯ ЧЕГО я тебе! – швырнув свою сумку в воина, Габриель быстро уходит по дороге – Я ухожу! С меня хватит… Мне необходимо пространство.

    - Габриель?! – Зена с усмешкой наблюдает за удаляющейся девушкой.
    - Нет!

    - Ох… - Зена все еще пытается превратить все в шутку, но никто почему-то не смеется, - Она вернется. Она постоянно это делает! Правильно, Джоксер? Она просто великолепна… Габриель?! – голос становится все неувереннее с каждым словом, поскольку бард даже не оборачивается и продолжает отдаляться по лесной тропинке…

    - Это совсем не похоже на счастливый конец, правда? – глубокомысленно замечает ребенок.
    - Ну… - Зена с отчаянием продолжает смотреть вслед Габи.

    ***

    Тронный зал королевского замка… Вбегают Джоксер и Зена с Алисией. Король и королева связаны. Освободив их, Зена пытается выяснить, что же произошло. Оказывается, что Зантар с братьями ограбили королевскую сокровищницу. Оставив Алисию с отцом и мачехой, Зена пытается остановить Зантара, но девочка хочет уйти с ней и добраться, наконец, до счастливого окончания истории. Понимая, что другого пути нет, воительница запирает Алисию вместе с мачехой в отдельной комнате и просит короля не беспокоить их какое-то время, им необходимо поговорить. Закончив с этим, она отправляется по следам грабителей…

    ***

    В это время Габриель приходит к одному из святилищ Афродиты…

    - Афродита! – бард пытается встретиться с богиней, - Я знаю, ты слышишь меня! Я… - неуклюже развернувшись, цепляет шестом вазу… Результат – ваза разбита вдребезги! С хитрым выражением лица, следующую она просто сбрасывает с постамента, - Ой, извини! Какая я неуклюжая…

    - Ладно, ладно! Остынь, я уже здесь… - Дита явно не в духе.
    - Я хочу, чтобы ты оставила Алисию в покое.
    - Хм?! Она сама пришла ко мне! Ты слышала ее: она ненавидит свою семью!
    - Все, что я видела, это маленькая напуганная девочка! – Габи упрямо стоит на своем, - Она даже не представляет себе, как она скучает по своей семье, по людям, которые действительно любят ее. Если ты не прекратишь вмешиваться, ты разрушишь все…
    - Я всего лишь хочу счастливого конца для нее, - богиня пытается оправдаться, но ведь упрямого барда не переспоришь.
    - Нет, ты ищешь счастливого конца для себя! Она здесь ни при чем… И это ты называешь «любовью»? Это просто мысли вслух… - Габриель уходит, оставив богиню в раздумьях.

    ***

    Зена и Джоксер выбегают из замка по следам бандитов. Джокс, как всегда, врезается в спину воина и начинает извиняться…

    - Прости, прости…
    - Что ты делаешь, а?!

    - Ну… Послушай, Зена… я ведь твой закадычный друг, так ведь?! Я… Я… Я твой товарищ по оружию. Твой… Твоя правая рука, - весь этот бред сопровождается фирменными ужимками недотепы и идиотскими попытками показать нечто напоминающее рукопашный бой, - Ты только подумай! Ты комета – а я Аякс! Ты Ахиллес, а я твоя пята… - сдерживаясь из последних сил, Зена предупредительно рычит, - Разве не видишь?! Подумай, с твоими кулаками фурии не будет никаких проблем. Но и у меня мускулы что надо! Все в действии! – резко взмахнув рукой, ударяет сам себя по носу, - Ой, как больно… Вот в этом проблема.

    - Так, я иду за Зантаром, - воительница очень довольна, что не пришлось самой бить недотепу, - Ты оставайся здесь и гляди в оба, чтобы он не вернулся… - уходит.

    - Отлично! – Джокс вынимает меч, - Я буду его ждать… - и тут до него доходит… Как всегда, как до жирафа, - Минуточку… а с чего бы ему возвращаться?! Он же и так уже вынес все, что мог! – убирает меч и направляется вслед за воином, - Зена! Подожди…

    ***

    А в это время, в замке королева пытается наладить отношения с Алисией…

    - Кто-нибудь, помогите! Мы заперты! – Алисия пытается докричаться кого-нибудь.
    - Разве это так плохо, быть запертой здесь со мной? – недоумевает королева.
    - Я ненавижу тебя, - устало отвечает ребенок.
    - Правда?! Тогда, я думаю, Зена поступила правильно, заперев нас здесь. Мы должны поговорить…
    - Я никогда не буду говорить с тобой. Ты зло.
    - Твой отец любит меня…
    - Ты просто околдовала его. Я никогда не полюблю тебя!
    - Что же я сделала?!
    - Ты украла у меня моего папочку.
    - Это не так! Ты самое главное для него.
    - Нет, теперь ты.
    - Может быть сделаем его «нашим»?
    - Ну… - девочка в небольшом замешательстве.
    - Алисия, я знаю, это очень тяжело. Ты потеряла маму… Но я хочу, чтобы ты знала – я очень волнуюсь о тебе!
    - Правда?
    - Конечно! Твой папа так много рассказывал о тебе… Как ты любишь сказки. Может быть, и наша история закончится счастливым концом?
    - Я думала все истории заканчиваются счастливо, но теперь я не уверена… Зантар ограбил королевскую сокровищницу, а Габриель навсегда оставила Зену. И все из-за меня… - уронив лицо в ладошки, малышка расплакалась.

    ***

    Джоксер пытается найти следы Зены в лесу. Пытаясь развлечься, бубнит во все горло…

    - Закадычный друг, ага… Да, я в десять раз закадычнее Габриель! Теперь Зантар, если я конечно увижу его, узнает все, что я о нем думаю! Об этом большом, толстом, вонючем бегемоте… Уж я скажу ему… - вдруг вокруг него смыкается кольцо бандитов с Зантаром. У всех мечи наголо, - …какой он классный парень! – заканчивает Джоксер.

    - Так-так… - Зантар очень доволен собой, - Теперь у нас есть маленькая гарантия, что Зена не будет стоять у нас на пути…
    - Классный план! – Зена появляется из-за деревьев, лениво вынимая меч, - Если только ОН меня волнует…
    - Э, нет! Она волнуется… - Джоксер пытается переубедить слегка офигевших бандитов, - Да, она же просто пошутила! Ха-ха! А почему вы не смеетесь?!

    ***

    В это время в королевском дворце королева успокаивает плачущую Алисию…

    - Не плачь, малышка! Вот что, давай-ка я расскажу тебе, что предпримет Золушка… То же, что и Зена!

    ***

    На полянке… Бандиты оставляют в покое бестолкового Джокса и сражаются с Зеной…

    Сцены разборки с бандитами перемежаются со сценами из сказки…

    Зена/Золушка: - Оставьте принца в покое! – красивым ударом отправляя Зантара/Мачеху в нокаут.

    Зантар/Мачеха: - Золушка! Не будь занудой, мы взяли и твою долю! После всего… Мы же семья!!!

    Продолжается избиение младенцев… Джоксер/Принц пытается подняться на ноги, но…

    Зантар: - Ну, уж если мы не сможем взять ни тебя, ни деньги… никто больше не возьмет! – размахивается для последнего удара… и встречает на своем пути амазонский шест!

    Габриель/Фея: - Извините за чумазые руки! – лихо отделывает здоровяка, но… спотыкается об недотепу и падает.

    Эффектный удар Зены/Золушки окончательно вырубает Зантара/Мачеху. При падении с мачехи сползает парик… Принц помогает подняться Фее. Золушка аж слегка подпрыгивает от неожиданности…

    Джоксер/Принц: - Это мужчина?!

    ***

    Вся компания стоит перед дворцовыми воротами… Зена заканчивает сказку для Алисии.

    - Вот так вот Золушка арестовала всех бандитов, спасла принца и вернула фамильные драгоценности.

    - А она вышла замуж за принца и они жили долго и счастливо? – интересуется ребенок.

    - Эээ… Нет, - Зена в легком шоке от подобной перспективы, - Нет, но она смогла договориться со своей крестной сестрой-феей… Теперь они будут помогать друг другу абсолютно во всем, - всех отвлекает раздавшийся смех.

    - Бла, бла, бла… - богиня любви слегка недовольна, - Ну, что за слащавая история?! – подзывает к себе Алисию, - Послушай, малышка, нам ведь было весело вместе, разве нет? Но… Любовь это на та вещь, которой я могу научить тебя. Это то, чему ты должна научиться сама… А это совсем неплохое место для этого – твой папа очень любит тебя… и твоя мачеха тоже! – уверенно говорит Дита.

    - Моя мачеха… она не любит меня, - спорит Алисия.
    - Э, нет! Любит, еще как… В этом можешь мне верить – я специалист!
    - Ладно, - довольно соглашается девочка.
    - Афродита! – Зена не верит глазам и ушам своим, - Ты же хотела вернуть Алисию себе. Как ты не околдовала ее?
    - Ну, если бы я сделала это, я бы никогда не поняла, как она важна для меня, - пускается в путанные объяснения богиня.
    - Ты действительно волнуешься за нее, - улыбается воин.
    - Я?! Волнуюсь о смертном?! Ха… - как всегда эффектно исчезает.
    - Ну а ты? – Зена обращается к подруге, - Почему ты вернулась?
    - Я просто вспомнила что ты говорила… О семье, - Габриель внимательно смотрит на подругу, - А у каждой семьи свои проблемы… Но самое главное – что мы вместе! В этом наша сила.

    Наслушавшись умных речей, Алисия обнимается с мачехой и все становится на свои места. Попрощавшись со всеми, наша троица устремляется в путь…

    - Ну, что? – с интересом спрашивает Зена подругу, - За последнее время ты не придумала новых сказок?
    - Вообще-то я работаю как раз над одной, - Габриель с энтузиазмом рассказывает, - Это история о деревянном мальчике… Который все время лгал… И от этого у него постоянно рос нос, становясь все длиннее и длиннее…
    - А может быть, это была обезьянка и, у нее постоянно уменьшался хвост? – вмешивается Джоксер.

    0

    76

    4-13: Paradise Found - Рай обретенный
    Пещера в горах недалеко от Индии. В кадре - камни внутри пещеры, за ними костёр.

    Зена: «Мы идём с тобой в Индию за духовным обогащением, но зачем мы пошли в обход?
    Габриель: Да брось, индусы говорят, что эти горы - святая земля».
    Зена: «Да нет, всё это легенды. Я говорю о разбойниках, которые напали на нас на перевале».
    Габриель, завернутая в шкуру, сидит с длинной иглой в руках, вдевая в неё нить.
    Габриель: «Прошу прощения, ещё раз. Я думаю, ты была рада».
    Зена: «Что мне раскроили ногу?»

    У неё на левой ноге на бедре очень глубокая рана, которую они с Габриель, очевидно, уже долго зашивают.

    Габриель: «Что появился повод подраться» (начинает шить).
    Зена: «Это глупо».

    Габриель хитро смотрит на неё.

    Габриель: «Ты улыбалась».
    Зена удивляется: «Что?»
    Габриель упорствует: «Когда на тебя насел тот громила, и ты сбила им остальных, ты улыбалась».
    «Я морщилась от боли», - отвечает Зена.
    Габриель: «Ты улыбалась».
    Зена продолжает оправдываться: «Мне было тяжело».
    Габриель по-прежнему невозмутима: «Ты улыбалась».

    Зена отнимает у неё иголку.

    Зена: «Дай мне. У тебя руки как у моряка».

    Габриель обиженно отходит и стоя спиной к Зене снимает с себя меховую шкурку.

    Зена продолжает: «Но это было здорово. Ты видела, как они упали?»

    Габриель: «Да, но им здорово не было».

    Зена удивляется: «Что такое? Ты защищаешь бандитов, которые нас чуть не убили?» (ну, это она наверняка преувеличивает).

    Габриель: «Они негодяи, это правда».

    Зена продолжает зашивать рану, а Габриель почему-то не спешит одеваться и продолжает стоять к ней спиной, демонстрируя себя обнаженную.

    Габриель: «Но я не решила, что тебе нравится в битве за добро - добро или битва?» (обожаю эту фразу!!!)

    Зена настороженно смотрит на неё: «Ты считаешь, что в душе я ещё не избавилась от тьмы?»

    «Я не знаю», - отвечает Габриель, надевая свой зелёный топик. - «Забавно. Мы пришли на святую землю, священную землю, мы ищем ответы. Это интересно».

    Зена: «Что интересно?»

    Габриель: «Может быть, за ответом стоит заглянуть в себя?»

    Габриель зашнуровывает топик.

    Зене в это время видение -

    Габриель лежит на кресте и поворачивает голову. Её губы двигаются, произнося «Я люблю тебя, Зена», но звука нет.

    Габриель видит, что с Зеной что-то не так и догадывается: «Опять это видение? Зена, ты сама говорила, что контролируем свои судьбы, верно?» Габриель близко подходит к Зене и пытливо смотрит на неё. Та отвечает: «Верно».

    Снаружи слышится какой-то шум. «Что это?» - настораживается Зена.

    Габриель: «Жди здесь. Не разорви швы. Я сейчас».

    Она берет из костра головню и идёт к выходу. Зена, несмотря на неё предостережения, всё-таки встаёт с камня и ковыляет следом, но потом всё же садится. Некоторое время ничего не происходит, и она зовёт: «Габриель!? Габриель?». Не дождавшись ответа, она берет меч и головню из костра, снова зовёт Габриель. Воительница выходит из пещеры. Там ночь, гроза. Зена видит глубокий колодец. «Габриель?» - зовёт она, и отзывается только эхо. Она зовёт вновь, и вновь отвечает эхо. Зена бросает вниз факел. «Габриель отзовись!» - кричит она. Ответа нет, и Зена с воплем «Габриель!» прыгает в колодец.

    …На ветке с зелеными листьями под лучами солнца греются и поют три птички. По зелёной травке с достоинством ползёт черепаха. В той же траве сидит упитанный рыжий кролик.

    Габриель лежит на траве. Она открывает глаза. «Что происходит? - она садится на колени позади Зены, которая тоже пришла в себя и села, вытянув ноги. - Зена, я упала в дыру… надо же».

    Зена: «Да, тебя просто тянет в дыры».

    Воительница видит, что на её ноге не осталось и следа от глубокого пореза.

    Зена: «Моя рана исчезла!»

    Поют птички. Габриель нюхает желтые цветы на дереве.

    Габриель: «Где мы?»

    Зена: «Хороший вопрос».

    Габриель: «Знаешь, что мне это напоминает?»

    «Иллюзию», - кивает Зена. Они ходят вокруг, осматриваясь. - «Но кроме птиц, здесь никто не поёт».

    Габриель: «Зена, может, мы умерли?»

    Зена не отвечает, она достаёт меч и хватает кого-то прятавшегося в кусте. Она приставляет клинок к горлу мужчины зрелого возраста, с побитой сединой бородой, довольно плотного. На щеке у него след от старого ожога. Одет как не очень агрессивный воитель (кожаные доспехи, но оружия при нём, по всей видимости, никакого).

    Зена: «Зачем ты прятался в кустах?»

    Гарт: «А чего вы вломились в этот сад?»

    «Мы попали сюда случайно, через пещеру», - поясняет Габриель, стоящая немного позади подруги.

    Гарт: «Пещеру? Нет тут никаких пещер».

    Зена: «Где мы?»

    Гарт: «Ну, это зависит от вас».

    Зена: «Не темни. Говори, как выбраться».

    Зена и он описывают по поляне круг, но по зрелом размышлении Зена убирает меч от его горла.

    Гарт: «Спроси Эйдона. Здесь всё принадлежит Эйдону… кроме меня».

    Габриель: «Как его найти?»

    Гарт: «Он повсюду. Но начните с дома, он там».

    Гарт прижимает к груди руку и поспешно ретируется.

    Габриель: «Бедняжка».

    «Идём», - торопит её Зена.

    Подруги приходят к дому Эйдона. Слева - невысокая стена из белого мрамора, над ней чуть возвышается башенка, напоминающая беседку. Рядом со стеной - лесенка из нескольких ступеней, с площадки этой лестницы вроде бы вход в дом. У стены растут зеленые деревья, на заднем плане неправдоподобно синеют горы, над всем этим великолепием - нежно-голубое небо. Зена и Габриель поднимаются по лесенке.

    «Как красиво, правда?» - замечает Габриель.

    «Да, прямо как в раю, - соглашается Зена. - Сейчас мы всё выясним».

    Они в доме. Перед ними - зал, напротив двери (т.е. на другом конце - несколько ступенек и круглое окно, через которое видно горы. По другим двум сторонам зала стоят вазы, маленькие кустики и статуи на постаментах, так что зал напоминает галерею. Скульптуры сделаны из чего-то синего, они изображают почти обнаженных людей в натуральную величину в самых разных позах: кто-то стоит на «мостике», кто-то делает стойку на лопатках, кто-то стоит на коленях, прогнувшись назад и т.п. Пол в зале вымощен в шахматном порядке темными и светлыми плитами. По постаментам и стенам кое-где пущены ветки плюща.

    Габриель первым делом видит скульптуры и восхищается: «Если это сделал Эйдон, он гений».

    «И у него уйма свободного времени», - усмехается Зена.

    Габриель подходит к скульптуре мужчины в стойке на лопатках.

    Габриель: «Они так необычны - позы, цвет… что скажешь».

    Зена замечает, что у них не изваяны черты лица.

    Зена: «Лица нет. Это может быть кто угодно».

    «Верно, - отвечает Эйдон, хозяин дома, незаметно для подруг появившийся на ступенях. - Эти статуи олицетворяют совершенство внутреннего мира. Его может достичь каждый».

    Он спускается со ступеней, Зена и Габриель подходят к нему и стоят к нему лицом. Эйдон - лысый мужчина, одетый по-восточному: красно-коричневые шаровары и безрукавка из тонкой ткани желтого цвета с узорами в виде ромбов. На его плечах и кистях татуировки. На плечах напоминают букву «Х», где сверху и снизу между лучами добавлен маленький треугольник, на кистях, - половинка этого рисунка. Во лбу у Эйдона, как говорится, «звезда горит» - т.е. каким-то образом вращен драгоценный (а может, и дешевый) камень. Он почти всё время держит руки сложенными у груди, словно собрался молиться или сказать «проходите, о мармелад души моей».

    «Это не факт», - замечает Зена на его последнюю реплику.

    «Она хочет сказать, что некоторым это сделать труднее», - поправляет её Габриель.

    Эйдон отвечает: «Как это верно. У меня ушло десять лет. Я много грешил в жизни. За день от демонов не избавиться, но однажды они уйдут. Я Эйдон, а вы?»

    Он подаёт им руку для приветствия. Габриель уже во все глаза смотрит на этого гуру.

    Зена называет себя и Габриель.

    Эйдон: «Добро пожаловать».

    Радушно разведя руками, он делает несколько шагов назад, приглашая подруг следовать за собой. Те идут за ним.

    Зена: «Ты гостеприимный хозяин. Моя нога. Вчера на ней была рана. Я наложила двенадцать швов. А теперь всё исчезло без следа. Как ты это объяснишь?»

    Эйдон: «Я просто воспользовался силой разума».

    Не ровно дышащая к целительству Габриель навостряет уши: «Ты излечил Зену умом»?!».

    Эйдон: «Нет, не только. Есть техника дыхания, медитации. Главное - здесь (он показывает руками куда-то в район солнечного сплетения, вероятно, имея в виду внутренний мир). Я снова увлекся, да? - кается он, видя скептическое лицо Зены. «Я могу вам всё показать». - предлагает он.

    Зена: «Большое спасибо, не надо. Расскажи, как выйти, и мы пойдём».

    Эйдон: «Человек действия - похвальною Но ведь ты тоже ешь и спишь. (Габриель с надеждой смотрит на Зену). Останьтесь до завтрашнего утра (Зена уже открывает рот, чтобы сказать «нет»…) - вкусная еда, прекрасный отдых».

    Габриель смотрит на Эйдона, подхватывает: «Тёплая ванна». Габриель шлепает Зену по заду, и та не находит, что возразить на столь веский довод.

    Эйдон: «Отлично».

    Зена вздыхает: «Габриель…»

    Ванна. Габриель выныривает из-под воды. У неё мокрые волосы, но безупречный макияж. «Господи, какое блаженство».
    В кадр попадает ладонь Зены. Она нетерпеливо барабанит пальцами по бортику ванны: «Сколько мы уже здесь? Мне скучно». (интересно, про что она?)

    Габриель берет её за руку и тянет от бортика. Зена не противится.

    «Расслабься», - советует Габриель. - «Эйдон прав, тебе нужно успокоиться. Ты меня удивляешь, Зена». Габриель начинает делать ей массаж - шею, плечи. Вокруг плавают свечи и белые цветы, от воды поднимается пар.

    Зена: «Почему?»

    Габриель: «Странно, что ты не хочешь изучить Эйдона, зная, на что были способны Лао-Ма и Алти».

    Зена: «Я знаю, что не всем дано управлять силой разума. И Эйдон - не Лао-Ма».

    Габриель (продолжает делать ей массаж) : «Да, он странный, но он может многому научить. Я попрошу научить меня дышать».

    Зена балдеет от массажа, прикрывая от наслаждения глаза и открывая рот.

    «Спасибо, но я привыкла дышать без чужой помощи, - отвечает она. - Хотя… может быть. В конце концов, он вылечил мою ногу».

    Габриель: «Ты очень великодушна».

    Зена оборачивается на шум. Под дверью видно тень от двух ног стоящего за ней. Зена открывает дверь. За ней - Гарт с ворохом одежды. Он падает на пол (потому что если дверь незваному гостю открывает Зена, то происходят разные любопытные вещи), видит перед собой великолепие, какое, наверное никогда не видел - то есть обнаженные ноги Зены. У него хватает ума поднять глаза, но он тут же опускает взгляд и бормочет: «Лейтенант Гарт. Я принес вам одежду, сэр».

    «Сэр?» - вскидывает бровь Зена. Габриель улыбается, пожав плечами.

    …Габриель лежит на полу, в кадре сначала видно только её прекрасную точеную талию, грудь и бедра. Она делает вдох, следуя указаниям Эйдона:

    «…и вдыхай медленно, через нос, и - и - выдыхай».

    Ладонь Эйдона не касается девушки, но показывает ей, когда вдыхать и выдыхать. Габриель, одетая в зеленые шаровары и красно-коричневый топик, держащийся за шею, радостно хихикнув, приподнимает голову. Волосы у неё заплетены в косу, (необычно для неё) и вообще она в этой серии обалденно выглядит.

    «Я никогда не концентрировалась на дыхании», - признаётся она.

    Эйдон: «Как и все, но это - начало всему. Дыхание, без него нет жизни, верно?»

    «Да», - отвечает Габриель, поднимаясь на ноги.

    Эйдон: «Что-то не так»?

    Габриель: «Нет. Ничего».

    Она стоит спинной к Эйдону, на заднем плане - круглое окно с видом на горы.

    Эйдон подходит к ней, потом они идут рядом по залу со скульптурами: «Габриель… можно мне сказать? предупреждаю: эта техника дыхания и медитации, которой я тебя учу, этот подход к внутреннему спокойствию, - они останавливаются лицом друг к другу, - может всколыхнуть мысли и чувства, о которых ты не подозревала».

    Габриель: «Я готова рискнуть».

    В саду поют птички. Кролик прыгает от подножия одной из синих скульптур.

    Зена делает свои упражнения. Она медленно поднимает руки вверх, немного приседает, выпрямляется, поворачивается в сторону, изменяя положение рук - смесь грации и мощи.

    Эйдон и Габриель приседают, держась за руки, потом выпрямляются и прогибаются назад, всё так же держась за руки. Потом в других позах стоят - это надо видеть, а не описывать.

    Зена делает жесты, словно двигает силу, энергетические сгустки.

    Габриель сидит напротив Эйдона, словно делая растяжку на шпагат.

    «Я буду наполнена жизненной силой. Я знаю, как назвать её: Надежда», - звучит в её голове.

    Габриель резко открывает глаза и вскидывается.

    Габриель: «Одно из воспоминаний, о которых ты предупреждал», - признаётся она.

    Эйдон: «Может, остановиться?»

    Габриель: «Зачем?»

    Эйдон: «Чтобы дойти до конца и дойти до внутреннего мира, нужно очистить душу, не бояться грехов и простить себя».

    Габриель: «Ты не знаешь, что я свершила, и чтобы простить себя…»

    Эйдон: «Я знаю: воспоминания жгут твоё сердце. Я тоже потерял жену и ребенка».

    Габриель: «Мне жаль…»

    Эйдон: «Нет, я достиг всего этого благодаря боли. Я встретил беду лицом к лицу и смирился с ней. Ты хочешь исцелить мир, но надо начать с себя. Будет трудно, но только так ты обретешь духовную силу».

    Эйдон сидит напротив Габриель, держа перед собой пустую раскрытую ладонь.

    Габриель: «То есть если я научусь, то смогу создать совершенный мир, просто думая о нём?»

    Эйдон: «Именно. Войдя в состояние абсолютного покоя, ты сможешь всё. Достаточно будет представить - и мысль станет реальностью».

    Эйдон сосредотачивается, и на его ладони появляется большой желтый цветок. Габриель восторженно вздыхает, Эйдон улыбается. Габриель рассматривает цветок, не осмеливаясь коснуться его.

    Габриель: «А я смогу научить этому других? Зену?»

    Эйдон: «Конечно. Ты хороший человек, но здесь ты станешь ещё лучше, ты станешь такой, какая ты есть. Как и я. Мы избавимся от всего наносного и обнажим твою суть, настоящую Габриель.

    Габриель берет у него цветок и держит его в своих ладонях.

    Сад. Поют птички, ползает черепаха, медитирует Зена. Не столько медитирует, сколько продолжает свои упражнения. Она делает движения руками, словно двигает с места на место шар энергии и посылает его куда-то. Зена делает движения всё быстрее и быстрее, они приобретают убийственный смысл, наконец, она срывается на удары ногами и руками, отыгрывается на статуях, словно сражается с невидимыми противниками, в прыжке сносит ногами ветку с цветами, лепестки падают наземь. Она приземляется так, что черепаха оказывается между её ступнями. Птицы начинают тревожно чирикать. Зена, уже внешне несколько искаженная (баба яга форэва) орёт на них: «Молчать!!!». Птицы замолкают.

    Эйдон проходит с Габриель позу, в которой она потом будет каменеть. Она лежит на полу, он стоит над ней и прогибает ей спину, сначала держа за плечи, потом она по очереди подаёт ему руки, и он держит её за вытянутые руки.

    «Так… подними плечи… подними их вверх, вот так. Теперь подними правую руку… держись… так… теперь левую руку… вдыхай и выдыхай через нос… только через нос… ещё чуть-чуть... Всё хорошо?»

    «Да», - заверяет его Габриель.

    «Хорошо-хорошо», - радуется Эйдон.

    Зена спешит в зал, но видя эту чудную картину, замирает на пороге. Её пока что не видит ни Эйдон, ни Габриель. Она смотрит на эту сцену - Эйдон учит Габриель, Эйдон держит руки Габриель в своих, Эйдон прикасается к ней, к её душе - и еле сдерживает слезы.

    Эйдон: «Теперь попробуй дышать всем телом. Обрети спокойствие. Пусть всё вокруг тебя замрет. Чувствуешь, что стало легче?»

    Габриель отвечает «да», но тут в её сознании звучит:

    «Прости, я не хотела лгать. Зена, я не могу убить её, она моя дочь!»

    Лицо Габриель, бывшее таким спокойным, искажают сдерживаемые рыдания, потом она их уже не сдерживает. Разревевшись, Габриель разрушает позу сосредоточения и извиняется сквозь слёзы перед Эйдоном: «Прости».

    Эйдон: «Ничего, всё хорошо».

    Габриель: «Я чудовище».

    Эйдон замечает Зену, но не подаёт вида.

    Габриель кладёт голову ему на колени.

    Эйдон: «Что ты. То, что ты видела, осталось в прошлом. Прошлое не властно над нами. Не бойся его, и боль уйдёт».

    Эйдон видит Зену, но не подаёт виду. Он гладит Габриель по голове. Зена не выдерживает, разворачивается и тихо уходит. Габриель прикрывает глаза.

    Габриель лежит на ложе в виде инь-яня. Она одета в белое платье и лежит на белой половине, положив голову на черную подушечку. Зена на полу качает пресс. На потолке висит лампа в виде шара, сделанного из тонких черных железных прутьев, вроде сетки. Она отбрасывает на лицо Зены качающиеся тени на всём протяжении разговора.

    Зена злится: «Хочешь остаться ещё на один день?»

    Габриель приподнимается на кровати. У неё мечтательный и довольный вид.

    Габриель: «Мне не было так хорошо с тех пор, как родилась Надежда. Эйдон хочет помочь мне».

    Зена: О боже! (она садится спокойно и смотрит на Габриель). Неужто он тебе нравится?

    Габриель не отвечает. Зена понимает, что её страшные опасения сбываются. «Я права? Ты влюбилась?»

    Габриель улыбается - всё с ней ясно. Зена достойно выдерживает этот удар, процедив сквозь зубы: «Как же я раньше не догадалась!»

    Габриель, невозмутимо: «Не в этом дело, - она снова тонко улыбается. - Он учит меня, учит спокойствию, учит, как избавиться от боли. Это очень важно».

    Зена опять качает пресс. «Не обманывай себя. Я видела силу Лао. А Эйдон превратит тебя в зомби».

    Габриель: Я тоже не верила, пока не попробовала. Я поняла, что не могла простить себе рождение Надежды. Я носила боль в сердце».

    Зена: «ты всё сделала как нужно. Выбора не было».

    Габриель: «От этого мне не легче. Сегодня я осознала свою вину. Я простила себя, - она поднимает глаза под образа, - я так чиста… Ты тоже можешь исцелить себя».

    Зена: «Я слишком активна - ведь так он сказал?», - она криво улыбается.

    Габриель: «Оглянись вокруг - и поймёшь, что он прав. Его мир совершенен».

    Зена: «Я знаю, что если что-то неправдоподобно хорошо, значит, это подделка».

    Габриель: «Если бы ты почувствовала обретенную мной свободу, ты бы поверила».

    Зена: «Ещё один день? Ладно, я переживу».

    Габриель отвечает «спасибо» и аккуратно кладет голову на подушку, лежа в неудобной позе.

    Ночь. На фоне полной луны пролетает птица.

    Габриель спит на белой половине ложа. Зена стоит, закрыв глаза - может, медитирует. Вдруг рана на её ноге появляется снова. Зена открывает глаза и морщится. Рана пропадает.

    Восходит солнце, окрасив небо в нереально оранжевый.

    Габриель практикуется с Эйдоном. Она поднимает вверх руки, опускает их через стороны. На заднем плане - небо, деревья, в общем, полная идиллия.

    Радостный Эйдон, сложив ладони, подходит к ней сзади: «Как ты себя чувствуешь?»

    Габриель: «Легче. Гораздо легче».

    Эйдон: «Отлично. Вот так мы приближаемся к освобождению. Мы избавимся от боли и чувства вины.

    Габриель глубоко вдыхает, закрыв глаза.

    Эйдон: «Чем дольше ты пробудешь здесь. тем сильнее ты станешь, достигнув своей сути доброго света».

    Габриель: «А если я не свет?»

    Эйдон: «Это то же самое, только наоборот» (просто убийственная фразочка). «Вместо спокойствия темный человек обрел бы ярость, его охватило бы зло».

    Габриель и Эйдон идут рядом.

    Габриель: «А как это проявляется?»

    Эйдон: «Меняется внешность, сознание мутится, появляются галлюцинации, кровотечения. Очень неприятно. Ты боишься за Зену? Забудь о ней. Даже слепой увидит, что в ней есть тьма. Как и во мне, но я справился. Победит и она». (странно как-то, он в одном абзаце выражает две совершенно разные мысли - что Зена безнадежна и что она победит).

    Габриель: «Почему ты так уверен?»

    Эйдон: «Потому что у неё есть помощник. Ты».

    Габриель и Эйдон смотрят друг на друга.

    Зена сидит в ванне.

    Входит Габриель: «Зена, я тебя обыскалась. Ты в порядке?»

    Зена сухо отвечает, не оборачиваясь: «Да. Почему бы и нет».

    Габриель садится к бортику ванны.

    Габриель: «Просто, Эйдон говорит, тебе может стать плохо из-за внутренней тьмы. Он говорит, могут начаться кровотечения, галлюцинации, потери сознания».

    Зена, так же сухо и холодно: «Правда? В случае чего я тебе сообщу».

    Габриель: «Ты точно в порядке?». Она наклоняется к Зене. «Я так близка к свету, что могу научить тебя, как достичь его».

    Зена: «Знаешь, чего я хочу? Ты знаешь?»

    Она берет руку Габриель и со всей силы сжимает её ладонь, впиваясь ногтями. Габриель кричит «Что ты делаешь, мне больно, отпусти!».

    Но эти мысли Зены реальностью не становятся. Воительница сумела сдержать себя в руках. Она по-прежнему сидит в ванне, ладонь Габриель спокойно лежит на её плече. Не дождавшаяся ответа девушка переспрашивает: «Зена? Ты хочешь, чтобы я научила тебя тому, что умею?»

    Зена дружески похлопывает её по руке. «В другой раз».

    Габриель: «Ладно. Если что-то понадобится…»

    «… я тебя найду, - заканчивает за неё Зена. - Спасибо».

    Габриель идёт к двери. Зена сидит злая. Габриель последний раз оборачивается: «С тобой точно всё в порядке?»

    «Конечно», - отвечает Зена.

    (О боги, если бы меня столько раз спросили одно и то же, я бы окунула болтушку головой в ванну, чтобы помолчала немножко! Вот это у Зены выдержка!)

    Зена решительно идёт к Эйдону. Он стоит в своей любимой позе («о рахат-лукум моих очей»), Зена подходит сзади и делает акупунктуру (но она НЕ ДЕЙСТВУЕТ - когда это доходит до Зены, надо отдать ей должное, она просто отходит и меряет шагами комнату).

    «Так, Эйдон, - она сразу переходит к делу, - ты задурил Габриель голову своими бреднями, а мне нужна правда. Что происходит?»

    Эйдон стоит в той же позе, не оборачивается - ничего.

    Эйдон: «Судя по всему, твоя битва началась».

    Зена наклоняется к самому его лицу: «Битва? Опять начинаешь проповедь о внутренней тьме?»

    Эйдон: «Верно. Здесь человек становится собой. Таким, как Габриель, или…»

    Зена отходит он него, поняв, что тридцать секунд устроить не получилось. «Ты хочешь сказать, что ты видения, что преследуют меня, идут изнутри?»

    Эйдон молчит.

    Зена обращается к нему уже без прежней злости, скорее, с мольбой, но хорошо спрятанной: «Что мне делать?»

    «Делать?» - с издёвкой отзывается Эйдон.

    Зена вспоминает, как ударила Габриель, кричавшую: «Не-ет!!!»

    Зена: «Останови это! Как мне избавиться от них?!»

    Эйдон: «Ничего не поделаешь. Теперь их может остановить только смерть».

    Ничего не добившись, Зена собирается уходить, но уже не пороге её останавливает оклик Эйдона.

    Эйдон: «Стой. Эти твои видения. Сейчас они не реальны. Они в твоём мозгу. Но это изменится».

    «Как изменится?» - спрашивает Зена, оборачиваясь к нему.

    «Они просочатся в реальность», - безжалостно отвечает Эйдон (и как покажет время, он прав).

    Зена: Я причиню вред? Причиню боль Габриель?

    Эйдон оборачивается к ней: «Или того хуже».

    Зена выглядит несчастной или по крайней мере очень расстроенной.

    Зена: «Я не верю. Должен быть какой-то выход».

    Она смотрит на Эйдона с надеждой, но он отвечает:

    «Выход есть… для Габриель. Уходи, пока не навредила ей».

    Зена: «Нет, я не трону Габриель!»

    Эйдон: «Это слова, и ты веришь в них. Но тьма победит, и всем станет плохо. Даже тем, кого ты любишь. Я знаю это по опыту. Уходи, пока не поздно… для вас обоих». (РРР! «…ОБЕИХ», я бы сказала).

    Зена пишет что-то на свитке. На свиток капает большая капля крови - из носу. Зена замечает, что у неё идёт кровь и еле успевает вытереть, как входит Габриель. Зена откладывает в сторону перо и бумагу (интересно, что она писала?). Габриель спускается по нескольким ступенькам от порога в комнату и ковыляет к Зене.

    Габриель: «Я умираю!»

    «Что?» - вскакивает Зена.

    «Спина болит, - вымученно улыбается Габриель. - Кажется, я потянула мышцу».

    Зена: «Дай-ка взгляну. Ну-ка…»

    «Очень больно, вот здесь», - Габриель показывает рукой, где болит, нагнувшись и второй рукой опираясь на край ложа.

    Зена: «Да, я чувствую. Ложись».

    В кадре обнаженная спина Габриель.

    Зена: «Я помогу». Она кладёт ладони на её спину, Габриель чуть ли не мурлычет от удовольствия.

    Зена: «вот так…»

    Габриель: «как хорошо…»

    Зена: «Расслабься» (массирует ей спину).

    Габриель: «Мне так спокойно…»

    Видение Зены - руки Габриель привязывают к кресту.

    Капля идущей носом крови падает на руку Зены. Кровь почти черного цвета.

    Зена: «мы с тобой прошли долгий путь, Габриель. Ляг…» (массирует её руку). «Ты многому научила меня - добру, милосердию, любви».

    Видение - снова руки Габриель на кресте.

    Зена ловит следующую каплю крови в ладонь.

    «Любви», - сонно откликается Габриель.

    Зена массирует её другую руку. «У тебя доброе сердце, Габриель, чистое и честное».

    Видение - молот заносят над привязанной к кресту Габриель.

    Зена несколько раз проводит ладонями по спине Габриель и её ногам, принимается массировать ноги, тоже поочередно.

    Зена: «… и я не должна причинить тебе вред. Никто не имеет права вредить тебе».

    Падает следующая капля крови, вызывая новый кусок видения -

    Габриель лежит на кресте, над её ступнями занесен молот, который держит рука Зены. Зена опускает молот на гвоздь, гвоздь пробивает ноги Габриель, видение тонет в крови, а в реальности - капля крови всё-таки упала на Габриель. На ступню.

    Зена подходит к уже спящей Габриель так, чтобы последний раз взглянуть на её лицо. «Прощай, Габриель», - говорит она и уходит.

    Зена бросает на землю цветок и идёт через сад… и вдруг видит на одной из синих скульптур военный медальон.

    «Гарт!» - зовёт воительница. В её голосе уже слышатся бабко-ёжкинские визгливые интонации. Гарт прячется в кустах, надеясь (как наивно) спрятаться от Королевы Воинов.

    «Я знаю, что ты здесь! Не убегай от меня, Гарт. Чем дольше ты бегаешь, тем злее я становлюсь… а в гневе я страшна. Злой я тебе не понравлюсь. Брось, Гарт, выходит, я хочу поговорить с тобой. Ну же, Гарт, я не кусаюсь».

    «Пока», - бормочет Гарт, на карачках пробиравшийся вслепую по кустам и как раз в этот момент упершийся в ноги Королевы Воинов. «… то есть я не это хотел сказать», - оправдывается он, стоя на четвереньках. - «Я знаю, что ты не кусаешься… пока что».

    За это он получает тычок под ребра. Зена поднимает его, встряхивая за плечи.

    Зена: «Эти статуи были людьми. Что стало с твоим отрядом?»

    Гарт: «Ничего. Эйдон о них позаботился, вот что с ними стало. Но я выжил. Я боролся».

    Зена: «С чем?»

    Гарт: «С миром, с тишиной, спокойствием.». Он прикладывает палец к губам и понижает голос: «Я пытался их предупредить, но им было так хорошо, что они не верили. Что ж, теперь ВЫ верите, верно?»

    Зена машет кулаком у него перед лицом: «О чём ты их предупреждал?»

    Гарт: «Эйдон! Это всё он! Ты же видела. Он высасывает из людей добро. Добро в совершенном мире пропадает зря, потому что оно не направлено против зла» (мудро сказано).

    Зена отпускает его. «Эйдон питается добром?»

    Гарт торопливо кивает.

    Зена: «А когда оно заканчивается, от человека остаётся… - она бросает взгляд на синюю статую и её мысли идут в верном направлении, - Габриель….»

    Зена берет Гарта за грудки, тот пытается протестовать.

    Гарт: «Нет, ты не победишь. Я пытался. Он направит твои добрые чувства против тебя же».

    Зена: «Я не дам ему такой возможности»

    Гарт: «Что ты несешь?»

    Зена: «Разве у меня есть выбор? Если я не откажусь от добра, мне не победить».

    Гарт: «Нет, что тогда остановит тебя от убийства Габриель?»

    Зена: «Только одно. Ты», - нехорошо улыбается она.

    Прошептав Гарту на ухо пару слов, она отпускает его, и он убегает. Зена произносит: «Когда я приду к Эйдону, он добра внутри меня останутся лишь головешки».

    Зал, в котором освещение стало каким-то синеватым. Габриель сидит в позе «лягушки» (то есть лежа на животе. прогнувшись в спине и держась руками за щиколотки). Эйдон сидит на её ступнях.

    «Ты так сильна, Габриель. Чем сильней ты станешь, тем быстрее мы изменим мир. Погружайся в спокойствие… глубже…»

    Зена страшная. (Кто видел эту серию - знает, кто не видел - напоминаю о бабе-яге. Которую к тому же коротнуло под высоким напряжением. На мой взгляд, это вообще ЕДИНСТВЕННАЯ серия, где есть момент, где Зена не красивая - обычно она прекрасна даже в лохмотьях). Она отцепляет с пояса шакрам, кидает его сначала в птиц (трех птиц одним «выстрелом», перья планируют наземь, как раньше лепестки цветов). Зена смеется (адский хохот в исполнении шизофренички). Шакрам рикошетит от панциря черепахи, попадает во что-то мягонькое. Рука Зены выдергивает застрявший шакрам, на котором остаются клочки кроличьего меха и сгустки крови (очень аппетитно:))

    Эйдон сидит на ступнях Габриель, которая уже начала покрываться синим: «Погружайся, утони, обрети мир, останови дыхание».

    Входит страшная-престрашная Зена. (на месте Эйдона, я бы скопытилась от одного её вида).

    «Отпусти её», - вопит страшная Зена.

    «Ты опоздала», - отвечает Эйдон. - «Она погрузилась». (без шансов перезагрузки:)) «Посмотри сама. Я скоро осушу её».

    Зена кидает в него шакрам, но Эйдон взглядом останавливает диск. Потом он переводит взгляд на Зену и силой воли прикладывает её об вазу, об пол, ещё об пол, и ещё раз об пол….

    «Давай, сражайся», - кричит страшная Зена. Она вынимает меч, но он вылетает из её рук от телепатического удара Эйдона. (Зена же уже сталкивалась с одной любительницей метать взглядом колюще-режущие предметы, могла бы меч оставить в покое). Эйдон ещё раз грохает Зену об пол, она лежит, ей плохо. Эйдон спрыгивает на пол (или левитирует, не видно).

    Эйдон: «Есть в тебе добро? Есть оно есть, я смогу использовать и тебя».

    Он тянет к лежащей Зене руку, она, естественно, его за эту руку хватает и бросает на пол. Пока он поднимается, Зена подбегает к Габриель и орет ей в самое ухо: «ГАБРИЕЛЬ!!!» - но безрезультатно. Эйдон отшвыривает (опять силой воли) Зену.

    Эйдон против Зены, ей удалось ещё раз бросить его на пол. Он лежит, Зена замечает: «Ты стал сдавать». Эйдон воспользовался напоминанием и, запрыгнув на ступни Габриель, стал качать из неё силу. На Зену он наколдовал головную боль. Зена: «Давай, негодяй, бейся сам!»

    Зена сталкивает его, он пересчитывает ступеньки на лестнице. Зена берет меч, при этом глядя на Габриель. Вбегает Гарт и кричит «Нет!», закрывая Зене дорогу к Габриель. Зена поднимает его над головой, меч держит ногой в вертикальном положении острием вверх, собираясь бросить Гарта на него. Эйдон пытается собрать себя в кучу, валяясь в углу. Габриель приходит в себя и кричит фирменное «НЕТ!!!». Зена бросает меч в Эйдона, опускает Гарта на пол. Меч попадает в Эдона, он сваливается на пол.

    Габриель и Зена сползаются, лицом к лицу, берут друг друга за руку.

    Эйдон растворяется. Вместе с ним растворяются и синие скульптуры, и весь идиллический мирок (так что кролик всё равно бы долго не прожил).

    Пещера.

    Габриель голая, из-за соседнего камня поднимается Зена, из-за ещё соседнего - Гарт.

    «Что произошло?» - удивляется он, подходя к Зене, а ей приходится на каждый его шаг делать шаг назад, потому что за её широкой спиной прячется голая Габриель.

    «Ты свободен. Эйдон пропал. Твои люди, к сожалению, тоже».

    Гарт: «Они умерли давно. Эйдон умиротворил их. Я бы тоже погиб, но вовремя смог разгадать его коварные планы.

    Габриель улучает момент и прячется за камнем, там нашаривает свой меховой плед или что это, и заворачивается в него.

    Зена6 «Эйдон не смогу погрузить тебя в спокойствие, и ты остался жив, цепляясь за демонов своей души. Чуть не убила тебя, чтобы оживить Габриель».

    Габриель удивляется: «Ты специально напала на него?»

    Зена: «Даже в бессознательном состоянии ты не даёшь мне убить невиновного».

    Гарт: «Всё закончилось хорошо. Я свободен. У меня есть жена, у меня есть дети… Спасибо!» - он протягивает руку, и после рукопожатия спешит к выходу из пещеры. Снаружи уже светло. «Свобода!» - радостно повторяет воитель.

    Габриель и Зена смотрят ему вслед.

    «Я кое-что поняла о себе», - признаётся Габриель. - «Иногда я говорю о тьме, как о болезни, но без неё мы бы не выжили».

    Зена усмехается.

    Габриель: «Ирония судьбы».

    «Да», - соглашается Зена.

    Габриель: «У меня правда руки как у моряка?»

    Зена усмехается, предпочитая не отвечать, чтобы совсем уж не разочаровывать девушку.

    0

    77

    4-14: Devi - Деви
    Зена и Габриэль путешествуют по экзотической стране Индии, где Зена помогает освободить мага по имени Элай (Eli), а Габриэль обнаруживает в себе силу - излечение людей. Габриэль, которую священник деревни назвал "Деви", начинает творить чудеса, однако что-то оказывается не так. Как предполагает Зена, в Габриэль вселился злой дух и при помощи Элая им придется провести экзорцизм.

    4-15: Between The Lines - Между строк
    На фоне облачного неба в коричневых тонах появляется надпись:

    «То, что мы посеем в этой жизни, мы пожнем в будущих. Это наша карма.

    Из «синего» свитка хроник Зены, автор неизвестен»

    Сцена I.

    Индийский базар, пестрый, многолюдный, шумный. Подруги выбирают одежду для Зены. Габриель (в желтом индийском костюмчике, босая, с длинными волосами) убеждает воительницу, что раз уж они в Индии, нужно одеваться соответственно.

    - Знаешь, как они говоря - «Когда в Риме»… ( «When in Romе»), - начинает бард.
    - Ох, пожалуйста! – недовольно обрывает ее Королева воинов.
    - Неудачная аналогия… О`кей, если хочешь летать с орлами…
    - …не одевайся как индейка? – Зена наконец-то выходит из примерочной со скептическим выражением на лице, на ней красно-синее одеяние с кучей украшений, босая. – Не знаю, Габриель… Это же не я.

    Но Габриель в восторге от наряда, она находит его весьма сексуальным. В конце концов Зена одобряет покупку и расплачивается с продавцом. В это время из переулка выходит какая-то процессия, несущая носилки с телом. На теле, завернутом в белое, лежат гирлянды цветов. Носилки сопровождают вооруженные воины. Следом несут женщину-индианку, одетую в национальные красные с золотом одежды. Шествие привлекает внимание подруг, они решают выяснить в чем дело.

    Сцена II.

    Посреди улицы разложен большой костер, около которого останавливается процессия. Вокруг собираются люди. В полном молчании мужчины-воины снимают с носилок тело и бросают в огонь, затем по команде главного к костру ведут женщину (которая удивленно оглядывается по сторонам и выглядит так, как будто не понимает что происходит) с явным намерением проделать с ней то же самое.

    - Что сделала эта женщина? – Зена встает между воинами и костром.
    - Муж Найимы умер, она должна присоединиться к нему, - отвечает главный, - Таков наш закон. Изменить его может только Даршам, Просвещенная.

    Зене собирается изменить его прямо сейчас, завязывается драка. Один из воинов бросает в нее копье. Перехватив копье, Зена втыкает его в камень. Спасаясь от погони, подруги и индианка прячутся в пустом доме. Преследователи окружают строение.

    Сцена III.

    Зена просит Габриель забаррикадировать дверь, а сама идет изучать дом, чтобы найти выход и выясняет, что в доме нет окон, через которые можно было бы сбежать. Найима следует за Зеной, снимает накидку, и становятся видны узоры на ее теле – мэнди. Используя свою силу она, отправляет воительницу в будущее, ничего толком не объяснив. Мелькают кадры из жизни Зены, звучит голос индианки:

    - Будь мужественной, Зена. Я посылаю тебя в будущее, чтобы спасти твой кармический цикл.

    Вспышка, панорама множества бегущих людей, на фоне которых фигура старухи в красных индийских одеждах и шапочке - Арминестры, Матери Мира (The Mother of Peace) – одной из реинкарнаций души Зены.

    Сцена IV «Будущая жизнь».

    Зена в теле Арминестры, опираясь на клюку, стоит перед воительницей по имени Киндин, окруженная ее солдатами.

    - Все эти разговоры скучны, Арминестра. Ты хочешь договориться, но я не услышала ничего такого, что тронуло бы меня. – говорит Киндин.

    Зена, ничего не понимая, оглядывается по сторонам и видит камень с застрявшим в нем поломанным и поржавевшим от времени копьем. Тем самым копьем, которое она воткнула в камень во время драки за Найиму… Ее взгляд падает на щит, в котором она видит свое отражение – старое морщинистое лицо, какой она видится окружающим.

    - Неужели великий Миротворец совсем глуха? – осведомляется воительница, не получив ответа.

    Зена приходит в себя. Она в той деревне, в которой начались события, много лет спустя, захваченной армией Киндин, вокруг стоят плененные жители. Появляются защитники Матери Мира, ведет которых молодой воин по имени Шакти. Начинается бой. Зена, не способная передвигаться без палки, драться не может, но пытается остановить Киндин. Она перехватывает занесенную в ударе руку Киндин и понимает - это реинкарнация Алти, а та тоже узнает старую подругу.

    - Зена! Я знала, что в конце концов найду твою душу.

    В этот момент вмешивается один из защитников Арминестры, Алти убивает его, но другие успевают оттеснить ее от Зены. Шакти поручает Зену воину, который уговаривает ее покинуть поле битвы, ведь она - единственная надежда, которая есть у людей. Шакти ранен из арбалета в плечо, но все благополучно покидают поле боя.

    - Зена - великий воин, в теле Арминестры - миротворца. Она моя, – хищно скалится Алти, глядя им вслед.

    Сцена V.

    Не найдя Зену в доме, Габриель пытается выяснить у Найимы что произошло.

    - Есть в будущем великое зло, которое охотится за душой Зены. Теперь оно нашло ее и если оно преуспеет, ее кармический цикл закончится, – отвечает та. - Мне пришлось послать Зену защитить себя.
    - Пошли меня туда!
    - Не думаю, что это разумно.
    - Карма, о которой ты говорила, ты можешь увидеть мою? Можешь увидеть, как велика часть Зены в ней?!
    - Да… Во многих жизнях, прошлых и будущих. Ты права. Но тогда я должна дать тебе оружие, которое не дала ей. Ты должна выучить мэнди.

    Сцена VI.

    Военный лагерь. В палатке Аклин и Шакти. Аклин не решается вытащить арбалетный болт из плеча Шакти. Входит Зена: - Дайте мне взглянуть.

    - Добродетельная Мать, тебе не стоит это видеть. Я же говорил, что приду за тобой, когда…

    - Не люблю ждать, - перебивает она Аклина, - Я проверяла твою армию, - обращается она к Шакти, осматривая его рану, - воинов мало, а их боевой дух еще ниже. Я видела много армий, раньше, – используя акупунктуру она останавливает кровотечение, вытаскивает болт, попутно убеждая, что не стоит сдаваться в их борьбе. В интересах народа продолжать бороться с Киндин, иначе люди обречены.

    Сцена VII.

    Габриель через прикосновения изучает узор мэнди на теле Найимы. Та рассказывает, что Зена и Габриель должны использовать мэнди, чтобы загнать зло в ловушку и вернуть в это время, так как только здесь Зена сможет его уничтожить. Мэнди это ключ, их нужно не понимать, а почувствовать. Инструменты для создания мэнди будут ждать их в тайнике этого дома даже спустя много лет. Тем временем, люди снаружи уже почти высадили дверь. Найима отправляет барда в будущее.

    Мелькают сцены из жизни Габриель – индийские путешествия, кадры из The Quest, затем появляется лицо воина Шакти – ее будущая реинкарнация.

    Сцена VIII.

    Габриель просыпается в теле Шакти, в палатке его лагеря, и смущенно прикрывает голую грудь. Арминестра-Зена интересуется все ли в порядке.

    - Я в порядке. Просто мысли о человеке, которого нужно найти... О чем мы говорили?
    - Я говорила, что Киндин не боится твоей армии. Она живет страхом окружающих, она больше, чем просто воин.
    - Воин… Киндин? – переспрашивает Шакти-Габриель. – Она высокая, темноволосая и, атакуя, издает такой особенный боевой клич?

    Зена меняется в лице, просит Аклина выйти и касается плеча Шакти: – Габриель?..

    - Зена?.. Это правда ты? Найима не предупредила меня, что ты будешь выглядеть… иначе.
    - Как и ты. - Зена подводит Габриель к зеркалу, в котором та видит свое мужское тело. Габри рассказывает Зене о великом зле, от которого Королева воинов должна защитить свою душу. Зена объясняет, что это зло – Алти.
    - Я думала, ты убила Алти.
    - Ее зло просто перешло в следующую жизнь. Но теперь у нее есть сила воина, вот почему Матерь Мира не преуспела с ней.
    - Матерь Мира? – удивлена Габриель.
    - Я… - смущенно улыбается Зена. Она выслушивает о мэнди, но говорит, что нельзя сейчас вернуться назад: нужно что-то сделать с армией Киндин, угрожающей людям.

    Сцена IX.

    Алти расхаживает перед плененными жителями деревни, размышляя вслух о встрече с Зеной. Она так близка к успеху! Только одного не знает – кто ее враг в прошлом, пославший сюда воительницу. Шаманка выбирает девочку из толпы для жертвоприношения и приставляет кинжал к ее шее. За всем этим из-за камней наблюдают Зена, Габри и их люди. Габриель говорит Зене, что если у них ничего не получится… то все закончится здесь – их жизни, души. Зена отвечает, что выбора у них нет.

    - Забавно, - говорит она, - в этой жизни ты воин, герой…
    - Зена, в этой жизни Матерь Мира была бы богиней для меня. Она герой.
    - Будь осторожна… - прощается Зена, и Габриель с воинами уходит. Аклина посылают достать из тайника инструменты для мэнди.

    Алти забавляется страхом девочки, появляется Зена. Она просит отпустить ребенка, а взамен даст ответ на вопрос.

    - Разве я задавала вопрос?
    - Ты знаешь зачем я здесь, но не знаешь как или кто послал меня.

    Шаманка нехотя отпихивает ребенка: – Отлично, давай поговорим.

    В это время в деревню пробираются войны Шакти во главе с Габриель. Зена и Алти разговаривают о прошлом, в котором Алти была убита Королевой воинов: шаманка хочет вернуть ту силу, которая была у нее когда-то. Она хватает Зену за горло и спрашивает, кто послал ее, кто ее враг? «Это Просвещенная, да? Даршам?». Габриель командует, и ее воины нападают на армию Алти, та выпускает из рук Зену. Зена освобождает пленных жителей, Габриель сражается с мечом в руке, показывая высший класс. В руках Зены кинжал, с которым она подбирается к Алти. Тут появляется Аклин, принесший то, зачем его посылали. Он кричит «Нет! Добродетельная мать, ты не можешь убить!». Алти, оттолкнув Зену, стреляет в него из арбалета. Успев отдать коробочку Зене, воин умирает. Габриель, отвлекшись на эту сцену, пропускает удар и теряет сознание.

    - Как трогательно, - усмехается Алти, - великий воин не может убить. Увести ее.

    Сцена X.

    Тюремная камера. Габриель, все еще без сознания, лежит на скамье, Зена сидит рядом, протирает лицо подруги мокрой тканью. Входит Алти.

    - Я трепещу, Зена. Правда. Вижу, ты нашла свою подругу. Габриель, так? У нее много силы, прошлые жизни наполни ее. Скоро и эта сила и твоя – будут моими. – Алти хочет коснуться лица Габриель, но Зена отбрасывает ее руку. В порыве злости шаманка хватает Зену за горло, потом отпускает, - Нет, не здесь. Людям нужно убедиться в смерти своих героев, Шакти и Арминестры, на столбах (два столба связаны вместе, почти как крест). Но не волнуйся, ты умрешь медленно. Я хочу чувствовать каждый восхитительный момент твоей боли, – она уходит, злорадно ухмыляясь.

    Габриель приходит в себя. Зена говорит, что если они хотят успеть вернуться, следует рисовать мэнди. Габри рисует на себе и Зене черные узоры. Во дворе в это время солдаты устанавливают столбы для казни, а в настоящем времени Найиму опять ведут на костер. В камеру возвращается Алти со словами «Сегодня судный день». Зена и Габриель активизируют силу мэнди и возвращаются в свое время, прихватит шаманку.

    Сцена XI.

    В настоящем Зена и Габриель выпрыгивают из погребального костра, второй раз спасая Найиму. Затем из пламени с грохотом появляется Алти. Зена остается со старой подругой один на один.

    - Еще один шанс? Ты вернула мою душу сюда, чтобы уничтожить меня, Зена… – она пристально смотрит на Королеву воинов, посылая видение летящего бревна из «Destiny», Зена отлетает назад как от реального удара. - Но проблема в том, что ты так же вернула и мою силу.

    Зена кидается на Алти, та швыряет в нее видение из «Daughter of Pomira» (варвар избивает Зену) и Зена отлетает назад. Затем они снова сходятся, Алти сбивает Королеву воинов с ног видениями из «Callisto» (Каллисто избивает Зену) и «When in Rome…» (солдат на коне проносится мимо Зены, сбивая ее цепью). Опять серия видений: «When in Rome…» (удар цепью), «Daughter of Pomira» (удар варвара), «The Deliverer» (бой с жрецом Дахока). Израненная окровавленная Зена стонет на земле. Подбегает Габриель с шестом в руках и, видя лежащую Зену, с криком бросается на Алти. Ты ломает шест на две палки и, отлупив ими барда, берет ее за горло.

    - Что она говорила тебе обо мне, девочка? Она говорила о моей силе? Говорила об этом? – Габриель видит сцену из Ides of March «она лежит на кресте, руки привязаны, в кадре мелькает молот, она поворачивает голову и видит рядом Зену, тоже привязанную к кресту», - Это мой дар тебе, это твое будущее, она ответственна за твою смерть! – Алти указывает на Зену.

    Зена поднимается с земли и орет «Суууууууууука!!!», шаманка посылает ей кадр ломания ног из «Destiny», воительница падает и хватается за ногу, крича от боли.

    - Отдай мне эту боль, отдай ее мне! – Алти поднимает Габриель за волосы в воздух, опять сцены из Ides of March: «слова Зены «You’re the best thing in my life», «солдат забивает гвоздь в руку барда» – на ладонях реальной Габриель появляются такие же раны. «Молот, вбивающий гвоздь в ноги», Габриель кричит от боли, ее ступни залиты кровью. Все это время звучит переделанная песня из The Gauntlet, под которую Зену пропускали через строй. Зена кидает шакрам, Габриель падает на землю, в руке Алти остается пучок светлых волос. Но поймать шакрам Зене помешало видение Каллисто из “Maternal Instincts”, и он ударяет воительницу по голове. Алти смеется. В кадре появляется Найима.

    - Ты, должно быть, Даршам, та, которая послала их. Я чувствую это... У меня будет сила Зены, но с твоей силой не сравнится ничто. Я возьму и ее. – Алти берет Найиму за горло, но та силой мысли отбрасывает шаманку.

    - Габриель, не Найима враг Алти, а мэнди! – кричит Зена. Габриель с трудом поднимает руки, из ее окровавленных ладоней вылетают лучи энергии, связывающие Алти. Зена поднимается на ноги, творит с помощью мэнди энергетический шакрам и кидает его в шаманку, та отбивает первый, второй, но когда Зена пускает сразу два, они находят цель. Тело Алти взрывается и исчезает. Габриель и Зена, обессилив, падают на землю, ползут друг к другу, обнимаются. На улицу начинают выходит жители, они опускаются на колени перед Найимой. А та опускается на колени перед обнявшимися подругами: - Спасибо, Зена. Ты уничтожила Алти один раз. В момент, когда она была сильнее всего.

    - Один раз??

    - О да, ее душа не уничтожена. Она вернется еще множество раз, переполненная злом. Но ты всегда будешь там, чтобы встретить ее. И ты, Габриель, вы будете вместе. – Найима исчезает во вспышке света, а Зена и Габри обнаруживают, что все их раны исчезли.

    Сцена XII.

    Зена задумчиво рассматривает мэнди (в виде шакрама) на своей ступне, когда к ней подходит Габри (на ее животе, груди, ладонях, ступнях тоже все еще остались узоры, на животе, ступнях и ладонях они сохранятся до Ides of March включительно), у нее теперь короткая прическа. Зена спрашивает барда как та чувствует себя в новом образе, Габриель отвечает «нормально». Подруги идут по дороге, ведущей из деревни, говорят о видениях распятия, которые показала им Алти, о силе мэнди, о Найиме. Вокруг зелень и мирное голубое небо.

    - Знаешь, что она сказала? Она сказала, что наши кармы переплетены.
    - Что ж, может быть мы не первый раз идем вместе по этой дороге? – улыбается Зена.
    - И может быть не последний. Как я узнаю тебя?
    - Нам нужен знак. – Зена берет из коробочки карандаш для мэнди и ставит крестик на своей правой ступне, чуть выше узора-шакрама. – Теперь, как бы мы не выглядели, мы узнаем друг друга. Нравится?
    - Очень.

    0

    78

    4-16: The Way - Путь
    Пейзажи красивейшей природы, реки. Слышаться голоса Зены и Габриель, которые говорят о реках, движение которых никто не способен прекратить. Габи начинает философствовать, а Зена слегка ее “подкалывает”. Бард заговаривает о жизненном пути, о том что она давно ищет смысл жизни. Зена соглашается с ней, говоря, что с тех пор, как они в Индии, постоянно думает о реинкарнации. Габи предполагает, что, возможно, путь воина – не есть путь Зены….Вдруг Зена вонзает палку и “мирно’ плывущего в реке угря и выкидывает его на Землю, тот вмиг превращается в демона. Он сразу выпускает из рук трех жуков, которые в тот же миг обращаются в таких же демонов. Драка. Королева Воинов побеждает и спрашивает одного из них, кто их послал.

    Демон говорить, что ему приказал Индрожит помешать встрече Зены и Габи с Аватаром.

    Королева воинов расправляется с напавшими.

    Вечер. Зена и Габи сидят у костра, говоря, что им срочно надо найти этого аватара – бога в обличье человека. Зена смущена тем, что ее смог ранить демон, что она отвлеклась во время битвы. Зена говорить, что ей суждено реинкорнироваться в теле святой, задумываясь, заслужила ли она это. Может, она должна срочно изменить свои образ жизни, но на поле битвы воин не должен задавать себе таких вопросов, и, если она не сосредоточиться на драке, то не сможет быть воином….

    Подруги подходят к группе людей, один из которых говорит, что там аватар. Они подходят ближе и с удивлением видят, что аватар – это их друг Элай. На глазах у всех Элай исцеляет девочку, впавшую в оцепенение. Но, увидев Зену и Габи, стремительно уходит. Зена идет за ним, спрашивая что, случилось, Элай отвечает, что не так-то просто быть аватаром и лечить всех, потому что он не только лечит, но и чувствует боль других людей. Так же утверждает, что не нуждается в их помощи по защите от Индрожита. Королева воинов говорит, что она не сможет ее остановить. Элай принимает их помощь.

    Ночь. Вой волков. Луна. Элай и Габи спят. Кто-то приближается к ним, но тут выбегает Зена. Напавший человек-зверь обладает огромной силой и поднимает ее над собой. После чего просит ее не бить его, ибо он только хотел посмотреть на аватара, и он хочет помочь им спасти Элая от Индрожита. Этот человек-обезьяна представляется как Хануман. Он прелагает им пойти в храм, в котором Элай будет в безопасности, и заручиться помощью Кришны.

    Вчетвером, они идут в храм. Зена чувствует опасность и говорит Элаю и Габи спрятаться. Хануман залетает на дерево, Зена следует за ним. Хануман удивлен как Зена запрыгнула на дерево, прям как он. Затем он рассказывает об Инжрожите, что он само воплощение зла, о том, что тот его давно знает. Он знал и аватара Рама, которого убил Индрожит. Зена догадывается, что Хануман бессмертен и только один человек способен его убить – Индрожит. Тем временем Габриель и Элай разговаривают об истине, которую узнал Элай. “Истина состоит в том, что мы должны поддерживать и нести мир и любовь, и никогда не отвечать ударом на удар, ибо только так можно разорвать круг насилия.’

    Зена интересуется у Ханумана как он нашел свой путь, тот отвечает, что каждый должен сам найти в себе свои путь. И у каждого они есть, есть один” ….раздается звук, на ковре-самолете появляется Индрожит, но улетает, никого не замечая.

    Путешественники входят в храм. Хануман рассказывает Габи о Кришне. Но Габи отвечает, что они с Зеной не привыкли полагать всю работу на богов.

    Площадь перед храмом. Зена подгоняет людей прятаться. Она видит мужчину с девочкой, которую не давно исцелил Элай, бегущего в другую сторону, королева воинов его окльвает, тот поворачивается и обращается в демона. Начинается драка. На Зену нападают еще несколько демонов и бьют ее. Элай чувствует, что она в опасности и выбегает на улицу. Габриеэль пытается его остановить, как подлетает Индрожит и хватает ававтара. Зена отбивается от демонов и видит, что Индрожит возвращается за ее подругой. Но королева воинов не успевает, и тот увозит Габи и Элая в свою страну – страну демонов.

    Зена готова идти спасть друзей, но Хануман гворит, что оной ей не справиться….там лишком много зла. Он предлагает призвать на помощь Кришну.Зена соглашается. Для этого необходимо, чтобы его призвал человек неверующий, думающий, что боги ему не нужны. Зена.

    Габи и Элай в стране демонов. Их закрывают в большом зале. Сказительница пытается выбраться, открыть двери, но Элай отказваеься помочь, ибо так он не сможет одержать духовную победу.

    Тем временем Зена просит о помощи Кришну и тот является.

    Габи и Элай сидят напротив друг друга в позе лотоса. Появляется Индрожит, предлагая Элаю присоединиться к нему. Аватар отказывается, говоря, что они оба знают, что это невозможно. Тогда Индрожит, угрожает, что будет пытать его подругу.

    Кришна расспрашивает Зену, как она собирается победить демона. И добавляет, что королева воинов должна открыть ему свое сердце, только тогда он сможет ее помочь. Т.е. она должна осознать свой путь. Также бог подсказывает, что путь Зены – это несомненно путь воина. И она должна пройти его до конца. Затем отправляет ее в другую страну.

    Элай и Габриель в зале. Габи открывает глаза и видит избитую, окровавленную подругу на троне Индрожита, молящую о помощи. Элай пытается отговорить ее, но доброе сердце барда не выдерживает и она пытается освободить Зену. Неожиданно она превращается в Индрожита и хватает ее за горло, угрожая убить. К счастью, появляется настоящая Зена и отсекает руку демона Шакрамом. Габи спасена, она отходить в сторону.

    На месте старой руки у демона вырастают еще 4, итак шестирукое чудовище идет в атаку на Королеву Воинов. Драка. Зена проигрывает, демон отсекает ей обе руки…..при виде этого Габи берет свой шест, вызывая демона на битву.

    В это время Зена тихо зовет Кришну.

    Индрожит выхватывает у Габи шест, поджигая его, размахивает….и тут слышит странный звук. Зена перевоплотилась с помощью Кришны, стала супер-воинои с 4 руками. Зена появляется прямо перед противником, начинается драка….теперь уже на равных правах. В которой Зена побеждает, нанося последний удар, сносящий голову демона.

    Все становиться на свои места, демон мертв, Зена обрела прежний вид, друзья спасены.

    Элай, Габи,Хаунман и кучка последователей идут вдоль дороги. Бард говорит, что не прошла первую проверку, и не уверена для нее ли этот путь. Элай отвечает, что путь Любви сложный, если ты его выбрал, то нужно идти по нему с открытым сердцем. Габи первая, кто понял его, он очень благодарен ей.

    Габриель подходит к реке и бросает в нее шест. Зена видит это: “Значит, ты выбрала путь любви?”….”а ты путь воина…..я всегда знала это” – отвечает сказительница. “Я тоже знала, что путь воина не для тебя…..прости, что мешала найти тебе твой путь” – извиняется Зена. “Думаешь, я бы познала силу бескорыстной любви, если бы не наша дружба?’ …с улыбкой произносит Габи, добавляя, что не хочет идти с Элаем, а останется с подругой. Зена кладет руку на плечо барду, они улыбаются друг другу, смотря как плавно по течению уплывает бывшее оружие Габриель…

    0

    79

    4-17: The Play's The Thing - Весь мир - театр
    Габриэль пробует себя на театральном поприще. Но ее дебют не всеми был встречен на ура - она становится "пешкой" в театральном мошенничестве, когда один из ее свитков попадает в руки Зеры (Zehra) - "Королевы".

    4-18: The Convert - Новообращённая
    Сцена I.

    Группа головорезов некоего Крайтона атакует храм, убивая всех на своем пути. Появляется Зена, после непродолжительной драки оставшиеся в живых убегают. Входят Габриель и Джоксер, растерянно оглядываясь. Габриель подходит к молодому послушнику, стоящему на коленях и спрашивает все ли с ним в порядке, затем замечает кинжал, торчащий из его живота. Джоксер принимает кинжал из рук раненого. Тот просит спасти женщин, которых увел Крайтон, и умирает. Где-то рядом слышится женский крик. Выбежав на звук, троица видит пленных женщин и самого Крайтона, избивающего какую-то незнакомку.

    - Отвечай! – Крайтон бьет ногой лежащую на земле, - Говори! Кто послал вас? – еще один удар, - Последний шанс: или ты скажешь мне, или скажешь Аиду.

    Вмешивается Зена «Почему бы тебе самому не сказать Аиду?», опять начинается драка. Габриель выводит из строя парочку солдат, дунув им в лицо какой-то белой дряни, затем помогает подняться избитой незнакомке и узнает в ней Наджару. А Крайтон, метко посланный ударом Зениной ноги в сторону, натыкается на тот самый кинжал в руках Джоксера и умирает. Видя смерть своего главаря, головорезы разбегаются, опять.

    Крупный план Джоксера, смотрящего на окровавленный кинжал в своих руках.

    Сцена II.

    Зена не рада видеть Наджару, лежащую на руках Габриель: - Ты здесь откуда? Только не говори, что тебя выпустили за примерное поведение.

    Наджара объясняет, что сбежала из тюрьмы. Габриель беспокоится, что той сломали несколько ребер. Зена осматривает избитую: - Нет, ничего не сломано, всего лишь пара синяков, царапин, небольшое сотрясения, все будет в порядке.».

    Джоксер стоит у трупа Крайтона, погруженный в свои мысли, не сразу реагирует на оклик Зены. Она рассказывает ему про Наджару, упоминая о ее тюремном прошлом. Одна из спасенных женщин говорит, что Наджара не может быть плохой, потому что рисковала своей жизнью из-за них, вступившись, и даже не стала защищаться, когда ее били «Она не преступница, она святая». Зена отправляет женщин помочь соорудить носилки для «святой».

    - Что мы будем делать? – спрашивает Джоксер.
    - Вылечим ее и вернем за решетку.
    - А как насчет него? – кивает на труп Крайтона.
    - Отнесем в деревню, пусть сами с ним разбираются.

    Сцена III.

    Деревня. Зена ведет Арго, на которой лежит труп Крайтона, накрытый тканью. За лошадью тащатся носилки с Наджарой, Габриель и Джоксер идут рядом. Их останавливают старейшины: - Говорят, кто-то из вас убил Крайтона?

    Джоксер с несчастным лицом выходит вперед: - Я.

    Проверив труп и убедившись, что это и правда Крайтон, старейшины благодарят Джоксера и приглашают его выпить с ними. Наджара начинает кашлять, на вопрос Габриель «ты в порядке?» отвечает «лучше не бывает», на что Зена говорит «Здорово, потому что чем скорее ты поправишься, тем скорее сможешь вернуться в тюрьму».

    - Я изменилась, Зена. Отреклась от насилия.
    - А я королева Египта, – не верит Зена.
    - Ты перестала воевать? Совсем? – спрашивает Габриель, и та кивает в ответ: - Думаешь иначе Крайтон смог бы так избить меня?
    - Ох, Габриель, пожалуйста, скажи мне, что ты не купилась на это! – Зена возмущена.
    - Зена, женщины говорили, что она не дралась. Судя по ее виду, так оно и было. Во имя богов, ей нужна помощь!
    - И она ее получит. Разбейте лагерь за городом, я схожу в аптеку, заберу Джоксера и вернусь… после того, как пошлю весточку в тюрьму.

    Сцена IV.

    - …а был случай, когда Крайтон скормил сердце одного парня псам… пока оно все еще билось. – Рассказывает старейшина уже совершенно пьяному Джоксеру. – Да, чтобы противостоять Крайтону нужен настоящий мужчина, который не испугается, когда остатки банды узнают о смерти своего главаря.

    - Они захотят отомстить? – спрашивает вошедшая Зена.

    Старейшина не сомневается в этом. Кроме того отомстить захочет и сын Крайтона. Говорят, что когда его жена умерла при родах, он отправил сына в академию Гелиоса. Джоксер заявляет, что сам лично пойдет и расскажет все этому парню, Зена отговаривает, но тот не сдается и просит обещать, что она не будет мешать ему в этом. Зена обещает.

    Сцена V.

    В это время в лагере Габриель лечит раны Наджары. Наджара говорит, что ее духовные наставники, джины, не разговаривали с ней с тех пор, как Зена посадила ее в тюрьму. И вернулись только тогда, когда она отказалась от насилия. Так она поняла, что сделала верный выбор. На вопрос барда «Что заставило тебя остановиться?», та рассказала как однажды в тюрьму пришел человек, только что вернувшийся из Индии, и говорил о пути, показавшимся ей правильным – пути мира.

    - Ты встретила Элая! Удивительно. Мы с Зеной познакомились с ним в Индии, он изменил мою жизнь.

    - Я знаю. Точно так же он изменил меня. Я оправдывала свое насилие, говоря, что оно ради добра. Элай рассказал мне, что ради добра насилия не должно быть вообще. С этого дня я перестала сражаться и поклялась не брать больше в руки меч.

    - Но если ты перестала сражаться, то как же тогда тебе удалось сбежать?

    - Божественное провидение, – отвечает Наджара. Ей удалось спрятаться в грязном белье заключенных, выбраться за ворота тюрьмы и уплыть по реке. С тех пор она много чем занималась, работала и ждала обещанного джинами дня, когда снова встретит Габриель и даже Зена не сможет разрушить их связь, ведь они идут одной дорогой.

    Сцена VI.

    Джоксера преследует очень болтливое видение Крайтона с кинжалом в груди.

    - Чего такой грустный? Ты наконец сделал это, совершил свое первое убийство, – весело говорит видение. – Ну и что, что ты сделал моего сына сиротой? Я делал это сотни раз!
    - Ты убийца, - защищается Джоксер.
    - Как и ты. Так держать. Скоро ты будешь таким же, каким был я. В конечном счете мы с тобой одинаковы. Плохие, кровожадные…
    - Заткнись! Заткнись! Заткнись! Убирайся!! – кричит, отворачиваясь, Джоксер.
    - Это ты мне? – тихо подошла Зена. - Или винишь себя за Крайтона? Джоксер, чувство вины никогда не уйдет, и это правильно. А первое убийство будет самым ужасным.
    - Как ты живешь с этим?
    - У меня нет выбора. И у тебя теперь тоже. Но если ты пойдешь к сыну Крайтона и все расскажешь, это поможет.

    Сцена VII.

    Лагерь. Вечер. Габриель извиняется за то, что приходится связывать Наджару на ночь, и интересуется, сможет ли та заснуть.

    - Как ребенок. Все в порядке, правда. Зена идет своим путем. Но если она думает, что я уйду теперь, когда нашла тебя и свою судьбу, то она сумасшедшая. – Наджара касается лица барда, - Спокойной ночи, Габриель.

    Удивленная Габриель уходит к костру.

    - Ты не забыла связать ей руки и ноги? – интересуется Зена. Габриель кивает. - Хорошо. Тот маленький дымовой «сюрприз», что ты сделала, произвел неплохой эффект, а?
    - Да, это, кажется, привело их в замешательство.
    - Все равно, мне не нравится твое участие в битве, тем более, что ты не дерешься.
    - Зена, в этом прелесть моей новой техники - я могу отвлечь их, не причинив никому вреда, без убийства.
    - Гм… Джоксер до сих пор казнит себя за Крайтона. Может ты поговоришь с ним?
    - Я не знаю что сказать ему. Помню свое первое убийство. Знаю, это странно, но до сих пор больно.
    - Было бы странно, если б не болело, – отзывается Зена.
    - Я попытаюсь. Ни за что не догадаешься, кто научил Наджару пути любви. Элай! Удивительно. Он – живое доказательство тому, что это реально работает. Зена?.. Ты спишь?

    Сцена VIII.

    Утро. Путь в Академию. Зена ведет Арго, на которой сидит Наджара со связанными руками. Габриель и Джоксер идут чуть поодаль и разговаривают.

    - Джоксер, решив пойти к сыну Крайтона и все рассказать, ты совершил самый смелый поступок в своей жизни.
    - Я не чувствую себя смелым. Мне паршиво.

    Наджара, тем временем, пытается разговорить Зену.

    - Ты ужасно молчаливая, Зена. Хотя ты никогда не была болтливой.
    - Ничто не меняется.
    - Включая и меня, так? Ты не права.
    - Новая одежда, новая религия, но ты осталась той же ненормальной.
    - Ты же изменилась, почему я не могу? В конце концов у нас один и тот же учитель - Габриель. Но в отличии от тебя я изменила всю свою жизнь ради нее. А ты всего лишь перешла на другую сторону.
    - Только попробуй причинить боль Габриель, и я сама изменю тебя, но способы мои будут далеки от мирных. – Зена начинает злиться.
    - Ты забыла. Причинять ей боль твоя работа. Или те видения ушли? Видения твоей и ее смерти? Я хочу разделить с Габриель жизнь, а ты – смерть. Кто же из нас злодей? – улыбается Наджара.

    Лицо Зены искажается болью и желанием убить кого-нибудь.
    Сцена IX.

    Академия Гелиоса. Директор говорит, что никто кроме него еще не знает о смерти Крайтона, даже его сын, Арман. Джоксер нервничает в ожидании. Входит Арман, симпатичный накачанный парень лет 20, он рад видеть тех, кто пришел от его отца. Говорит, что давно ждал этого дня – когда отец пошлет за ним, что бы вместе бороться со злом, творить добро.

    - Крайтон Справедливый и его сын! - парень счастлив.

    Все в недоумении – Арман совершенно не в курсе, кем был его отец и считает его благородным, потому что так когда-то сказала ему его нянька. Джоксер не находит сил сказать правду на вопрос Армана «где же отец?». Зена отвечает за него, что Крайтон погиб, но не говорит как. Арман в гневе клянется отомстить. Джоксер не находит себе места. Голос подает Наджара, говоря, что убийством боль не утолить. Габриель поддерживает ее, однако это не помогает отговорить Армана от мести. Тогда Зена предлагает ему идти с ними.

    Сцена X.

    Берег ручья. Наджара по грудь в воде, Габриель, сидя за ее спиной, лечит рану на ее плече, накладывая на нее какую-то грязь из миски.

    - Может быть больно, но, чтобы излечит раны, следует содержать их в чистоте, – говорит она, – хочешь передохнуть?
    - Нет, дело не в этом. Твои слова о лечении ран… Когда я думаю о тех ранах, которые нанесла, смертельных ранах, которые никогда не будут залечены, мне так стыдно... – лицо Наджары просто-таки образец раскаяния.
    - Уверена, это тяжело, но ты изменила свою жизнь. Черпай силы в этом.
    - Джины говорят так же. А еще они говорят о больнице, которую мы собирались открыть. Помнишь?
    - Помню. Место, предназначение которого облегчать страдания. Это была хорошая идея, – мечтательно улыбается Габриель.
    - Она не умерла, - оборачивается Наджара.

    Габриель убежденно отвечает, что все это замечательно, но ее место с Зеной.

    - Знаю. Но так будет только до тех пор, пока насилие не вынудит ее сделать что-нибудь, что даже ты не сможешь простить. И тогда тебе придется выбирать не между мной и Зеной, а между Зеной и собственной душой…

    Сцена XI.

    Лес. Лагерь. Джоксер задумчиво вертит в руках кинжал и быстро прячет в своей сумке, когда из леса выходят Зена и Арман. Арман хвастается пойманным на ужин кроликом. Вдруг на поляне появляется головорез. Зена мило интересуется в чем проблема. Парень указывает на Джоксера.

    - Я слышал, это ты убил…

    - Тебя обманули, я никого не убивал, - перебивает его Джоксер и пытается спровадить.

    Головорез не верит и продолжает настаивать, последний аргумент Джоксера – удар по голове, в ответ парень сбивает его с ног. Арман кидается на защиту и тоже оказывается на земле. Но мимо Зены еще никто не проходил так просто. Слегка побитый парень скрывается в лесу, а Габриель и Наджара как-то странно смотрят при этом на Зену.

    Сцена XII.

    Вечер. Зена причесывает Арго. Габриель зовет ее на ужин.

    - Зена, я тут подумала... тому, что творила Наджара нет оправданий…
    - Есть. Она псих.
    - Так было до Элая! Он научил ее истине. Теперь она хочет помогать людям, дарить им надежду.
    - Ты не хочешь возвращать ее обратно в тюрьму?
    - А зачем, если она уже исправилась? Разве плохо, когда рядом добрые люди, а не кровожадные злодеи?
    - Как я?
    - Нет, ты не поняла. – вздох, - Ты ищешь свой путь, свою судьбу. Ищет ее и Наджара.
    - У Наджары нет пути, она следует за своими голосами. Не веришь мне, проверь ее. Скажи ей нет, и она взбеленится! – с жаром доказывает Зена.
    - Ты с ней не говорила! – упрекает Габриель.
    - А мне и незачем! Она все говорит правильно и верит в свои бредни, но она фанатик, Габриель, не верь ей.

    Подруги расстроено замолкают, уткнувшись в тарелки.

    Сцена XIII.

    Арман устраивается на ночлег, когда к нему подходит Джоксер. Он, заикаясь, благодарит парня за то, что тот заступился за него днем.

    - И еще я хотел сказать, что… - тут взгляд Джоксера падает на одеяло Армана, на котором точно такой же герб, какой был на доспехах Крайтона. Он вспоминает как именно в этот герб попал кинжал, и заканчивает фразу видимо совсем не так, как собирался, - что… ты настоящий герой. Спасибо.

    - Джоксер, постой. Я знаю, что ты сделал, Зена все рассказала.
    - Рассказала?.. – сглатывает Джоксер.
    - Она сказала, что это ты придумал прийти ко мне и рассказать об отце. Теперь мы квиты, да?
    - Да, квиты, – они жмут руки и расходятся.

    Эту сцену наблюдает якобы спящая Наджара. После уходя Джоксера она поднимается и развязывает веревки на ногах.

    Сцена XIX.

    Зена и Габри все еще ужинают у костра. Зена подозрительно ковыряет в тарелке какую-то зеленую дрянь. Подсаживается Джоксер, берет тарелку и ставит назад.

    - Ненавижу это.
    - Бывало и лучше… - рассеянно говорит Габри.
    - Это факт, – содрогается Зена, поднося ко рту очередной кусок.
    - Я говорю не о еде, а об Армане.
    - Скажи ему правду, – в очередной раз советует бард.

    Джоксер задумчиво смотрит на огонь.

    Сцена XX.

    Наджара рассказывает Арману правду о том, кем был его отец. Арман не верит.

    - Я знаю, такое тяжело слышать, но это правда. Твоего отца нужно было остановить. Джоксер не хотел убивать его, ему пришлось…
    - Моего отца убил Джоксер? Перестань, теперь я точно знаю, что ты врешь.
    - Принеси его сумку, и я докажу тебе. (вот дрянь!)

    Сцена XXI.

    Джоксер у костра. Это ложь, вся моя жизнь, говорит он, я не воин. Какой воин будет мучаться ночными кошмарами после убийства…

    - Ты не одинок в этом, Джоксер. Это нормально, - успокаивает его Зена.
    - Об этом я и говорю. Это НЕ нормально. Я убил человека и, знаете, кем стал?
    - Я знаю, – говорит появившийся из-за кустов Арман. – ты станешь первым, кого убью я. В его руке тот самый кинжал, которым был убит его отец. А за его спиной маячит Наджара.

    Сцена XXII.

    Арман спрашивает Джоксера как тот убил его отца? Напал со спины? Зена просит его бросить кинжал. Арман не слушает ее, продолжая напирать. Как такой болван мог убить такого воина, как его отец? Грустно улыбаясь, Джоксер отвечает, что даже болванам иногда везет. Парень кидается на Джоксера, между ними встает Зена и сбирает его с ног. Габриель просит Армана успокоится, тот орет, что не может это так оставить и снова кидается вперед, Зена снова его останавливает.

    - Я хочу мести!
    - Тогда отпусти Джоксера, - говорит Габриель, - Для него муки совести будут хуже, чем смерть.

    Подумав, Арман бросает кинжал и уходит: - В память о Крайтоне…

    - Зачем ты ему рассказала?!- вопрошает Наджару Джокс.
    - Потому что Габриель права. Все заслуживают право знать правду о тех, кого любят. – как ни в чем не бывало отвечает она.

    Сцена XXIII.

    Арман со своими пожитками крадется по лагерю, чтобы уйти незамеченным. На его пути становится Зена: - Уходишь куда-то?

    - Подальше от тебя.
    - Твой выбор. Но сначала спроси себя - кого на самом деле убил Джоксер?
    - Это просто - моего отца.
    - Это только одна из точек зрения.
    - Ты знаешь другие?
    - Всегда есть другие, Арман. В твоих мечтах отец был справедливым, но человек, которого убыл Джоксер, был мразью. Тебе не нужно мечтать, Арман, ты в сотни раз лучше своего отца.

    Сцена XXIV.

    Утро. Зена заливает костер. Подходит Габриель. Зена говорит, что они практически готовы ехать дальше. Габри беспокоится за ушедшего Армана. Зена напоминает, то за это следует благодарить Наджару.

    - Наджара пыталась помочь.
    - Ага, я слышала.

    Опять разгорается спор: Габриель доказывает, что Наджара изменилась, Зена уверяет, что та осталась фанатиком и сумасшедшей, как и была, только теперь стала еще опасней.

    - Почему? – удивляется Габриель.
    - Потому что ты за нее.

    В этот момент подбегает запыхавшийся Арман. Он пришел предупредить, что сюда идут люди Крайтона, они ищут Джоксера. Пусть, говорит Джоксер, я избавлюсь от мук.

    - Нет, - восклицает Арман, - ты не убивал моего отца. Ты убил человека, которого я не знал, злого незнакомца, который заслужил смерти. Мой отец не умер, Джоксер, он живет там, где всегда жил – в моем сердце. И этот человек назвал бы тебя героем.

    По лицу Джоксера видно, как его с души упал огромный камень. Из леса послышались крики, полетели копья, сюрикены (откуда они в Греции?). Зена приказала всем отойти назад и приготовилась к обороне. Убегая, Арман уронил кинжал, тот упал в песок лезвием вверх (он еще сыграет свою роль). Габриель и Наджара наблюдали за дракой из кустов. Зену ранили в ногу, она пошатнулась и едва не упала. Габриель рванулась к ней, но была остановлена Наджарой: - Нет! Это ее путь, пусть идет по нему одна!

    Габриель пытается освободится, но Наджара, задвинув пару ударов, хватает ее за волосы: - Ты должна услышать. Неужели не слышишь? Шш… Джины… Да… я поняла… - на лице Наджары появляется фанатичное выражение. - Ты слышала их?

    - Нет!

    - Не говори так! – Наджара кидает Габриель на землю. - Джины злятся, когда говорят так! Скажи, что слышала. – Габриель дует той в лицо своей белой дрянью и освобождается. Как раз в этот момент появляется Зена, расправившись с головорезами. Наджара атакует воительницу, совершенно забыв о своем «отречении» от насилия. Сумасшедшей удалось добраться до лежащего на земле кинжала, она кинулась с ним на Зену, но та перехватила ее руку в ударе.

    - Направьте мою руку как суждено! – закричала Наджара, обращаясь к джинам. И Зена удовлетворила эту просьбу, всадив кинжал ей в живот. Габриель при этом не выглядела очень-то расстроенной. Но Наджара не умерла, а впала в кому. Ее бесчувственное тело подруги доставили в какой-то монастырь, где о нем должны были позаботиться.

    - Забавно. Иногда, чтобы жить в мире, приходится применить насилие, - подытоживает Габриель. - Но я не могу поступать так на своем пути.

    - Тебе не придется, пока я рядом, – улыбается Зена, обнимая девушку за плечи.

    0

    80

    4-19: Takes One To Know One -Чисто греческое убийство
    Ночь. Гремит гром, сверкает молния, дует ветер, все предвещает сильную грозу. Зена подъезжает к таверне матери. Свет в окнах не горит, везде темно и тихо. Обстановка зловещая. Она открывает дверь, вглядывается и вдруг выхватывает кого-то из темноты, приставляет меч к его горлу… Тут загорается свет, пойманным оказывается Джоксер, а из за стола с криками «Сюрприз!» выскакивают Минья, Лила и Сирена. Увидев Зену, они издают стон разочарования.

    - Я тоже рада видеть тебя, мама. - Ничего не понимающая Зена отпихивает Джоксера.
    - Мы рады видеть тебя, дорогая, но день рождения не у тебя. – Сирена обнимает дочь.
    - Нет, и не у Габриель, у нее только завтра, – пытается сообразить Зена.
    - Вот поэтому это сюрприз! – встревает Джоксер.
    - Это идея Джоксера, - улыбается Лила.
    - Что ж, тогда понятно, – усмехается Зена. – Вот вам еще один сюрприз, – она откидывает мечем капюшон с головы человека, сидящего за столом, и все видят Автолика. – Ты тоже пришел на праздник?
    - Ну, считай меня сентиментальным, но я услышал слова «торт» и «мороженное» и вот я здесь.
    - Что ж, жаль разочаровывать вас, но Габриель не появится тут до завтра. А я пока посплю, если вы не против. - Уходя, Зена замечает еще одного постояльца, незнакомую блондинку, которая явно не нравится Королеве воинов.

    Сцена II.

    Зена просыпается посреди ночи от звука хлопающей ставни. Встав, чтобы закрыть ее, она выглядывает в окно и видит женщину, бегущую через двор, но лица разглядеть не может. В коридоре раздаются странные звуки, настороженная воительница надевает доспехи и выходит. Комната матери пуста, зато в комнате блондинки, выбив ногой дверь, она находит тело самой блондинки с ножом в груди. На Зену нападает полуголый парень, оказавшийся шестеркой Дискорд, которую Арес сделал богиней возмездия. Сама новоиспеченная Богиня тоже тут. Она заявляет, что начнет свою работу прямо сейчас, с того, кто убил женщину. Каким-то образом Дискорд известно о непричастности Зены, но под подозрением все остальные, и она ставит условие: или Зена найдет убийцу до рассвета, или возмездие настигнет одного из них. С этими словами Дискорд, вдохновленная предстоящей работой, и ее подручный исчезают.

    Сцена III.

    Собрав всех в комнате убитой рядом с ее трупом, Зена рассказывает о визите Дискорд и ее условии. Все в смятении. Джоксер выдвигает теорию о смерти от сердечного приступа. Да, парирует Автолик, спровоцированного ножом. Рассвет уже скоро, - замечает Лила. Сирена говорит, что блондинка была совершенно незнакомым человеком. «Тогда пришло время познакомится» - отвечает Зена и вытряхивает сумку незнакомки. Внутри оказалась намордник, ремни и наручники – типичный набор охотника за вознаграждением. Сирена упоминает, что заметила татуировку наемников на руке девушки, но не обратила на это внимания. Зена отзывает ее в сторону и допытывается, знала ли мать, что девушка была наемником, до того как увидела содержимое сумки? Почему матери не было ночью в комнате? Сирена отвечает, что ее разбудила гроза, она была на кухне, когда услышала шум. Тогда Зена прямо спрашивает мать не убила ли та ради нее еще раз и с явным облегчением получает отрицательный ответ. В этот момент ее окликает Лила. Автолик показывает Зене свиток с портретом Королевы воинов, и становится ясно, что блондинка по имени Равеника охотилась именно за Зеной.

    Из кошелька Равеники вместо предполагаемой награды за предыдущую работу выпали камни. Все удивились.

    Минья признается, что сталкивалась с охотницей как-то раз в конюшне - Равеника имела обыкновение ловить жертв, перерезая сухожилия их лошадям. Джоксер пытается обвинить в убийстве Минью, обвиняя ее в знакомстве с жертвой и любви к лошадям. Минья защищается, Зена призывает всех к спокойствию. Улучив момент, Джоксер берет в вещах блондинки какой-то клочок бумаги и прячет у себя. Появляется Габриель.

    - Зена, у нас неприятности. Мы… что происходит?

    Народ спохватывается и кричит «Сюрприз!». Растерянная Габриель сообщает Зене, что за ней охотятся, замечает на полу тело и узнает ту самую охотницу за головами. Кто же ее убил?- спрашивает она. Хороший вопрос.

    Сцена IV.

    Зена, Сирена, Джоксер и Автолик на кухне. Автолик замечает, что у Серены должны быть ключи от каждой комнаты в таверне. И она может ходить незамеченной, т. к. знает каждую скрипучую половицу в доме. Ни у кого не было столько мотивов и способов убить Равенику, как у матери Зены, констатирует он. Моментально в комнате появляется Дискорд в сопровождении двух шестерок.

    - Спасибо за помощь, высокий, темный и… смертный. Мне следовало догадаться, что Зена не выдаст собственную мать. – Богиня нацеливает лук на Сирену и стреляет. Зена сбивает стрелу шакрамом. Она говорит Дискорд, что не уверена в виновности матери и что время «до рассвета» еще не вышло. Неохотно та соглашается подождать, оставив в напоминание о времени песочные часы. Габриель спрашивает кто это, Зена объясняет ей условия игры, бард находит их нечестными.

    - Она богиня… - вздыхает Минья.

    Габриель уходит за водой для Лилы. Автолик просит прощенья у Сирены за то, что подставил ее. Джоксер никак не может успокоиться. Возвращается Габри с драгоценностями, найденными у сумки Автолика. Тот сознается в краже и подмене драгоценностей камнями, но не в убийстве. Габриель замечает, что люди убивали и за меньшее. Зена выясняет, что в вещах Равеники копался не только Атолик: в ее сумке три футляра для свитков и один из них пустой, а поскольку такой профессионал брал с собой только необходимое, футляр не был пустым изначально, кто-то украл свиток. А еще вещи охотницы почему-то пахнут лавандой, хотя ни один охотник не пользуется духами, чтобы не спугнуть жертву. Лавандой пользуется только Лила… Лила оправдывается, что поведение Равеники с самого начала показалось ей странным, но она не трогала ее вещи. Лилу подозревать нельзя говорит Габриель. Но Зена подозревает всех.

    Сцена V.

    Зена, Габриель и Автолик отправились осматривать в поисках улик комнату Равеники, где до сих пор лежит ее тело. Габриель находит деревяшку для растопки.

    - Странно… Разве здесь есть поленница? Нет. А камин? Нет. А печь? Нет! Вы понимаете, что это значит?!
    - Нет, - хором отвечают Зена и Автолик.
    - Я тоже…

    Рядом с телом лежат три свечи, на лампе над телом еще две, а подсвечников всего четыре. Зена недоумевает откуда взялась лишняя свеча. Габриель проверяет окно и констатирует, что через него пролезть нельзя, дверь тоже была заперта изнутри. Как так получилось?

    - А кто нашел тело? Кто-то, имеющий серьезный мотив для убийства? Кто хочет запутать нас? Кто пытается замести следы во чтобы то ни стало? – азартно улыбается Габриель, как будто уже схватила преступника за хвост.
    - Я нашла. – бросает Зена.
    - Оу… - сникает Габриель.

    Сцена VI.

    В комнате Джоксер, Минья, Лила и Сирена спорят о длинных ушах Дискорд. Входят Зена, Габри и Автолик. У Зены в руках окровавленный нож из тела блондинки, она спрашивает, чей он. Оказывается, Миньи. Джоксер опять обвиняет ее, та оправдывается. А Зена ошарашивает всех заявлением, что не ножом убили охотницу – она уже была мертва к тому времени, она почти уверена в этом. И тут в убийстве признается… Габриель.

    - Что ты несешь? Ты не могла убить, тебя вообще здесь не было! – Зена в ярости.
    - Знаю. Но если ее убил не нож, значит это сделал я… - Габриель, совершенно подавленная этой мыслью, сидит за столом, вокруг которого стоят остальные, - Я встретила Равенику два дня назад. Я знала, что она ищет тебя и решила ее задержать. Хотела предупредить тебя. Я налила ей в флягу настойку Джоксера…

    Возгласы отвращения проносятся по комнате.

    - Это бесчеловечно! – рычит Зена, изучая флягу Равеники.

    Услышав «признание», появляется Дискорд с нацеленным на Габби луком.

    - Нееет! – кричат вместе Зена и Джокс, загораживая барда.
    - Это была моя настойка, возьми меня. – молит Джоксер.
    - Никого она не заберет, – Зена показывает Дискорд флягу. - Смотри, Равеника не сделала отсюда ни глотка. Она экономила, пила дождевую, а значит Габриель не убивала ее.

    Дискорд теряет терпение, на слова Зены о данном до рассвета времени говорит «я соврала» и убирает часть песка из часов. Времени остается очень мало. После «ухода» богини в комнате поднимается шум, все говорят разом, возмущенные такой выходкой.

    - Достаточно. Хватит! Заткнитесь!!! – тишина помогает Зене сосредоточиться. – У нас очень мало времени, а это значит, что я хочу получить прямые ответы на свои вопросы. Начиная с тебя, – она показывает на Джоксера.
    - Меня? Что мне скрывать? – фыркает тот.
    - Разве что это, - ловким движением Зена достает из его одежды тот самый клочок бумаги. – Вот что исчезло из сумки Равеники, после того как мы ее открыли. Готова поспорить, что третий свиток находится в твоей комнате. Я права?

    - Ладно, ладно… Все началось с письма. От Лилы. Это было любовное письмо, пахнущее лавандой. Конечно я был польщен, а кто бы не был? Лила великолепна, но я уже люблю Га… головокружительные схватки во имя мира и справедливости. Так что я решил написать ей ответное письмо. Я оторвал кусочек от свитка Габриель…

    - У тебя есть один из моих свитков?!
    - Продолжай, Джоксер. – нетерпеливо потребовала Зена.

    Джоксер рассказывает, как сидел в своей комнате и писал ответ Лиле, когда вошла Равеника. Все дело в том, что она перепутала его с его братом-близнецом Джетом – наемным убийцей. Блондинка сказала, что охотится не за ним, но не стоит становиться у нее на пути. Она взяла со стола письмо Лилы и разорвала его со словами «а то этот листок будет не единственной вещью, которую я порву надвое». Уходя, она забрала с собой половинку письма. Позже он пробрался в ее комнату за свитком и опрокинул свечи с лампы, случайно.

    - А ты уверен, что не убил ее случайно? Ну, знаешь, летальная неловкость? Смертельная неуклюжесть? – допытывается Автолик.

    - Уверен. И ты должен знать это лучше остальных. – Джоксер продолжил рассказ. Все еще будучи в комнате Равеники он услышал за дверью голоса – ее и Автолика, чтобы не попасться он вылез в открытое окно (которое вело в конюшню, прямо в стойло с Арго) и оттуда слышал весь разговор.

    - Ладно, признаю, я знал ее. Мы даже работали вместе в прошлом. – признает Автолик, - А потом она вдруг начала ловить таких как я. И я решил, что красть у нее не преступление, а месть. Проблема была в том, что Равеника не разделяла мою точку зрения.

    - Да ладно тебе, Ровеника. Ты же знаешь, я никогда не лгал тебе.
    - Значит, не ты украл мои брильянты?
    - Если б украл, то разве поселился бы рядом с тобой? Я бы уже сбыл их в Афинах!
    - Тогда зачем ты здесь?
    - Полагаю, мы оба знаем ответ. – Автолик обнимает Ровенику, они целуются.
    - Стоп, стоп, стоп, стоп. Я слышал совсем другое, - возражает Джоксер.
    - Да ладно тебе, Ровеника. Ты же знаешь, я никогда не лгал тебе.
    - Значит, не ты украл мои брильянты?
    - Если б украл, то разве поселился бы рядом с тобой? Я бы уже сбыл их в Афинах!
    - Тогда зачем ты здесь?
    - Потому что знаю, кем ты стала. – Автолик достает кинжал и приставляет его к горлу женщины, - И если ты думаешь, что я позволю тебе поймать Зену… подумай еще раз.
    - Ты сделал это ради меня? – Зена явно тронута.
    - Да, ладно, признаю, но я…

    Внезапно, как всегда, появляется Дискорд: – Как раз вовремя. Окей, высокий, темный и мертвый, приступим. - Она нацеливает на него лук.

    - Подожди, Дискорд, подожди. – останавливает ее Зена.
    - Что?!
    - Он не сказал, что убил ее, он лишь пригрозил ей.
    - Убил-грозил? Какая разница? Отойди, а то и тебе достанется.
    - Ладно. Я просто подумала, что Аресу возможно не понравится, если он узнает, что ты позволила избежать наказания истинному убийце. – улыбается Зена.
    - Хорошо. Хочешь играть по-крупному? Я это люблю. Итак, уговор такой: или к моему следующему появлению ты выдашь мне убийцу, или я заберу их всех. Твоих друзей, семью, каждого. Тогда убийца точно не избежит наказания, – она исчезает, злобно улыбаясь.

    Сцена VII.

    - Нам конец. – вздыхает Лила.
    - Нет, если вы мне все расскажите. (Лиле и Минье) Вы, где вы были этой ночью?
    - Это просто. Они сидели в зале за столом, разговаривали. Я слышала их из кухни, – отвечает Сирена.
    - Ты могла слышать, как они начали беседу. Но я уверена, что каким-то образом это превратилось в монолог. Так? – воительница пристально смотрит на девушек.
    - Мы просто пытались защитить тебя… это была моя идея… - колется Минья. Она рассказывает, как они с Лилой разговаривали, затем Минья передала Лиле свой нож и та вышла, а Минья продолжала говорить, как будто бы все еще была не одна. Они решили, что без лошади Ровеника не сможет поймать Зену, поэтому Лила пошла в конюшню, но наткнулась там на охотницу.
    - Пытаешься украсть мою лошадь?
    - Нет. Я просто… хотела успокоить, гроза напугала ее…
    - Мне кажется, что единственный, кто тут боится - это ты. – Равеника забирает нож Миньи у Лилы, но тут замечает через окно, что в ее комнате кто-то есть, и уходит.
    - Значит во дворе я видела Лилу?- догадывается Зена, - а в комнате Ровеники была Минья...
    - Вот откуда пятая свеча, - замечает Габриель.
    - Я должна была вернуть Равенику из конюшни и подумала, если она услышит мужские голоса в своей комнате, то вернется, а я успею улизнуть. - К сожалению Ровеника вернулась раньше и застала Минью, которая, бросив свечу, убежала, но блондинка даже не думала преследовать ее.
    - Потому что уже не могла! И это была Минья в спальне с…
    - Джоксер, тихо!
    - Спокойно, спокойно, – вступилась Габриель, - Подведем итоги и признаем, что теперь мы совершенно доподлинно знаем, что… Ровеника была убита и убийца среди нас!
    - Охх… - Зена едва держит себя в руках.
    - Расскажи мне что-нибудь, чего я не знаю! – усмехается Автолик.
    - Ладно, ладно, хорошо! Это были факты. Не нужен оракул чтобы понять, что с нами будет, – подытоживает Габриель.
    - Точно, мы все умрем, – соглашается Автолик.

    Словно по команде появляется Дискорд с целым отрядом мальчиков-шестерок: - Что ж, Зена, время вышло, но я не вижу, чтобы ты нашла убийцу. Поэтому, мальчики…

    По команде «мальчики» кидаются на Зену и остальных, Габри уводит Лилу с Сиреной в другую комнату в то время, как оставшиеся дерутся. «Мальчики» проигрывают. Внезапно Зена останавливается: - Подождите! Стойте! Остановите битву. Я знаю, кто это сделал.

    Дискорд: Если эта уловка для того, чтобы выиграть время…

    - Никаких уловок, - отвечает Зена, - Если ты не будешь удовлетворена, можешь забрать меня. Аресу это понравится.

    Сцена VIII.

    В комнате Равеники Зена проводит следственный эксперимент. По всему выходит, что охотницу убил не человек. Ее убила Арго. Блондинка решила поступить как обычно – перерезать сухожилия лошади Зены. Для этого она высунулась из своего окна, выходящего в конюшню, с ножом Миньи в руках. Но Арго почувствовала опасность и ударила охотницу копытом, так что та отлетела назад в комнату (окно при этом захлопнулось), ударилась головой о низко весящую люстру и упала на спину. При этом нож вонзился ей в грудь, но не убил с первого раза. Кое-как встав на ноги, она не увидела качающуюся люстру, которая сбила Равенику с ног. На этот раз она упала на живот, прямо на нож, вогнав его в себя по рукоятку.

    - Ох, пожалуйста, за кого ты меня принимаешь? За идиотку? – возмущается Дискорд, делая шаг вперед, и получает по голове люстрой, раскачанной Зеной для наглядности. Шестерки поднимают злую и лохматую, но поумневшую богиню с пола. – Так ты хочешь сказать, что ее убила лошадь?
    - Из самозащиты.
    - Но я не могу забрать лошадь! Я не караю животных!! – Дискорд в гневе. – Вот паршивая работа. - Она исчезает со всеми своими шестерками.

    Сцена IX.

    Утро. Вся заняты своими делами. Лила помогает Минье собраться, они очень сдружились. Автолик дарит Сирене брильянт в знак уплаты возможных «долгов». Габри выговаривает Джоксеру за свиток, затем благодарит его за самопожертвование и целует в щеку. Джоксер сияет. Зена извиняется перед матерью за свои подозрения. Сирена отвечает, что убила бы ради Зены, но рада, что не пришлось. Габриель приходит к выводу, что всеми двигала любовь к Зене, она делится этим с Зеной. Во время их разговора остальные готовятся поздравить Габриель.

    - Думаешь, они способны на все? – спрашивает Габриель Зену, не замечая происходящего вокруг.
    - Абсолютно на все, - наблюдая за приготовлениями улыбается Зена.

    Затем все окружают Габри, подносят ей торт со свечками, кричат «С днем рождения!» и начинают петь «Она на целый год старше, она на целый год старше, она на целый год старше, тут есть о чем жалеть, она никогда не будет младше, она никогда не будет младше, она никогда не будет младше, тут есть о чем жалеть», именинница задувает свечи и счастливо улыбается.

    0


    Вы здесь » Tv novelas и не только.Форум о теленовелах » Сериалов других стран » Зена - королева воинов (1995-2001) - США,Новая Зеландия