Осталось...

Tv novelas и не только.Форум о теленовелах

Объявление

Доброго времени суток всем! Добро пожаловать на форум "Tvnovelas и не только"!
Навигация по форуму Стоп кадр Наши активисты

Правила форума


Новости форума


VIP-раздел


Мы в контакте


Проекты нашего форума


Регистрация


52 СЕРИЯ!


    Здравствуй, гость! Для просмотра всех разделов вам необходимо зарегистрироваться

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Tv novelas и не только.Форум о теленовелах » Сериалов других стран » Зена - королева воинов (1995-2001) - США,Новая Зеландия


    Зена - королева воинов (1995-2001) - США,Новая Зеландия

    Сообщений 21 страница 40 из 98

    21

    1-23: Death Mask - Маска смерти
    Зена и Габриэль идут по тропе, Габриэль говорит, что видела, как Зена ловила стрелы, даже если не видела их, ведь больше никто так не умеет. Зена говорит, что тело должно слышать стрелу, а если нет – то пиши пропало. Из засады в них стреляют, и Габриэль сбивает стрелу шестом, радуется, что у неё получилось. Зена велит спрятаться, на них нападает двое в масках. Зена сражается мечом, Габриэль с шестом убегает, бьёт преследователя. Зена срывает маску с поверженного, спрашивает, откуда у него маска, тот молчит, она делает акупунктуру, тот называет имя Кортоса. Кортос атакует деревню за мостом. Зена поясняет для Габриэль, что тот, кто разорил её деревню, носил маску Кортоса, и значит, это тот, кто сделал её… агрессивной. «Теперь он мой» – обещает Зена.
    Солдаты в масках атакуют деревню. «Пленных не брать! Убить всех! Деревня наша!», Зена появляется на Арго, маленькая девочка Ли в центре улицы пытается подобрать куклу, прямо на неё скачет лошадь разбойника, девочку спасает Габриэль. Разбойники уходят, когда подоспел отряд короля. Отряд не преследует людей Кортоса. Габриэль спрашивает, почему? Предводитель говорит, что не может ехать в лес, у него не хватает людей, чтобы защитить всех. Один из отходящих в лес узнаёт Зену.
    Он окликает командира отряда Кортоса (того зовут Малек), говорит, что знает, кто эта женщина, просит провести его к Коротосу. Малек говорит, что ему ещё рано, и он сам расскажет.
    Габриэль хвастается перед Зеной тем, что услышала стрелу. Зена спрашивает, сможет ли она повторить? Габриэль гадает, что если будет пущено десять стрел, сколько она пропустит? Зена отвечает, что пропустишь одну – и она принесёт смерть. Воин Кортоса появляется один на тропе (это тот, который узнал Зену). Зена говорит, что это странно, обнажает меч.
    - Я подошла.
    - Тогда стой, если не хочешь убить собственного брата.
    Воин снимает маску, Зена узнаёт его. Габриэль удивляется: ведь брата Зены убили? Зена говорит, что это – старший брат, Торис. Тот одержим идеей, что ему надо подобраться к Кортосу и убить его.
    Габриэль жарит для них троих птицу, говорит, что не хватает семнадцати приправ её сестры, и что она тоже, бывало, ссорилась с сестрой. А теперь брат и сестра встретились после долгих лет, и даже не разговаривают! Зена спрашивает, Торис теперь убийца? Он отвечает, что хочет подобраться к Кортосу. Габриэль ненавязчиво спрашивает, кому крылышко, кому ножку? «Ему ножку, - бросает Зена. – Иди покорми Арго». Габриэль понимает намёк и оставляет их одних. Торис разговаривает с Зеной.
    - Кортос нужен тебе так же, как и мне.
    - Убийство – это не способ!
    - Не способ? А как же справедливость?
    Он рассуждает о том, что если бы они тогда из Амфиполиса ушли в горы, всё было бы по другому… Зена отвечает, что Кортос и там нашёл бы их, а Луций (в этом переводе – Лайкос) верил в неё так же, как и она в него. Габриэль приходит, говорит, что Арго сыта. Зена советует ей пожить у той женщины, чью дочь она спасла, и присмотреть за деревней. Габриэль говорит, что так Зена хочет сказать, что рядом с ней теперь опасно, но ведь «рядом с ней вседа опасно, и теперь я вообще иду тренироваться с шестом». Зена спрашивает Ториса, знает ли тот, где Кортос. Тот говорит, что его командир, Малек, знает. Зена собирается пойти туда.
    Лагерь. Торис приводит связанную Зену: «Посмотри, кого я поймал», Малек приписывает все заслуги себе и говорит, что сам отведёт её к Кортосу Торис спорит, «Я поймал её» - «Это мой приз!», Зену толкают в палатку, пока Малек обещает Торису, что скажет Кортосу то, что сочтёт нужным, а если ещё раз увидит Ториса, то поджарит, Зена с помощью нагрудного креста (что-то вроде маленького кинжальчика или метального ножа, ещё по серии «Dreamworker») перезает верёвки и изучает лежащие на столе принадлежности для голубиной почты.
    Малек входит в палатку, пристаёт к Зене: «Дорогая! Не будем терять время! Ты согласна?» Зена одним ударом отключает его: «Конечно, согласна. Сразу к делу – я за.» Прорезает заднюю стенку палатки и выходит.
    Около озера Габриэль упражняется с шестом, поясняет Торису, что учится слушать своё тело. Когда она только встретилась с Зеной, то была полной неумёхой, а теперь многому научилась, только наблюдая за Зеной. Торис беспокоится за сестру. Габриэль спрашивает, сколько там воинов? – «Пятнадцать-двадцать». Габриэль уверяет его, что Зена верётся. Та действительно вскоре возвращается, говорит, что видела королевскую печать, это значит, что в замке у Кортоса есть шпион, и поэтому он так неуловим. Она и Торис отправляются в замок поговорить с королём (хотя он никого не принмает, а замок охраняется), Габриэль, немножко обиженная, возвращается в деревню.
    Зена и Торис в замке, их встречает командир отряда. «Как вы сюда попали? Куда смотрит охрана?» – «Охрана отдыхает, а мне надо поговорить с королём». Зена требует разговора, Эсколис (так зовут командира) не доверяет ей, она – ему, Торис наконец говорит, что в замке есть шпион Кортоса. Они складывают оружие, Эсколис велит подождать.
    В тронном зале, Зена видит на троне Коротоса: шпион – сам король. Кортос говорит, мол давно не виделись, Торис кидается вперёд, Кортос нажимает на рычаг на троне, вылетают два арбалетных болта, Зена едва успевает бросить Ториса на пол, спасая. Кортос говорит, что это только один из сюрпризов. Он хорошо устроился: народ платит дань на защиту от разбойников, он хорошо на этом разбогател. К тому же, можно днём грабить, а вечером принимать ванну. Но народ устал от разбоя, и солдатам нужна победа. Кортоса они не получат, поэтому он отдаст им Зену, жестокую королеву воинов. Он рычагом открывает люк в полу, Зена и Торис удерживаются, начинают выбираться, Кортос сматывается, ломится стража, Торис пытается удержать дверь, Зена велит пустить их, солдаты бегут, Зена нажимает рычаг, и те все проваливаются в люк.
    Зена и Торис пытаются выбраться из дворца, в коридоре их ждёт стража. Зена не собирается их убивать: они – лишь слепое оружие, берёт из кадки с водой мокрые тряпки, ими пробивает дорогу к окну, оба выскакивают туда. Король весьма озабочен этим фактом.
    Король велит казнить их утром, Эсколис спрашивает, во сколько.
    Габриэль с шестом спиной к Ли, та пускает в неё из лука стрелы с присосками, Габриэль пытается отбить, но всё никак не получается. Зена в деревне рассказывает, что король и Кортос – одно лицо. Габриэль представляет ей девочку Ли и её мать Серу. Зена просит созвать старейшин. Они не убили Кортоса, хотя могли… Габриэль кивает: нельзя убивать просто так, Торис ополчается на неё: мол, ты не видишь разницы между убийством и справедливостью.
    Торис спрашивает Зену, как она терпит Габриэль? Зена отвечает, что так и терпит: «она знает о справедливости больше тебя». Торис говорит, что думал, «она слепо следует за тобой, и ты сделаешь с ней то же самое, но нет: она смелая по своей природе». Торис признаётся, что Зена осталась тогда сражаться за всех них, а он испытал страх, не хотел умирать, и поэтому бежал, и поэтому – вина за смерть брата лежит и на нём, и Кортос должен ответить… Он надеется, что заставит Малека отвести его к Кортосу. Зена против: «Я уже потеряла одного брата и допущу, чтобы убили второго.»
    Старейшины собрались, Габриэль расписывает им заслуги Зены, что это она остановила людей Кортоса. Зену просят уйти из деревни: её ищет король. Она говорит, что король и Кортос – одно лицо, но соглашается уйти: Кортос будет их искать, и они сами выберут место боя. Зена спохватывается: где Торис? Сера говорит, что он ушёл и сказал, что пошёл отдать свой долг, и они поймут…
    Зена на Арго.
    Она прячется за деревом, потом входит в пустой лагерь. К дереву привязан избитый Торис, она развязывает её, он предупреждает: это ловушка. Зена и так поняла: всё вокруг залито маслом. Выходит Малек, говорит, что знает, что Зена – сестра Ториса: «Под пытками и не такое рассказывали». Лучники с зажжёнными стрелами наизготовку. Зена бросает оружие. Малек говорит, что у него должок, даёт Зене пощёчину, собирается отдать её Кортосу: «Тебя убьёт Кортос, а я плюну на твой горящий труп».
    Зена и Торис в темнице замка, связанные руки вверху: «Вернуться в замок было просто». Торис говорит, что искал смерти, не хотел втягивать в это Зену, но раз уж так получилось, то он рад, что она с ним. Зена говорит, что когда вернутся стражники, они уйдут. Торис спрашивает Зену, что она чувствовала, победив тогда Кортоса? Она отвечает, что чувствовать не было времени. Торис долго планировал, всю жизнь вынашивал этот план убийства, и это будет совсем не так, как убить в пылу сражения или для самозащиты, и если Торис убьёт его, то потом изменится так же, как она, после того, как ушла из Амфиполиса и решила создать из соседней деревни буферную зону, а потом…
    Приходит Эсколис с ещё одним стражем, просит выдать Кортоса. Зена советует: «Тогда иди в тронный зал». Торис захватывает солдата ногами, Зена отнимает меч, освобождает свои руки и руки Ториса, прижимает к земле Эсколиса, тот обещает, что они не уйдут из замка. Зена говорит, что они и не собираются уходить, и спрашивает, где держат голубей.
    Сера прибегает и сообщает Габриэль, что её друзей забрали в замок. Габриэль хватается за шест и стремится на выручку.
    Зена решает устроить Кортосу сюрприз, спрашивает Эсколиса, где король? Тот отвечает, что лучше умрёт… Зена говорит, что это можно устроить, но она понимает: Эсколис защищает своего короля, поэтому лучше сказать… Он говорит, что король на стрельбище у восточной стены. Торис бежит туда. Зена опять спрашивает Эсколиса, а где же король на самом деле?
    Торис на стрельбище ищет короля, там его атакуют два солдата, он с ними разбирается и понимает, что Зена его надула.
    Зена в это время уже играет Шакрамом у шеи Кортоса.
    Торис и подоспевшая Габриэль сражаются с воинами и прибежавшими воинами в масках, Зена выволакивает на крыльцо короля, привязывает его к стенке. Воины в масках против воинов короля. Зена приказывает Кортосу отдать приказ: пусть его люди сдадут оружие воинам короля. Тот отказывается, Зена пускает в него два меча, вонзающиеся в стену рядом, вынимает Шакрам: «Посмотри внимательно на мой Шакрам: это будет последнее, что ты увидишь в жизни», делает замах, Кортос приказывает сложить оружие, Малек не хочет слушаться, Зена намекает, мол, кто мог отдавать приказы этим людям? Эсколис понимает, что король всё-таки и есть Кортос, на него кидается Малек, Эсколис пронзает его мечом.
    Торис обвиняет Зену: мол, та знала, что Эсколис соврал, и оставила Кортоса для себя. Она приволакивает короля вниз во двор, ставит на колени, говорит Торису: мол, пожалуйста, убей его, а потом станешь как я и расскажешь, что почувствовал. Торис заносит меч и отводит его. Зена говорит: «Луций гордился бы тобой». Торис признаётся: «Мне уже давно не было так легко. И в этой суматохе я всё не успевал сказать, что скучал по тебе.» Теперь он собирается в Амфиполис навестить мать, Зена просит ничего от неё не передавать, а только сказать, что он её видел. Торис зовёт её с собой, Зена говорит, что им с Габриэль в другую сторону, на прощание брат и сестра обнимаются. Торис уезжает.

    0

    22

    1-24: Is There A Doctor In The House? - Здесь нужен доктор?
    Лес словно с точки зрения кого-то, лучи между крон. За этим кем-то гонятся солдаты: «Убей его!» Зена и Габриэль за деревом, Габриэль советует идти на юг. Зена объясняет, что там, где они идут, война: королевства Тессалия и Митоя друг против друга, а этот лес – пограничный, тот, кто контролирует его, имеет многое. Из кустов слышится стон, там лежит раненая беременная Эпфини, она говорит, что они с мужем шли в Афины, хотели прорвать линию фронта, но Фантос умер, защищая её: вот тебе и амазонка. Она лежит тут уже два-три дня… Зена говорит, что рана не смертельная. Габриэль сетует на ужасы войны, удивляется, зачем воинам понадобилось убивать Фантоса? – «Подвернулся под руку». Зена говорит, что найдёт место, где Эпфини сможет родить, а потом остановит войну. Габриэль считает, что даже королеве воинов это не под силу, и ругает себя: кто меня за язык тянул?
    Зена слышит разговоры в лагере митойцев: «Мы уничтожим тессалийцев массированным ударом», «Они почувствют, как петля правосудия затягивается на их шее…» Их подслушивает тессалиец, его гонит генерал-митоец: «тессалийская свинья! тессалийская грязь!» и т.п. Зена Шакрамом слегка ранит преследователя, тессалиец благодарно смотрит на неё и убегает, Зена заносит меч над поверженным и втыкает его в землю.
    Зена, Габриэль, раненый митоец и Эпфини приходят в храм тессалийцев. Генерал Мармак (раненый митоец) говорит, что его там прибьют, человека-то его звания, Зена говорит, что он ничем не отличается от рядового. Вышедшему навстречу целителю она говорит, что они нашли раненого воина и беременную женщину.
    Зена помогает Эпфини найти свободное место и сесть. Эпфини говорит, что она устала, а душу словно резали ножом. Габриэль говорит, что хотя Фантоса и убили, но ребёнок скоро появится на свет, ради него Эпфини должна не сдаваться, а семья поможет. Эпфини не совсем понимает, о какой семье речь, Габриэль поясняет, что она ведь её сестра-амазонка. Эпфини согласно кивает: Габриэль заслужила этот титул.
    Генерал Мармак находит раненых миторцев, присоединяется к ним.
    Слышатся стоны, Зена идёт посмотреть. Один из молодых целителей пытается перенести тяжелораненного, Зена останвливает его: человеку больно, с такой раной его нельзя передвигать. Юноша говорит, что это приказ целителя и жреца этого храма Галена, тот приказал помещать всех на алтарь Асклепия. Подоспевший Гален возмущён: женщина-дикарка не может знать о медицине больше чем он, посвятивший её изучению и служению Асклепию всю жизнь. Зена говорит, что богу наплевать, умрёт человек или нет.
    Зена пытается вылечить человека, велит принести полую трубку и бинты. Гален суетится: «ты его убьёшь!». Она же пытается помочь, велит Габриэль сделать компресс, орудует нагрудным крестом, делая надрезы, помогает человеку выжить, вынимает стрелу и помогает дышать (трубка). Один из помошников-юношей (один из них – Гиппократ, другой – Демокрит) замечает, как Габриэль прекрасна. Их ругает Гален, называет Зену варварской дикаркой. Зена велит всем, кто может ходить, отойти и освободить место.
    Следующий больной, надо остановить кровь, Зена предупреждает, что будет больно, Гиппократ (или это Демокрит?) просит позволить посмотреть, Зена говорит, что больным нужен уход, а не наблюдатели. Говорит, что этот больной безнадёжен, а остальным ещё можно помочь. Гиппократ спрашивает, как? Зена говорит, что он сам справится, потому что должен, велит сделать шину женщине с переломом.
    Зена посылает Габриэль сменить Мармаксу повязку. Она делает это, предупреждая:
    - Медицина – не моя специальность.
    - А какая твоя?
    - Я бард.
    - Ну давай…
    - Что?
    - Расскажи историю.
    Габриэль рассказывает историю про царя Либерия, который был великолепным воином и охоником, и чтобы проверить свою сноровку, решил проникнуть в сады Артемиды, а та превратила его в оленя (Мармакс говорит, что для охотника это величайшее горе – превратиться в дичь), и это были счастливые дни: Мармакс изменился, стал мудрым, но скучал по семье. Артемида сжалилась и превратила его обратно в человека. И цель жизни – обрести душевное спокойствие и поделиться им со всем миром.
    Мармакс говорит, что это красивая сказка, не имеющая ничего общего с жизнью. Габриэль отвечает, что жизнь такая, какой мы её делаем.
    Зена пытается спасти очередного раненого, вставляет ему трубку, на её вершину одевает пузырь, откачивает кровь из лёгких, велит Габриэль держать дыхательный ритм, сама заботится о новом раненом, который кричит, что не хочет умирать.
    Гален не на шутку рассержен: «Женщина! Что ты творишь в моём храме! Она положила на алтарь митойцев и убивает наших солдат! Прогоните её или убейте!» Те солдаты, которые как бы в здравии, обнажают мечи, Зена откидывает ногой пару из них, говорит Галену, что он её не выгонит, советует Галену уделять больным больше внимания, чем богам: тот не лечит, а ждёт, пока это сделает Асклепий. Габриэль в это время орёт умирающему «дыши!», но тот умирает.
    Габриэль расстроена: «Он умер… почему? мы так старались…» – «Только Асклепий выбирает, кому жить! – подхватывает жрец. – Ты не спасла его!» - «Да. Не спасла.» - кивает Зена. Габриэль просит Зену простить её, Зена говорит, что та не виновата: «смерть – часть этой работы, и надо привыкнуть.» Габриэль говорит, что постарается, Зена посылает её помочь Демокриту.
    Зена разговаривает с Мармаксом. Тот говорит, что Габриэль – прекрасная девушка, но ей тут не место, зачем Зена привела её?
    - С каких это пор ты заботишься о простых людях?
    - Я забочусь о таких, как она.
    - А молодёжь тессалийцев?
    Мармакс говорит, что тессалийцы насаждали свою религию, что они – мясники и т.п. Зена рассказывает, как они с Габриэль проходили через разрушенную деревню… Мармакс тут же оправдывается, что это была база тессалийцев, и её надо было ликвидировать. Зена продолжает, что были убиты все без разбору: мужчины, женщины, дети… так кто получается мясник?
    Габриэль успокаивает раненого: «Так лучше?», переходит к следующему, Демокрит восхищён:
    - Это прекрасно, как ты успокоила его.
    - Это бальзам.
    - Это товя улыбка и голос, дар облегчить боль.
    - Нет, это дар Зены.
    - Нет, надо исцелять не только боль тела, но и души, и у тебя получается!
    Зена и новый больной (тессалиец) на алтаре. Зена ставит диагноз, что тот умрёт, если не отрезать ногу. С ней спорят, она повторяет, что хорошо знает такую болезнь, если ногу отрезать – он будет жить, если нет – умрёт. Решать ему. Тот после страха и колебаний соглашается. Зена велит принести бинты, меч и факел. Заставляет Мармакса помогать. Прикасается к точке на шее, раненый не чувствует онемевшего тела. Зена стерилизует лезвие меча над факелом, отрубает ногу, тот орёт, Зена велит Мармаксу держать его, а то будет шок, и прижечь рану.
    Кто-то из больных просит Габриэль привести его раненого сына (вроде бы, Пероса), оставшегося в шалаше.
    У Эпфини начинаются роды. Мармакс спрашивает её, что она тут делает? Эпфини говорит, что они с мужем шли в Афины, чтобы ребёнок родился там. В Афинах люди терпимее… Она не поясняет, что хотела этим сказать, а на вопрос Мармакса, где её муж, говорит, что он убит их патрулём. «Его приняли за тессалийца». Мармакс против тессалийцев, он говорит, что его родню скормили волкам… Эпфини отвечает, что Фантоса растерзали собаки под смех митойцев. Мармакс говорит, что быть такого не может. Эпфини рассказывает дальше: Фантос был её врагом, но она научилась прощать и обрела любовь. Мармакс спрашивает, теперь она его ненавидит? Эпфини говорит, что нет, призывает его подумать о детях, которые должны жить в мире.
    Вносят раненую стонущую Габриэль, Зена кидается к ней: «Ты со мной, не бойся. Всё будет хорошо… ну давай…» Похоже, что вместе с ней приволокли напавшего на неё. Врачи удивляются: ударь она на сантиметр ниже – тот был бы мертв. Зена прекрасно понимает, что Габриэль специально так сделала: у неё свои принципы, она против убийства. Мармакс не понимает: неужели она готова пожертвовать собой, чтобы не убивать? Зена винит Мармакса в том, что для него все, кто не митойцы – враги. Габриэль просит позвать Эпфини, та приходит, и Габриэль хочет передать ей свой титул. Эпфини заверяет Габриэль, что титул ей не нужен: Габриэль поправится. Демокрит не понимает, о каком титуле речь. Зена, зашивая рану, для тупых поясняет, что Габриэль – принцесса амазонок. Демокрит тоже искренне надеется, что она поправится.
    Гален всполошён: митойцы вот-вот будут тут, но лекарь надеется, что храм не тронут. Зена уверяет его, что они разрушат всё, что встанет на пути.
    Зена велит всем покинуть храм. Демокрит на выходе провожает тех, кто может ходить, велит уходить в горы, и получает стрелу в грудь.
    Его приносят в храм, Зена кидается к нему, просит принести нож и паутину (чтобы остановить кровь) пытается помочь, тот говорит. «Оставь меня, помоги Габриэль», Зена говорит, что сделала всё, что смогла, и теперь Габриль сама. Демокрит отключается, Гален спрашивает, умер ли тот, Зена отвечает, что просто потерял сознание и может выжить.
    Зена рядом с Габриэль: «Надо было идти на юг. Прости меня.» Мармаксу она признаётся: «Ей тут не место. Моя гордость погубила подругу».
    С потолка сыплется, Зена говорит, что это катапульты, теперь они в центре, храм может рухнуть, но многие не могут ходить… Она решает так, что Мармакс поведёт солдат, чтобы эвакуировать раненых, а она останется тут с тем, кто не может. «Но ты погибнешь», - предупреждает Гиппократ. «Циник», - усмехается Зена. Гален сокрушается: «Мой храм!», Эпфини на грани родов, рядом с ней Мармакс, зовёт Зену.
    «Тужься, тужься, он вырастет сильным кентавром»… Мармакс говорит, что понял, что Фантос был кентавром, когда Эпфини сказала, что в Афинах люди терпимее, и поэтому они шли туда. «Ты против?» - настораживается Эпфини. Мармакс говорит, что кентавры – храбрые, и с её ребёнком будет всё в порядке.
    Эпфини всё никак не может родить, Зена говорит, что поняла, в чём дело, и надо делать кесарево, иначе оба погибнут. Эпфини просит спасти ребёнка. Зена командует принести горячую воду и ножи, ставит рядом с Эпфини свечку, чтобы та смотрела на неё, видела в пламени лицо Фантоса.
    Зена спрашивает Гиппократа, почему никто не ушёл? «Солдаты не пойдут без Мармакса, я без тебя, Гален без нас». Зена очищает нож над свечой, говорит Эпфини, что та не почувствует боли, делает кесарево, извлекают дитя: «Я вижу его… возьми за ножки… какой тяжёлый… он здоров! красавец… тяжёлый!»
    Крики, что надо уходить, солдаты порываются спасти генерала, тот велит: «Стойте». Ему говорят: «эта женщина командует тобой», но он отвечает, что она помогла ему принять верное решение, и приказывает прекратить войну, сложить оружие и уйти в тыл, начать переговоры. Ему возражают: «Но ведь мы побеждаем!» Мармакс отвечает, что уже обе стороны проиграли, и пусть шлют гонца для переговоров. Его приказа не смеют ослушаться.
    Зена рядом с Габриэль: «Ты поправишься…», у той начинаются судороги, Зена пытается её удержать, не знает, что с ней. Габриэль в буквальном смысле слова испускает последний вздох, и лежит смирно, как полагается покойникам. «Она умерла?» – тревожится Гиппократ. – «Нет, она не умерла! Я не позволю! Ты меня пугаешь, Габриэль! Очнись! Дыши!», - суетится Зена и делает ей искусственное дыхание: в лёгких нет воздуха, «Дыши!» Гален и Мармакс видят тщетность её попыток: «Зена, перестань.» Та не слушает: «Ты жива! Ну давай! Живи! Очнись! Ты никогда ни от чего не бежала! Борись!» Мармакс советует: «Пусть она умрёт с миром» – «Что ты знаешь о мире? Ты стольких убил!» - «Ты тоже. Отпусти её.» – «Нет! Не бросай, не покидай меня», - исступлённо пытается сделать что-то Зена. «Очнись!» – бьёт кулаком в грудь Габриэль, та открывает глаза, закашлявшись. «Асклепий, ты сошёл на землю!» - падает на колени Гален. – «Я не Асклепий, давно бы пора это понять», - поднимает его с колен Зена. – «Это чудо совершила Габриэль», прижимает её к себе, целуя в лоб.
    Мармакс говорит, что пора прощаться, что он вернётся и начнёт переговоры, просит передать Габриэль, что он обрёл душевное спокойствие и собирается поделиться им со всем миром. Спрашивает, это Зена его ранила? Зена говорит, что да. Мармакс не обижается: это ранение многому его научило.
    Гиппократ что-то записывает, объясняет, что хочет записать для потомства врачевательские навыки Зены. Она говорит, что не настолько умная, и тоже совершает ошибки. Гиппократ говорит, что хочет стать врачом, Зена замечает, что он уже врач и главное – заботиться о людях. Гиппократ полон планов на будущее: перестроить храм, учить в нём на врачей, чтобы знали честь того, чтобы называться врачом, и придумать какую-нибудь клятву.
    Лежащие на соседних «койках» Габриэль и Демокрит. Он привлекает её внимание к ребёнку Эпфини (почему-то он вороной). Габриэль говорит, что стала тетёй.
    Похоже, прошло какое-то время. Габриэль и Зена выходят из храма.
    - Спасибо, что спасла меня… опять. Ты только этим и занимаешься. Я не могла умереть, когда у нас впереди столько приключений! Знаешь, потеряв сознание, я оказалась на том берегу. Там были зелёные поля и красивые деревья. Я видела бабушку и дядю, и они сказали мне «Привет!»

    0

    23

    2-01: Orphan Of War - Дитя войны
    Зена и кентавры. Она бросает на землю меч и Шакрам, Габрэль – шест. Предводитель кентавров удивляется, как это так Зена, гроза народов (destroyer of nations) так поступила, и напоминает о данном обещании не возвращаться. «Та Зена не вернётся», - отвечает Королева Воинов. Говорит, что вернулась ни за кем и ни за чем, а только хочет помешать Дагнину заполучить камень Эксиона.
    Зену видит Солан, он обвиняет её в убийстве отца (не знает, что она – его мать), и теперь он – её злейший враг. Когда Солан отходит на достаточное расстояние, Габриэль спрашивает Зену, знает ли она его? «Это мой сын», - отвечает та.
    Солан и дети кентавров играют в мяч.
    Ночь, луна над живописным пейзажем.
    Предводитель кентавров с завязанным глазом говорит Зене, что Борайас всё рассказал им, он стал их другом, и погиб в её строю. Зена с младенцем на руках:
    - Я хочу увести армию.
    - Зена Гроза Миров не отступает!
    - Возьми этого ребёнка (отдаёт новорожденного Солана). Это мой сын и сын Борайса. Он стал бы целью для моих врагов и узнал то, что не надо знать ребёнку… стал бы таким, как я.
    - Сын Борайса будет моим сыном.
    Отдав ребёнка, Зена ковыляет прочь.
    Габриэль разговаривает с Зеной:
    - Давай поговорим.
    - Я всё рассказала тебе.
    - Но почему ты так поступила? Отдать своего ребёнка… трудно поверить.
    - Я пришла не за ним, а за Дагнином. Не мешай.
    С холма Дагнин и его помощник наблюдают через систему линз. Дагнин: «Я заплачу за информацию.» – «Зена там, она чувствует, что мы наблюдаем. Даже на таком расстоянии» – «Она и раньше это умела.» – «Я не знаю, что они говорят, их губы всё время были скрыты деревьями, но видно, что она взволнована». – «Она знает, что мне нужен камень».
    Зена в шатре предводителя кентавров, Калепуса. Кентавр:
    - Его воспитание – моя забота.
    - Я не хочу, чтобы он стал воином! А ты научил его владеть мечом!
    - Ты оставила его, чтобы он сам выбрал свой путь. Ты сама этого хотела.
    Зена вертит в руках игрушку.
    - Ты изменилась. Ты не такая, какую я встретил много лет назад. Не мешай. У Солана есть семья и друзья, он теперь не твой сын.
    - Ты говоришь это ради меня? Или ради себя?
    - Ради Солана. И ради себя. Он девять лет был мне сыном. Я люблю его больше жизни. Я не хочу его терять.
    - А ты представляешь, каково матери без ребёнка?
    Зена выходит из шатра, там Габриэль. Зена говорит, что Дагнин на юге у холмов, и ему придётся атаковать в гору, рассказывает, что Эксион был прародителем кентавров, и решил вывести их на путь добра, а всю ярость заключил в камне. Тот, кто получит камень, получит и ярость Эксиона.
    Борайас был умён… «Солан думает, что я убила его. Считается, что роды заканчиваются, когда ребёнок делает первый вздох, но это не так. Солан рос во мне каждый день», - говорит Зена. Габриэль говорит, что у неё нет сына, но есть мать, и Солан тоже заслуживает… Зена обрывает её: «It’s not your business. Я разберусь сама».
    Даган узнал от своего наблюдателя, что у Зены есть сын и решил, что это просто отлично.
    Зена ищет Солана возле двух могильных плит:
    - Вылезай, я знаю, что ты там.
    - Отойди от моих родителей!
    - Я пришла поклониться им. Я не убивала твоего отца.
    - Моя мать осталась одна.
    - Что ты о ней знаешь? Какой она была?
    - Дядя говорит, что она была красивой, доброй – даже к тебе. Её улыбка была как дуновение ветерка, и она пела, как Орфей. Я хотел бы хоть раз услышать её…
    - Женщина с добрым сердцем не хотела бы, чтобы её сын взял в руки меч.
    - Я хочу стать великим воином…
    - Не путай величие с местью.
    Они разговаривают о том, что отец тоже любил петь, Зена вспоминает, что они иногда пели вместе. Солан уходит, Зена вдогонку говорит, что может спеть для него.
    Зена замечает блик от окуляров, Дагнин велит: «Уходим!», помощник удивляется: ведь она на той стороне долины! Дагнин понимает, что она сейчас будет здесь, успевает убежать, Зена с помощью акупунктуры выведывает у помощника, что Дагнин знает о стремлении Зены помешать ему и о сыне.
    Зена на Арго.
    Габриэль окликает Солана:
    - Я знаю, что ты тут. Я хочу поговорить. Мы подружимся.
    - Ты подруга Зены!
    - Зена и тебе подруга.
    Солан спускается к ней с ветви дерева, спрашивает о шесте, Гарбиэль говорит:
    - Это подарок амазонки. Это их оружие.
    - А у меня есть меч.
    - Но я знаю, что человек с мечом делается мишенью. А шест никто не принимает всерьёз. С ним можно не притворяться воином.
    Солан просит показать, в это время Габриэль оглушает подобравшегося к мальчику сзади воина Дагнина, сражается с остальными, крчит «Беги», Солан обнажает меч, говорит, что хочет помочь. Габриэль сзади оглушают, но не убивают: она передаст Зене, что они забрали Солана.
    Габриэль идёт, потирая шею. Приезжает Зена. Габриэль спрашивает её, где та была, она говорит, что всё в порядке, спрашивает о Солане, и Габриэль рассказывает, что случилось. Зена велит ей предупредить в деревне Калепуса, чтобы не кентавры не совались в лес, а сама едет выручать сына.
    Солана запихивают в клетку, Дагнин вешает ключ на пояс и велит стражникам держать ухо востро: Зена попытается выручить его.
    Он заходит в палатку, там уже сидит Зена.
    - Ты удивительная женщина.
    - Ты не изменился. Всё такой же… очаровательный.
    - Изменился (показывает на боку шрам). Это от Терезия… но ты убила его. Я нашёл твоё уязвимое место. Гениальная идея – отдать сына кентаврам. Но он теперь мой.
    - Ты хочешь торговаться, иначе позвал бы стражу.
    - И ты тоже, иначе успела бы убить меня. Мне нужно три вещи: камень Эксиона…
    - Я не знаю, где он.
    - Он в пещере Эксиона, мы скоро найдём её.
    - Хочу, чтобы ты не мешала и ушла из долины.
    - Только вместе с сыном.
    - Условия диктую я. Ты можешь одолеть стражу и открыть клетку, но сын будет уже мертв. Так что условия диктую я!
    - Ты говорил о трёх условиях.
    Дагнин обнимает Зену за плечи: «Я хочу немного тепла», Зена бьёт его кулаком, прижимает к полу, делает акупунктуру и забирает ключ.
    Солан из клетки пытается дотянуться до своего меча, воткнутого в землю дразняще близко. Сверху на него падает камешек, он поднимает голову и видит Зену, делающую знаки, чтобы он молчал. Она кидает ему верёвку, он привязывает её к пруту клетки. Зена пытается втащить её наверх, клетка раскачивается, Солан достаёт свой меч, из палатки выходит Дагнин: «Зена где-то рядом! Взять её!» Зена закрепляет верёвку от клетки и кидает Солану ключ, тот высвобождается из клетки. Но пока Зена дерётся, Солан успевает освободиться, а клетка падает вниз и пробивает в поверхности земли дыру, падает вниз. Зена прижимает Солана к себе, Дагнин комадует лучникам «огонь!», Зена видит, что единственный выход – путь вниз, спрашивает Солана, верит ли он ей? Они вдвоём прыгают вниз. Дагнин понимает, что это – пещера Эксиона, а если Зена жива, то надо убить её.
    Зена и Солан внизу, она говорит, что надо спешить, Солан признаётся, что рука очень болит. Зена осматривает и обнаруживает перелом, говорит, что надо сделать жёсткую повязку. Солан не хочет расставаться для этой цели с мечом, она с помощью прикосновения к соответствующей точке нейтрализует его боль (она вернётся намного больше), привязывает ему к руке свои ножны.
    Дагнин командует отряду разделиться и найти: камень и Зену.
    Солан спрашивает Зену, почему она пришла? Она говорит, что должна была помочь ему, а он вёл себя храбро (Солан признаётся, что испугался), и многие на его месте растерялись бы. Зена рассказывает о Борайасе: его сила была не от злости, а от понимания своего сердца, и он боролся за добро, не отступал. Зена говорит, что они были хорошими друзьями. Солан признаётся, что не хочет говорить о нём и тут же спрашивает: «Перед тем как стать добрым, Борайас причинил много горя?» Зена говорит, что без него кентавры погибли бы… «Их убила бы ты?» – Зена говорит, что да, она убила бы всех, но Борайас погиб, и она ушла,. Она говорит, что сделала для перебитой руки Солана всё, что могла, и теперь будет больно, (возвращает ему чувствительность).
    Габриэль пытается убедить кентавров, что надо подождать, но Калепус хочет вернуть сына. Он понимает, что в лесу опасно, поэтому зовёт волонтёров. Один из кентавров соглашается, Габриэль тоже не остаётся в стороне, едет на Калепусе.
    Зена и Солан в храме Эксиона. Камня на алтаре нет. Зена говорит, что его взял Борайас, чтобы уберечь от таких, как она. Солан спрашивает, отпечатки ладони на алтаре – это Борайса? Зена отвечает, что да. Солан прикладывает свою руку. Зена говорит, что надо выбираться. Солан уверен, что она справится: «Я видел, какая ты». Зена от помощи бы не отказалась, она отрезает от настенного растения с полыми стеблями кусок, шутит, что настала пора вспомнить уроки музыки, дует в трубку.
    Сигнал слышат наверху Габриэль и кентавры, и Дагнан с отрядом. Габриэль окликает Зену через световое окошко и бросает ей верёвку. Зена ловит, берёт Солана, их начинают тащить кентавры, вбегает Дагнан, перерезает её верёвку, Зена дерётся, потом вторая попытка (верёвку спустили пониже), их вытаскивают, Зена смеётся, Солан роняет меч, при ударе из крестовины вываливается зелёный камень, теперь очередь Дагнана посмеяться: камень Эксиона у него.
    Дагнан с двумя помощниками нагревает над свечой красную смесь. «Вся сила и мощь создания Эксиона! Я пройду по земле как гнев Господень, я убью Зену и Геркулеса, и войду в Афины! Сколько дел… Надо составить список!». Те двое волнуются, а что будет, если не получится? – «Тогда одному достанется в наследство палатка, а другому – лошадь». Данган разводит камень в чем-то красном, выпивает, происходит трансформация.
    Зена в лагере кентавров делает распоряжения: выставить дозорных, потому что неизвестно, с какой стороны Дагнан атакует (в том, что он атакует а не просто возьмёт камень и уйдёт, она уверена, потому что он захочет ей отомстить), но лучники бесполезны, простые стрелы не навредят разгневанному кентавру, а только разозлят (и то хорошо). Зена велит привести повозку и соорудить катапульту.
    Габриэль говорит, что Солан в порядке, она перевязала ему руку. «Он не показывает боли, как и мать. Ты права, я заслужила те слова… Я считаю себя твоей подругой, и должна была понять, как тебе больнно. Я помогу.»
    Калепус говорит Зене, что если он погибнет – то пусть она сделает всё по-своему: позаботится о Солане. С ней он будет в безопасности. Зена выражает сожаление по поводу того, что они слишком долго были врагами.
    Габриэль заканчивает перевязку Солану, говорит, что тот скоро опять будет ходить на руках. Он говорит, что не умеет ходить на руках, Габирэль обещает: научишься. Они рассуждают о том, что Зена - удивительная женщина: она много знает и всегда поможет, даже во вред себе. Солан говорит, что она не такая, как рассказывали ему. Габриэль удивляет то, что люди, которых они встречают в путешествиях, ненавидят Зену. Но они ненавидят и боятся прежнюю Зену, а она сама (Габриэль) – не боится.
    Приготовления в лагере завершены, все хорошо понимают, что будет только одна попытка выстрела из катапульты. Габриэль поручено защитить Солана.
    У пришедшего к лагерю Дагнана (теперь он - кентавр цвета грязи) меч отца Солана. Дагнан говорит, что это меч Борайаса, и он взял его после убийства, потому что это он убил Борайаса!
    Схватка в деревне. Дагнан называется себя Эксионом, Зена говорит: «Передай ему привет, когда увидишь в тартаре». Зена атакует снизу: «Come on, тебе нужна я! Вспомни, как я унижала тебя и избивала при всех!» Дагнан понимает, что Зена пытается разозлить его, говорит, что номер не пройдёт, и спрашивает саму Зену: «Ты начинаешь злиться или бояться раба, сделавшегося господином?» Зена мимоходом бросает Шакрам в атакующего Габриэль солдата, кидает меч, перебивая верёвку, удерживающую катапульту, пригибается, в Дагнана вонзается толстенный кол. Ранение смертельное.
    Берег реки или озена. Зена разговаривает с Соланом.
    - Давай поговорим.
    - Я знаю, что отца убила не ты. Ты изменилась.
    - Всё будет хорошо.
    - Вы с Габриэль уйдёте? Вы могли бы остаться. Было бы весело.
    - Солан, иногда люди совершают поступки, которые казались правильными, но о которых потом жалеют.
    - Это когда я хотел убить тебя?
    - Да. Когда-то я поступила плохо…
    - Это когда ты хотела убить кентавров?
    - Ты всё понял. Мне жаль, что твои родители умерли, но у тебя есть дядя и друзья, и этого никто не отнимет. Пора расстаться с прошлым и понять, что у тебя есть то, о чём я могла бы только мечтать. То, что хотела бы для своего сына.
    - Мы друзья!
    Зена обнимает Солана:
    - Всегда будем друзьями. Не забывай об этом. Нам с Габриэль пора в путь.
    Солан выкидывает меч в воду:
    - Я не воин. Я не хочуть быть воином.
    - Мама гордилась бы тобой.
    - Ты так думаешь?
    - Я знаю.
    - Ты понравилась бы маме. Вы бы подружились.
    - Нам с Габриэль пора уходить.
    Зена медленно уходит с печатью страдания на лице.

    0

    24

    2-02: Remember Nothig - Назад в прошлое
    Вид облаков и реки.
    Габриэль и Зена идут лугами. Габриэль спрашивает: «Сколько ещё до храма?» Зена говорит, что Габриэль могла бы остаться, потому что это её (Зены) семейное дело. Зена предлагает подвезти Габриэль. Та сначала отказывается, говорит, что её восхищает преданность Зены брату. Зена кивает, что навещает его каждый год. Габриэль садится на Арго позади Зены.
    Храм. Зена свечой зажигает другие три свечи: «Этим пламенем я призываю три судьбы: деву, мать и старуху, для успокоения моего брата, чью жизнь вы оборвали одиннадцать лет назад, я делаю это в дань памяти». Габриэль сожалеет, что не знала Лайкоса. Зена сокрушается: если бы она не повела его в бой… говорит, как это ужасно – обрывать чью-то жизнь, особенно родного человека. «Ты не отнимала жизнь, и не дай бог тебе это узнать».
    На храм нападают, в монахов метают копья, одно из них Зена ловит, сражается, Габриэль кричит ей: «Сзади!», Зена оборачивается, пронзает мечом нападающего, тот падает, с него сваливается шлем, и Зена видит совсем молодого мальчишку.
    Зена возвращается в храм, её окликают три лика судьбы, (в виде девы, женщины и старухи) «которые знает каждый, но не каждый видел, и от которых никто не уйдёт». Они говорят, что раз она защитила их храм, то теперь может просить, и если желание исполнимо, то они исполнят. Зена сначала не хочет ничего желать: она убила мальчишку - и это защита храма? Зена сожалеет о гибели мальчика… Три лика (кстати, деву играет та же актриса, которая играла молодую Каллисто в одной из серий Геракла. говорят, да будет так: всё вернётся до тех пор, пока Зена опять не прольёт кровь. «Но как же быть, если я воин?» - «Если ты воин - то никак».
    Зена выходит из храма, окликает Габриэль, но никто не отзывается. Зена обнаруживет, что одета в деревенское платье, из кустов выбегает Лайкос, её брат, и окликает её. Зена несказанно рада встрече.
    В Амфиполисе поют жницы.
    Лайкос и Зена идёт по тропе, ведущей из рощицы в деревню. Лайкос спрашивает, почему Зена на него так смотрит? Может быть, у него лицо в грязи? Зена говорит, что всё в порядке. У Лайкоса на груди талисман Верилия: многие носят его на удачу. Однажды он спас ему жизнь, если бы тогда стрела попала не в талисман, а в него… но вместо этого он вырос. Лайкос говорит Зене, что сам управится в таверне, а она пусть пойдёт домой отдохнёт. Она вслед ему говорит, что она уже дома.
    В палатке бичуют раба (11…20), хозяин велит прекратить, а то тот потеряет созание, а рабы лучше учатся хорошо себя вести, когда слышат крики. Другой рабовладелец говорит, что его амазонки редко кричат. Он собирается их окончательно сломить. – «А вдруг они будут сопротивляться?» – «Хотел бы я на это посмотреть».
    Песня простых людей, Зена в Амфиполисе, с ней здороваются люди.
    Зена в доме рассматривает содержимое шкатулки с украшениями: браслет, перстень. Кто-то подходит сзади, она прижимает его к стене, заламывая руку: «Ещё одно движение и я задушу тебя». Юноша обещает стоять смирно. Зена узнаёт Мафиаса. Он говорит: «Конечно, это я. Если у тебя нет ещё одного жениха!» («Жениха?!» – про себя удивляется Зена.) Мафиас спрашивает, не собирается ли она опять откладывать свадьбу? Сначала было нашествие Кортоса, потом восстановление деревни… Он грозит, что если так пойдёт и дальше, то он сдастся… лет через 15… но ведь они обещали ЕЙ пожениться! – «Кому обещали?» – удивляется Зена.
    Зена у гроба матери. Сзади входит Луций, Зена говорит, что никак не может поверить. Луций винит себя в произошедшем: Сирена сломалась, когда пришёл Кортос, и им пришлось уйти в горы. Зена говорит, что не стоит винить себя, больше виновата она. «Но что ты могла сделать? Убить Кортоса? Хотя у тебя получилось бы…» Луций уходит. Зена остаётся, плачет: «Мама, я не хотела, чтобы так получилось… я хотела вернуть жизнь мальчику. Труднее всего потерять тебя и Габриэль. Но в этой жизни я не посрамила тебя. Габриэль не покинет семью, Луций не погибнет в бою, как я и хотела. Зены Королевы Воинов никогда не существовало. Без неё мир стал лучше…»
    Луций и Мафиас обсуждают то, что Зена сама не своя ещё с утра, как будто в первый раз услышала о гибели матери. Вдруг она чем заболела? Мафиас просит Луция поговорить с ней.
    Наёмник прижимает торговца: «Я пришёл заказать товар: две повозки еды и выпивки к утру!» - «Но понадобится предоплата». Наёмник приставляет ему к горлу нож: «Молись… Я не убью тебя – вот и вся предоплата». Зена сзади огрела его плотно свёрнутым ковром: мол, извините, я просто смотрела ценник. Наёмник бурчит, чтобы в следующий раз была поострожней, кричит кому-то из своих вести рабов. Появляется Дева, говорит Зене, что та сообразительна. Зена кивает: надо быть сдержанной. Дева предлагает: «Если наскучит тихая жизнь – ты знаешь что делать». Зена отвечает, что не повторит ошибки.
    Ведут двоих рабынь, комадуя ими. В одной из рабынь Зена узнаёт Габриэль.
    Габриэль неловко поворачивается, роняя корзину на надсмотрищика, тот заносит палку для удара, но Зена останавливает его руку: «Не тронь её! Я не позволю её бить!» Наёмник вне себя. Прибегает Мафиас, говорит, что сейчас всё объяснит, мол, Зена - его невеста, и им нужно приобрести рабыню для дома и т.п. Наёмник отвечает, что не продаст её: «Она слишком нравится Мезентию»…
    Мафиас спрашивает Зену, что же она вытворяет? Она отвечает, что просто спасала девушку, потому что рабство – это преступление. Мафиас говорит, что справедливость – это, конечно, хорошо, но надо учиться сдерживать себя. «Мир не изменить, как бы ты этого не хотела.»
    Появляется лик Матери, та говорит Зене, что Мафиас не прав, а мир можно изменить. Она призывает пролить кровь. Зена спорит: хоть этот мир и не совершенен, но её мир был не лучше. Мать напоминает, что тут всё другое, даже люди. Зене не верится, что Габриэль другая: «Что могло в ней измениться?»
    Габриэль стащила булку с господского стола и втихаря скармливает её собаке, пока Мезентий и Крайкос обсуждают организацию обороны, то, что крестьяне – потенциальные враги, а когда сила, таталт и стратегия (то бишь Крайкос, Мезентий и Капутий) соединятся, получится несокрушимя сила, а Амфиполис практически их с потрохами, только может доставить проблемы Лайкос, который с сестрой сражался против Кортоса, пока не ушёл в горы. Один из них смеётся: «Если уж они считали злодеем Кортоса, то что они скажут, увидев нас!» Мезентий лапает Габриэль, называя милашкой, просит принести вина.

    Мафиас и Лайкос в доме. Мафиас говорит, что Зена совсем спятила: напала на солдата Мезентия! Её же могли ранить или убить! Ведь солдатам платят за убийство… Лайкос возражает: она хотела спасти девушку, не дать издеваться по закону. Мафиас соглашается, что это хорошо, но только пока сам остаёшься цел.
    Зена приходит к старику, которому велено было поставить продовольствие. Он спрашивает, она что-то забыла? Зена говорит, что хотела только взять курицу. Он даёт ей курицу. Зена говорит «Запишите на счёт» и выведывает, что повозка выезжает утром. Старик спрашивает, ей нужна работа? – «Нет, только курица».
    Зена разговаривает с Лайкосом. Он называет наёмнков Мезентия кровожадными трусами, говорит, что поэтому он воевал тогда с Кортосом, и вообще, такова жизнь: например, что случилось с амазонками: они воевали, а их самих убили или превратили в рабов. И всем всё равно – кроме Зены, конечно… ведь их тренировки могут помочь. Зена говорит, что должет быть другой выход.
    Зена едет в повозке с едой, спрятавшись в сене. На въезде стражник вилами протыкает сено, оттуда течёт красная жидкость. В сене обнаруживается бурдюк с вином. Стражник ругает возницу за езду в нетрезвом состоянии и пропускает повозку.
    Габриэль несёт дрова, Зена зажимает ей рот и отводит в сторону:
    - Не бойся, это я. Помнишь, я была в лавке?
    - Чего ты хочешь от меня?
    - Мы сбежим. Держись меня. Надо выгадать момент.
    - Я никуда не уйду. Или ты не знаешь, что делают с беглыми рабами (показывает шрам на руке).
    - Габрижль, мне жаль.
    - Откуда ты меня знаешь?
    - Я хочу тебе помочь. Ты, я и брат спрячемся, пока всё не уляжется.
    - Твой брат? Лайкос, который воевал против Кортоса?
    - Откуда ты знаешь?
    - Я не глухая. Мезентий и Крайкос сторят планы…
    - Но они же враги?
    - И Капутис с ними.
    - Ну и троица. Расскажи Лайкосу о союзе. Его нельзя допустить! Ты же не позволишь, чтобы убивали безнаказанно! Ты не такая!
    - Ты меня не знаешь!
    - Ты сама себя не знаешь!
    Лайкос и Мафиас хватились Зены, волнуются: она пошла погулять или попала в беду?
    Габриэль катит бочку, солдат останавливает её. Габриэль говорит, что катит её к очагу, потому что мёд надо растопить. Наемник возражает, что любит холодное, велит принести кружку. Габриэль приносит кружку, у наменика через отверстие бочки ничего не течёт. Он подозрительно смотрит на Габриэль. Из бочки выскакивает Зена: «Бар закрыт!» Она просит Габриэль принести огня, и горящей метлой отражает атаки, на бочку кладёт доску, велит Габриэль вставать туда: «Немного полетаем». Первого мужика Зена привязывает к потолку в мешке, поджигает верёвку, он падает на другой конец доски, её с Габриэль эффектом качелей выбрасывает через трубу прямо в повозку на сено. «Не люблю долгие перелёты», - отшучивается Зена и добавляет: «Добро пожаловать на волю».
    В деревенском доме, Зена приносит Габриэль платье матери. Габриэль спрашивает о матери, но Зена не отвечает: «Надевай, я выйду.» Габриэль потом спрашивает, почему Зена выручила её. Зена отвечает:
    - Я хотела помочь.
    - Меня учили: никому нельзя верить.
    - Ты права, я сделала это не просто так. Ты напоминаешь мне подругу. Я смотрю на тебя и вижу доброго человка, полного чудесных историй, который никогда не сдавался и свято верил в людей.
    - Приглядись получше. Это не я.
    Зена и Луций, потом и Габриэль, обсуждают то, что надо не допустить союза Мезентия, Капутиса и Крайкоса: он будет неожиданным, но мощным. Луций говорит, что Зена не слабее его и хорошо владеет мечом, и он бы взял её с собой, но она нужна в деревне. Зена не хочет браться за меч. Стучат в дверь. Луций говорит, что это Мафиас, это на самом деле он, но за ним входит ещё толпа стражников. Мафиас объясняет обалдевшим друзьям, что «Им нужна только рабыня, а потом они уйдут». Слышится приказ «взять всех!». Мафиас кричит, а как же договор? На его слова все плевать хотели. Начинается драка. Луций кидает Зене меч, но она не протягивает руки, и меч падает на пол. Зену, Габриэль и Луция забирают.
    Клетки на полу со скелетами, в трёх подвешенных клетках - Зена и компания. Луций удивлён, почему она сдалась, ведь он сам готов насмерть биться за неё, Мафиаса и Габриэль. Он спрашивает Зену, почему она не сопротивлялась и не взяла меч? Она отвечает, что он не поверит, если она расскажет… потом оправдывается, что просто испугалась.
    Войска выходят из лагеря и ворота вновь закрываются.
    Габриэль плачет в клетке, Зена чувствует свою вину:
    - Если бы не я, ничего бы не случилось…
    - Если ты не ты, я бы не вспомнила, что такое свобода, я не знаю, благодарить тебя или ненавидеть…
    - …ненавидеть.
    - …Я забыла, какая жизнь, а ты помогла мне вспомнить, подарила мне надежду на то, что не всё потеряно, а теперь…
    - Прости.
    - Я напоминаю тебе подругу?
    - Нет. Ты и есть моя подруга.
    Входят двое наёмников, один из них спрашивает, кто нужен Мезентию? второй кивает на Луция. Один из стражников нападает на второго и побеждает, кидает Зене нож, она метает его в верёвку, клетка падает на пол, от удара разбиваясь. Под шлемом наёмника оказывается Мафиас. Они быстренько освобождают остальных, Мафиас говорит, что все собрались в общем зале и их побега пока что не заметят.
    - Есть вопросы?
    - Да, - кивает Габриэль. – Где Луций?
    Они видят открытую дверь.
    Мезентий толкает речь в зале, перед ним – покрытый бордовой тканью стол, на полу много свеч в ряд.
    - Ладно, парни. Выпьем за самую несокрушимую силу…
    - Спасибо что представил меня, - входит Луций.
    - Взять его!
    Зена ловит кинутый в Луция топорик. Тот усмехается: «Добро пожаловать на вечеринку!» Зена подбирает меч и кидает кому-то из друзей, бьётся безоружной. «Как ты ведёшь себя за столом», - сказала Зена избиваемому ею наёмнику в драке на столе.
    Габриэль сначала стоит как на именинах, потом подбирает меч. Луций хочет отдать Зене меч, она отказывается: «Я не могу!» – «Не борись с судьбой!» Габриэль пронзает мечом подобравшегося к ней Мезентия: «Вот тебе… милашка!», видит кровь на мече и улыбается. Зена шепчет «Прощай, Луций», подбирает меч и пронзает одного из атакующих.
    «Сзади!» – слышит она крик Габриэль, поворачивается и выбивает оружие из руки нападающего юнца. С того сваливается шлем, Зена говорит, приставив ему к горлу меч: «У тебя есть второй шанс. Клянись, что не упустишь его». Тот клянётся и убегает, Зена подбирает жетон Верилия, усмехается.
    Габриэль подходит к ней, Зена обнимает её одной рукой, Габриэль присоединяется к объятьям:
    - А это за что?
    - За всё хорошее.
    - Ты на себя не похожа!
    - Нет, я наконец-то стала собой.
    - Ты не пойдёшь в храм?
    - Думаешь, от этого много зависит? Иногда хорошо знать судьбу наперёд.
    Они уходят от храма.

    0

    25

    2-03: The Giant Killer - Великан-убийца
    Зена и Габриэль идут среди ночи по кладбищу гигантских костей. Зена рассказывает, что бой длился несколько дней, и когда Гарт отступил, всё было усеяно трупами. Габриэль спрашивает, почему они не похоронены? Зена говорит, что великаны не хоронят своих, так чтят их память. Габриэль спрашивает, почему Зена назначила встречу здесь? – «Мы дали клятву придти сюда, чтобы праздновать» - «Что праздновать?» – «Жизнь и смерть», - «Я не люблю, когда ты философствуешь». Габриэль спрашивает про одного из великанов, почему тот погиб, Зена обращает её внимание на дыру в черепе: наверное, не поладил с Зевсом и получил удар молнией. Зена всматривается в кости, Габриэль смотрит наверх: «Зена, нам лучше уйти отсюда!» – «Бояться нужно живых.» – «Я боюсь как раз живого!»
    Как оказалось, Габриэль испугалась великана. Он обращается к Зене: «Зена, я ждал тебя.» – «Я же обещала придти!». Габриэль понимает, что это друг Зены и говорит: «Я пойду, а вы тут поболтайте друг с другом». Зена спрашивает великана, как тот поживает? Он говорит: «Сама знаешь, какая сейчас жизнь. Я помогаю здешней армии воевать с ворами. Этого хватает на то, чтобы отправиться в горы отомстить Гарту». – «Ненависть отравляет душу. Надеюсь, с тобой этого не случилось?»
    Габриэль идёт по лесу, рассуждая сама с собой: «…хоть бы предупредила, что её приятель выше деревьев!» Навстречу ей попадается отряд воинов, ведущих пленных израильтян.
    - А вот ещё одна!
    - Я не одна!
    - Да, я слышал, как ты разговаривала с кустом.
    - Выбери себе достойного противника!
    - Тебя?
    - Нет, меня, - предлагает Зена, выходя в пределы видимости наемников.
    Зена и Габриэль сражаются с солдатами. Зена прижимает одного из них к земле, направляя меч к горлу. Габриэль кидается к пленному, который во время драки пытался защитить её, когда она упала, и спрашивает, цел ли он. Предводитель отряда воинов (его зовут Даган) ругается: «Где этот великан? За что я ему плачу?» Великан приходит, говорит, что это - Зена, его подруга. Даган говорит, что Зена будет ему гостьей, они просто приняли их с Габриэль за воров. Друзья Голиафа – его друзья.
    День. Даган допрашивает пленных:
    - Разве вас не предупреждали, чтобы вы не приходили с оружием?
    - Но это всего лишь праща.
    - Вы воры!
    - Мой народ не ворует! – восклицает белокурый юноша из пленных.
    - Твой народ?
    Говорившего пытается усмирить брат, но тот продолжает:
    - Да, мой народ! Я – сын короля Сола.
    - Сола? Какой из него король! Поймаю – отберу корону, - обещает Даган.
    Израильтяне говорят, что это их земля, но Даган возражает: это они, филистимляне, подняли эту землю, а раньше тут были бесплодные земли, а израильтяне даже не думают за это благодарить! Пленников уводят. Габриэль говорит, что одному из них надо перевязать рану на голове, но её не слушают. Даган говорит, что Голиаф на обед не придёт и приглашает Зену и Габриэль.
    Трое за столом с едой в шатре Дагана. Он объясняет, что израильтяне – враги и воры, она заслуживают наказания за то, что украли еду и охотились на их землях. Габриэль говорит, что ведь те голодны. Даган отвечает, что израильтяне не умеют использовать дары природы и нуждаются в помощи, и филистимляне подарят им цивилизацию. «Сделаете их рабами?» - уточняет Зена, скосив глаза на Габриэль, втихаря прячущую еду в сумку. Даган говорит, что не рабами, что они никого не заставляют работать, и каждый может уйти, если захочет. Предлагает Зене работать на него: она сможет делать добрые дела, а работы – непочатый край. Зена говорит, что побережёт свои силы, они с Габриэль выходят.
    Габриэль идёт к заключённым. Те, заслышав голоса, спешно прикрывают тряпками дыру в стене, из которой кадками через решётку кидали землю наружу. Девушка подаёт хлеб Давиду (тому, с ранением на лбу, который пытался её защищать, он одет в белое и бежевое). Габриэль говорит, что хотела поблагодарить за то, что он старался защитить её. Давид отвечает, что не стал бы делать этого, если бы знал, что она с Зеной. Габриэль резонно замечает, что тот всё равно за решёткой. Давид говорит, что вера поможет ему. Габриэль отвечает: «Зена изменилась». Давид кивает, что знает её и что писал о её подвигах. Габриэль навостряет уши:
    - Ты пишешь?
    - Псалмы. Ты не поймёшь.
    - Нет, я понимаю. Религиозные истории? Я тоже умею рассказывать истории.
    - А ты можешь придумать, как нам сбежать?
    - Уже придумала. Только тебе не понравится. Главная роль у Зены.
    Входят стражники, отстраняют Габриэль, находят дыру в стене и говорят, что израильтяне не умеют ничего как следует делать. Наказание за попытку побега – смерть.
    Зена и Голиаф.
    - Ты работаешь на убийц!
    - Думаешь, Сол заплатил бы больше? Десять лет я оплакивал утрату семьи, и мечтаю покарать Гарта.
    - Это плохая сделка. Ты ослеплён ненавистью. Помоги мне освободить их.
    - Нет.
    - Я обязана тебе своей жизнью, но не жизнями других.
    Габриэль пытается объяснить конвоирам, что это всё недоразумение, что она всего лишь принесла еду, и вообще не надо казнить всех: они уже усвоили урок. Стражник соглашается: «Казним одного. Давайте мальчишку.» Давида кладут головой на пенёк, брат порывается помочь, но ему держат кинжал у горла. Палач заносит топор. Габриэль кидается вперёд, закрывает собой Давида: «Тогда вам придётся убить обоих». «Ладно, - соглашается Даган. – Убьём обоих.» Палач опять заносит топор и почти что опускает его на шею Габриэль, но топор выбивает из рука палача Шакрам, который потом попадает по шлему Дагану, оттуда рикошетит по верёвке на руках Габриэль. Зена отпинывает кинувшихся к ней солдат. Габриэль топором перерубает путы на руках Давида, он потом освобождает остальных. Зена свистит, Арго прибегает, Даган трубит в рог, призывая Голиафа, тот приходит, но стоит за деревьями, не вмешиваясь. Кто-то выпускает лошадей, израильтяне садятся на них, Зена вскакивает на Арго и берёт на седло Габриэль, все спасаются бегством.
    Двор Сола. Король выходит и спрашивает сына, где их носило? Тот объясняет, что их схватили филистимляне, представляет Зену, Королеву Воинов, которая помогла им, и благодарит её от имени народа Авраама. Габриэль говорит Давиду, что отличная вышла история.
    Даган ругает своих воинов: «Вы же солдаты! А ты (Голиафу)… Зена твоя подруга? Может быть, ты помогал ей сбежать?» – «А что если и так? Для меня дружба важней». – «Хочешь, я удвою твоё жалованье?» – «Дело не в деньгах. Я не могу пойти против друга!» – «Тогда я скажу тебе, где Гарт. Когда закончишь работу.» – «Хорошо.» – «А если Зена решит помешать?» – «Я знаю, что делать», - Гарт сжимает кулак.
    Совет у Сола, тот говорит, что филистимляне движутся, и Голиаф с ними. Зена предполагает, что Даган с Голиафом не ударит в лоб, и предлагает схватку: она против Гарта. Сол беспокоится: «Ты в своём уме?! Он же великан!» Зена на лежащем на столе черепе показывает слабое место великанов: над носом между глаз. Стоит ударить как следует… Она предлагает послать гонца. Габриэль удивляется: ведь Голиаф – её друг? Зена говорит: «Он на стороне зла и знает, что я не отступлю.»
    Вечер. Давид в своей комнате пишет на пергаменте, Габриэль входит, говорит, что принесла суп, и Давиду нужно отдохнуть после боя. Она спрашивает, он пишет псалом? Тот отвечает, что описывает битву с филистимлянами и подвиги своего брата Иона, как он спас ему жизнь. Ион будет королём. Габриэль удивляется, что Давид не пишет про себя, но тот отвечает, что он неинтересен. Габриэль обещает, что напишет о Давиде: «израильском воине-поэте, чья храбрость – в бою, нежность – дома, а страсть – в псалмах… который посвятил свою жизнь богу.» Давид находит сторки красивыми, Габриэль обещает, что это только начало. Они смотрят друг на друга влюблёнными глазами. Входит девушка, говорит, что принесла ему поесть… Давид представляет их друг другу. «Это Сара. Мы скоро поженимся». Габриэль сматывается: «Я, пожалуй, пойду, Зена меня ищет», быстро идёт по коридору, называя себя дурой.
    Зена стоит у окна, наблюдая за ночной грозой. Габриэль подходит к ней:
    - Гроза разбудила?
    - Я думаю.
    - О бое?
    - О прошлом. Во время войны с Гартом, Голаф хотел увести свою семью, а меня окружили и тяжело ранили. Я кричала ему, чтобы он уходил…
    - Но он не бросил тебя?
    - Пока он спасал меня, Гарт убил их.
    Габриэль сжимает руку Зены в безмолвной поддержке.
    Восходит солнце, Зена строит армию, велит им приготовиться. Даган подходит со своей армией, говорит, что получил гонца и принимает вызов. Голиаф выходит в шлеме, закрывающем переносье. Зена хватается за Шакрам, но он бесполезен. Она бежит в сторону, Голиаф – за ней, сметая всё на своём пути. Даган командует лучникам, те стреляют в израильтян, Зена бросает Шакрам, выводя из строя лучников, и кричит своим, чтобы уходили в пещеру. Израильтяне отступают. Ион ранен (Голиаф скинул на него телегу). Зена бросает Голиафу в лицо мешок соли, помогает унести Иона.
    В пещере лежат раненые. Ион умирает. Зена выражает соболезнования Солу, сокрушающемуся о сыне.
    Габриэль разговаривает с Зеной:
    - В шлеме его не победить.
    - Надо вынудить его снять шлем. Но я не буду убивать его.
    - Я понимаю твои колебания.
    - Не в этом дело. Ион был лидером. Им нужен новый вожак.
    Подходит Давид, Зена кивает: надо поговорить, но тот хочет поговорить и сам:
    - Выслушай меня. Моему народу нужен лидер. Я не могу отдать тебе Голиафа. Его должен убить я.
    Зена кивает: она именно это и хотела предложить.
    Голиаф обещает костям своих родных, что отомстит за них. Зена из-за его спины:
    - Здравствуй.
    - Ты давно здесь?
    - Давно.
    - Ты могла бы убить меня.
    - Я не хочу убивать тебя.
    - И я не хочу. Мне не нужны израильтяне.
    - Это всё Даган.
    - Он знает, где Гарт.
    - Твоя жена не хотела бы этого…
    - Она была миролюбивой и умела прощать, и погибла, потому что я не смог защитить её. Теперь невинные стоят между мной и Гартом. Ты тоже.
    - Мне жаль. Мы последний раз разговариваем с тобой. Ты был хорошим другом. Увидимся на поле боя.
    Габриэль и Давид.
    - Ты звал меня?
    - Ты от меня убегаешь.
    - Я удивилась, узнав про твою невесту.
    - Я должен был сказать. Сара – хорошая девушка и я люблю её.
    - Это хорошо. Я не хочу ссориться. Будем друзьями.
    Габриэль сомневается, что пращой можно убить великана, но Давид говорит, что это его лучшее оружие, и ему поможет вера. Габриэль удивляется, как может быть один бог? Давид объясняет, что единый бог-творец мироздания, главнее Зевса и Ареса, их всех. Давид отдаёт Габриэль свиток, тот, незаконченный, который он писал, когда она пришла. Он говорит, что она права: зачем писать, если это никто не прочитает, и завещает ей, что если бог заберёт его к себе, то пусть пергамент не пропадёт. Он читает псалом: «Господь, пастырь мой…» и далее по тексту.
    Утро. Войска израильтян с золочёными щитами. Зена говорит, что они с Давидом готовились, но если всё пройдёт, как надо, она потеряет друга. На небе тучи. Зена напоминает молящемуся Давиду: «Не забудь попросить о погоде». Филистимляне выстраиваются против израильтян. Даган смотрит на вышедшего вперёд Давида и смеётся. Израильтяне по приказу Зены выстраиваются клином наоборот. Давид наматывает круги вокруг Голиафа, размахивая пращой и уклоняясь от ударов мечом, бросает пару пробных камней, великану это что слону дробина. Наконец из-за облаков выглядывает солнце. Филистимляне смыкают щиты, направляя солнечные лучи на шлем Голиафа. Его сильно припекает, он снимает шлем (Даган, это увидев, чуть волосы не себе не рвет), далее опять же по тексту: Давид бросает камень из пращи, попадая в переносье великану, Голиаф падает, филистимляне начинают и побеждают. Давида как героя несут на руках.
    Зена подходит к умирающему Голиафу:
    - Я здесь, Голиаф.
    - Я увижу свою семью на той стороне?
    - Не мне судить. Надеюсь, друг.
    - А Гарт?
    - Успокойся, твоя война закончена.
    Голиаф умирает, Габриэль зовёт Зену прочь.
    Зена потом на кладбище великанов: «Голиаф, я знаю, что ты меня слышишь. Ты был зрабрым воином, любящим мужем и хорошим другом.»

    0

    26

    2-04: Girls Just Wanna Have Fun - Девочки хотят повеселиться
    В лесу человека преследуют волки-оборотни.
    Зена прощается с провожавшим поселенцем, который желает счастливого пути. Габриэль, отошедшая в этот момент в сторону, спрашивает, что он сказал? Зена говорит, что похищенные девушки должны быть где-то здесь. – «Кому это нужно?» – «Это лес вакханок.» – «Служителей бога вина?» – «Девушек похитил Вакх. Где-то здесь должен быть Орфей. Он укрощает его».
    Человек по-прежнему бежит.
    Местность и Габриэль с Зеной с красно-чернобелой точки зрения оборотня.
    Габриэль: «Ты веришь в истории про вакханок? Говорят, что если вакханка укусит невинную девушку, то её потом ведут к Вакху, и если она выпьет его крови, то останется вакханкой навсегда. А ещё рассказывают, что вакханки умеют превращаться в диких животных, в волков. Они преследуют жертву, загоняют её в угол и разрывают на мелкие-мелкие кусочки. Но я думаю, что это всё преувеличение, сказки…» Преследуемый волками – это Джоксер - в это время появляется на поляне, волки, соответственно, тоже. Зена велит Габриэль держаться рядом, сама достаёт кнут, Джоксер отсиживается на камне, ругаясь на тварей, одна из них хватает его за сапог, Зена щелкает на них кнутом, в конце концов волки убегают. Зена спрашивает Джоксера:
    - Ты в порядке?
    - Я?! Разумеется! Волки устают бежать, и я мог убить их в любой момент!
    - Что ты тут делаешь?
    - У меня поручение. Посылка Зене от Орфея.
    - Что это такое?
    - Говорит само за себя.
    Джоксер отдаёт ей мешок, Зена вынимает оттуда черноволосую голову Орфея, орущую благим матом. Джоксер советует не брать его за волосы, потому что так портится причёска, кладёт голову себе на колени. Орфей объясняет, что это сделал Вакх: отнял тело, но оставил глаза и уши, чтобы он страдал. Орфей говорит, что всегда ненавидел Зену, но пришлось обратиться за помощью, говорит, что надо найти его друга Мелодуса, советует Зене быть поосторожней, раз речь идёт о невинных душах. Зена посит Джоксера сделать Орфея попрезентабельней. «Что значит попрезентабельней?» - «Значит, не таким, как ты», - любезно отвечает Орфей.
    Зена рассказывает Габриэль, что когда они воевали с Вакхом, в армию в последний день попала невинная женщина, и они не смогли её спасти: её убил Вакх… и это была жена Орфея.
    Вакханки перекидываются из волков обратно в девушек, (их вроде трое), Вакх (с рогами и лицом демона, похожий на Мефистофеля из «The Haunting of Amphipolis», только крупнее и красный) спрашивает, принесли ли они голову Орфея, те отвечают, что нет: им помешала Зена. Вакх отмечает, что давно её не было, а теперь Орфей поведёт их к лире, а вакханкам есть работа.
    Троица приходит к поселению. Там слышатся звуки веселья, народ ходит в карнавальных костюмах. Габриэль радуется празднику. Джоксер объясняет, что праздник устраивается каждый год, чтобы отпугнуть Вакха, и проводится конкурс на лучший костюм. «В этом году победим мы», - шутит он, косясь на Орфея: его голова лежит на соломенном чучеле, сидящем на Арго, типа так и задумано. Тот оскорбляется: «Очень смешно»!
    Все четверо приходят в дом Мелодуса, тот уже ждёт их… подвешенный за шею под потолком. Зена признаёт работу вакханок. Лиры, естественно, уже нет. Зена хочет догнать вакханок, Габриэль порывается идти с ней, но Зена оставляет её защищать Орфея, без которого Вакха не победить.
    Джоксер вертит в руках мандолину, удивляется, неужели Орфей может играть на всех инструментах? Тот просит ничего не трогать. Джоксер смотрит всё подряд, Орфея коробит. Джоксер объясняет, что в детстве его «учили играть на чём-то, даже сказать смешно. Воин – вот занятие для мужчины.» Орфей замечает, что можно быть и воином, и музыкантом одновременно, как он сам. Джоксер кивает: «Ага, а гидра – хорошее домашнее животное».
    Габриэль выходит на балкончик, потом присоединяется к танцующей толпе. Певица поёт о том, что сегодня полнолуние и «если хочешь быть со мной – отведай моей крови». Габриэль отрывается вместе с двумя девками в чёрном, похожими на вакханок.
    Вакханки тащут стыбренную ими золотую лиру, им преграждают дорогу две бандитских рожи, спрашивают, наверное, девушкам тяжело тащить? Одна из них говорит: «Подойди ближе – и получишь её.» - «И не только её», - ощерился бандит. Он подходит, вакханка подаётся к нему, потом кусает в шею. Вакаханки быстро расправляются со вторым. Появляется Зена: «Девочки, простите, что испортила вечеринку», сражается с вакханками, причём они умеют летать, одна из них вроде как кусает её в шею, другая скрывается с лирой. Зена, отделав их, спохватывается: «Где лира?»
    Габриэль на «дискотеке», Джоксер с головой Орфея на шесте ищет её: «Ты видишь её?». Джоксер видит девушек-вакханок рядом с Габриэль, даёт подержать шест какому-то мужику, кричит Габриэль, что спасёт её, вырывает из танца. Габриэль возмущается: «Я могу отличить вакханку от человека!».
    Зена возвращается, отбирает шест с головой Орфея, говорит, что им нужна лира. Джоксер понимает, план прост: они достают лиру, играют на ней, вакханки засыпают, а они побеждают Вакха. Орфей предупреждает, что вакханка могут и убить. Джоксер пугается. Зена говорит, чтобы не волновался: он с ними не идёт. Джоксер спорит: ведь им понадобится кто-то, кто сможет играть… а он умеет и вообще он «собрал эту команду». Габриэль удивляется, что Джоксер умеет играть. Зена соглашается взять его с собой.
    Габриэль и Джоксер чуть отстают, Джоксер обращает её внимание на шею Зены:
    - Там кровь.
    - Ну и что? Просто царапина, она же сражалась.
    - Её укусили! Укус вакханки!
    - Почему тогда она ещё не превратилась?
    Джоксер пытается отобрать у Габриэль шест, чтобы заточить, Зена оглядывается: «Что вы там делаете?» – «Точим оружие», Джоксер говорит, Габриэль: «Если она откусит тебе голову – не беги за помощью ко мне!»
    У ночного костра Зена латает поручи, Габриэль что-то затачивает, случайно порезалась. Зена забирает нож, Джоксер: «Осторожней! Так и умереть можно!», Зена идёт проведать Орфея:
    - Ну как ты?
    - Каково может быть музыканту без рук.
    Они спорят о том, что жене Орфея не стоило появляться на поле боя, она должна была бежать. Армия была разбита, но они сражались с Вакхом. Орфей говорит, что она хотела подружиться с Зеной, и та её не защитила, её кровь на руках Зены.
    Джоксер говорит Габриэль, что он сегодня не заснёт.
    Джоксер храпит. Зена сзади подбирается с ножом и вонзает его рядом с Джоксером. Тот испуганно оглядывается, Зена показывает земляного паука, пронзённого ножом. Джоксер говорит, что думает, как убить вакханок, ему ведь не впервой… Зена говорит, что им ещё нужно оружие против вакханок и советует ему заснуть. «Да запросто,» - кивает Джоксер, ложится, не закрывая глаз.
    «Дискотека» вакханок. Вакх говорит им, что в полнолуние вакханки испьют его крови и станут его, а на следующий день они примут новых вакханок, среди которых будет Зена.
    Зена, Габриэль и Джоксер идут в ночи до рассвета (силуэты деревьев и их силуэты на фоне красивого неба). Приходят на кладбище. Джоксер:
    - Это здесь? Я думал, мы идём в оружейную лавку.
    - Осторожно, не ступай на могилы. Это дриады – смертельные враги вакханок. Пронзённая костью дриады, вакханка погибнет.
    - Мы их выкопаем? – интересуется Габриэль.
    - Нет.
    - Они что, сами выпрыгнут? – шутит Джоксер, костлявая рука высовывается из могилы, хватает его и начинает затаскивать вниз, под землю, всё осыпается. Зена и Габриэль вытаскивают его.
    Джоксер обнаруживает, что сапоги за 50 динаров остались внизу. Появляются дриады, выглядящие как костяные драконы и похожие на них по всем характеристикам. Джоксер кричит: «Зена, сделай что-нибудь!», она отмахивается мечом, обезглавленные дриады распадаются кучкой костей, одна из них атакует «тело» Орфея, в его глазах отражается дриада и ужас, Зена Шакрамом сносит её. Орфей благодарит.
    Оставшиеся дриады спасаются бегством. «Улетайте, трусихи!», - кричит им вслед Джоксер, подбирая кость: «Острые кости… Не завидую вакханкам… и тебе», - направляет её в горло Зене. Та спрашивает, в чём дело, Джоксер объясняет, что видели кровь на её шее и мол Габриэль подумала, что она может превратиться в вакханку… да и он тоже так думал.
    Арго потихоньку ест сено из проткнутого «костюма» Орфея под его негодующие крики.
    Зена усмехается: «Прости, что разочаровала», в это время Габриэль поворачивается лицом. Она превратилась в вакханку: приглаженные волосы, бледная кожа, подведённые чёрным брови, кораллово-красные губы, жёлтая с красным ободком радужка глаз. Джоксер кивает: «Я же говорил», Зена взывает к Габриэль: «Всё хорошо, я помогу тебе». Габриэль бежит в катакомбы.
    Там Зена и Джоксер, несущий голову Орфея, преследуют её. Орфей говорит, что вакханки могут быть повсюду, и не надо тратить время на поиски Габриэль: Вакх использует её против них, надо убить самого Вакха. Зена говорит, что они ищут Габриэль! Орфей упрекает её в том, что она думает лишь о себе. Зена заявляет: «Я спасу Габриэль!», идёт первой. Орфей мрачный: «Значит, Вакх уже победил!», говорит Джоксеру, что Зена ведёт их на смерть, что она ослеплена дружбой, и теперь всё зависит от Джоксера. Джоксер говорит, что если потребуется, то он убьёт Габриэль. Зена оборачивается, окликая его. Габриэль сверху нападает на Джоксера, Зена её отбрасывает, та опять скрывается.
    Вакх наливает в бокалы свою кровь, черпая её из чаши: «Пора! пей и будь со мной навсегда!», подходящие девушки в наряде вакханок пьют.
    Зена велит Джоксеру найти лиру и играть на ней. Сама она собирается напасть на Вакха. Орфей просит прощения у Зены: «Прости меня… Мне нужно было кого-то обвинить». Зена говорит, что Вакх причинил ему много зла, и теперь нужно вернуть покой.
    Черёд Габриэль пить кровь. Вакх обращается к ней: «Ты подруга Зены! Пей и стань бессмертной, стань одной из нас!» Габриэль в чёрном костюме вакханки, с длиннющими чёрными ногтями, подносит бокал ко рту, его выбивает у неё из рук Шакрам. Зена со всей компанией появляется в дверях:
    - Она не выпьет!
    - Зена! Рад, что ты пришла!
    Зена сориентировалась в обстановке, велела Джоксеру достать лиру (она находится рядом, этажом выше, у трона Вакха). Джоксер лезе вверх по каменным уступам. Зена сражается с вакханками, которые взрываются пламенем, пронзённые костью дриады. Джоксер находит лиру и спрашивает Орфея, что играть. Вакх наливает новый бокал и даёт его Габриэль: «Я приказываю: пей! Пей и будь со мной!», Зена кричит Джоксеру играть, тот играет. Габриэль коснулась только кромки бокала, но не жидкости в нём. От звуков лиры вакханки зажимают уши руками и засыпают. Вакх появляется рядом с Джоксером. Тот перестаёт играть: «Что закажешь?!…» Зена тоже прыгает наверх, скидывает оттуда Вакха, пронзая его чем-то, он падает вниз, но потом встаёт, велит вакханкам проснуться, говорит Зене: «Убить меня может только вакханка! Укуси её (приказывает Габриэль) – и мы станем одной семьёй». Габриэль в один момент оказывается наверху. Зена покорно стоит: «Габриэль, давай». Та кусает её в шею и пьёт кровь, Зена превращается в самую обалденную вакханку за всю историю, прыгает вниз вместе с Габриэль, вонзая кость дриады в Вакха, тот взрывается. Девушки очнулись, все стали самими собой.
    Джоксер, державший голову Орфея видит, что Орфею возвращено его тело. «Ты выше, чем я думал», - Джоксер отпускает его челюсть. Орфей пропадает, до Зены доносится его последнее спасибо и прощай.
    Зена и Габриэль идут по зелёному полю, выходя из леса. Звучит какая-то мелодия.
    - Что это?
    - Любимый мотив жены Орфея.
    - Какой красивый!
    - Я думаю, теперь они наконец соединились.
    - Стойте! – догоняет их бряцающий своим доспехами, как консервная банка, Джоксер. – Куда теперь?
    - Теперь пойдём к медузе, - рассуждает Габриэль. – У неё на голове змеи, они превращают человека в камень!
    - Я только что вспомнил, что у моей мамы день Рожденья… встретимся на обратном пути… - Джоксер поворачивает.
    - Ты чуть не погибла из-за меня. Я хочу что-нибудь сделать, - предлагает Габриэль.
    Джоксер орёт вслед что-то патетическое, и Зена усмехается:
    - Уже сделала.
    На фоне закатного неба глаз Вакха...

    0

    27

    2-05: Return Of Callisto - Возвращение Каллисто
    Тюремный надсмотрщик проводит для нового надсмотрщика «экскурсию» во время раздачи еды («Пора обедать, свиньи!»), говорит, что тут собрались убийцы, воры и извращенцы, надо быть настороже, а то расслабишься – и снесут тебе голову. Обращается к одному из заключённых, наложив ему каши: «Что надо сказать?», добившись «спасибо», поясняет молодому надсмотрщику, что надо требовать к себе уважения. Подходят к последней камере. «А здесь – особый экземпляр. Смотри!», протягивает кашу на длинной ложке. Привязанная кожаными ремнями по рукам, ногам и прочим частям тела к креслу Каллисто молчит, как партизан. Надсмотрщик учит молодого: «Не снимай с неё ремни! Она покалечила уже трёх наших». К Каллисто: «Что надо сказать?» – «Перед тем, как я убью тебя, ты будешь визжать как свинья!». Надсмотрщик заходит в камеру, бьёт Каллисто, целясь в шею и плечи, она привязанной рукой втихаря украла у него кинжал. «Что надо сказать?» - «Спасибо!» Надсмотрщик повторяет молодому, что необходимо уважение. Когда они уходят, Каллисто лучше прячет кинжал.
    Надсмотрщики кидают игральные кубики: «Мне повезёт»… Каллисто в это время кинжалом перерезает ремни и высвобождается, кинжалом же отмыкает дверь камеры, выходит, наступая босой ногой на кубик: «Ты проиграл…». Слышатся крики «Взять её». Каллисто не церемонится, убивает сначала молодого надсмотрщика, потом остальных, подбирается к старшему, слышатся и его крики.
    Каллисто с окровавленным кинжалом ступает в коридор, в который выходят двери камер, из которых доносятся радостные крики «Каллисто! Каллисто!». Она освобождает своего прежнего военачальника Теодора, даёт ему связку с ключами: «Let them all out». Она говорит, что у них будет новая армия, чтобы Теодор брал только здоровых, а больных… «избавь от мучений», - она отдаёт ему и кинжал. Каллисто оглядывается на свою камеру: «Теодор, забери и «трон». Я знаю, кого на него усадить».
    Ночной лагерь Зены и Габриэль. К ним подбирается человек, ему в лицо направляется кулак Зены, но она видит, что это «свои» – бывший жених Габриэль.
    - Привет.
    - Пердикос! – радуется Габриэль.
    - Зачем подкрадываться?
    Пердикос говорит, что рад снова увидеть Габриэль, что он много думал о ней с последней встречи, становится перед ней на одно колено: «Выйдешь за меня?» Габриэль вопросительно смотрит на Зену…
    Габриэль спрашивает своего жениха, чем тот занимался всё это время? Он рассказывает, что воевал, после Трои ввязался в новую войну, однажды убил троих сразу… а потом ему стали сниться люди, чьи жизни он отнял… как-то он чуть не убил себя, а потом вспомнил лицо Габриэль… Габриэль говорит:
    - Я не такая, какой кажусь. Я тоже воюю.
    - Но не убиваешь! Габриэль, мы собирались пожениться, ты передумала и была права – как всегда. Я был не готов. Теперь я готов. Я люблю тебя. Согласись – и я стану твоим мужем.
    - Прости меня, - Габриэль не может дать ответ сразу.
    Джоксер вонзает меч в бочку, два пацана говорят ему, что бочка окована железом. Джоксер соглашается: типа я именно поэтому её и выбрал, перерубить обычную бочку любому по силам, а я люблю принимать вызов, выбираю самых сильны противников… В дверях у него за спиной появляется Каллисто в сопровождении нескольких воинов. Дети спрашивают:
    - Вроде этих?
    Джоксер оглядывается, не глядя:
    - Да!… Каллисто? – доходит до него. – Не вынуждай меня.
    - Ты хотел вступить в мою армию…
    - Я исправился и стал как Зена.
    - Будь хорошим, - она подходит к нему на максимальную близость, - передай ей мои слова. Ей надо было меня убить. Теперь каждая капля невинной крови будет и на её совести.
    Джоксер кивает, говорит «пока» уходящей армии Каллисто. («армия», как обычно, состоит из дюжины человек).
    Зена и Габриэль идут позади Пердикоса по очередному зелёному полю. Зена:
    - Что ты ответишь ему?
    - «Нет».
    - Почему ты не скажешь ему?
    - Жду подходящего момента. Он добрый парень. Мне ни с кем не было так спокойно… кроме тебя.
    - Я счастлива, если счастлива ты. И если ты хочешь быть с Пердикосом…
    На холме появляется гремящий доспехами Джоксер. Зена заранее сколотила кислую рожу, но тот размахивает руками и кричит: «Каллисто… она вырвалась!»
    Бойня в деревне под руководством Каллисто. Среди пожарищ мечется маленькая черноволосая девочка. Каллисто заносит меч над очередной жертвой, его выбивает из руки Шакрам.
    - Зена? Я по тебе скучала.
    - You never wrote.
    Каллисто с таким выражением лица, что она что-то затеяла, идёт ближе, потом кидает кинжал в девочку. Зена, конечно, кидается на выручку и ловит кинжал, Каллисто в это время приставляет ей к горлу острие меча.
    - Твоя сентиментальность погубит тебя. Я не сентиментальна, это моё превосходство. Я не убью тебя… Я убью твою душу, как ты убила мою! See you soon, - Каллисто, прыгая и издавая свой клич, сбегает, послав Зене воздушный поцелуй.
    Вечер, всё ещё пожар. Зена и остальные проводят «зачистку» деревни от наемников Каллисто. Пердикос сражается сразу с двумя, кто-то сражается на крыше, Зена с мечом, Габриэль с шестом, помогает Пердикосу убивает одного из противников, бросает меч и застывает над его телом в скорбной позе. У Габриэль пытаются вырвать шест, Зена помогает ей заполучить его обратно. Кто-то из поселян кричит «Мой сын!», Габриэль спешит туда. Потом Габриэль возле Пердикоса, который сокрушается:
    - Я больше не могу… Если ты не пойдёшь со мной, я не перестану любить тебя больше жини. Но я больше не могу. Я пойду домой.
    - Я передумала, - говорит Габриэль Зене. – Я выйду за него.
    …Священник в храме читает: «И соединит он счастливые души… и сила, что благословила лепестки розы…» Габриэль (в белом свадебном платье) и Пердикос держатся за руки, потом, обнимаясь, целуются (но не в губы). Зена следит ревнивыми несчастными глазами, но когда Габриэль смотрит на неё, улыбается в ответ. Габриэль намекает Пердикосу, что ей нужно поговорить с Зеной. Тот отходит в сторонку, Джоксер тусуется рядом с Габби. Зена намекает: «Джоксер, погуляй». Тот понимает и оставляет их. Зена:
    - Рада за тебя.
    - Я буду скучать.
    - Мы ведь расстаёмся не навсегда. Я буду часто заезжать, что успею надоесть тебе до смерти.
    - Ну нет, не надоешь! Знаешь, я полюбила его в Трое…
    - Габриэль, не надо прощаться со мной. Мы скоро встретимся.
    Зена целует её в уголок губ, Габриэль отдаёт ей свой букет и улыбается на прощанье, идёт к Пердикосу, тот радуется: «Ты готова? Пойдём!», Зена им вслед машет букетом, и, когда они уже ушли, горестно произносит вслед: «Прощай, Габриэль…»
    Пердикос спрашивает Габриэль (они вдвоём в какой-то комнате с занавесками):
    - Ты будешь скучать по ней?
    - Ей без меня будет одиноко. Она совсем одна, а у меня есть ты.
    - Ты счастлива?
    - Да.
    - Я тоже.
    - Если у нас родится дочь…
    - …мы назовём её Зеной, иначе и быть не может.
    - Я никогда не была с мужчиной, а ты был с женщиной?
    - Я солдат…
    - Не говори ничего. Я беспокоюсь немного, но кто-то должен уметь это.
    - Я не говорил тебе, что умею!
    Они целуются.
    Зена в глухом закоулке настигает Теодора сзади и делает акупунктуру: «Мы с тобой уже это проходили, но могу повторить: ты умрёшь, если не скажешь…» – «Я не знаю, где она» – «Неверный ответ». Теодор клянётся, что Каллисто ушла давно, и он ничего не знает: «Я сказал ей, что Габриэль ушла от тебя, она ответила «Отлично!» и ускакала!». Зена, полная недобрых предчувствий, освобождает его.
    Габриэль и Пердикос «на зелёной».
    - Теперь я знаю, что такое любовь! Это – жизнь, она соединяет.
    - Любовь, любовь, любовь! Ты права: она соединяет. А ненависть разлучает! – Каллисто спрыгивает с лошади.
    - Каллисто? Что тебе надо? Мы не вооружены! – говорит Пердикос.
    - Тем лучше. Мне будет легче.
    Каллисто полоснула мечом Пердикоса, Габриэль кричит диким криком, Каллисто пинком отправляет её на землю: «ДА!!! Nightly night!» Зена скачет на Арго, спрыгивает с лошади, роняя Каллисто, они сражаются. Каллисто обещает: «Ты будешь рыдать над телом друга!» – «Не бывать тому!» Каллисто пронзает мечом поднявшегося на ноги Пердикоса, (ну и имечко всё-таки): «Вот так!». Габриэль кричит «нет!». Каллисто ускакала. Трагический взгляд Зены.
    Реквием и погребальный костёр. Габриэль через слёзы:
    - Он последний.
    - Ты о чём?
    - Каллисто больше никого не убьёт. Я хочу её крови.
    - Оставь её мне. У тебя траур.
    - Для траура есть вся жизнь. Я хочу убить её!
    - Габриэль…
    - Утром я пойду за ней. Вопрос лишь в том, пойдёшь ли ты со мной.
    Утро. Габриэль со всей дури лупит мечом по ни в чём не повинному дереву, подходит Зена, окликает её. Габриэль:
    - Пора?
    - Да.
    - Я готова.
    - Когда мы её найдём, не рискуй зря. Она сильней тебя.
    - Я не против умереть вместе с ней.
    - А я против! Ты только приготовишься ударить, а она уже изрежет тебя на куски.
    - Это потому что ты не учила меня сражаться!
    - Я не дам тебе отступить от твоих принципов!
    - Я думала, Любовь сильнее всего, но любовь беспомощна перед жестокостью.
    - Если ты отдашься гневу, Каллисто победит.
    - Она уже победила. Научи меня драться!
    - Нет.
    Зена поворачивается спиной, считая разговор оконченным, но Габриэль на грани истерики ударяет мечом по дереву, повторяя требовательно:
    - Научи меня драться!
    - Ни за что!
    - Научи меня! – Габриэль угрожает ей мечом. - Научи меня! Маленькой невинной Габриэль больше нет. Научи меня драться, чтобы у меня был шанс!
    - Хорошо, - сдаётся Зена и вытаскивает из ножен свой меч.
    - Первое: меч – это не шест. Научись парировать удары и смотреть в глаза врагу, чтобы предугадать следующий выпад. Зена делает выпады против Габриэль, в исступлении орущей: «Научи меня драться… ещё! научи меня! ещё! я буду упиваться её кровью! Научи меня убивать!… научи меня убивать.»
    Пирушка в помещении, занятом Каллисто и её армией. Теодор предлагает бокал вина ей, сидящей на тюремном «троне»:
    - Освежись.
    - Я не пью спиртное.
    - Хоть разок?
    - Я умею наслаждаться жизнью, и никакие стимуляторы мне не нужны…. Уж не влюбился ли ты в меня?
    - А что, если и так?
    - Тогда мне придётся убить тебя. Любовь – обман природы, чтобы заставить нас размножаться.
    Габриэль и Джоксер в лесу. Габриэль говорит, что Зена уже должна была бы вернуться, «Я пойду за ней». – «Нет», - Зена как раз вернулась, говорит, что у Каллисто пьянка, и что надо подождать, тогда «я возьму Каллисто». Зена велит Габриэль ждать там: «Если Каллисто появится – я помогу, но не дерись с ней одна!» Габриэль не согласна, хочет идти за Зеной, та повторяет уже жестче: «Если тебе нужна Каллисто, делай как я говорю!»
    Зена одна, потом видно, что Габриэль в кустах подслушивает. «Выслушай меня. Ты знаешь, что я не умею молиться, но я не знаю, что делать. Когда-то я хотела сдаться, но Габриэль вошла в мою жизнь. Не позволяй огню её души погаснуть, я не выдержу, если она погрузится во тьму». (наверное, про эти слова Габриэль в «Legacy» скажет: «Xena, you once prayed never to see the light gone out of me…»), Габриэль подходит к ней со смиренным лицом: «Ты права. У меня траур. Я иду домой.» - «Я займусь Каллисто, обещаю.» – «Я пойду прямо сейчас.» - «Прощай»

    Круглый диск луны, Солнца, Шакрама.
    Зена: «Пора.» Джоксер: «Ты обо мне, наверное, невысокого мнения, но Габриэль дорога и мне, и ради неё я готов отдать жизнь» – «У тебя доброе сердце. Но держись подальше от Каллисто».
    Полупотухшие свечи, Габриэль подобралась к храпящей на «троне» Каллисто, направляет меч ей в горло, но колеблется, вспоминает, как она сама просила Зену не мстить за неё, потом слова Пердикоса: «… но ты не убиваешь…Я люблю тебя», и молитву Зены: «Не позволяй погаснуть огню её души». Габриэль со звоном роняет меч, Каллисто проснулась: «Я не понимаю тебя. Ты не можешь убить меня даже сейчас!» – «Я не отниму жизнь, даже твою. Я лучше умру». – «Так и будет», - Каллисто достаёт кинжал и играет им у горла Габриэль. – «Заканчивай быстрей» – «Нет, я устрою из твоей смерти представление. И мне нужны зрители, которые могут его оценить.»
    Зена пробирается через тела якобы спящих, Каллисто встречает её: «Welcome!». Теодор держит нож у горла Габриэль. Зену мигом берут в кольцо.
    Габриэль прикручена к столбу, под ней сложена солома. Зена привязана к «трону». Каллисто вешает Шакрам себе на пояс: «Мне идёт?… Тебе не выбраться. Ты увидишь, как твоя подруга сгорит заживо. Я завидую ей: она покинет этот мир такой светлой и чистой… я могла быть такой же… Сжечь её!» В солому бросают факел, пламя пока не добралось до Габриэль. Зена, рыча, пробует вырваться, но ремни держат надёжно. Каллисто ехидничает: «Не старайся. Скажи спасибо за трон! Устраивайся поудобней.»
    …И появляется Джоксер Всемогущий в свете своей героической славы, и в деснице его зажат остроточенный меч и сам он готов метать громы и молнии:-) Он орёт: «Я помогу, Зена!», Каллисто кидается на него, Зена носком сапога снимает с неё Шакрам, перебрасывает себе в руку, кидает в путы, держащие Габриэль, та быстро прыгает куда подальше от костра. Шакрам возвращается к Зене, она перерезает свои путы, сражается, у одного из воинов подбирает меч. Джоксер между делом получает стрелу в область ключицы. Каллисто: «С него достаточно». Зена получила меч, Каллисто готова драться (все остальные уже в нокауте): «Я люблю наблюдать за тобой». Они сражаются на мечах. Каллисто предлагает: «Мы остались одни… хочешь прокатиться?», бежит к выходу, испуская свой жуткий клич. Зена бежит за ней, Габриэль просит: «Убей её, Зена!».
    Каллисто выбегает наружу и садится в одну из двух уже готовых колесниц (в обоих – по паре вороных лошадей), нахлёстывает лошадей вожжам, Зена недалеко от неё отстаёт. Гонка на колесницах по побережью. Зена нагоняет Каллисто, но у той в колеснице в ось колеса вделан железный шип (что-то типа того), который ломает спицы на колесе колесницы Зены. Зена захлёстывает кнут на задке колесницы Каллисто, прыгает из своей опрокидывающейся колесницы. Её протаскивает её по берегу на большой скорости. Каллисто: «Нравится? А быстрее хочешь?», - нахлестывает лошадей. Зена подтягивается, залезает к ней в колесницу, они бьют друг друга кулаками, обе вываливаются на песочек, да в нём и застревают: вляпались в зыбун. Каллисто ржет: «Мы умрём вместе! Мы будем вместе вечно гореть в Тартаре!» – «Не обольщайся!» Зена подтягивается вверх, доставая Шакрам, кидает его в лежащую неподалёку корягу, он там застревает. Зена захлёстывает на нём кнут и по нему вытягивает себя из зыбуна. Каллисто наблюдает за ней: «Здорово, Зена!», потом начинает молить о помощи: «Зена, помоги! Пожалуйста, Зена! Помоги мне! Я прошу тебя! Ты не бросишь меня! Зена! Я верю в тебя! Помоги!» Каллисто исчезает в песке с головой…
    Джоксер и Зена сидят на какой-то коряге. «Скажи, плохо дело?» – «Повернись. Шрам будет красивый» - «Я подумал. что такой воин, как я, не должен затмевать тебя. Поэтому я ухожу.» – «Я переживу.» Джоксер называет себя хорошим, добрым и благородным.
    Зена подходит к Габриэль.
    - О чём ты думаешь?
    - Я люблю его.
    - Он услышит твои мысли. Мы вместе.
    - Я знаю.
    Зена кладёт ей руку на плечо, они – два соединенных объятием силуэта на фоне оранжевого неба.

    <серия посвящается Michelle Calvert>

    0

    28

    2-06: Warrior… Princess… Tramp - Воин… принцесса… бродяжка
    Ребёнок принцессы Дианы. Сама Диана и Филипп у постели больного короля. Он говорит, что девочка станет такой же выдающейся королевой, как и она. Диана: «Ты поправишься!» – «Пришло моё время. Переход от моего правления к твоему должен пройти гладко. Позови Зену, когда понадобится надежный друг». – «Друга надёжней Зены нет!»
    Джоксер в таверне рассказывает: «С Каллисто дрался я! Если и есть воин, сильнее Зены, то это я! Я вызвал Каллисто на бой, сначала она не соглашалась, конечно…» Габриэль в упор смотрит на Джоксера, тот смешался, Габриэль: «Продолжай, мне интересно.» – «…пара выпадов, а потом…» – «Мне всё запомнилось иначе» – «Ты лежала связанной!» – «Как и ты.» В таверне ржут, Джоксер говорит, что король Лиас умирает, а Зена была тут с час назад, пошла в замок и скоро пришлёт за ним. Габриэль удивляется: Зена должна была приехать только завтра. Габриэль собирается догнать её. Джоксер начинает опять что-то рассказывать про Зену, Габриэль советует: «Не заговаривайся! Ты ведь о Зене говоришь…» Джоксер не слушает её: «… и тут я схватил меч…»
    «Зена» пьёт из бокала, к ней подходит сзади некий мужчина. Вошедшая Диана приветствует:
    - Зена,
    - Диана…
    - Добро пожаловать. Мы не ждали тебя так рано.
    - Это Эгис, - та представляет мужчину, - он был советником короля Кадмуса в Фивах.
    - Если ему доверяет Зена, то доверяю и я. Король болеет, но я надеюсь, что мы всё преодолеем.
    - Здравствуй, принцесса, - входит Габриэль.
    - Габриэль! – радуется принцесса. - Ваши покои готовы. Стража! Слушайтесь Зену, выполняйте её приказы, как приказы короля!
    Диана уходит, Габриэль набрасывается с расспросами на «Зену»:
    - Что происходит? Мы же договорились встретиться завтра! И почему Джоксер думает, что ты влюблена в него? Теперь все думают, что ты какая-то потаскуха!
    - Стража! Бросьте эту идиотку в карцер!
    - Идиотку?!
    Габриэль уводит стража.
    К Мег (это она в костюме Зены) заходит Эгис.
    - Тебя не учили стучать?
    Эгис отталкивает её, Мег обижается:
    - Так с королевой воинов не обращаются!
    - Не обольщайся, Мег. Я выловил тебя в канаве только потому, что ты похожа на Диану… и Зену.
    - Ты мне не рассказывал про её подружку! И как она только её терпит?
    - Ты приказала бросить её в карцер, а должна выполнять мои распоряжения!
    - Всё прошло гладко… Тут мило, но у Дианы комната покруче. Когда я займу её место?
    Мег играет деревянным Шакрамом, вертит его на столе. Эгис говорит, что уже скоро и рассуждает, какие деревни надо завоевать и продать в рабство.
    - Эгги, подойди!
    Мег показывает, как она научилась играться с диском, тот возмущён, хлопает ладонью по «Шакраму», при этом диск треснул на две половинки:
    - Меня зовут Эгис! Шакрам – это не игрушка, а оружие!
    - Ято можно сделать этой деревяшкой? Вот видишь, ты сломал её.
    - Почини! Привесь к поясу и не снимай!
    Габриэль в темнице возмущённо разговаривает сама с собой: «Идиотка! Может быть, она хотела меня о чём-то предупредить? Или, может быть, я убью её.» Приходит Мег, стражнику: «Открывай.» Габриэль с расспросами: «Объясни своё поведение!» – «Это часть плана!», Мег изобретает что-то типа того, что тот кто им нужен, практикует метод пытки в виде загоняния под ногти раскалённых булавок, и если Габриэль не хочет, чтобы испробовали на ней, она должна молчать и быть тут, в безопасности, и Диану тоже не надо звать.
    Мег снова в своей комнате, говорит своему дружку:
    - Эгги, она будет молчать.
    - Моё имя Эгис!
    - Что делать, когда придёт Зена?
    - Она не придёт.
    Зена появляется таверне, слышатся возгласы: «Смотрите-ка! Давай повеселимся!», кто-то подкатывает к ней, она отталкивает его. Мужик обижается: «Решила быть недотрогой?» Зена одним ударом в шею отправляет его отдохнуть, к ней сзади подбираются ещё двое. Зена: «Вы не видели тут девушку с шестом?» – «Она была тут вчера, но зачем тебе девушка, когда рядом такие здоровые мужчины! Поцелуешь нас?» Зена не глядя бьёт их обоими руками по роже, те отваливаются. Зена видит входящий отряд вооруженных наёмников, просит налить ей чего покрепче. Главный подходит к ней. Зена: «Я вижу, тебе нужен не поцелуй?» - «Мне нужно твоё сердце» – «Ты не в моём вкусе.», - Зена дышит на него огнём. «Ну что, Зена, поцелуешь?» – приходит в себя кто-то, но Зена одним ударом отправляет его обратно на пол.
    Мег достаёт Шакрам, потом вертит мечом перед зеркалом: «Я Зена! С большой буквы!», от разворота меч вылетает у неё из рук и вонзается в потолочную балку. Мег взбирается на стол, дотягивается до меча, тянет на себя, он не поддаётся, потом она повисает на нём, клинок наконец вынимается, Мег падает на стол вместе с ним, стол проламывается и она прикладывается пятой точкой об пол. На жуткий шум прибегает стражник. Мег говорит, что просто разрабатывала новый удар.
    Джоксер у ворот замка объясняет привратнику, что он – близкий друг Зены. Стражник не хочет его пускать. Джоксер пускает в ход угрозы: «Ты не знаешь, с кем говоришь… Не вынуждай меня…» Мег выглядывает из окна и кричит: «Стражник, пропусти. Он со мной.» Джоксер с триумфальным видом проходит: «Тебе очень повезло».
    Мег устраивается сидя на кровати. «Входи. Садись», порывается поцеловать Джоксера, тот чуть не падает. Мег:
    - Что с тобой?
    - Слушай, я думал о том, что сказала Габриэль…
    - А что ещё она сказала?
    - Я порчу твою репутацию… Я рассказывал, как мы близки…
    - И что? Пусть знают.
    - …Я недостоин тебя как любовник… И Габриэль…
    - Я думаю о том, чтобы казнить её.
    Джоксер отшатывается:
    - Я порчу вашу дружбу. Кто-то из нас должен быть сильным. Я буду ждать под окном, если тебе понадобится мой меч.
    Джоксер пытается выскользнуть из комнаты, но Мег преграждает ему путь:
    - Твой меч нужен мне прямо сейчас!
    Джоксер всё-таки проскальзывает у неё под рукой, Мег ему вслед: «Какой мужчина!»
    Джоксер идёт по коридору: «Джоксер, крепись. Крепись! Джоксер могучий! …Джоксер, ты заблудился». Навстречу ему попадается принцесса Диана, он хватает её за зад: «Думаешь соблазнить меня платьем?»
    …Джоксера бросают в карцер, где сидит Габриэль. «Зена непредсказуема...» – «И не говори!»
    Зена приезжает в замок. Один из стражников, пропустив её: «А как она вышла?!»
    Зена приходит к Диане: «У нас неприятности. На меня напали в таверне. Кто-то не хочет, чтобы я помогала тебе». «Диана» плачет в платочек: «Я только что от отца… он угасает… поговорим позже…» – «Я скажу Филиппу усилить охрану замка». Когда Зена уходит, Мег в костюме Дианы перестаёт плакать, из другой двери появляется Эгис, зажимающий рукой рот настоящей Диане. Мег недовольна: «Эй, Эгги, ты говорил, она не придёт. Будь острожен. Она крутая! Слёзы понравились?»
    Габриэль пытается дотянуться рукой до чего-нибудь через зарешёченное окошко камеры (для неё оно на уровне головы, для стражников – уже на уровне ног, в смысле, карцер в подземелье). Джоксер сетует: «Зена и Диана на одно лицо! Я оскорбил принцессу! С другой стороны, Зена меня любит». Габриэль: «Ты не в её вкусе!» - «Хочешь покажу, что она со мной сделала?» - Джоксер показывает засос на шее, порывается снять свою броню, Габриэль поспешно останавливает его: «Не надо!…» Джоксер говорит, что всё просто: в Зену попала стрела Купидона, и теперь они будут путешествовать втроём, он и Зена будут для Габриэль как родители…
    Приходит Мег в платье Дианы, говорит что-то про план, уводит Джоксера: «Он нравится Зене», Габриэль оставляет в темнице.
    Джоксер спрашивает: «Что за план?» Мег и он рядом с какой-то колонной, она начинает его целовать, приходит нянька, говорит, что ребёнок не заснёт, пока она не споёт колыбельную. Мег велит Джоксеру ждать в её комнате и обещает скоро вернуться.
    Мег всё ещё в костюме Дианы, только уже в шёлковых красных шароварах, ногами качает люльку и дурным голосом поёт: «…И если одну уронить, останется шестьдесят три бутылки пива. Шестьдесят три бутылки пива стояли на полке, и если одну уронить, останется шестьдесят две бутылки пива…» У няньки глаза на лоб лезут.
    Джоксер перед зеркалом в комнате принцессы разговаривает с отражением: «Ты – самец! Дьявол! Зачем огорчать этих страждущих женщин?» Приходит Зена: «Что ты тут делаешь?» – «Не хотел тебя огорчать… но признаюсь: принцесса Диана хочет меня.» Зена удивлена, Джоксер «извиняется»: «На всех меня не хватит! Но мы уже взрослые…» – вслед щупает её за талию, Зена отвечает лёгким ударом: «Что, смерти хочешь?!» Джоксер продолжает в том же ключе: «У меня есть то, что ты хочешь». Зена требует немедленных объяснений: «Где Габриэль?!» – «В карцере, куда ты её посадила…» Слышатся шаги, они прячутся за занавеску, входит Мег в сопровождении Эгиса. Тот велит отлепиться от Джоксера, грозит в случае чего убить, и вообще радоваться возможности работать с ним, Эгисом: «Не стой тут, работай!»
    Габриэль бьёт мешок: «Вот тебе, королева воинов!» Зена приходит, Габриэль вопит: «Я поняла твой план!!! Ты хочешь свести меня с ума!!!» Зена обещает всё объяснить, все трое выходят на двор.
    Внутренний двор. Джоксер: «Есть ещё одна женщина, похожая на тебя? Тогда как узнать, что ты – это ты?» Зена бросает Шакрам, тот рикошетит по всему двору и наконец направляется в горло Габриэль, она вовремя его ловит. Габриэль облегчённо вздыхает: «Привет, Зена!». Зена говорит, что Диану спрятали где-то тут, Джоксер спрашивает, а как же узнать, что Диана – это Диана? Зена отвечает, что если он встретит женщину, которой он нравится как мужчина, то это – плохая Зена! Джоксер соглашается с удовольствием: «очень плохая!»
    Зена в костюме Дианы (они теперь все трое в одинаковых сиреневых платьях) ведёт на веревке Габриэль, окликает какого-то Арчибальда: «Смотри, что у меня есть!», говорит, что Эгис её пугает, и вообще, она бы лучше ушла с Арчибальдом, а теперь у них принцесса и ещё один козырь против Зены. Арчибальд замахивается мечом и опускает клинок почти что на её голову, только в самом конце ослабив удар до слабого касания (как при посвящении). Зена не шелохнулась и сделала удивлённые глаза. Арчибальд: «Прости. Я хотел проверить, не Зена ли ты. Веди её», - кивает на Габриэль.
    Лагерь Эгиса в пещере, Зена спрашивает принцессу, сидящую связанной на камне, пока Габриэль привязывают рядом:
    - Ну, как тебе?
    - Плохо! Я целый день сижу на холодном камне и скоро умру!
    - Ну, от этого ещё никто не умирал, - обнадёживает её Габриэль
    - Умрёте обе, если будете болтать, - обещает Зена, - Ну что, мальчики, развлечёмся?
    Она обнажает меч, перерезает путы Габриэль и Дианы, дерётся с наёмниками Эгиса.
    Эгис ругает Арчибальда: «Посадив Мег на трон, мы сможем контролировать армию Беотии. А ты привёл Зену в наш лагерь, и теперь Диана у неё! Но у нас остался один козырь.»
    Пустая люлька. Диана голосит: «Моя дочь! Они забрали её!» Филимон порывается идти спасать дочь, Диана приводит всех в комнату, о которой знают только члены семьи. Они с Филимоном будут ждать тут. Зена отправляется искать дочь Дианы, а Габриэль поручает найти Мег и не отпускать её.
    В коридоре Зену встречает Джоксер: «Попалась!», та снова не рассчитала силу, Джоксер отлетел к колонне: «Привет, Зена…» – «Прости: привычка.» Джоксер говорит, что найдёт Мег. Зена отвечает, что поручила это Габриэль. Джоксер обижается: «Думаешь, она сделает это лучше?» – «Это не соревнование», - отвечает Зена и тут же начинает истово целовать Джоксера: сзади подходит Эгис и просит принцессу пойти с ним.
    Мег поправляет на груди платье принцессы: «Ей нужно сменить фасон!», Габриэль входит: «Ты выйдёшь отсюда только через мой труп!» – «Это можно устроить!», Мег сражается чем под руку попадётся: ножницами, тарелкой с едой, прикладывает Габриэль об вазу, наступает на ногу и кусается, но Габриэль в конце концов прижимает её к полу и заносит сжатый кулак. Мег начинает просить: «Пощади! Пожалуйста…» – «Слезами меня не проймёшь!» – «Я привыкла, что примерные девочки меня презирают.» Габриэль освобождает её, обе садятся рядом на пол, прислоняясь к колонне. Мег рассказывает, что у неё было трудное детство: примерные девочки её не любили, и она с ними дралась, была одна с десяти лет: отец умер при родах («При родах?! Отец!?» - изумляется Габби) – напился и упал с крыши, когда она родилась. Потом мамин любовник положил на неё глаз, и она ушла, а через год узнала, что мать умерла, теперь жалеет, что не простилась с ней, та была плохой матерью, но с ней было всегда весело… и она любила свою мать.
    Эгис распинается перед Зеной, которую принимает за Мег: мол, Диана на свободе, и у них остался только один выход: убить короля Лиаса, тогда Мег займёт трон. Убить короля должна будет она, например, отравить. Зена возражает: она не будет его травить, потому что яд действует медленно и может вообще не убить, а лучше зарежет: положит нож в люльку с ребёнком, скажет, что девочка захотела повидать дедушку… Эгис признает, что план хорош.
    Мег и Габриэль сидят в комнате, туда же притаскивается король, спрашивает, почему же доченька так редко к нему заходит? Мег говорит, что у неё дела. Король отвечает, что рад, что он не мешает её делам, но ведь раньше они делились мечтами и планами… просит её не отдаляться.
    Там, где Зена: вносят люльку, но тут все карты спутал Джоксер, врывающийся с двумя мечами наперекрест: «Зена, заберём ребёнка!» Джоксеру мигом приставляют меч к горлу, Эгис смеётся: «Мег, он принимает тебя за Зену. Убейте этого идиота!» Зене не остаётся ничего другого, как сражаться, Джоксер хвалится: «Зена, я принёс твой меч!»
    Схватка-погоня плавно перетекает в тот зал, где Лиас, Габриэль и Мег. Мег Эгису: «Это я, Мег.» - «Докажи. Убей его», он вкладывает в её руку кинжал, она подносит его к горлу короля, тот понимает, что она – не его дочь, но Мег говорит, что не будет его убивать и направляет кинжал на Эгиса. Мег уводит короля подальше от завязавшейся драки, в его комнату. Скоро к ней присоединяется Зена. Мег говорит, что подруга Зены победила её, значит, и самой Зене не составит труда убить её, и Габриэль была права: она плохая. Зена говорит, что ей нет дела до прошлого Мег, и она видела, как та вывела короля («Ну да, первый добрый поступок за весь год», - усмехается Мег), Зена велит ей закрыть дверь и укрыть короля, которому нужно быть в тепле, уходит.
    Мег философствует: «Три женщины с одним лицом: Одна воин, другая – принцесса, а я – бродяга!…»
    Ребёнка опять забрали.
    Мег рассказывает дальше, что нашла работу в Афинах, занималась кулинарией и очень хорошо управлялась со специями. Спрашивает короля, любит ли тот специи, но Лиас не отвечает, Мег окликает его, но опять безответно.
    Девочку в люльке привязывают над пламенем. Появляется Диана в костюме Зены: «А ну стойте! Я пришла за ребёнком! И не советую вам мешать мне!» Она вынимает меч и подкидывает его, чтобы перехватить, он вонзается в пол. Диана не растерялась: «У меня есть ещё оружие… круглое…» «Это Диана», - констатирует Эгис. «Отдайте дочь, и я отпущу вас с миром», - вещает Диана, которую уже надёжно держат.
    Появляется ещё одна в костюме Зены. «А ну стой, не то раскрою череп своим… Шамроком!» При этом деревяшка разваливается надвое, Эгис ставит диагноз: «Это Мег.»
    Теперь выступление Зены, она всё ещё в платье принцессы: «Угадай, кто я!» Происходит драка, Зена привязывает веревку от люльки к какому-то солдату, время от времени отпихивая его подальше, чтобы он перевешивал люльку и та была высоко от огня. Присоединяются ни черта не понимающие, но хорошо дерущиеся Джоксер и Гарбриэль, потом Филимон. В какой-то момент ребёнок вываливается из люльки, Диана его ловит, подоспевший Филимон обнимает её за плечи. Когда всех плохих повязали, Мег говорит: «Эй, принцесса… я только что от короля»...
    К королю подходят Диана (с возгласом: «Папа!») и Зена, которую тот спрашивает уже обречённо: «Ты кто?» Но в общем король жив-здоров, идёт на поправку.
    В дверях Мег разговаривает с Габриэль: «Он выдержит ещё долго. Я бы написала ему из тюрьмы, если бы умела писать.» – «А я бы дала тебе второй шанс.» – «Размазня!» Король зовёт Мег, она несмело подходит. Король: «Мне рассказали о вашем заговоре. Ты творила зло.» – «Я паршивка…» – «Никто не смеет так говорить о моём личном поваре! Кстати, я люблю специи». – «Спасибо, король Лиас! Вы не пожалеете! Я вас не подведу!» – благодарит Мег.
    В воротах Мег прощается с троицей. Габриэль говорит, что если Мег научится читать, то она напишет ей письмо. Когда Зена и Габриэль сказали до свиданья, Джоксер гонит их: «Идите-идите». Намёк понят, они отходят. Джоксер прощается с Мег, она притягивает его к себе: «Проводи и возвращайся! Моя дверь всегда открыта для тебя». Джоксер спешит следом за Зеной и Габриэль, Мег машет рукой (из платья высыпаются серебряные и золотые ложки), Джоксер говорит Габриэль и Зене, что у него появились срочные дела, и он хоть и понимает, как им двоим нужна твёрдая мужская рука, всё же должен идти. «Она не будет ждать вечно», – торопит его всё понимающая Зена.

    0

    29

    2-07: Intimate Stranger - Знакомый незнакомец
    Чтобы не сильно путаться: Зена в теле Каллисто обозначаю как Зенас, а Каллисто в теле Зены – соответственно, Каллистох
    По ночному лесу идут воины, сзади них на тропу спрыгивает Зена, делает знак Габриэль подойти. Зена говорит, что это люди Теодора, и их надо наказать так же, как и остальных воинов Каллисто. Она велит Габриэль найти Арго, сама остаётся на тропе, её окликает женский голос: «Дочка!» Зена оборачивается и видит Сирену:
    - Здравствуй, Зена. Ты идёшь в Амфиполис, и я вышла тебя встретить. Вернись домой, где ты нужна и любима, на свою родину.
    Зена спрашивает: «Кто ты?… Арес?» Бог войны принимает своё настоящее обличье:
    - Я хочу, чтобы ты вернулась.
    - О чём ты?
    - Ты казнила Каллисто!
    - Я не казнила её! Все было справедливо!
    - Бедная девушка, совершила множество ужасных поступков. Она могла измениться, как и ты, но ты не дала ей шанса.
    Зена видит призрак Каллисто, который тянет к ней руки: «Зена! Я изменилась! Помоги мне! Мне страшно!». Воля Ареса заставляет Зену вынуть меч и всё ближе придвигаться к горлу Каллисто, в конце концов сопротивления Зены не хватает, и она пронзает горло Каллисто, и просыпается.
    Зена будит спящую Габриэль: «Проснись!», та не откликается. Зена поворачивает её лицом к себе, видит Каллисто, и опять просыпается оттого, что её тормошит Габриэль:
    - Зена, проснись! Ты изводишь себя!
    - Габриэль, я казнила Каллисто?
    - Нет, ты поступила правильно.
    - Эти сны, они мучают меня. Арес говорит, что я убила Каллисто, что я не дала ей шанса.
    - Каллисто сама выбрала свой путь, а не ты. То, что ты не изменила её и не дала шанса, не делает тебя убийцей. Если бы кто-то унижал тебя, как Каллисто, он давно был бы мертв. Ты заслуживаешь прощения, больше чем она. Не она создала тебя, - Габриэль всё ближе склоняется к Зене, и та просыпается окончательно.
    Габриэль и Зена, уже в реальности, продолжают путь. Габриэль говорит, что ей раньше снились сны, они были источником, из которого она черпала истории, но после смерти Пердикоса снов больше нет, и историй тоже. Зена видит следы людей Теодора, но кто-то ещё идёт за ними… и ему не поздоровится.
    Джоксер подвешен в сарае, (веревка привязана за тело) вокруг него – недоброжелательно настроенные Теодор и его люди. Джоксер говорит, что хочет покарать Теодора так же, как Зена покарала Каллисто. Тот отвечает, что Каллисто думала только о Зене, и в этом её ошибка, и вообще, надо посмотреть, из чего слеплен великий Джоксер… изнутри. Теодор достаёт нож, Джоксер говорит, что он полезнее в качестве заложника. Слышится боевой клич Зены. Джоксер кричит: «Да, это Зена, и с ней вся афинская армия». Люди Теодора разбегаются, Джоксер кричит им вдогонку: «Я разозлился! Могучий Джоксер в ярости!»
    Зена вламывается в сарай, там никого нет, кроме висящего Джоксера. «Они ушли… догоним их утром, а пока заночуем тут», - решает она. Джоксер говорит «привет», Зена успокаивает: «мы тебя видим», хочет пройти мимо. Джоксер уже открытым текстом просит снять его, желательно так, чтобы он не упал. Зена перерубает мечом верёвку, Джоксер, конечно же, прикладывается лицом об пол.
    Габриэль приносит Зене тёплый плащ и рассуждает: « Ты жалеешь, что убила Каллисто, Джоксер жалеет, что не убил её сам, а я жалею, что Каллисто вообще родилась…» Габриэль кажется, что Каллисто победила. Зена прислоняется к косяку, Габриэль уходит спать. Зена слышит, как её зовут по имени.
    Каллисто появляется и манит за собой, Зена следует за ней.
    Они оказываются в зале с каменными стенами, по полу стелются клубы тумана, свет сверху падает на светящийся зелёным камень (может быть, алтарь). Каллисто издевается:
    - Здравствуй, Зена. Я соскучилась. Знаешь, как скучно в Тартаре? Одни и те же пытки – день за днём, день за днём… С тобой было веселее.
    - Это сон!
    - Да, но сон – грань между земным и подземным миром, и с помощью друга можно легко пройти…
    - Какого друга?
    - С божьей помощью, - материализуется Арес.
    - Что тебе нужно?
    - Воин, который приведёт всё «к миру и процветанию», - усмехается тот.
    - Я?
    - Нет. Я не знал Каллисто, пока ты не убила её.
    Каллисто и Арес кругами ходят вокруг Зены, добиваясь от неё признания, что Зена виновата в том, что не вытащила Каллисто из песка, а значит, убила. Зена наконец признаёт свою вину, и Каллисто толкает её к зелёному алтарю.
    Каллисто в теле Зены. Она говорит Габриэль, что всё поняла: «Каллисто здесь, она вернулась и работает с Аресом. Мы пойдём в Амфиполис, она будет там. Она попытается убить мою мать». Габриэль хочет разбудить храпящего Джоксера, но Каллистох говорит, что для него там будет слишком опасно. Она просит Габриэль собрать вещи, а сама выходит на двор, там целуется с Аресом «Каллисто возвращается! Интересно, как там наша Зена?»
    Зенас в Тартаре кричит: «Каллисто!!!»
    Каллистох и Габриэль идут по лесу, уже день, Габриэль ведёт Арго в поводу, лошадь очень волнуется и всхрапывает. Каллистох планирует, что если убрать Теодора, все его солдаты переметнутся к ней. Габриэль удивляется, что творится с Арго. Каллистох объясняет: «Она чувствует мою печаль… Она была такой же, когда я убила Каллисто… Каллисто должна была убить ты. Это было твоё право. Тогда, в храме, ты была готова. Теперь я не знаю, смогу ли убить опять…» - «Её должна убить я?» - «Нет… Она постарается убить мою мать, а что потом, я не знаю. Я никогда не была такой беспомощной».
    Зенас объясняет Аиду, что произошло.
    - Это глупо, невозможно! – отвечает бог загробного мира.
    - Она обманула меня, завладела моим телом во сне из-за моей вины.
    - Из-за вины?… Это возможно… Ты умная. Очень умная. Не зря Зена тебя убила! Ты отсюда не выйдешь.
    - Я приходила с Маркусом…
    - Ну и что, это общеизвестно.
    - Я убила его, потому что любила.
    - Да, это знал только Маркус, а он никому не расскажет. Как Арес мог так поступить?
    - Помоги – и я остановлю её!
    - Она вырвалась по твоей вине! Я дам тебе день, а потом одна из вас вернётся.
    Габриэль упражняется с шестом. Калллистох заставляет её: «Ещё! Ярость живёт в тебе! Каллисто уже мертва, и надо вернуть её в Тартар! Это - твоё оружие (указывает на шест), и это (дерево) – твой враг. Вложи в удар всю силу!» Габриэль нехотя бьет шестом по стволу, Каллистох пробует иначе: «Ладно, Габриэль. Каллисто – это я. У меня внешность Зены, но я Каллисто. Убей меня! Бей в грудь, вырви моё сердце» Габриэль ещё сомневается, Каллистох подливает масла в огонь: «Я убила твоего мужа, взяла меч и воткнула ему в грудь, и его кровь текла по моим рукам…» Габриэль срывается и ударяет концом шеста Каллистох. От удара та падает, переводит дыхание: «Хорошо, Габриэль.» – «Прости, я не хотела», - Габриэль отворачивается – «Ты не представляешь, как мне плохо. Я на миг поверила, что ты Каллисто – и возненавидела тебя». – «Некоторые живут ненавистью. Я знаю, как тебе трудно, - Каллистох в это время переставляет наконечник шеста, привязывая острие, как у копья, - я разберусь с тем, кто шёл за нами», - она уходит, Габриэль смотрит на шест, теперь по-настоящему боевой, такой же смертоносный, каким он был в руках Эпфини.
    Каллистох слышит шорох, обнажает меч, встречая меч другого. Но это всего лишь Арес. «Ты будешь лучше всех! Зачем тебе Габриэль!? Зене удалось сбежать, и даже не думай воевать с ней. Аид дал ей день. Убей Габриэль и уходи» – «У меня свой план. Я обещала помочь, а ты обещал мне весь мир… и ещё удовлетворение». Арес целует её: «Я выполнил обещание».
    Габриэль всё ещё осознаёт, что шест теперь действительно способен убить. Каллистох возвращается.
    - Кто шёл за нами? – спрашивает Габриэль.
    - Человек Теодора. Я прогнала его. В путь.
    - Я за Арго.
    - Нет. Ей плохо. Я не хочу, чтобы она пострадала из-за меня. Пусть она отдохнет. Я сниму поводья и спрячу седло. Иди, я догоню.
    Габриэль идёт вперёд, Каллистох неторопливо подходит к беспокоящейся Арго: «Всё никак не поймёшь? Я похожа на Зену и даже пахну как Зена… бедная… не понимаешь, что происходит, бежать или стоять? Надо было бежать», - она обнажает меч и замахивается.
    Зенас выходит на поляну и видит лежащую Арго, подходит к ней и видит след от меча на её груди. «Арго… Всё будет хорошо, жаль, что так случилось… лежи… Всё будет хорошо. Я знаю, чего она хочет». Зенас целует Арго в шею, срубает ветку и собирает сок из неё в зеленые листья. Появляется Джоксер. Зенас: «Положи меч! Я всю объясню!» – «Я не знаю, что ты делаешь, но ты закончишь только через мой труп! Хотя…» Зенас выбивает у него меч и прикладывает травы к ране Арго: «Будет больно, но нужно залечить твоё лёгкое.» Джоксер пытается атаковать сзади, она опять ударяет его: «Джоксер, слушай меня. Слышишь, я не Каллисто! Это я, Зена. Каллисто служит Аресу, а у меня есть день.» - «Докажи, что ты Зена!» – «Каллисто умеет делать акупунктуру?» – «Нет»… Зенас демонстрирует, что она умеет. Джоксер уже поверил и просит помочь ему. Зенас возобновляет ему кровоток. «Так ты Зена? Так это ты или Каллисто ранила Арго?» – «Она знала, что мне будет больно усыпить её. Но она будет жить. Спасибо тебе, что ты защищал Арго. Только смелый человек сразился бы с Каллисто ради лошади.» – «Не стоит благодарить. У меня храброе сердце и всё такое…»
    В лагерь Теодора приходит Каллистох. Воины обнажают мечи, Теодор командует: «Не давайте ей повода! Она не убивает безоружных!» Все кидают на пол мечи, и он в том числе. Каллистох спрашивает: «Ты так в этом уверен?» – «Зена убивает только в бою, это её кодекс чести! Каллисто позволила убить себя», наёмники присоединяются: «Уходи или убей его!» Каллистох кинжалом перерезает ему горло, смотрит на окровавленный клинок: «Упс… Грасий! Кто твой командир?» – «Ты! Зена, королева воинов!», остальные скандируют «Зена! Зена! Зена!», Каллистох отдаёт им приказ идти в Амфиполис, взять город и привести всех, но никого не убивать. Арес материализуется и тут же исчезает, помахав рукой Каллистох.
    Зенас и Джоксер идут по лесу. Зенас: «В этом теле мне не по себе, но что-то… (прислушивается)… звон!». Она ловит рикошетивший между деревьев летевший в неё Шакрам. Каллистох спрыгивает перед ней, одним ударом отключает Джоксера, говорит насчёт Шакрама: «Кинь его – я поймаю и брошу обратно». Зенас кидает Шакарам в дерево. «Где Габриэль!?» – «Габриэль? Теперь я Зена, и она моя подружка. Если с ней что-то случится, Зена будет в ярости… Или с ней уже что-то произошло? Может быть, я убила её и повесила на том дереве?» Зенас вынуждена оглянуться, Каллистох прыгает, Зенас тоже прыгает, их мечи встречаются. Зенас демонстрирует пробежку по вертикали, пиная врага. Каллистох говорит, что ей нравится этот приём и делает то же самое. В итоге настоящая Зена в теле Каллисто приставляет к горлу Каллисто в теле Зены меч, и как раз в этот момент появляется Габриэль. Каллистох взывает: «Убей её, или она убьёт меня!… Сейчас кто-то умрёт… в любом случае победа будет моя! Убей её, Габриэль!» «Нет, Габриэль, – просит Зенас, - Зена – я.», Начинаются прения по поводу чувства вины и кто из них – Зена, в конце концов Зенас велит Габриэль спросить свою противницу, что ей снится (в смысле, что теперь снится Габриэль). Каллистох не хочет отвечать, потом говорит, что Габриэль снится тот момент, свершение правосудия. Зенас говорит: «Нет, ей ничего не снится.» Каллистох выворачивается, кидает кинжал в Габриэль, но Зенас ловит его. Каллистох в это время успевает вскочить на лошадь (вороную), взять из дерева Шакрам и ускакать.
    Джоксер очухивается, Зенас напоминает ему: «Это я. Скоро Аид призовёт меня.» «Каллисто увела людей из твоей деревни», - говорит Габриэль. «Деревня умрёт от огня, и я увижу это, - догадывается Зенас. – Мне кое-что нужно. Какллисто использовала мою вину против меня, и я оберну её против неё.»
    Наёмники пригнали в пещеру жителей Амфиполиса: «Все тут. Все до одного». Каллистох велит приготовить факелы. Сирена зовёт её из своей клетки: «Зена?! Что ты делаешь? Подойди ко мне…» – «Я не Зена. Я… любящая дочь! Вы приготовили факелы? Эта женщина должна сгореть первой.»
    Появляется Арес, спрашивает Каллистох, что она делает, ведь Зена и так скоро отправится в Тартар, надо просто подождать. Но Каллистох говорит, что у неё свой план, и ни бог, ни смертный не смеет ей указывать, вся её ненависть – для Зены, а ему достанутся только остатки. Она добьётся чего хочет, а победу Арес может приписать себе. Он, пожелав ей: «разбирайся сама», исчезает.
    Сверху Джоксер кидает горшки с маслом, воины спешно тушат факелы, боясь сгореть заживо, и бегут к реке. Каллистох приказывает остановиться, но её не слушают. Зенас тоже сидит где-то наверху. Каллистох зовёт: «Зена? Время работает против тебя!», та спрыгивает вниз. Боевой клич Зены в теле Каллисто, боевой клич Каллисто в теле Зены. Зенас окутывается синим светом: «Началось». Каллистох обещает: «Я отомщу! Аид заберёт тебя, но ты будешь знать, что это сделала я», - она направляется к Сирене, её рука окровавлена, Зенас напоследок стреляет в неё дротиком. Тот вонзается Каллистох в шею, она не доходит до клетки и сваливается, засыпая.
    Всё та же комната с зелёным камнем. «Ты усыпила меня! Это сон!» – кричит Каллистох. Зенас отвечает: «Ты отчасти права, он лишь грань между земным и подземным.» – «Я смогу очнуться, меня не терзает чувство вины и не будет мучить совесть, виновна ты ,когда убила мою семрью!» – «Когда думаешь о мёртвых, они слышат». Выходит мать Каллисто. Каллистох лютует ещё больше: «Зена! Она напомнит тебе о прошлом!», но мать возражает: «Я пришла к тебе» – «Ко мне?» – «Каждый раз, когда ты убиваешь, ты убиваешь меня.» «Скольких ты оставила без семьи, скольких матерей убила?» - подхватывает Зенас. Каллистох видит выходящих из тумана своих жертв, но сопротивляется: «Ты не заставишь меня раскаяться! Моя вина будет со мной, но я не возьму твою на себя! Это не я!» – «Разве эти люди должны были умереть? Ты не забудешь их. Это как волна – поднявшись, она не отступит». «Я люблю тебя, Каллисто», - говорит ей мать, - «и ты должна раскаяться». Жертвы оттеснили Каллистох к камню, и она переносится, коснувшись его.
    Зена в теле Каллисто оказывается на соломенном полу возле камеры на месте Каллисто в её теле. «Это я, Габриэль». – «Зена? Докажи!» – «Ты однажды говорила, что круг ненависти может разорвать лишь любовь. Каллисто не могла этого понять.» Зена обнимает Габриэль.
    Джоксер возле Арго: «Ты поправишься, Арго!», Зенас опять хочет его благодарить за то, что он рискнул ради неё жизнью. Джоксер сначала пугается (ему всё кажется, что это Калисто), потом говорит ей, что два сильных воина должны держаться вместе, один меч хорошо, а два – лучше…
    Приходит Габриэль, просит прощенья, за то, что задержалась: ей снился такой сон… Она спрашивает, что, теперь всё время так будет? ну то есть Зена останется в таком обличье? – «Габриэль, я понимаю, что тебе трудно. И я пойму, если ты не пойдёшь.» – «Я привыкну… Но надо же было тебе из всех тел застясть в её теле!» – «Забудь о ненависти, вспомни о своей любви к Пердикосу». – «Знаешь, мне приснился такой сон… Мне приснился Пердикос – мальчик, которого я знала, мужчина, которого я любила.»

    0

    30

    2-08: Ten Little Warlords - Десять воинов
    Зена почти всю серию в теле Каллисто.
    Зена (в теле Каллисто) будит Габриэль, та вздрагивает. «Не бойся, это я» – «Я всё никак не привыкну. Лучший друг в теле заклятого врага! Ты бы хоть волосы покрасила…» Сквозь кусты проламывается Джоксер, Габриэль направляет шест ему в грудь, он хвалит за хорошую реакцию и говорит, что у него есть послание для Каллисто… то есть для Зены… и вообще он запутался. Джоксер выуживает откуда-то из своих лат клочок пергамента, говорит, что Арес послал это десяти воинам. Зена читает и определяет, что это не от Ареса, потому что Арес знает, что Каллисто в Тартаре, а она – в её теле. Джоксер спрашивает, «когда выходим?» Зена говорит, что они с Габриэль выступают утром, а он пусть остаётся охранять деревню и успокаивать жителей, когда они увидят сборище воинов. Джоксер говорит: «Хорошо, Каллисто… то есть Зена…», та махает рукой: «Ладно, иди».
    Габриэль и Зена утром в деревне. Одного из собравшихся воинов Зена узнаёт: это Тегасон. Ещё в сборе скандинавского вида громила, двое воинов, (как характеризует их Зена, эти двое - злейшие враги, и обычно их встреча заканчивается дракой, но тут они показывают друг другу «письмо Ареса» и пожимают руки). Габриэль удивляется: «Ничего себе злейшие враги!» Воинов уже пятеро. Габриэль не понимает, зачем они все нужны Аресу. Зена собирается понаблюдать, Габриэль предлагает: «Пойдём и надаём им!». Зена советует ей съесть что-нибудь и успокоиться.
    Габриэль идёт по улице, там торгуют горячими пирожками. Торговка предлагает шесть штук за динар, её конкурент – десять, она предлагает дюжину, они тащат Габриэль каждый к себе. Габриэль злится, поддаёт торговцу, торговка тоже на него набрасывается, всеобщая свалка. В сторону Зены летит краб из чьего-то лотка, она выуживает Габриэль из «кучи малы», спрашивает, кто это вообще начал. Габриэль хочет ещё подраться и остановить их, но Зена говорит, что она их не остановит.
    Зена и Габриэль заходят в открытую (на улице) таверну, Габриэль нервничает, сколько же времени придётся ждать заказ. Зена удивляется, что всех обуяло: простые люди разъярены, а воины ходят как шёлковые. К ней поворачивается человек в драном коричневом плаще, с измождённым лицом Ареса:
    - Вот что случается, когда бог войны уходит в отпуск… или в вынужденную отставку. Что, Зена, не узнаёшь старого приятеля?
    - Ты стал смертным?
    Арэс рыгает. Габриэль давно мечтает набить ему рожу и швыряет его к стенке. Арес говорит, что вот ещё одно новое чувство – боль. Габриэль спрашивает: «Понравилось? Могу ещё разок!» Зена даёт Аресу тряпку, смоченную вином, чтобы прижать к разбитой губе. Зена спрашивает, кто это сделал? Зевс? Арес отвечает, что кто-то украл его меч – наверное, когда он возился с Каллисто. И теперь он тут – «униженный и отверженный…» – «Прямо сердце кровью обливается», - ехидничает Габриэль. Зена просит её дать им спокойно поговорить. Габриэль отходит к стойке и там на заднем плате ругается с хозяином: мол, «что за объедки», «я тебе уже заплатила» и проч. Арес подмечает: «Она всегда такая? Мне нравится. Я бы вернул твоё тело, если бы вернул свой меч. Кстати, эта шкура тебе идёт.» – «Надеюсь, Каллисто в Тартаре не попортит мою» (Кадры с Каллисто в теле Зены, в адском пламени). – «Она хорошая девочка», - смеется Арес. Зена спрашивает, кто созвал воинов? Арес не знает. Она показывает ему приглашение, но он говорит ей оставить его себе, потому что оно ещё пригодится. Арес обещает Зене вернуть её тело, если она ему поможет… ведь наверняка она вздрагивает, когда смотрит в зеркало! – «Не тело делает человека, а поступки, - отвечает Зена. – Я не хочу отдавать мир в объятия бога войны!» – «Что будет с твоей подругой?»
    Габби там между делом уже выкинула трактирщика из-за стойки.
    Арэс объясняет, что простые люди не привыкли контролировать свою ярость, потому теперь бесятся, а воины, как она, например, умеют держать себя в руках. Зена и Габриэль собираются уходить, Арес говорит, что богов надо не презирать, а уважать, и что Зена хотела мир без войны – она получит мир без спокойствия. Зена называет его неудачником и уходит вместе с Габриэль.
    Луна в сине-сиреневых облаках над долиной, в которой лежит туман.
    Габриэль говорит Зене: «Ты права! Нельзя доверять Аресу! Богов на Олимпе много. Не он один может вернуть тебе тело. Но ему не устоять перед теми… Я надеюсь, он умрёт в муках!» Зена советует ей заснуть. Габриэль говорит, ну как же она сможет заснуть, когда она почувствовала – как это: быть начеку, чувствовать, что враг рядом… Зена велит ей вспомнить поэму «райские кущи» - то, что она просит вспомнить, когда Габриэль злится. Габби цитирует: «Райские кущи светлы и тихи, // Птички поют, слагая стихи…», потом говорит, что у неё такой гнев – даже на Зену, так бы схватила её за кудри, и… Зена решает: «Я иду с Аресом, ты оставайся. Я так решила. Без возражений».
    Торг, кто-то несёт корзину с рыбой, воин в чёрном велит убрать бочку с дороги. Сверху на него прыгает Зена, они с Аресом забирают с тела воителя приглашение.
    На корабле капитан говорит, что все они собрались по просьбе Ареса, но есть одно условие: они должны сдать оружие, (кто-то возникает: «А если на нас нападут?»), а кто не подчинится – останется. Снова возмущённый голос, а откуда они знают, что это вообще Арес их собрал. Зена говорит Аресу, что если он хочет что-то узнать, то надо оставаться нераскрытым.
    Один из воинов на корабле: «Каллисто! Говорят, что Зена отправила тебя в Тартар!» – «Как видишь, слухи о моей смерти преувеличены.» – «Если я встречу Зену, то надеру ей…» – «Нет! Если кто и убьёт Зену, так это я!»
    Появляется Джоксер, орущий, чтобы не трогали его доспех: «Это ручная работа!… Если вам нужен величайший воин, так это я!» Собеседник Зены хочет наброситься на него, но она говорит: «Он мой!», подходит к Джоксеру, велит ему охранять порт и сделать вид, что он её испугался: так надо! Она орёт на него кличем Каллисто, тот во всеуслышанье лепечет: «Не надо меня бить, Каллисто!», сходит на берег.
    Капитан приносит и устанавливает на палубе какой-то то ли диск, то ли воронку: Арес приготовил послание. Оттуда разбегается разноцветный свет и слышится голос (Арэс говорит, что голос нисколько не похож на его собственный): «Рад видеть вас! Надеюсь скоро увидеть вас сам. Быть может, вам будет неудобно в обществе друг друга, но приз с лихвой компенсирует все неудобства. Я ищу преемника. Один из вас станет новым богом войны»!
    Галера с парусом в синюю полоску плывёт по морю, воины на борту обсуждают сказанное «Арэс выберет меня…» «Ведите себя хорошо, и я выберу помощников…» «Зачем богу войны отбирать оружие?» «Я убил стольких, что потерял им счёт у ворот Аспоники» Арес говорит Зене, что ворота Аспоники разрушил он сам, а того парня там и близко не было. «Если ты думаешь, что я был плохим богом войны, то посмотришь, что будет, если богом станет один из них». Арес рассуждает, что он был рождён богом и знает свои обязанности, а смертные просто не могут справиться с такой должностью. Один из воинов подходит, Арес оборачивается, но другой воин говорит про первого: «Он не сможет ничего сказать. Шакрам Зены лишил его голоса» – «Он много ругался?» – спрашивает Зена. - «Ты сильно ненавидишь её? Так знай, что однажды я таки избил её…» – «А я слышала, что она разорвала тебе ремень, и ты бежал, сверкая задом». Арес смеётся и говорит, что эти все воины – дураки, а против Каллисто никто не пойдёт. Бог войны спрашивает, почему у него так болит голова? Зена объясняет, что это похмелье, расплата смертных за наслаждение выпивкой. Арес сетует, почему именно похмелье, блюёт за борт, кто-то называет его жалким подобием воина.
    Галера подходит к берегу, десять воинов в лодках высаживаются на берег возле чёрного замка. Про одного из приглашенных Арес спрашивает Зену, не встречалась ли она с ним на поле боя? А воин хороший: сильный, упорный, бесстрашный. Арес говорит, что будет ему помогать, Зена удивляется, с чего вдруг богу войны помогать смертным, спрашивает, каково ему зависеть от неё? Он отвечает вопросом на вопрос: а каково ей быть в теле злейшего врага?
    Габриэль и Джоксер на парусной лодке.
    - Зена точно велела тебе плыть за ней?
    - Заткнись и греби туда!
    Воины входят в зал, вазы по бокам двери, ковры на полу, сами собой зажигаются светильники. Зена замечает, что тут мило, но только один человек способен на такое – Сизиф. Арес говорит, что Сизифа Аид заставил вкатывать в гору камень.
    Появляется Сизиф, видит Ареса: «Знакомое лицо! Арес!» Воины удивляются, кто же тогда он сам? Зена отвечает, что он - чародей, которому не стоит удивлять внимание. Сизиф здоровается и с ней. Говорит, что убежал от Аида не с пустыми руками, телепортируется в другую часть комнаты. Он украл меч Ареса, и Арес вернёт его, если сможет. Один из воинов получит меч и станет новым богом войны, а он, Сизиф, за это обретет бессмертие за это. Скандинавского вида воин (его зовут Вергилий) велит в таком случае просто отдать ему меч, но Сизиф отвечает, что не всё так просто: им нужно будет пройти испытание, конкурс: сразиться утром с монстром Бораидом. Арес говорит, что божественность – это таинство, и нельзя определять это с помощью какого-то глупого конкурса, но Сизиф говорит, что победить монстра не так уж и просто, а тот, кто победит, тот и получит меч, а до этого его искать нет смысла: меча тут (в замке) нет. Зена считает, что, наверное, не всё так просто. Сизиф исчезает, кто-то говорит, что хоть они и не хотели уплывать, но корабль исчез.
    Габриэль складывает парус лодочки: «Вот так! Где же Зена?!», велит Джоксеру отправляться обратно, он подходит сбоку, она огрела его веслом: «Не подкрадывайся ко мне!» «Зена велела охранять порт. Наверное, этот». Они видят замок, Габриэль замечает странный холодный ветер.
    Десять воинов тянут жребий, кто в какой последовательности будет сражаться с монстром. Тот, кому достался шестой номер, сетует, что если кто-то убьёт монстра до него – будет нечестно. Спрашивают, какой номер у Каллисто? Она говорит, что первый. Выходит человек в маске (один из воинов), говорит, что у него второй, но он не хочет быть вторым. Кто-то заботливо перерезает ему горло, завязывается небольшая драчка. Появляется Сизиф: «Красивая схватка! Приберегите силы до завтра. В ваших покоях вас ждёт ужин.» Зена и Арес идут в комнату. Зена говорит, что его надо перевязать.
    Габриэль и Джоксер с факелами идут по подземному ходу. Джоксер говорит, какой он молодец, труба (подземный ход) привела их в замок, а Габриэль хотела брать его штурмом!. Габриэль говорит, что нет, это она предложила пойти по трубе! Джоксер упрекает её в том, что она задаётся. Слышится звук, Джоксер хочет идти в противоположном направлении, но Габриэль идёт на звук: ей как раз и нужен монстр!
    Зена обнаруживает на кровати кинжал. Арес замечает: «Оружие, как и обещали», но Зена говорит, что с этой игрушкой против монстра не пойдёшь. Сизиф хочет, чтобы они поубивали друг друга. Она велит Аресу снимать рубашку и бинтует его куском простыни.
    - Ты в теле Каллисто, но твои руки такие теплые, уверенные, страстные, нежные. А Каллисто – животное. Похожа на золотую рыбку, но стоит копнуть поглубже… Мы неплохо повеселились… она тогда была в твоём теле
    - Надо будет помыть его хорошенько.
    - Когда ты дралась, я видел огонь в твоих глазах. Ты улыбалась. Ты такая же даже в её теле. А я не такой. Я впервые столкнулся с последствиями. Может быть, когда я верну свой меч, всё будет по-другому.
    - Добрый бог войны?!
    - Я никогда не лгал тебе! Обманывал, предавал, но никогда не врал как бог!
    - Мне хочется верить, но ты забудешь свои слова. Это твой характер.
    - Ты можешь вдохновить… и смертного, и бога.
    К ним в дверь вламывается корейский воин со своими приёмчиками, но падает: в его спине торчит топор. Другой громила забирает топор: «Так вот где я его оставил! Простите, что помешал».
    Положив тело убитого на стол в зале, Зена ищет в замке меч Ареса, потому что он должен быть на виду. Арес говорит, что меч могла бы взять и она, но Зена признается, что ей не хочется быть богиней. Арес говорит, что она могла бы «быть богиней желания и жить вечно…» - «С тобой?! Лучше я умру!» На них нападает ещё воин, Зена закалывает его. Арес: «Теперь ноги понесу я». – «Он был счастлив умереть с мечом в руках» – «Давай лучше найдём твой меч».
    Габриэль и Джоксер в ходу. «Птички поют, слагая стихи о прекрасной любви…», цитирует Габриэль и добавляет: «Я целый день мечтаю вырвать твоё сердце». Джоксер отвечает: «Я знаю эту жажду крови. Я сталкиваюсь с ней каждый день. Когда мне было столько же, сколько тебе…» – «Заткнись. …Мы живём в любви и мире как ягнёнок и голубка….» – «Жажда крови не свойственна таким людям как мы!» - Джоксер начинает гоняться за комаром, достающим его, потом ударяет мечом по стене, Габриэль смеётся, что он промазал, готова броситься на него. Джоксер советует: «лучше не будем бить друг друга, пока я не скручу монстра» – «Но терпение у меня заканчивается!» - предупреждает Габриэль.
    В замке. По двое воинов у дверей с каждой стороны, старший командует своему компаньону, что когда дверь откроется – пусть бьёт, пленных не брать. Потом открывают двери, двое бросаются друг на друга, пронзая мечами. Двое оставшихся смеются: «Я же говорил тебе. что они подходят друг другу!» – «Смертельные объятия!»
    Зена и Арес продолжают осмотр замка, идут мимо черепа, оттуда выскакивает мышь, Арес орёт, потом приходит в себя: «Ещё одно новое чувство. Это страх?» – «Удивление. Страх ты ещё узнаешь». – «Зена, если я не выживу, забери мой меч.» – «Я не стану богиней. Не думала, что скажу это, но ты идеальный бог войны». Появляется Сизиф: «Жаль! Каллисто - богиня войны звучало неплохо… а если быть точным – Зена!» Он понимает, что это (Зена в теле Каллисто) – работа Ареса, и добавляет, что в замок пришли ещё два воина. «Запряжёшь их таскать твой камень в Тартаре?» - осклабился Арес. Сизиф говорит, что делает всё, что делает, ради развлечения. Арес бросается на него, не слушая предупреждений Зены. Лестница под ним сворачивается, он падает на верёвку, она обивает его, он подвешивается над пламенем и стены вокруг него, усеянные шипами, начинают сдвигаться. Он кричит Зене, чтобы она помогла. Зена прыгает к нему, перерезает, раскачав, верёвку, так что он падает не на пламя. Зена сама спрыгивает вниз на безопасное расстояние, стены, между которыми висел Арес, схлопываются.
    Зена: «Как ты?» – «Меня подвесили над огнём и чуть не превратили в шашлык на вертеле! Как вы, смертные, тут живёте?»
    Габриэль пытается отнять меч у Джоксера, тот говорит, что воин с оружием не расстаётся. Габриэль всё же вырывает у него меч. Воин из Джоксера точно никакущий... Они разбегаются в разные стороны.
    Зена видит меч, спрятанный на люстре, пытается достать его. Прибегают трое оставшихся воинов: «Осторожно, может, это ловушка!» Зена говорит, что так и есть: ловушка Сизифа. Надо помириться… Но те и слушать не хотят: у двоих против троих шансов нет. В этой троице одному из своих перерезают горло: «…а два не проиграют против одного». Двое оставшихся готовы драться. Зена намекает одному из них, а стоит ли так доверять второму, ведь двух богов войны не бывает.
    Джоксер появляется в пещере, хватает попавшийся под руку меч и атакует «монстра»: это пещерка в виде клыкастой пасти, в которой вертится вентилятор. Джоксер останавливает вентилятор, считая себя молодцом, подоспевшая Габриэль злится, что это сделал он.
    Зена и Арес дерутся против двух оставшихся воинов, убивают их. Арес видит кровь на своих руках: «Странно… кровь впервые осталась на моих руках.» Сизиф искушает Зену: «Возьми меч, убей Ареса!»
    Вбегает Джоксер, кричит, что он убил монстра, теперь он – новый бог войны, и все могут поклониться. Габриэль возмущается, что всё это нечестно.
    Сизиф сознаётся, что хотел натравить их друг на друга, потому что Аид велел ему прислать десять лучших воинов («С Аидом я поговорю», - обещает Арес), и тогда, когда погибнут все из них – тогда и только тогда он обретёт божественное могущество и сам станет богом войны. Сзади Ареса поднимается кто-то недобитый, Зена кидает в него меч, спасая Ареса. Арес забирает свой меч, становится опять богом (непотрёпанный, в нормальной одежде). Габриэль замечает: «He’s back!» Сизиф растворяется в воздухе, возвращаясь в Тартар. Арес обращается к Зене: «Ты помогла мне, Зена, но ты навсегда останешься смертной» – «Ты много потерял. Ты мог остаться смертным, человеком». Габриэль напоминает Аресу об обещании вернуть Зене её тело, он соглашается: «обещал!» – и исчезает.
    Габриэль и Зена идут по берегу моря. Габриэль возмущается:
    - Арес – снова бог войны, а ты – всё ещё в теле Каллисто. Он предал тебя!
    - Кто последний – тот гребёт, - бежит вперёд Джоксер.
    - Если Арес не сдержит слово и не вернёт тебе твоё тело – мне всё равно, в чьём ты теле, - продолжает Габби.
    - Даже медузы Горгоны?
    - Тогда я бы не смотрела на тебя.
    - Габриэль, я горжусь тобой. Тебя обуяла ярость, но ты сдержала себя.
    - Мне ещё предстоит плаванье с Джоксером…
    - Поверь, ты справишься.
    Зена вдруг оказывается самой собой, Габриэль безумно рада:
    - Зена! В чьём теле хуже, чем в теле Каллисто?
    - Медузы Горгоны! Но ненамного!
    - Это ты! – радуется Габриэль, обнимая Зену.

    0

    31

    2-09: A Soltice Carol - Празднование солнцестояния
    Король Силвус на неуплату долгов приговаривает двух своих подданных-крестьян к десяти годам каторги, а за распевание гимнов и украшение ёлки – ещё к 12-ти месяцам. Они говорят, что стары для тюрьмы, он отвечает, вот мол там и умрёте. Потом спрашивает своего писца Сентикла (седой, в бесформенной шапке, но ещё бодрый), готов ли указ о выселении, тот говорит: «ведь сегодня такой день…» - «Какой день?!» – сердится король. «Уже поздно», - находится Сентикл, но король торопит его подготовить указ, пока солнце не село.
    Габриэль и Зена на торгу. Габриэль просит не подсматривать, когда она будет покупать подарок, а ей не покупать ничего дороже пяти динаров. Зена говорит: «Может, дам тебе деньги и ты сама купишь, чего хочешь?» В это время пробегающий мимо симпатичный оборванец лет двенадцати стащил у Зены Шакрам. Она пускается вдогонку, парень расталкивает толпу, она – за ним, парень забегает в тёмный угол и прячет Шакрам под одежду, думает, что оторвался от погони. Когда он проходит, Зена выходит из тёмной ниши и идёт за ним. Габриэль тоже проулками подбежала с шестом наготове, но Зена удерживает её, и они мирно идут за оборванцем.
    Вслед за ним, они попадают в приют, где дети суетятся, наряжая ёлку и делая последние приготовления к празндику: «ещё пудинг и гусь…» «этот круг похож на герб короля…» Зена видит Шакрам на верху ёлки, перевязанный красными ленточками. Хозяйка приюта (её называют Миланой), немолодая женщила с кудрявыми тёмными волосами в тёмно-синем платье, спрашивает, чего им надо. Зена говорит, что у них, конечно, красивая ёлка, но пришла только забрать своё: то, что наверху ёлки - это не украшение… Дети хором спрашивают, а что это? Зена не успевает ответить, потому что, сопровождаемый тремя стражниками, приходит писарь Сентикл: «Приказ короля Силвуса: заплалите тысячу динаров или выселяйтесь отсюда». Зена действует: подпрыгивает, срывает с ёлки Шакрам вместе с лентой, пускает его рикошетить об стены, лента тянется за ним и связывает стражников, стоящих в центре комнаты («Ты умеешь заворачивать подарки», - замечает Габриэль). Зена спрашивает Милану, в чём дело? Та объясняет, что дети хотели праздновать солнцестояние, но у них это запрещено, и каждый преступник должен понести наказание.
    Пленных солдат отвели в подвал. Габриэль разговаривает с Сентиклом, спрашивает, как он может работать на такого жестокого короля? Тот отвечает, что после того, как игрушки запретили, ему ничего не оставалось делать… Зена говорит, что брешет он всё и надо его в подвал к солдатам, но Габриэль припоминает имя Сентикла, говорит, что у неё была одна игрушка, изготовленная им: овца, которая блеяла, когда её тянули за хвост. Сентикл подтверждает: «Я два дня её изобретал, а потом неделю вытачивал шерсть. Сложная конструкция». Он рассказывает также, что тридцать лет назад жена короля, Аналия, умерла в день солнцестояния, и всё началось: с тех пор празднование было запрещено. Зена говорит, что потеря короля была тяжела, но это не повод так мучить своих подданных. Габриэль это напомнило одну историю. («Историю?! Ты знаешь истории?!» – дети побежали к ней толпой). Она пригласила детей сесть, рассказала им историю про то, что жил-был человек по имени Кресс, богатый, но очень злой, и все молили о том, чтобы он сделался добрее, и явились к нему три судьбы, чтобы вразумить, но он остался таким же, и тогда его превратили в призрака, обреченного вечно скитаться по земле. Дети говорят, что им не нравится плохой конец истории. Габриэль согласна и намекает Зене, что ради солнцестояния её можно изменить.
    Они на улице, Габриэль хочет убедить короля мирным путём, просит Зену хотя бы раз послушать её – ради солнцестояния! Зена делает кислую рожу, вроде как соглашается. Габриэль идёт на уступку: «Если мой план не сработает – будем драться, как обычно…»
    Зена даёт Габриэль 35 динаров, чтобы она купила кое-что для маскировки. Габриэль хвалится, что умеет хорошо торговаться. Зена вместе с Сентиклом отправляется к королю. Сентикл не хочет идти: «Откуда мне знать, что ты убьёшь его?» – «Если бы я была убийцей, он был бы уже мертв». Габриэль она велит достать то, что надо и ждать у приюта.
    Габриэль примеряет какую-то тюрбанистого вида шляпу, видит, как мужик тащит упирающегося белого в яблоках осла: пытается довести его до бойни. Габриэль сторговалась с ним за 35 динаров и приобрела ослика.
    Зена в спальне короля, делает все приготовления, чтобы потом сбежать: наклоняет подсвечник, открывает окно и т.п. «Тебе повезло, Силвус», - она кидает в него подушкой, чтобы проснулся. «Только не глупи!» - «Как ты сюда попала, что тебе надо?» - «Я Зена» – «Забирай всё, что хочешь, драгоценности, деньги, только сжалься!» – «Сжалиться? Как ты сжалился над приютом? Ты приказал выселить их». – «Не помню, может и приказал. Сейчас такое время…» – «А кто виноват? Позволь народу праздновать солнцестояние». – «Ты из тех, кто считает, что из-за гуся, елки и пудинга можно не работать? Знаешь, что я тебе скажу…» - «Догадываюсь». – «Стража!!!» – «Все монархи предсказуемы, - Зена выпрыгивает на верёвке в окно, - но это не конец, это ещё только начало». Она с размаху влетает в соседнее здание и видит там заросшую паутиной елку с подарками под ней и портрет Аналии.
    Габриэль пытается договориться с ослом: ему надо уйти, потому что это всё-таки дом Миланы, но ничего, Габриэль побудет с ним, ему не будет одиноко… Кто-то из детей свистит: «пора умываться!» Ослик настораживает уши и пятится. Габриэль свистнула ему, и он подошёл. «Чёрт возьми! Прямо как Арго! То-то Зена удивится!»
    Зена видит, чем занимается Сентикл: «Молодец! Меняешь указы и спасаешь людей.» Сентикл говорит, что меняет цифры и имена, творит добро, но помаленьку. Зена говорит, что он ей поможет, он часть её плана. Тот отказывается, говорит, что не хочет в тюрьму, что он там умрёт. Зена спрашивает, а что, если король узнает, как он подделывает указы? Тогда ему точно светит тюрьма. Сентикл настораживается: «Но ты ведь не станешь ему говорить?» – «Нет, но если бы узнал, ты бы попал за решётку. Ты храбрее, чем думаешь».
    Габриэль рассказывает детям о праздновании солнцестояния: это самый короткий день и самая длинная ночь, в этот вечер мы собираемся вместе и празднуем, это пора любви и счастья, а длинная ночь очень важна, можно измениться или загадать желание. Дети загадывают желания по поводу праздничного ужина, подарков и счастья на земле. Милана радостно командует взять носки и повесить их к камину.
    Приходит Зена в обществе Сентикла. к Габриэль: «Если твой план не сработает, сделаем всё по-моему». – «Она крутая, - говорит Габриэль Сентиклу, - но я хочу, чтобы всё было в духе миролюбия…» Зена спрашивает про ослика, что это вообще такое? Габриэль отвечает, что его зовут Тобиас, и она потратила на него все деньги. Зена говорит, мол, ладно: всё, что им надо, есть во дворце. Габриэль обеими руками за то, чтобы договориться с королём мирно, подавая пример детям.
    Зена в королевской спальне с подсвечником и в белом облачении, сладким голоском: «Силвус, вставай… вставай», тот не просыпается, она кричит: «Вставай!!!» Король просыпается, Зена представляется как одна из трёх судеб, Клото, говорит, что покажет прошлое, а её сестра вернёт его в настоящее. Силвус не верит, говорит, что это сон, и не надо было так плотно ужинать. Зена зовёт идти с ней. Силвус не доверяет: может быть, она воровка или ещё одна любительница солнцестояния? Зена говорит, что докажет своё умение управлять временем. Со столика поднимаются и поворачиваются песочные часы (через дырку в стене из вертит на палке обеспечивающий техническую поддержку Сентикл, но на тёмном фоне стены не видно палки, а только поворачивающиеся часы). Часы ломаются… Зена ведёт короля «в забытое место, которое преследует тебя годами»: приводит его в ту комнату, где была ёлка и портрет. Там Габриэль в костюме Аналии висит (обвязанная под платьем за талию верёвкой, ухоящей трубу, снизу, под окнами, веревка привязана к ослику), раскинув руки. Силвус «узнаёт её», хочет подойти, но Габриэль возражает: «Не подходи! Я лишь тень прошлого, которая молит тебя: изменись, стань лучше!» Зена даёт ему бокал с вином со снотворным, Силвус на время отворачивается.
    Сентикл внизу прячется с осликом. В двери двое солдат пропускают красивую служанку, присвистнув ей вслед: «Эй, малышка, не хочешь съездить с нами в Афины?», ослик идёт на свист, Сентикл его еле удерживает, но чтобы вернуть на прежнее место уходит время, а верёвка-то ослабела,
    Габриэль падает на пол, барахтается в своём платье, Зена видит, что происходит, но к тому времени, как король снова обернулся к своей «жене», Габриэль снова висит где надо. Она говорит Силвусу, что он долго горевал, а теперь должен забыть её смерть в солнцестояние… «Смерть? Но ты ушла от меня!» – «Э-э… Это метафора. Мы, тени, выражаемся метафорами…» Снотворное действует, Силвус сваливается, Зена говорит, что снотворное долго не будет действовать. «Сентикл говорил, что Аналия умерла!» – «Он ещё обещал держать Тобиаса. Иди переоденься и жди у приюта». Зена выходит, Габирэль тоже, на улице видит Тобиаса, окликает Сентикла, но того нигде нет. Осёл вроде бы знает, где он, Габриэль хвалит его за сообразительность: «Ты знаешь, где он? Умный осёл!»
    Зена притащила короля в спальню, она уже переодетая в нищенку, бросает в короля тряпьё: «Просыпайся!» – «А ты, видимо, Лакесис, вторая судьба?» - «Вставай и одевайся.» – «В это?» – «Мы отправимся к твоим подданным, и ты увидишь, как твои законы лишают их счастья.», король говорит, что не хочет изменять жизнь, собирается надеть корону под капюшон рубища. Зена говорит, что это не нужно.
    Габриэль в мастерской Сентикла, спрашивает, куда он делся?
    - Что случилось? Почему ты ушёл, когда нас с Зеной чуть не поймали?
    - Меня чуть не схватили, и я убежал.
    - Убежал?
    - Я видел, что Зена с тобой, и ты в безопасности, а осёл… что они сделают с ослом? Меня могли бы схватить и посадить в тюрьму! В тесной камере я умру! Я же говорил, что я не герой! Оставь меня, уходи.
    Габриэль видит полки с игрушками. «Что это?» - «Ничего. Нужно было выбросить» – «Are you crazy? They’re amazing!», Габриэль разглядывает игрушки, находит такую же овечку, как была у неё, говорит, что очень любила эту игрушку. «Эти игрушки – сиротам?» - «Были бы, если бы король не запретил». Габриэль утешает его, говорит, что надо это всё спрятать в приюте, и скоро король сам будет их раздавать. Сентикл боится идти, но Габриэль читает ему мораль: «Ты говоришь, что боишься тесноты, но ты уже живёшь в камере: боишься защитить себя и других. Самое страшное уже случилось, и вопрос в том, что ты будешь делать».
    Зена и король в рубище приходят в приют, с ней разговаривает Лайонел (тот парень, который стащил Шакрам).
    - Я знаю, что уже поздно, и вы можете нас прогнать…
    - Мы!? В день солнцестояния!? Чем мы можем помочь?
    - Мы странники… мы ходили весь день и устали…
    - Хотите есть? У нас мало еды, но мы поделимся.
    - О щедрости вашего короля ходят легенды.
    - Щедрости короля? Вы, наверное, не местные. Силвус – самый скупой король на свете. Даже Мидос по сравнению с ним – добрейший человек. Он приказал заплатить, хотя мы живём в приюте, и он выселит нас в полночь. Кто ещё так поступит в солнцестояние?
    Габриэль, ослик и мастер игрушек идут по улице, мимо проходит колонна воинов: «Помните приказ? Никого не щадить!» Габриэль догадывается, что они идут к приюту, и спешит предупредить Милану.
    Дети в приюте поют о солнцестоянии, король слушает. Когда песня заканчивается, просит Зену: «Отведи меня домой! Я видел и слышал достаточно. Но не вини меня в том, в чём виновата ты! Судьбы разлучили нас с Аналией, а иначе я был бы добрым королём. Она ушла от меня, как я сейчас уйду от тебя. Счастливого солнцестояния!»
    Силвус и Зена выходят на улицу, там подошёл отряд воинов:
    - Ты арестован, именем короля!
    - Чушь! Я и есть король!
    - Да, а я – королева амазонок. Взять их!
    Зена сшибает столбы, поддерживающие козырёк крыши, сама с королём успевает спрятаться внутрь, а дверь, соответственно, теперь закрыта ещё и упавшей крышей. Солдаты приказывают сдаться, или они вышибут дверь. Король негодует, как же это воины напали на своего короля. Он теряет сознание, но Зена говорит, что пульс есть, и он очнётся, когда оправится от шока. Она замечает у склонившейся над королём Миланы такой же талисман, как и у короля (золотой треугольник с узорами). Милана спешно прячет его под одежду и идёт к детям. Воины сбежали из подвала.
    Из каминной трубы вываливается наряженный Санта-клаусом Сентикл, за ним – Габриэль. Сентикл говорит, что думал, что у него не получится, в трубе было так темно, но у него получилось, теперь он каждое солнцестояние будет лазать по трубам. Габриэль: «Что ж, Зена, не получилось… будем делать по-твоему.»
    Воины Силвуса рассуждают, они дали шанс тем, кто в приюте, теперь пора действовать. Они вламываются внутрь, Зена кидает им под ноги круглое драже, несколько солдат. падают. Зена, Габриэль, Сентикл и дети сражаются кто чем: луки с присосками, звезды от елки, обруч (Габриэль крутит его на себе: «Мальчики, возьмите свой подарок», те подходят, она надевает его на двоих воинов, и Сентикл кидает им по шлемакам яблоками).
    Силвусу глючится третья судьба – Атропос. Он удивляется: «Где это я? Здесь холодно темно, как в могиле… эти крики… как души стонут от боли!», умоляет позволить ему всё изменить, и жизнь, и смерть, потому что он хочет умирать, говорит, что докажет, что он изменился!
    Сражение продолжается, у Зены и детей в руках игрушечное оружие колокола, дети стреляют едой из игрушечных катапульт. Перед Зеной выделывается солдат, с бешеной скоростью вращая два меча. Она просит Габриэль дать ей меч, та даёт – игрушечный. Зена видит, что к ней тянется верёвка от игрушки-единорога на колёсиках позади солдата, она тянет верёвку к себе, единорог вонзается рогом буквально в тыл мечнику. Кто-то пытается командовать солдатами: «Что вы за солдаты! Испугались женщины и детей! В строй!»
    Очнувшийся король Силвус тоже подключается к сражению на стороне приютовцев, вся группа бьёт солдат подушками так, что перья летят. Король говорит, что никто не будет выселен, ни в эту ночь, ни дальше.
    Приходит хозяйка приюта, Силвус узнаёт в ней Аналию. «Моя жена! Простишь ли ты меня за то, что я был жесток со своими подданными, что зря провёл тридцать лет? Я не заслужил прощение, но прости…» - «Прощаю всем сердцем!»
    Габриэль и Зена идут по дороге, Зена ведёт в поводу Арго, а Габриэль – ослика. Зена: «Твой любимый счастливый конец.» Навстречу им попадается пара лиц еврейской национальности, женщина держит младенца. «Это дорога на запад?» – «Да. Проводить вас?» – «Нет, нам нужно идти, караван не будет ждать.» – «Вам нужно торопиться.» – «Да, но не на чем ехать».
    Габриэль решает отдать им осла как подарок для ребенка в честь солнцестояния. Странники благодарят: «Пусть бог исполнит все ваши желания». Габриэль завещает Тобиасу беречь этих людей и не упрямиться, говорит, что тоже будет скучать.
    Зена и Габриэль идут дальше по дороге, Зена: «Молодец, что подарила им ослика» – «А зачем он мне? Им он нужнее.», Зена дарит Габбить маленький свёрток. Развернув мешковину, Габриэль видит ту самую игрушку-овечку. Габриэль благодарит Зену. «Но мне нечего тебе подарить…» - «Габриэль, ты – мой лучший подарок».
    За их спинами в небе сияет звезда…

    0

    32

    2-10: The Xena Scrolls - Хроники Зены
    Раскопки в Македонии в 1940 году. Ими командует Дженис Ковингтон (лицо Габриэль), довольно боевая девушка. На неё наезжают люди Смайта, она без труда ввязывается в перестрелки. Её отцом был Гарри Ковингтон, могильный вор, который копил деньги на то, чтобы найти хроники Зены. Теперь Дженис ведёт раскопки, но её рабочие сильно боятся склепа. Приезжает вся из себя дамочка Мелинда (сокращённо – Мэл) Папас , дочь профессора археологии, получившего нобелевскую премию. Она приехала, чтобы расшифровать скрижали. Дженис сначала не хочет иметь с ней дело. Работники Дженис боятся проклятия в гробнице, но Дженис несколько раз повторяет, что проклятия не существует.
    С ними также увязывается представившийся французским солдатом некий Жаксер (лицо Джоксера), он в форме и строит из себя солдата, хотя храбрости в нём маловато, из них троих самая боевая – Дженис.
    Люди Смайта находят свиток-ключ, все входят в гробницу, предлагают Дженис 100000$ за хроники, она не хочет отдавать, в общем, все попадают в гробницу, там несколько обвалов и ловушек. Мелинда находит свитки и половинку Шакрама, которая притягивается ко второй половинке, находящейся в руках у Смайта. Когда Шакрам соединяется, проливается свет на саркофаг, оттуда выходит Арес, он убивает Смайта и двух его людей. Его может выпустить только потомок Зены. Оказывается, что Жаксер – никакой не солдат, а Джек Клеймонд, продавец расчёсок, потомок Джоксера, в котором наследственный идиотизм также проявился; Дженис – потомок не Зены, как она сначала подумала и даже не Каллисто (на которую она грешила, когда Арес помянул болтливую блондинку), а Габриэль; Мелинда же – потомок Зены. Потом вроде как оказывается, что это сама Зена, она хватает меч, потом в коридоре Арес отловил Дженис и Джека, привязал их к столбу, над которым качается, всё ниже спускаясь, шар с шипами. Арес говорит, что Зена должна разбить Шакрамом держащий здесь Ареса Глаз Гефеста, и тогда он выйдет наружу. Мир стал лучше, оружие мощнее, и появился новый лидер – Гитлер, которому он был бы не против помочь. «Зена» соглашается: бросает Шакрам, тот перерезает путы Дженис и Джека, но Арес подставляет меч, и Шакрам рикошетит по Глазу Гефеста, открывается дверь. «Зена» встаёт с мечом на пути Ареса, они дерутся, в конце концов «Зена» сбивает Шакрамом железный шар на Ареса, Шакрам разваливается опять надвое (кстати, это Шакрам в первоначальной версии, который на половинки разваливаться не должен бы, грубая ошибка сценаристов, почему в склепе оказался этот Шакрам, когда он уже давно не существует?), дверь начинает закрываться, все сбегают, Арес остаётся там.
    Дженис потом нажимает на рычаг, весь склеп красиво взрывается (вроде от динамита), Джон уезжает, Дженис и Мел грузят вещи в машину.
    50 лет спустя, человек с лицом Джоксера приходит к Робу Таперту, предлагает разные сюжеты, ему не нравится, тогда он говорит, что нашёл на чердаке и перевел хроники Зены, что это будет отличный боевик, и снимать надо на востоке. Таперт вроде как одобряет: «Расскажи мне о Зене». Показывают кусок заставки: «Могучая Зена, королева, закалённая в боях…»
    В этой серии были ретроспекции:
    Из серии «Сallisto»: Каллисто и Зена дерутся на лестницах; Каллисто ловит Шакрам и через него видит лицо Зены; Габриэль и Джоксер дерутся в тупичке, когда она обламывает ему оружие.
    Из серии «The Reckoning» диалог Зены с Аресом, когда он говорит ей о том, чтобы править миром и одевает на неё синее платье
    Из серии «Mortal Beloved»: Зена плывёт в озеро; встречает Маркоса в Тартаре; дерется с гарпиями, когда Маркос цепляется за стену; расстаётся с ним в раю
    Из серии «Ties that Bind»: Зена говорит Габриэль про семью и про то, что дружба с ней для неё важнее, чем кровное родство
    Из серии «Is There A Doctor In The House»: Зена пытается вернуть к жизни Габриэль
    Из серии «Altared States» Габриэль под кайфом продирает глаза, говорит Зене как та красива и т.п.
    Из серии «Hooves and Harlots» Габриэль закрывает Терес своим телом

    0

    33

    2-11: Here She Comes… Miss Amphipolis - Мисс Амфиполис
    Зена и Габриэль на берегу, Габриэль говорит, что здесь хорошо: солнце, воздух и шум леса… Салмоней не мог найти более подходящего места для встречи. Зена говорит, что тут не всегда было так, показывает на остров, где ещё сохранился остов корабля - это один из десятков кораблей, что участвовал в кровопролитном сражении. Мир был заключён всего лишь год назад.
    Габриэль спотыкается о глубокую колею. Зена помогает ей подняться, спрашивая, всё ли в порядке. Она говорит, что такие глубокие колеи могла оставить только тяжелогружёная военная повозка. Габриэль удивляется, откуда военная повозка в мирное время, также в колее она находит много устриц и говорит, что их можно приготовить на обед.
    По побережью бегут девушки в нарядах, преследуемые какими-то бандитами. Зена закидывает их устрицами, те сбегают. Подоспел Салмоней, девушки говорят, что эти наряды не предусмотрены для бега, и они нажалуются спонсорам. Салмоней говорит, мол, не забывайте, кто вас спас: храбрец, и… он видит Зену, и говорит, что её и имел в виду… почти.
    Салмоней объясняет положение: проводится конкурс красоты (Габриэль возмущается: «И для этого ты нас позвал? Конкурс красоты – повод для унижения и эксплуатации девушек»), что война была развязана, когда конкуренты выставили своих фавориток, и всё и началось… вот война закончена, но конкурс красоты снова проводят: все так хотели, что его нельзя было отменить. «Если все перегрызутся, то придётся покупать гробы…» Салмоней говорит, что надо контролировать ситуацию изнутри и выразительно смотрит на Габриэль. Та отказывается, мол, и не надейся, это повод для унижения и эксплуатации… Зена говорит, что Габриэль права, но «на войне как на войне… приветствуйте мисс Амфиполис!»
    Салмоней говорит, что если кто-то пропустит один тур конкурса красоты, то вылетает, а всего туров – три. Они приходят в дом, где будет проводиться конкурс, там девушки в белом усиленно вращают обручи. Зена идёт закутанной в какое-то рубище, чтобы не видели доспехов. Решено, что Зена будет мисс Амфиполис, а Габриэль – Маркеса, её спонсор. Зена случайно сталкивается с одной из девушек, та грубит: «Смотри, куда идёшь, или с такой высоты не видно?»
    Салмоней приводит Зену и Габриэль к Даш – мисс Мессини, представляет новых конкурсанток. Та играет на арфе, и Зена видит, что к струне прицеплена леска, прицепленная к механизму самострела, укрепленного на стене. Когда девушка дотрагивается до струн и в неё летят стрелы, Зена бросает Шакрам, стрелы падают в пол, не причинив вреда мисс Мессини. Зена спешно бросает Шакрам в руки Салмонею. Мисс Мессини думает, что её спас Салмоней, благодарит его, говорит, что это покушение, и надо дать знать спонсорам.
    Зена рассуждает, что если бы Даш убили, то в этом обвинили бы соперников, развязалась бы война. Она велит Салмонею найти ей платье, а Габриэль пусть встретится со спонсорами (она уже одета в богатый наряд с высоким воротником и зелёной чалмой).
    Зена переодевается, входит сердитого вида бабища, говорит, что она тут – завхоз, и не надо стесняться, она сотню таких видела. Зена успевает снять доспехи и надеть халат, та делает скорбное лицо: «Ты надела халат наизнанку! И зачем только боги тратят красоту на таких идиоток, как ты? С такой красотой я правила бы миром». – «Я просто волнуюсь перед первым туром…»
    Спонсоры спорят, они волнуются из-за того, что мисс Мессини чуть не убили, все думают, что его девушка выиграет конкурс. Приходит Габриэль: «Разрешите присоединиться? Вы как спонсоры мне и в подмётки не годитесь! Твою девушку чуть не убили, а кричишь из-за этого ты! Если на твою девушку нападут, опять обидишься ты! (это уже другому спонсору) Сдавайтесь, пока не поздно! Моя девушка победит всех!»
    Три девушки в парилке обсуждают причины, по которым участвуют в конкурсе: одна говорит, что граф в случае победы обещал дать её деревне еду на зиму; другая, если победит, то сможет уехать отсюда… а мисс Амфиполис лучше не путаться под ногами. Зена говорит: «спасибо, что предупредили» две девушки уходят: «Тут становится слишком жарко… да и первый тур скоро начнётся…», остаётся одна белокурая (косо посмотревшая на Зену ещё в самом начале, когда та только пришла в дом). Зена спрашивает, для неё много значит этот конкурс? Та говорит, что нет: победа значит для неё больше. Зена что-то видит на её спине, вроде шрам, та лучше закрывается полотенцем и уходит. Зена в притворном недоумении: «Я что-то не то сказала?» Посидев немного, она тоже решает уйти, но дверь парилки закрыта. Зена, потолкавшись в неё, снимает полотенце и размахнувшись им, открывает форточку высоко в стене.
    Габриэль приходит в комнату Зены, но её там нет, Салмоней тоже не знает, где она, а первый тур уже начинается. Он говорит, что если Зена не придёт, то вылетит. Габриэль рассказывает про спонсоров, что они ссорятся и ведут себя так, словно в конкурсе участвуют они. Салмоней велит Габриэль, когда Зена придёт – одеть её – и на подиум, а если она не придёт – он пропал.
    Выступили уже все, последняя – та белокурая, мисс Артифис. Салмоней кричит ура всем конкурсантам, тянет время, Габриэль показывает большой палец, Салмоней объявляет последнюю конкурсантку – мисс Амфиполис. Зена выходит в белом парике и чём-то типа золотистого боди, Салмоней чуть не роняет свою конторку.
    Чья-то рука вытаскивает латы из сундука Зены.
    За кулисами Салмоней обнимает Зену (вернее, делает попытку): «Зена! Это ты?!», та отвечает ласковым удушением, Салмоней быстро приходит в себя: «Классный прикид», спрашивает, в чём дело. Зена отвечает, что её заперли в парилке, и она знает, кто это.
    Белокурая мисс Артифис в парилке что-то ищет. Зена приносит деревянную серьгу с подвесками: «Это ищешь?». В короткой схватке Зена срывает с «мисс» парик, оказывается, что это лысый парень. Он говорит, что пытался, наоборот, помочь ей, хотел открыть дверь, но она уже ушла. А в конкурсе он участвует, потому что здесь ему поможет то, что в нём осмеивали и презирали. Зена обещает не выдавать его: пусть победит сильнейший.
    Спонсоры совещаются, один из них говорит, что во время войны сохранял нейтралитет, и у него даже регулярной армии нет, только резервы, но в случае чего любой сможет собрать армию. Каждый уверен, что выиграет его девушка. Габриэль: «Вы послушайте себя! Ну какие из вас спонсоры! Вы держите девушек под таким давлением!». Спонсоры спрашивают, а что она своей говорила? Габриэль отвечает, что ничего не говорила: они – команда. Спонсоры расходятся мирно, напомнив друг другу, что «ещё один инцидент – и я вызову свою армию».
    Габриэль шнурует сандалии Зены: «Помни, чтобы победить, нужда – СИЛА СТРАСТЬ желание победить». Зена говорит, что надо не победить, а предотвратить войну. Но Габриэль всё равно считает, что победа – это неплохо.
    Салмоней «дрессирует» девушек, которые должны станцевать (они наряжены в золотистые тона в разнообразные платья «от кутюр»: с крыльями и прочими навортами): «Расслабьтесь и ни в коем случае не падайте!», он поёт, девушки двигаются, наступая друг другу то на платье, то на ноги, толкая. Салмоней обещает, что он ещё с ними поработает. К Зене подходит граф Парнаса, целует руку мисс Амфиполис, она хватает его за шею: «Убери свои слюнявые губы и извинись», тот извиняется. Зена говорит: «Не передо мной извинись, перед ней», - кивает на мисс Парнас. Спонсор уходит вместе со своей девушкой, пригрозив Зене: «Мы ещё не закончили, не надейся».
    Салмоней на втором туре представляет конкурсанток: «Мисс Скирос, она любит экзотические танцы и жертвоприношения, её любимая богиня – Афродита»… «Мисс Амфиполис – эта деревенская девушка любит простые радости жизни: вязание, вышивку гобеленов и помощь местным девственницам». Спонсор Парнаса заявляет: «Это не конкурсантка, это Зена, королева воинов!», Зена удивлена, но ничего не предпринимает, и правильно: замечание относилось не к ней, а к вышедшему в её костюме мисс Артифис. Спонсоры начитают кричать, что она – наёмная убийца, и теперь за нарушение договора объявляется война. Мисс Артифис улыбается: «Я не королева, я принцесса». Салмоней объявляет конкурсантку: «Мисс Артифис, любит стрелять из лука, ездить на лошадях и учить песни из мюзиклов», потом объявляет итоги первого тура. Пять конкурсанток вышли в полуфинал: Мисс Мессини, Скирос, Парнас, Артифис, и, last but not least, Мисс Амфиполис.» Габриэль кричит: «Да! Молодец! Так держать! Мы победим!» Салмоней и прочие аплодируют. Зена спрашивает мисс Артифис, как он? Он удивлён, почему она не рассказала о нём? Зена отвечает, что, у каждого из нас свои секреты. Мисс Артифис благодарит, что она не выдала его, Зена улыбается. Салмоней напоминает: «Не забудьте прийти на финальный конкурс – талантов!» Улыбка потихоньку сползает с лица Зены.
    В комнате, Габриэль спрашивает Зену, почему та не хочет петь? А то точно бы победила… Зена отвечает, что поёт, когда ей хочется и когда есть настроение, а не на публику. Габриэль говорит, что как творческая личность понимает её, но что в таком случае Зена будет делать? Зена ещё не знает, её больше заботит как бы найти саботажников. Габриэль думает, что раз у них не получилось убить одну из девушек, то вдруг они попытаются убить одного из спонсоров? «Отличная идея», - кивает Зена. - «Как найти саботажников?» - «Нет, что я буду показывать как талант».
    Приходит завхоз, говорит, что думала, конкурсантка на репетиции, а спонсор на собрании. Габриэль спешит на собрание.
    Спонсоры опять грозятся начать войну, «если моя девушка сломает хоть ноготь.»
    Зена в красно-белом платье. Габриэль говорит, что платье плохое. Зена решает исправить: кинжалом отрезает цветочки и рукава. Заходит завхоз: «Ты ловко управляешься с ножом». Зена чистит им ногти: «У меня много талантов (I have many skills)».
    Зена упражняет с двумя мечами на берегу: «Это не Софокл, зато от души». Мисс Мессини на берегу с арфой, плачет. Зена спрашивает, что случилось? Девушка отвечает, что просто что-то в глаз попало, рассказывает, что Зена нездешняя, поэтому может быть, не замечает, что всё подстроено. Зена спрашивает, а зачем девушки вообще согласились участвовать? – Мисс Парнас граф предложил сделку: за победу даст её деревне еду на зиму; Мисс Скирос война оставила страшные воспоминания и она хочет уехать, так заработав денег; а она сама… – её записал её любимый, не спросив её, ему хотелось похвастаться ею перед другими. Она его любит, конечно, могла уйти, но поэтому осталась. Зена говорит, что нельзя забывать о её чувствах, и она должна сказать, что имеет на это право.
    Морской прибой под перед закатом и на закате (желтое небо, коричневые скалы, сизые волны.
    Над подиумом кто-то подпиливает балку.
    Восходит солнце.
    Мисс Мессини смотрит в замочную скважину, потом уходит. Зена и Габриэль о чём-то болтают, Салмоней торопит Зену: они изменили график.
    Показ талантов. Мисс Мессини играет на арфе, Салмоней комментирует: “спасибо за вариацию… на незивестную мелодию”…, Мисс Артифис выступает с лентами, за кулисами Зена спрашивает Салмонея, кто велел переделать график? Он указывает на одного из спонсоров (который говорил, что во время войны сохранял нейтралитет).
    Выходит мисс Парнас, она играет на флейте, чаруя змею. Зена видит, как балка над её головой проседает. Королева воинов выпрыгивает на сцену, отталкивает девушку, змею из горшка тоже подкидывает в воздух, балка рушится, Зена с змеёй на плечах сорвала бурю аплодисментов.
    Ночь. Салмоней и Габриэль. Габриэль говорит, что Зена пошла в замок, она будет там в безопасности, поэтому что никто не знает, что она там. Это подслушала завхозица. Зена в замке в это время уложила одного за другим троих спонсоров, приходит последний, лорд Клейрон (всё тот же, который про нейтралитет).
    Зена обвиняет его в саботаже. Он признаётся, что когда был война, а у него нейтралитет, то была выгода, с наступлением мира это прекратилось, и ему нужна очередная война. Под столом связанные остальные спонсоры, которые всё слышат. Лорд Клейрон спрашивает, как Зена догадалась, что это он? Она говорит, что не было обещанной им стражи, а ещё он так пялился на эту балку… Тот отвечает: “Я не знал, что смазливая девушка может быть чем-то большим, чем красивое тело”, приставляет ей к горлу кинжал. “Не вынуждай меня” – “Лучше меня не злить” – “А мне интересно”. Зена отбрасывает его в угол: “Всё ещё интересно? Красота может убивать”. Лорд Клейрон пытается сражаться мечом, но Зена отправляет его в нокаут. Прибегает Габриэль, окликая подругу по имени. Спонсоры под столом удивляются: “Зена!?” Габриэль исправляется: “То есть, мисс Амфиполис…” Зена: “Габриэль, все уже всё знают”.
    Салмоней говорит Зене, что судьи оценили конкурсанток и её вызывают на сцену.
    Салмоней, четверо участниц (кроме Зены) на сцене. Он говорит, что если победительница не придёт за наградой, то приз получит вторая по списку. Он не видит среди них Зены: она за кулисами в воинском облачении. Салмоней спрашивает, где мисс Амфиполис? Зена говорит, что ушла, и просила передать, что многому у них (конкурсанток) научилась. Салмоней в шоке: мисс Амфиполис не может уйти, потому что она победительница! Но Зену с места не сдвинешь. Салмоней махнул на это рукой: “ладно, у нас всё равно есть победительница”. Но прежде чем он успел назвать имя, все мисс одна за другой отказываются от участия, говорят, что уходят, и остаётся один только мисс Артифис. Он с радостью получает корону, Салмоней благодарит, что хоть кто-то взял корону. “Мисс” пожинает лавры, потом за руку выволакивает Зену из кулис, поднимает её руку вверх (прямо как победителя в реслинге), потом целует в губы (Габриэль, аплодирующая в кулисах, от неожиданности даже перестаёт хлопать, но потом продолжает).
    Габриэль и Зена в нормальных наряд уходят по холмам.
    - … Так значит, он – мужчина?! Странно, правда.?
    - Красота есть красота, а мир есть мир..
    - Это будет отличная история! Я назову её “Королева - …
    - Габриэль!

    0

    34

    2-12: Destiny - Судьба
    Зена и Габриэль на возвышении, рядом лежит череп. Зелёные холмы; внизу – развалины Сэры. Габриэль:
    - Как здесь красиво!
    - А для меня хуже места нет.
    - Не вини себя…
    - Я пришла сюда не покаяться. Я хочу понять, что произошло, кем я была, как искупить свою вину.
    - Ты изменилась, как эта долина. Раньше она страдала от зла и насилия, а теперь полна жизни и красоты. Ты изменилась так же.
    - Хотелось бы верить. Я спущусь.
    - Я подожду здесь.
    Зена на Арго спускается вниз, Габриэль остаётся стоять наверху.
    Зена в развалинах Сэры видит картинки прошлого: огонь в домах, молодую Каллисто со слезой на щеке: «Why?». Зена садится на Арго и галопом несется наверх.
    Она окликает Габриэль, видит её шест, забирает его (Арго наступает на него так, что тот взлетает наверх, прямо в руки Зены) .
    Габриэль за руки привязана к горизонтальному шесту вместе ещё с несколькими женщинами и костями их предшественников. Одетые в кожу и мех дикари в ритуальном танце с синхронными взмахами мечами, главный обращается к богам: «Бог Луны, богиня звёзд! Мы, дети Солнца, просим дать знак! Покажи его нам!» Зена спрыгивает на алтарь перед ним, племя падает ниц. Главный обращается к ней: «Слава богине! Мы твои слуги! Открой нам наше будущее!» – «Ничего хорошего вам не светит», - Зена бьет главного шестом по морде, кидает Шакрам, перерезающий путы пленных, кидает Габриэль её шест, та им орудует, вместе с остальными бежит, подгоняя их. Главный смотрит на всё это. Габриэль и бывшие пленницы и дикари бегут, все бегут по лесным тропинкам. Зена догоняет Габриэль, та объясняет испугавшимся шума женщинам: «Ничего, это Зена.» – «Рада тебя видеть. Уходите!». Под предводительством Габриэль женщины пытаются спастись бегством, но их вроде никто не преследует. Девочка скрылась в кустах, чтобы посмотреть. На ней медальон в виде стилизованной бабочки. Зена дерется с дикарем, прыгает на дерево, а оттуда – на шею ему. Враг повержен. Девочка выходит на тропу. Главарь дикарей перерубает веревку, удерживающую привязанный к стволу дерева таран. Зена бросается, чтобы спасти девочку, отталкивает её в сторону. Таран попадает по ней самой, прикладывает её об дерево, похоже, отшибив всё нутро. Зена не в силах подняться, изо рта течёт кровь. Габриэль бросается к ней, на неё нападает главарь, ранит в ногу. Габриэль отбрасывает его шестом.
    - Зена! Открой глаза! Очнись!
    - Габриэль, девочка…
    - Какая? Из пленных?
    - Она может спасти меня. Отвези меня на гору Нестос. Отведи туда…
    - Но это так далеко, - суетится Габриэль вокруг неё. – Зена…
    - Пожалуйста, прошу тебя.
    Габриэль свистит Арго. Зена коченеющими губами шепотом произносит: «Амфиполис…»
    TEN WINTERS AGO…
    Погром в деревне, крики: «Давай, живо!…» «Вор!». Зена в золотой кольчуге, поверх неё белая накидка, волосы украшены бисерными нитями, длинная синяя юбка с разрезами. Она обращается к народу: «Жители Неаполиса!… Друзья! Вы можете идти, но передайте всем, что моя армия нападёт на любую деревню, которая откажется подчиниться. Я сделаю всё, чтобы защитить свою деревню. Те, кто пойдут против меня, заплатят дорогую цену».
    Галера с полосатыми парусами. На палубе пленник - молодой цезарь в кожаных доспехах. Один из людей Зены даёт ему еду, римлянин не протягивает руки, еда падает на доски. «Ты не хочешь есть?! Не голоден?!» – «Я не ем из рук свиней!» – «Ты умрёшь как животное» – его несколько раз бьют. «Не боишься умереть?» – «Храбрые умирают лишь один раз, такой как ты – тысячу раз!» – «Ладно, храбрец, твой час настал!» - человек Зены заносит над ним меч, но Зена останавливает его руку. Она говорит Телосу (так зовут этого воина), что у римлянина славная одежда, доспехи, и вообще он римский гражданин - ценное приобретение. Телос не понимает, о чём она. Цезарь его просвещает: «О выкупе!» Зена хочет назначить за него выкуп в 20 000 динаров, но Цезарь говорит, что ей не поверят: он стоит в пять раз дороже. Зена кивает: «Пеняй на себя, если это не так. Телос, передай сообщение, что мы хотим выкуп в 100 000 динаров за римского гражданина… как тебя зовут?» – «Цезарь. Гай Юлий Цезарь» – «…за Гая Юлия Цезаря». Телос уходит. Зена – Цезарю: «Ты не боишься смерти?» – «Я знал, что не умру сегодня.» – «Откуда знал?» – «Я знаю, что мне суждено.» - «Ну и что же?» – «Править миром!» – «Идём, римлянин», - Цезаря уводят.
    Габриэль на ночном привале обращается к Зене: «Зена, ты слышишь меня? Гона Нестос – на севере от реки Стримона?» – «На севере от реки Стримона…» – «Кажется, мы на правильном пути», - Габриэль берет в руки факел, запрягает Арго.
    Зена направляет на кого-то меч, её спрашивают, что случилось? – «На борту заяц». Фигура, закутанная в коричневый плащ внезапно атакует Зену прикосновением по ноге, так что та ходить не может, потом делает акупунктуру Телосу по шее, носится по кораблю (конечно же, это Милайла, (М’Лила), имя скажут только к концу серии, но всё равно с самого начала понятно, что это она…), делает вертикальную пробежку по мачте, ловит брошенный в неё кинжал. Она залезает на мачту, ловит ещё один кинжал и спускается, разрезая им полосатый парус галеры (как Зена и Ева в серии “Eve” по занавескам) (в общем, проделывая всё то, что умеет Зена). Зена кидает кинжал в веревку, удерживающую парус, он сваливается на фигуру в плаще. Когда её окружили и сняли капюшон, все увидели, что это женщина. (белая безрукавка с рисунком, штаны, красная лента на лбу, через нее перевешивается прядь тёмных кудрявых волос, которые длиной примерно по плечи.). «Это женщина!» Зена: «Что ты сделала с моей ногой? Вылечи мою ногу!» – девушка делает акупунктуру, Зена чувствует, что всё в порядке, велит привести Телоса, чтобы она вылечила и его. Милайла что-то говорит на своём языке. Цезарь переводит: «Ему уже не поможешь». Приволакивают тело Телоса: он и впрямь мертв. Милайлу хотят казнить на месте за то, что она его убила, но Зена не позволяет. «Цезарь! Ты знаешь её язык. Скажи, что пощажу её, если она меня научит». Цезарь переводит. Милайла, подумав кивает в знак согласия. «Ведите её в трюм!», - приказывает Зена. Цезарь советует ей:
    - Будь осторожна с беглыми рабами.
    - С чего ты взял, что она рабыня?
    - Она говорит на галльском, а родилась в стране фараонов. Наверное, ребенком её привезли в Западную Галлию.
    - Западная Галлия?
    - Там три провинции, у каждой свой диалект. Когда-нибудь я завоюю их все.
    - Ты так уверенно говоришь об этом!
    - Судьба…
    - Ну да, ты будешь править миром.
    - Каждое событие жизни – это часть плата, это судьба.
    <…>Зена спрашивает что-то про богов
    - Наша кровь, страсть, сердце, душа – все это зовётся судьбой.
    - Вот что я тебе скажу. Сегодня тебе суждено ужинать со мной, - подытожила Зена.
    Моряки радостно выбрасывают за борт тело Телоса.
    Милайа в трюме пытается освободиться из колодок. Приходит Зена (одна) и просит: “Покажи, как ты это делаешь”. Милайла собирается показать на ноге, но Зена велит: «Нет, не на ноге. На шее.» Милайла не хочет, но Зена приказывает: «Да. Давай.» Милайла делает акупунктуру, Зена оседает на пол: «Слишком быстро. Сними захват и повтори. Сними!», но Милайла смотрит на неё сверху вниз и снимает захват только на последних секундах. Зена: «У тебя дурное чувство юмора. Научи меня. Нет, не на мне, на себе.» Милайла показывает, куда надо ударить двумя пальцами, показывая на своей шее. Зена делает это. Теперь очередь Милайлы осесть на пол… Зена срывает с её шеи талисман и издевательски медлит, потом освобождает: «Видишь, я тоже умею шутить. Вставай».
    Зена вертит в руках амулет Милайлы.
    Цезарь сидит на палубе, потом приходит в каюту Зены. Она сидит на тигриной шкуре в красном платье, волосы забраны золотым ободком, на шее несколько красных и золотых кулонов и цепочек.
    - Где ты украла платье?
    - В Стайгерии.
    - Когда-нибудь вернёшься за остальным?
    - Непременно.
    - А что тебе в Стайгерии?
    - Это враг моей родины – Амфиполиса.
    - Амфиполиса… И все эти зверства – ради твоей родины?
    - Однажды на деревню напал разбойник… больше этого не повторится. Ну а ты?
    - Что я?
    - Что движет тобой?
    - Желание быть великим.
    - Сильным?
    - Нет, величие и сила – разные вещи. Если бы нет, то каждая банда наёмников была бы великой. Величие – это когда добиваешься того, что недоступно другим.
    - А что если мы объединимся? <…> и вместе покорим мир?
    - Ты знаешь толк в войне.
    - Я люблю её! Преследовать врага, опрокинуть оборону, отрезать путь к оступлению и нанести смертельный удар!
    Зена целует Цезаря. Тот замечает:
    - Есть очень сильные враги!
    - Я надеюсь.
    Солнце. Зена на берегу смотрит содержимое сундука с золотом (выкуп за Цезаря). Цезарь:
    - Что такое? Тебе мало?
    - Нет, я подумала, увидимся ли мы еще.
    - Я не забуду о тебе ни на минуту. Иди, я найду тебя, обещаю.
    Цезарь приветствует Зену по-римски, она отвечает тем же жестом. (правую руку к сердцу, потом вытянуть её вперёд).
    Волны, чайки, корабль Зены с полосатыми парусами и нарисованным на форштевне глазом, Зена где-то на палубе, слышится песня на непонятном языке (это поёт Милайла на носу корабля).
    На палубе суетятся люди с тюками. Впередсмотрящий докладывает, что приближается корабль. Это тревожит Милайлу. Зена велит разворачивать корабль, чтобы причалить к другому кораблю. Милайла не хочет, чтобы это произошло. Зена заверяет её: «Не бойся, это мой друг. Скорей!»
    Корабли состыковались. Цезарь и Зена одновременно спускаются по двум лестницам. Зена по ходу откидывает капюшон накидки, они сближаются почти лоб в лоб, Цезарь приставляет ей кинжал к горлу и командует лучникам, те стреляют в людей Зены. Она спрашивает: «Что ты делаешь?» Цезарь отвечает: «Это моя судьба, а ты её часть. А я – часть твоей судьбы».
    Пленные в трюме привязаны к цепи по очереди становятся на колени, Цезарь идёт сзади. Зена последняя в цепи. Цезарь: «Где твоя подруга, галльская рабыня?» – «Я убила её. Она предала меня.» – «Я тебя не виню, но она была бы бесценна как гладиатор.» – «Меня ждёт та же участь? И разве ты забыл наши планы?» «Наши? Были только планы Рима. Рим – это я. Но я не забуду то, что произошло между нами, и ты займёшь почетное место в списке моих побед».
    Волны у моря, Цезарь идёт по побережью рядом с Брутом: «Это было легче, чем я думал. Разделяй и влствуй! Отдели чувства женщины от её разума – и она твоя.» Зена в коричневых лохмотьях привязана к кресту, его поднимают стоймя в ряду многих крестов. Цезарь говорит, что всё это, и она особенно, должно произвести впечатление и послужить уроком для его врагов. Зена плюет в него, Цезарь: «Прощай, Зена. Сломай ей ноги». Солдат выполняет приказание, Зена кричит.
    Габриэль идёт меж снегов и сосулек, в меховых одеждах. «Господи, спаси… тебе всё хуже», - это уже Зене, лежащей в санях.
    Ночь на побережье. Кресты, рядом с ними - сторожа у костров, приближается фигура. «Кто идёт?», Милайла нападает, быстро их разделывает, перезает путы на ногах Зены, на руках. Зена сваливается с креста, и Милайла ловит её, свистит своей вороной лошади.
    Брут и Цезарь в его покоях. Брут говорит Цезарю, что Сенат не одобрит северную войну, но время работает на него. Цезарь: «Моё время пришло! Сокровища пиратов освободили меня. Мне теперь не нужно золото сената. Я завоюю Галлию и получу власть над Римом. Старики в белых робах мне не указ.» Входит солдат, докладывает, что женщину-воина похитили. Цезарь понимает, что речь идёт о Зене, солдату: «Ты обречен, и ты это знаешь. Но ты можешь искупить свою вину. Возьми центурионов и найди её. Принесите её труп к полуночи.»
    Идёт снег, в дверь стучится женская рука. «Кто там?» - «Никлио, помоги!» Милайла вволакивает Зену, та спрашивает Никлио (его играет Натаниэль Лисс, который играл Лиона в «Легенде о Вильгельме Телле»), он что, шаман? Никлио отвечает, что лекарь.
    В дверь стучится женская рука… Габриэль: «Умоляю, помогите подруге!», Никлио (уже седой), открывает дверь, узнаёт Зену. «Зена? Что с ней?… внутренне кровотечение». Зена: «Никлио, не лечи меня. Дай умереть».
    Кричащей Зене Никлио вправляет ноги. «Я вправил перелом. Повезло, что Милайла привела тебя». – «Почему она спасла меня?» Милайла отвечает что-то на своём языке. Никлио переводит: «Она сказала, тебе рано умирать.» – «Если не сейчас, то когда?»
    Никлио – Габриэль: «Покажи свою рану.» – «Нет, лучше помоги Зене». – «Она подождёт, а тебе я могу помочь.» – «Что это значит?!».
    Зена, лежащая без движения (там и там).
    Никлио: «Ты удивительно сильна. Как самочувствие?» – «Нормально, уже лучше. Эти иглы – просто чудо. Милайла, я умерла бы на том кресте. Ты спасла меня. Не знаю, зачем. Я знаю, что ты не понимаешь, что я говорю…» Милайла что-то спрашивает, Никлио переводит: «Она спрашивает, злишься ли ты на Цезаря?…» В дверь вламываются центурионы: «Взять её!» Милайла дерется, Зена отбивается полунеподвижными ногами. В спину Милайлы, закрывшей собою Зену, попадает стрела.
    Никлио: «Что-то происходит…»
    Зена дерется, как может. Одного из центурионов она приложила лицом в огонь, в другого метнула саблю…
    «…пульс учащается».
    … третьему сделала акупунктуру и не сняла её. «Ты умрёшь через тридцать секунд, но знай, ты не последний!!!…
    «Она умерла», - диагноз Никлио. Габриэль не верит: «Она не может умереть!»
    …передай Аиду, пусть готовится. Сегодня родилась новая Зена, с одной целью в жизни – смерть!!!»
    «НЕТ!!!» – «Пусть идёт с миром….»
    Зена, сидящая там, на кровати, после побоища, с окровавленным мечом в руке.
    «Очнись, очнись! Сделай что-нибудь! Помоги ей!» - умоляет Габриэль.
    Душа Зены отлетает от тела. Среди закатного неба, над горами, Зена оказывается вновь привязанной к кресту. Там её ждёт дух Милайлы.
    - Здравствуй, Зена.
    - Надо было оставить меня на кресте.
    - У тебя была судьба сделать выбор.
    - И я выбрала зло.
    - Ты знаешь зло, ты сама была злом и ты должна ним бороться! Когда живые думают о мертвых, они слышат их мысли.
    Зена слышит слова Габриэль, беззвучно повторяются почти все основные трогательные моменты из прошедших серий, очень быстро. (в том числе – «не превращайся в монстра» из «Ties That Bind», Габриэль почти мертвая в доме лечения из «Is There a Doctor In The House», Зена почти мертвая, и Габриэль в её доспехах из «The Greater Good»; Габриэль плачет в объятиях Зены из «Death In Chains», Габриэль обнимает Зену после своей свадьбы из «The Return of Callisto», и др.)
    «Ты должна быть сильней! Не бросай меня! Знаешь, ещё не время! Я чувствую это сердцем! Я чувствую ужас и он меня пугает… Помни и борись! Ты нужна миру. Ты нужна мне.»
    «Я должна вернуться?» - понимает Зена.
    Габриэль плачет у тела Зены.

    0

    35

    2-13: The Quest - Поиск
    Гроза. Габриэль в пещере, просыпается в слезах. Рядом – саркофаг Зены. Габриэль: «Я вижу это каждую ночь и утром хочу, чтобы это был лишь сон. Зена…»
    Солнце встало. Саркофаг Зены. Габриэль и Арго. Габриэль движется дальше через лес с саркофагом, тропу преграждает шайка разбойников. Они говорят, что с удовольствием отдадут честь… за тело Зены многие готовы заплатить. Габриэль угрожает шестом. Главарь обзывает её малявкой. «Стоит ли умирать ради трупа?» – «Я обещала отвезти её в Амфиполис к брату!» – «Не обещай, если не можешь сдержать обещание». Габриэль дерется, раскидывая всех шестом, главарь озлобляется: «Ты только что нажила себе врага!» – «Какое совпадение, ты тоже!» – это уже вступает Иолай, появившийся за спиной у разбойника. Иолай быстро укладывает главаря. Габриэль рада тому, что он пришёл: «Какая встреча!», обнимает его. Иолай: «Вот бы все меня так встречали!», замечает, что Габриэль плачет: «Габриэль? Что это? Где Зена?» - Габриэль взглядом указывает ему на саркофаг. Иолай ошеломлен: «Не могу поверить, что её больше нет». – «Она покинула меня. Как она могла просто уйти? Я хочу ненавидеть её за это!» – «Не надо.» – «Я скучаю», Габриэль ещё раз обнимается с ним: «Я так много хотела ей сказать. Почему я не успела?» – «Мы всегда думаем, что времени хватит… Мы знаем, что люди умирают, и не думаем об этом. А что ты хотела ей сказать?» - «Что до неё моя жизнь была пустой… что я многому научилась… что я люблю её». – «Ну вот ты и сказала!» Габриэль обнимает Иолая: «Я справлюсь. Я везу её в Амфиполис, похоронить с братом». – «А я пойду к Геркулесу. Пусть узнает от меня». Иолай на прощание целует её в щеку.
    Габриэль ведёт Арго в поводу, та нервничает. «Стой, Арго», - успокаивает она лошадь, и, неведомым врагам: «Покажись!» На тропу спрыгивают амазонки в масках. Габриэль быстренько изображает знак мира. Амазонки салютуют мечами саркофагу Зены, образуя коридор, потом крестом складывают мечи. Они снимают маски. Габриэль узнаёт Эпфини, и, наоборот, одну из амазонок не узнаёт. Эпфини и Габриэль приветственно обнимаются. «Нам так жаль. Все амазонки скорбят по ней. Это правда. Зена была амазонкой, хотя не признавала это. Мы отвезем её тело в деревню и похороним в священном огне». – «Нет, ей нужно в Амфиполис, в склеп брата… А где королева Мелоса? Я бы хотела с ней поговорить». – «Мелоса умерла.» – «Кто же теперь королева?» – «Я», - отвечает незнакомая амазонка. Эпфини объясняет, что Веласка убила Мелосу в честном бою и заняла её место. Веласка ехидничает: обычно Эпфини опускает это слово, («в честном») хотя судьи признали, что всё было честно. «В честном поединке, - соглашается Эпфини. – Но это не важно. Теперь наша принцесса с нами. Маска королевы – твоя.» – «Постой, это нужно обдумать», - возражает Габриэль. – «Обдумай всё после, а пока останься с нами».
    Храм. На алтаре лежит кинжал Гелиоса. К нему тянется загребущая рука, но стражники предупредительно опускают мечи. Фигура под плащом (это Автолик): «Простите, я просто хотел прикоснуться к кинжалу Гелиоса. Тысяча извинений». Он успевает прицепить карабинчик на леске, отходит, алтарь падает. Всеобщее замешательство. Жрецы и воины очищают помещение. Автолик успевает спрятаться в боковой двери. Когда все уходят, он с помощью причудливого многосуставчатого механизма ломает висячий замок. Теперь кинжал у него: «Ещё одно приобретение». Он хочет смыться своим традиционным способом (на «кошке»). Слышится приглушённый клич Зены. Автолик чувствует, что его телом кто-то управляет. В небольшой агонии он опрокидывает статую, которая с грохотом падает. На шум сбегаются стражники и собираются ломать дверь. Автолик думает, что он должен вернуть кинжал, но то, что управляет его телом, не позволяет. Он находит какую-то маленькую книжку и вылезает по веревке перед самым носом стражников, унося кинжал Гелиоса с собой в сапоге.
    Лагерь амазонок. «Эулна, Филия, подготовьте подиум!». Габриэль спрашивает Эпфини, почему она не видела Веласку, когда была тут в прошлый раз? (Веласка – амазонка, которая и.о. королевы). Эпфини рассказывает, что Веласка – приёмная дочь Мелосы: её мать погибла в войне с кентаврами. Мелоса воспитала её как свою дочь, но когда назначила наследницей Тересу, Веласка ушла и вернулась только через год. Габриэль спрашивает, хорошая ли она королева? Эпфини говорит, что кому как. Веласка собирается вернуть земли за рекой, а это владения кентавров - значит, опять война. Эпфини и её сыну придётся делать выбор. Но Веласка хочет сделать амазонок сильными и говорит о старых порядках. В любом случае, теперь Габриэль предстоит выбирать направление, и право на правление принадлежит ей. Веласка знает об этом не воспрепятствует. Габриэль говорит, что собирается отвезти Зену домой, но Эпфини предлагает похоронить её в священном огне, чтобы её душа успокоилась… и быть может, Габриэль тогда тоже найдёт покой. Веласка зовёт Габриэль: «Габриэль, принцесса, можно вас на минутку?»
    Веласка и Габриэль прогуливаются по лесу.
    - Я знаю, ты собираешься домой, и право на власть тебе нужно менее всего. Передай его мне!
    - И ты станешь королевой?
    - Я уже королева. Это всего лишь ритуал. Ты не готова вести амазонок, а я готова.
    - Я подумаю.
    - Ты должна хорошо понять судьбу, как я поняла свою. Только я верну амазонок к процветанию.
    Автолик просит торговца на рынке выбрать лучшую выпивку и налить ему двойную порцию. Но стакан его руки не держат. Голос: «Не-ет, ты нужен мне трезвым. Автолик, успокойся, это Зена. Я в тебе». – «Зена умерла! Что от меня нужно покойнице?» – «Услуга короля воров. Укради моё тело у амазонок». Автолик идёт, шатаясь, дальше по рынку: «Я свихнулся!», берет у торговки яблоко: «Я свихнулся! Я слышу голоса! Вот опять!» – «Она хочет купить яблоко?» – «Нет, она хочет вернуть своё тело». – «Это тайна», - осаживает его Зена. «Это тайна», - повторяет тот. – «Ну я-то уж никому не скажу», - заверяет его торговка. Автолик идёт дальше: «Здравствуйте, девушки, я сошёл с ума. Где вы ещё такое увидите»? Наконец, в бочке с водой он видит отражение Зены. «Зена? Значит, это ты? Это ты мешала мне украсть кинжал Гелиоса?» – «Я сама подкинула тебе идею. У меня мало сил, и чем больше ты сопротивляешься, тем меньше сил. У меня есть один шанс вернуться. Нужна амброзия. Карта в книге укажет дорогу, а клинок – это ключ.» – «Ладно, только не вздумай управлять моим телом…» – «Ну что теперь?» – «Природа зовёт…» – «Ты справишься?»
    Амазонки бьют в барабаны. Наряд и маска королевы пока что лежат без дела. Габриэль думает: «Зена, я всегда буду любить тебя, но я должна остаться. Ты была мне родным человеком. Когда ты ушла, я осиротела. Может быть, здесь я найду новую семью.» Входит Эпфини. Габриэль: «Приготовьте погребальный костер. В Амфиполис я отвезу её пепел. И вернусь как королева амазонок».
    Автолик в кустах в прикиде амазонки, в маске: «Я ничего не вижу». Сняв маску, он видит танцующих амазонок: «Вот бы где поселиться!» - «Не забывай, зачем мы здесь», - напоминает Зена. – «Я не просто глазею, я работаю. Видишь ту охрану у дома?…»
    Габриэль обряжают в костюм королевы амазонок.
    Автолик в соседнем доме, с тем, где саркофаг. Он пытается проделать дыру в стене. Зена его поторапливает. «Умерев, ты не стала терпеливей», - замечает Автолик.
    Габриэль одевают, амазонки танцуют. Габриэль выходит с маской новой королевы, сопровождаемая Эпфини и другими, всходит на помост. Она поднимает маску вверх. Веласка в ожидании, что она отдаст её, но Габриэль опускает маску на себя. Веласка метает нож, но он застревает в маске. Веласка кричит, что это несправедливо: Габриэль не была рождена амазонкой, и пусть говорят, что она получила это право, но всё это враньё. Эпфини свидетельствует: «Я была там и слышала слова Тересы». Веласка говорит, что Эпфини нельзя верить, что она предательница, вышла за врага и всё такое. Габриэль держит в руках маску и нож. «Тихо! Бери. Бери!», Веласка протягивает руку, но Габриэль отдаёт ей только нож и одевает маску на себя. Веласка в ярости уходит («Пропустите!»), Габриэль называют: «Новая королева амазонок Габриэль».
    Габриэль с навертывающимися на глаза слезами у саркофага. «Зена! Смотри, я стала королевой амазонок! Я, деревенская девчонка из Подейдии! Нам пора расстаться. Я обрету свою судьбу, как ты обрела свою. Люди часто плачут о тех, кто их покинул и о тех, кого они не забудут. Я не прощаюсь. Однажды мы снова встретимся. Когда-нибудь…» Габриэль целует Шакрам и кладёт его на саркофаг.
    Зена переругивается с Автоликом, пробившимся наконец к саркофагу: «Они развели огонь!» – «Сам знаю. Тебе повезло: ты увидишь мою работу моими глазами. Мы убедим их, что ты пропала. Простой фокус: ящик с двойным дном. Мы накроем тебя доской, они увидят, что в саркофаге ничего нет, и отменят похороны.» Входит Габриэль: «Отойди! …Автолик?! Не думала, что ты способен на такое!» – «Я сейчас всё объясню!» – «Ты собирался украсть её тело! И ты тоже…» – «Все не так, как ты думаешь… вернее, так, но по другой причине.» – «Многие заплатят за тело Зены!» Автолик подзывает Габриэль ближе: «Зена внутри меня. Её душа, сущность и другое – всё во мне». – «Что ты мелешь?! Я разберусь с тобой после похорон».
    Автолик в темнице.
    Амазонки несут саркофаг и ставят его на солому и доски.
    Автолик: «Наконец-то. Никто не видит… вот повезло».
    Габриэль командует лучницам огонь. Две зажженные стрелы втыкаются в солому, загорается огонь.
    Автолик выскакивает наружу: «Зена, мы опоздали. Что теперь? Только… нет, нет, ты не заставишь меня…» Зена полностью вселяется в его тело, звучит её клич в теле Автолика, она прыгает на саркофаг. Веласка кричит: «Остановите его!» Габриэль глазам своим не верит: «Не может быть!». Автолик забирает Шакрам, свистит Арго. Веласка командует лучницам убить Автолика, но Габриэль отменяет приказ. Автолик (то есть Зена в его теле) кидает Шакрам, срезая лучницам головки стрел, ловит его, свистит Арго, прыгает на неё, зацепляет веревкой саркофаг и увозит его вместе с примостившейся наверху Габриэль.
    Веласка командует Эпфини: «Возьми людей. Приведите их». Эпфини отвечает, что пойдёт одна, потому что Габриэль, наверное, знала, что делала. Веласка считает, что Габриэль предала их, теперь королевой станет она сама, а кто против – станут предателями: «Взять их! Они умрут вместе с Габриэль!»
    Закат на озере.
    Габриэль и прочие в лесу.
    - Кажется, оторвались.
    - Ну и денёк.
    - Откуда в тебе Зена?
    - Она что, тренируется для этих трюков? – Автолик со скрежетом разминает руки.
    - Где она?
    - Не знаю… а, вот…
    - Я буду говорить через тебя, - просит Зена и занимает его сознание.
    - Габриэль, это я. Слушай меня. Закрой глаза и думай обо мне.
    Габриэль закрывает глаза, лес пропадает, вокруг неё – синие разводы эфира (типа Побережья Времени). Когда она открывает глаза, то видит перед собой Зену, и слезы наворачиваются на глаза.
    - Габриэль, это я, и я не умерла… Пока не умерла.
    - Почему? Зачем ты ушла? Я столько хочу сказать…
    - Я знаю. Мало времени. Чтобы вернуть меня, нужна амброзия. Габриэль, я всегда буду с тобой…
    Зена склоняется для поцелуя, Габриэль, переносясь обратно в лес, видит, что целуется с Автоликом. Тот отстраняется: «Что ж… Надеюсь, вы разобрались.» – «Спасибо». – «Всегда готов оказать услугу.» – «Автолик… убери руки». Король воров быстренько убирает руки с её талии и бедер: «Ну и дела..», за такие мысли получает удар от незримой Зены.
    Автолик напоминает, что по их следу идут амазонки. Габриэль предлагает убрать саркофаг. «Убрать?» – удивляется Автолик. – «Спрятать. Сплавить по течению, а потом подобрать». Автолик пытается возразить, Зена говорит, что идея хорошая. Автолик сообщает Габриэль, что Зене понравилась идея.
    Они у входа в храм, замаскированного под пещеру. Зажигаются светильни. Автолик видит нечто интересное наверху. Зена пытается что-то ему сказать, но он не слышит. Габриэль понимает, что это значит: Зена слабеет. Габриэль говорит, что надо спешить. Веласка появляется в дверях: «Некуда спешить. С амброзией вы стали бы бессмертными… А я думала, это просто легенды». Зена в теле Автолика пытается атаковать, но атака захлебывается. Отброшенный Автолик говорит Габриэль: «Зена ушла. Зены нет».
    В хижине Веласка целует закованного в ошейник Автолика и тут же его бьет.
    - Ты жив, потому что мне нужна амброзия.
    - А я думал, что очаровал тебя…
    - Ты знаешь что-то о том камне наверху!
    - Если я скажу, то умру, а если не скажу – умру, а ты станешь богиней…
    - Вопрос не в том, умрёшь ты или нет, а в том, как умрёшь. Я люблю боль, люблю причинять боль и наблюдать за мучениями.
    Веласка берёт в руки чобос.
    - Зачем тебе эти штуки?…
    Она бьет Автолика и видит блеснувшую у него в сапоге рукоять кинжала Гелиоса.
    - Что это?
    - Это либо моя зубочистка, либо… одно из двух…
    - Кинжал Гелиоса! Это ключ!
    - …ну да, либо кинжал Гелиоса. Не бросай меня, - кричит он вслед уходящей Веласке, забравшей кинжал.
    Автолика кидают в камеру вместе с Габриэль и верными ей и Эпфини амазонками. Автолик говорит, что ему, кажется, сломали руку. Габриэль просит Эпфини принести бинт. Автолик рассказывает, что кинжал у Веласки. Эпфини считает, что они проиграли, Веласка добудет амброзию… Габриэль не собирается сдаваться: «Надо бороться. Автолик, ты сможешь нас вытащить?» – «Мои инструменты в другой рубашке… но вот если бы…» Он просит одну из амазонок положить обе руки на грудь и немножко сдвинуть, таким образом он достаёт у неё маленькую железку из украшений на нагрудных доспехах: «Это для дела!»
    Габриэль у двери камеры, охраняющим амазонкам: «Эй, вы! Я хочу кое-что сказать…» Когда те подходят, она и Эпфини распахивают дверь, вместе с верными амазонками быстро укладывают пару амазонок-охранниц. Габриэль велит Эпфини достать саркофаг и принести в храм. Автолик напоминает, что у него к Веласке небольшой должок.
    Веласка входит в храм, зажигает факелы. «Это моя судьба! Мелоса была права, когда говорила, что мне суждено стать не королевой… а богиней!»
    Она прыгает на веревке через огонь, горящий внизу, раскачивается, лезет вверх, к камню, куда надо вставить кинжал Гелиоса. Габриэль и Автолик окликают её: «Веласка!» – «Хорошо. Мне нужны зрители». Автолик говорит, что со сломанной рукой не сможет лезть. Зена вселяется в Габриэль, с кличем кидает Шакрам, перерезающий кусок веревки, по которому лезет Веласка, но та цепляется за оставшийся край. Габриэль (то есть Зена в её теле) прыгает на соседнюю верёвку. Бой на кулаках на верёвках. Внизу – огонь и шипы. Обе несколько раз срываются, но цепляются за свою веревку и лезут вверх. Веласка всё-таки подбирается первой, вставляет кинжал в нишу. Сверху блистает молния и падает амброзия, (кусок красного студенистого желе). Амазонка ловит его. Габриэль снизу трясет верёвку. Веласка роняет амброзию, та падает на Габриэль, но Габби не смогла поймать, амброзия падает дальше вниз, в огонь. Веласка вынимает кинжал и падает вниз на шипы.
    Приходит Эпфини: «Габриэль, я принесла тело Зены». – «Откройте саркофаг.» – «Но амброзия сгорела», - сожалеет Автолик. Габриэль вынимает из корсета амазонского топика маленький застрявший кусочек: «Не вся». Она кладёт кусок в рот Зены. «Что теперь?» – «Не знаю… Зена, Зена, если ты слышишь, вернись. Прошу тебя, вернись!». Зена открывает глаза, к ней возвращается румянец. Габриэль помогает ей приподняться.
    Рука Веласки тянется за куском амброзии, упавшим на балку возле шипов.
    Лес возле лагеря амазонок. Габриэль разговаривает с Автоликом:
    - Ты пришёл вовремя.
    - Как всегда. Габриэль, тебе очень повезло с подругой.
    Зена точит меч, Автолик подсаживается к ней:
    - Даю тебе возможность поблагодарить меня.
    - Я уже благодарила за то, что ты меня спас, но… спасибо. Если тебе понадобится помощь – я помогу!
    - За то, что спас тебя? Я дал тебе возможность побыть королём воров!
    - Не каждому дано понять другого человека… Несмотря на браваду, ты – хороший человек!
    Автолик обещает запомнить её предложение: «Вдруг королю воров понадобится помощь королевы воинов?» Он уходит, теперь очередь Габриэль объясниться с Зеной.
    - Зена, обещай, что ты больше не умрёшь.
    - Обещаю!
    - Был момент, когда я стала тобой! Ты – добрая и нежная!
    - Я же дралась!
    - Я была под защитой. Миру нужны такие люди, как ты.
    Счастливая Габриэль кладёт ей голову на плечо.

    0

    36

    2-14: A Necessary Evil - Необходимое зло
    Габриэль передаёт Эпфини маску королевы: «Она твоя. Мелоса отдала бы её тебе.» – «Маска моя, а почести тебе!». Габриэль спрашивает стоящую рядом Зену: «По закону королева амазонок сильнее королевы воинов?» Зена советует не проверять. Габриэль – Эпфини: «Ладно, но не жди, что я буду принимать парады». – «У нас не бывает парадов!» – «Это шутка». – «Я поняла».
    Слышится крик. Приходит раненая Веласка. Амазонки удивлены: «Веласка? Она жива?» Амазонки обнажают мечи. Веласка: «Глупцы! Эта маска была моей по праву! Привет, Габриэль… Ты думала, я умерла?» Зена: «Не знаю, как ты выжила, но ты ранена и тебе нужна помощь». – «У меня есть лучшее лекарство – амброзия! Дар бога, пища нового бога!» Веласка достаёт из маленького кожаного мешочка на поясе кусочек амброзии и съедает, в отблесках молний падает на колени от обретенной силы и поднимается уже богиней. Зена: «Уходим! Все врассыпную!». Веласка обещает убить Габриэль, кидается молниями в амазонок (они успевают отскочить), молнии попадают в дома, которые от этого красиво взрываются. Эпфини командует: «В атаку!» Веласка кричит: «Мне нужна Габриэль! Где она?» Зена и Габриэль прячутся за стеной крайней хижины. Зена велит Габби уходить в пещеру, пока они задержат Веласку. Зена – Эпфини: «Вели отступать! Сейчас или будет поздно!». Эпфини кричит какой-то птицей, амазонки отступают. Веласка швыряет ещё одну молнию, но её уже шатает. Зена догадывается, что Веласка ослабла. Веласка видит Эпфини: «Нет-нет, Эпфини, для тебя я кое-что приберегла!» Она кидает молнию в Эпфини, но Зена успевает спрыгнуть сверху, роняя Эпфини на землю. Её саму задевает молнией, и она отлетает, но недалеко. Горящие дома, Веласка ослабела. Габриэль прячется за деревом, к ней присоединяются остальные. Веласка: «Тебе не спрятаться, Габриэль! От бога не спрятаться!»
    Веласка поднимает обгоревшую маску, собирается одеть на себя, но передумывает и ломает её, опять недобрым словом поминая Габриэль.
    Амазонки в каком-то доме. Зена и Эпфини рассуждают, что есть раненые, но они могут идти. Зена предлагает переправить раненых на тот берег, к кентаврам, те позаботятся об амазонках, Веласка же преследовать не станет. Габриэль и Зена разговаривают о том, что Веласке нужна Габриэль, но раз убить Веласку нельзя, то надо хотя бы задержать. Эпфини замечает, что Зена вывихнула руку. Зена не говоря ни слова мощно прикладывается об стену, вправляя её: «Уже лучше». Габриэль в порядке, но она чувствует, что нужна Веласке больше, чем Эпфини. «На меня никогда не охотились… Я никогда не была дичью!» Габриэль нервничает. Решено, что Эпфини задержит Веласку. Зена: «Против бессмертной нужен бессмертный.» – «Ты знаешь, где его взять?» - «Знаю».
    Заброшенный храм. В его подземельях - Каллисто (растрепанная и со шрамом на лице, видимо, след огня, когда Геракл запер её в комнате с золотыми яблоками, в одной из серий «Геракла», про День Рожденья). Она ловит крысу, держит её за хвост, потом гладит: «Нет-нет, успокойся, пушистик. Я тебя не съем… Свойство бессмертных: я никогда не чувствую голода. Нет, ты не завтрак, мой маленький Геркулес… Геркулес заточил меня сюда, и я собираюсь отомстить… скоро… беги, маленький Геркулес…», она отпускает крысу: «беги… скоро», - приканчивает её кинжалом.
    Габриэль не нравится идея Зены:
    - Но это Каллисто, её нельзя выпускать!
    - Каллисто бессмертна. Не богиня, но другого выбора нет.
    - А Геракл?
    - Мы не знаем, где он. Веласка учится. Она быстро слабеет, но скоро войдёт во вкус. Я знаю, как тебе тяжело…
    - Нет, не знаешь! Я постоянно слышу её голос и крик Пердикоса! С чего ты решила, что Каллисто поможет?
    - Я уговорю её.
    Зена с Арго. На небе месяц.
    День. По лесной тропе идёт Веласка, навстречу ей – отряд амазонок. Веласка – предводительнице: «Не глупи, Салари.» - «Что ты…» Амазонки отходят в стороны, чтобы показать Веласке свою «пленницу» - Эпфини, наставляя на неё копья. Веласка: «Умно… очень умно. Поклонись мне, Эпфини». – «Я лучше умру!» Салари пинком ставит свою королеву на колени: «Веласка, мы не против тебя. Мы хотели видеть тебя королевой, теперь ты богиня. Мы принесли жертву». – «Вот это дело», - Веласка делает ещё шаг вперёд, попадает в яму-ловушку. Амазонки стреляют туда, но Веласка выпрыгивает, произведя маленький взрыв. Амазонки бегут. Веласка догадывается: «Всё ясно. Хотите меня задержать!»
    Солнце.
    Зена и Габриэль перед входом в храм, похожим на колодец. «Геркулес сказал, что запер её здесь.» - «Надеюсь, что ты знаешь, что делаешь». – «Спусти верёвку вниз и не вытаскивай, пока я не свистну. Я не хочу, чтобы Каллисто вышла без обещания помочь нам».
    Зена спускается вниз, там в потёмках окликает Каллисто. Та появляется с акробатическими переворотами, чтобы тут же скрестить меч с Зеной. Отступив, она начинает словесную перебранку: «Зена! Как я рада, что ты пришла навестить меня! Я так ждала, чтобы снова пытать тебя! Я была очень занята: изуродована огнём, заперта заживо. Поэтому я сейчас не в лучшей форме». Каллисто атакует кинжалом, Зена отбивает: «Каллисто, я здесь не за тем». - «Тогда не надо было приходить!». Зена достаёт Шакрам: «Ты бессмертна, но я могу изувечить тебя. Хочешь провести вечность без головы?» – «Хочешь говорить – говори! Что такого ты можешь мне сказать!» - «АМБРОЗИЯ. Я знаю, где её взять. Помоги найти – и она твоя!»
    Габриэль наверху с верёвками, слышит свист и бросает вниз второй моток. Габриэль слышит, что кто-то лезет, и подаёт руку. Это оказывается Каллисто, и Габриэль с отвращением выдергивает свою руку. Каллисто видит над собой небо в облаках: «Прекрасный день… для резни». Вылезает Зена. Габриэль: «Зена, ты в порядке?» – «Да.» Каллисто: «Да, я тоже. Спасибо, что спросила. Ты всегда меня не любила, Габриэль. Как дела? Новые мужья не появились?» Габриэль не выдерживает и атакует шестом. Каллисто – Зене: «Ты не зря её любишь. Это здорово. Но вот в чём проблема, Габриэль: меня нельзя убить… А тебе очень хочется, да?» Зена видит, что дело пустое и садится посмотреть, что дальше будет. Каллисто: «Но я тебе помогу», - она достаёт меч и пронзает себе живот, а потом вытаскивает меч. На нём нет крои, на ней нет раны: «Видишь, у меня не идёт кровь, а раны заживают быстро. Только, чур, не рубить.» Зена: «Ну ладно, посмеялись – и хватит». Каллисто предлагает сделать привал, Зена торопится найти Веласку, которую амазонки долго держать не смогут. Каллисто: «Не перечь мне! Нужна моя помощь – наберись терпения».
    Зена на помосте перед народом деревни. На заднем плане – развевающиеся тряпки. Толпа слушает. (в толпе – Габриэль и Каллисто). Зена: «Я Зена. Некоторые называют меня королевой воинов, некоторые – убийцей. Много лет назад в одной долине была деревня, Сера. Маленькая и щедра, такая, как ваша… пока не пришла моя армия… пока не пришла я. По моему приказу воины сравняли её с землёй. Всё было уничтожено, включая душу одной маленькой девочки. Ей никогда не вернуться в детство и не узнать, что судьбы готовили для неё.» Закончив признание, Зена спускается со помоста. К Габриэль: «Пошли». Каллисто некоторое время стоит в раздумье.
    Веласка рядом с храмом Артемиды. Стражник требует с неё динар за проход. Веласка одному из стражников сворачивает шею, другому говорит: «Что тебе Артемида? Она богиня амазонок! Ты мне не нужен. Запомни Веласку, богиню Хаоса! Запомни, что она сделала с храмом богини амазонок! Артемида, ты ничтожество! Где ты была, когда амазонок продавали в рабство, унижали, а слово «амазонка» стало ругательством в устах мужчины! Я была твоей подданной, теперь мы равны. Ты мой враг, Артемида!» Веласка бросает молнии в храм, половина рушится. Из него бегут жрецы. Стражник тоже пытается сбежать, но Веласка бросает молнию ему вдогонку: «Всё равно бы он всё переврал».
    Габриэль, Зена и Каллисто в ущелье. Каллисто говорит, что место выбрано умно: молнии Веласки тут не страшны. Габриэль замечает, что камни в нише высоко наверху вот-вот упадут. Зена говорит, что так даже лучше, и Каллисто должна будет увлечь Веласку под завал. Каллисто прикалывается:
    - …а потом останемся только ты, я и амброзия. У меня идея: съедим её вместе и будем драться вечно!J
    - Сначала Веласка!
    - Ладно, всё по порядку, - соглашается Каллисто.
    Каллисто, Габриэль и Зена в засаде. Каллисто подмигивает Габриэль, та с негодованием отворачивается. Зена видит Веласку, которая тоже осматривается. Габриэль: «Сейчас?» – «Ещё нет». Веласка смотрит по сторонам. Напряжение растёт. Веласка слышит стук сердец: «Три сердца! У Зены и Габриэль появился друг! Габриэль, твоё сердце бьётся всё чащи, но скоро я остановлю его!» Каллисто вопросительно смотрит на Зену, та командует: «Сейчас или никогда!» – «Никогда!» – отвечает Каллисто, выхватывает у Зены Шакрам и выпрыгивает перед Велаской. Габриэль – Зене: «Что она делает?» – «Она предала нас». Каллисто и Веласка: «Привет, Веласка. Я Каллисто. Тебе нужна Габриэль, а мне Зена. У нас много общего.» – «Кто ты?» – «Обиженная. Зена, твоя подружка не знает меня! Стой, погоди, я твой друг» - «Мне не нужны друзья». – «Мы очень похожи».
    Зена в засаде говорит, что есть одна попытка испортить их (Каллисто и Веласки) дружбу. Зена выскакивает с призывом: «Возьми её, Каллисто!», Веласка кидает молниею. Каллисто пытается убедить амазонку, что это всё уловки и неправда, обман. Габриэль, в свою очередь, окликает Веласку. «Я же говорю, это уловка!» - настаивает Каллисто. Веласка попадает в неё молнией, Каллисто отбрасывает на камни, Шакрам вываливается из её руки.
    Зена дерётся с Велаской. Та отмечает: «Ты не можешь драться вечно, а я могу». – «Мне не нужна вечность». Веласка держит Зену за горло, приподнимая над землёй: «Слишком поздно, Зена». Сзади Веласку атакует Каллисто: «Меня не так-то просто убить!». Зена и Каллисто дерутся против Веласки на мечах, в конце концов загоняют её под камни. Зена бросает Шакрам. Камни падают, Зена и Каллисто успевают отскочить. Веласка погребена под курганом. Габриэль: «И всё? Всё кончено?» Зена отвечает, что Веласка слишком сильна. и у них есть то время, которое ей понадобится, чтобы выбраться. Каллисто соглашается: «Терпение есть добродетель». Все трое уходят. Камни слабо шевелятся.
    Ночной привал. Каллисто у костра точит меч. Напротив неё сидит Габриэль:
    - Можно тебя спросить?
    - Давай. Я люблю поболтать.
    - Когда мы были в деревне и ты слышала, как Зена призналась, ты что-нибудь почувствовала?
    - Ты пытаешься меня понять? Я польщена.
    - Отвечай! Или ты боишься?
    - Давай поиграем. Я отвечу, и ты ответишь…
    - Хорошо.
    - Что я чувствовала, когда Зена признавалась в своём преступлени… Я ничего не почувствовала. Все мои чувства мечутся в беспорядке. Вспомни себя ребёнком, когда ты знала лишь мать и сестру, когда смысл жизни был в них… а теперь убей их…
    Габриэль качает головой, Каллисто говорит, что её очередь спрашивать:
    - Когда я зарубила твоего мужа, он долго умирал?
    Каллисто расхохоталась, Габриэль уходит от костра. Возвращается Зена и рассказывает, что нашла подходящее место для схватки с Велаской. Зена спрашивает, что с Габриэль? Каллисто: «Мы играли, и ей не понравилось». Каллисто спрашивает, не обижается ли Зена на её предательство? Зена говорит, что оно было предсказуемо. У реки, рассказывает она, есть каньон, а там руины и река лавы, подвесной мост над ущельем. Надо будет сбросить туда Веласку. Каллисто напоминает про амброзию, но Зена говорит, что не забыла об этом. Каллисто: «У нас есть отличная приманка – твоя бесценная Габриэль». – «Я знаю.»
    Веласка уже выбралась из камней. «В прошлый раз ты обхитрила меня, Габриэль, но я богиня!». Она превращается в смерч.
    Каллисто, Габриэль и Зена на месте. План таков: спрятаться и выставить Габриэль вперёд, а потом загнать Веласку на подвесной мост. Габриэль считает, что тут всё и закончится. Каллисто напоминает: «Останусь я, и у меня будет амброзия. Я тебя знаю, Зена, ты придумала что-то на этот случай». – «Я хочу сначала разобраться с Велаской и остаться живой». – «Говори за себя. Меня жизнь не волнует».
    Появляется Веласка-смерч. Зена и Каллисто сидят за поваленной колонной, им смерч не вредит, а Габриэль ветром затаскивает всё ближе к воронке. Габриэль хватается за песок, потом за корягу. Зена и Габриэль кричат друг другу. Зена выходит из убежища, цепляется за молодое деревцо, оно обламывается, оставляя палку в руках Зены. Она цепляется за ту же корягу, что и Габриэль. Габби уже держится за Зену, их тянет к смерчу. Зена подставляет палку, так что их с Габриэль в обнимку перебрасывает на ту сторону смерча, под укрытие руин (как прыжок с шестом). Смерч утихает, наступает затишье. Голос Веласки: «Габриэль! Ты хотела стать королевой… но тебе не удастся!» Небольшой взрыв происходит там, где мгновения назад сидели Зена и Габриэль, предусмотрительно прыгнувшие вперёд. Их преследуют взрывы. Каллисто наблюдает за всем этим как за интересным зрелищем. Наконец она выходит: «Где та река лавы?» – «За руинами». – «Мне не терпится сбросить тебя туда», - это уже Веласке. Каллисто говорит Зене, что в качестве приманки нужна Габриэль: Веласка последует за ней, а она, Каллисто, ударит в спину. «Пожелай мне удачи… хотя бы раз. Когда мы вернёмся, я буду богиней!» Габриэль говорит Зене, что Каллисто права, и нужна приманка. Зена не собирается жертвовать Габриэль, говорит, что надо загнать на мост обеих – Веласку и Каллисто, и они так увлекутся дракой, что не заметят, как она перережет верёвки.
    Но так случается, что на мост всё равно первой попадает Габриэль. Зену, вставшую на пути Веласки, отшвыривает молнией на противоположную сторону расселины. Зена цепляется за камни и пытается влезть наверх. Габриэль перед Велаской бессильна. Веласка торжествует: «Ну вот мы и встретились лицом к лицу. Ты боишься меня?» – «Да. Я не хочу умирать.» – «Я не хочу тебя убивать… Я убью тебя, но я уважаю тебя за ту услугу, которую ты мне оказала. Амазонки выдохлись, они мне не нужны. Я буду править целым миром, а тебе пора умереть». Веласка направляет на неё палец, чтобы швырнуть молнию, но передумывает: «Богине слишком просто убить смертную. Я сделаю всё по старинке», - она заносит кинжал, - «Передай Аиду, что я скоро зайду к нему». Каллисто кидается на Веласку, срезает у неё с пояса мешочек с амброзией. Габриэль подбирает его. Веласка отпинывает Габриэль, та хватается за веревку моста и висит там. Каллисто, откинув Веласку, подбирается к Габриэль: «Отдай!». Зена кричит, чтобы Габриэль отдала амброзию. Габриэль так и делает. Каллисто ест кусочек и становится богиней. Они с Велаской кидают друг в друга затяжные молнии, равные по силе, и поэтому сталкивающиеся на середине, не причиняя вреда. Зена кричит: «Держись, Габриэль», но Габби уже еле держится. Зена выбирается из расселины и обвязывает себя верёвкой. Габриэль кричит, что больше не может держаться, и пусть Зена режет верёвки. Зена кидает Шакрам, перерезая одну из верёвок. Веласка и Каллисто, потеряв равновесие, падают вниз. Руки Габриэль разжимаются, но прыгнувшая Зена успевает её схватить её.
    Они выбираются на «берег». Зена:
    - Без моста нам придётся обходить, но теперь нам некуда торопиться.
    - Это надолго их задержит?
    - Надеюсь, навечно.
    - Ты веришь, что Каллисто раскается?
    - Нет.
    - А я – да. Без этого я не смогу просить её, а без этого – не могу жить. Прощай, Каллисто…
    Лица Веласки и Каллисто на фоне лавовой реки.

    0

    37

    2-15: A Day In The Life - День из жизни
    Сцена I «Пробуждение»
    Утро. Поляна. Подруги мирно спят. Появляются солдаты, один из них заносит меч над Зеной, та просыпается и начинает драть задницы. Троим удается окружить Габриель, Зена вырубает их сковородкой, используя ее как шакрам. Сковородка безнадежно испорчена.
    - Зена, это была наша единственная сковородка! Зачем ты это сделала? У тебя же есть оружие, разве нет?
    - Я люблю быть изобретательной в бою. Это заставляет течь мои соки. – Воительница совершенно не чувствует себя виноватой.
    - Можем ли мы готовить с твоими соками? – Габриель в ярости.
    Парень из нападавших, которому Зена перекрыла кровоток, рассказывает, что солдат послал головорез Загреас. Он планирует ограбить деревню Пидмонт недалеко отсюда и не хочет чтобы Зена ему в этом мешала. На лице Зены появляется знакомое упрямое выражение, теперь дальнейшее предрешено – они идут в Пидмонт.

    Сцена II «Поиск своего пути»
    Лес. Перекресток. Габриель укоряет воительницу в том, что она не спросила у того солдата путь - они не знают куда идти. Зена отвечает, что бард тоже была там, сама могла спросить. Из леса выбегает мужчина, он узнает Королеву воинов.
    - Моя деревня в большой опасности, ты можешь помочь нам? – восторженно смотрит на Зену парень.
    - Загреас пришел и за вашей деревней?
    - Нет, не Загреас. Великан хотел, чтобы мы заплатили ему деньги за защиту, но у нас не было такой суммы. Тогда он сказал, что придет сегодня и растопчет нашу деревню, Лорел.

    Сцена III «Принятие решений»
    Пока Габри рассуждает о том, как сделать выбор между двумя деревнями, нуждающимися в помощи, Зена подкидывает монетку: - Орел. Мы беремся за гиганта.
    - Конечно, всегда есть другой путь, - ехидно улыбается бард. – Эй, Говард, в твоей деревне есть магазин, где можно купить сковородку?
    - Я на самом деле не хочу слышать об этом весь день, - возмущается Зена.
    - Ладно, проехали. Полагаю, сырое мясо тебя не убьет,– огрызается Габриель.

    Сцена IV «Путешествуя»
    Лес. Тропинка. Говард идет впереди, показывая дорогу к своей деревне, и периодически оглядывается на Зену. Подруги играют в игру.
    - Мужчина или женщина? – спрашивает Зену Габриель.
    - Мужчина.
    - Живой? Мертвый?
    - Ооочень мертвый.
    - Убитый некой Королевой воинов?
    - Да.
    - Это облегчает задачу. Немного… Атиминий?
    - Нет.
    Внезапно бард замахивается на Зену шестом, та останавливает его у самого лица.
    - Я почти достала тебя в этот раз, да?
    - Нет, не достала.
    - О чем ты говоришь? Я была вот настолько близко! – она показывает пальцами насколько.
    - Ты была так близко, потому что я позволила.
    - Посмотрим, – многозначительно улыбается Габри и отступает.
    Зена расспрашивает Говарда о гиганте. Тот говорит, что никогда не видел его, но слышал, что соседнюю деревню тот уже разрушил. Раздаются звуки урчащего живота.
    - Я не завтракала, понятно? – разводит руками воительница, - Говард, поблизости есть ручей?
    - Рыба – это хорошо. Знаешь, как раз сейчас нам бы очень пригодилась сковородка… - поддевает бард.
    - Хватит, Габриель, – не очень доброжелательно останавливает ее Зена.

    Сцена V
    Озеро. Зена стоит в озере по колено в воде, Габриель и Говард сидят на берегу.
    - Ты военачальник или дворянин?
    - Военачальник.
    Габриель задумывается. Зена наклоняется над водой, выслушивая рыбу. (именно выслушивая, а не высматривая)
    - Разве ей не нужна удочка? – удивляется Говард.
    - Это слишком просто для нее. (Зене) Дагнин?
    - Нет. Чего тебе хочется, Говард - форель или окуня?
    - Форель.
    - А я хочу семгу, – улыбается Габри.
    - Не та часть Греции, не тот сезон, не тот… - начинает объяснять Зена.
    - Ладно, – перебивает ее бард, - как насчет угря?
    - Угорь, опять… – чертыхается воительница и замечает на другом берегу следы от военных повозок. – Похоже, что армия Загреаса недавно пересекала этот ручей.
    - Как жалко, что эту маленькую деревню разграбят.
    - Я не допущу этого, Габриель.
    - Зена, ты не сможешь быть в двух местах одновременно!
    - Мне и не нужно, - отвечает Зена. Молниеносным движением руки она ловит угря и бросает в подругу.
    - Смешно, - отряхивается Габриель.
    - Габриель, Зена задумывалась когда-нибудь о том, чтобы… осесть, выйти замуж? – спрашивает Говард.
    - Нет. Я думаю, ей нравится, то что она делает. Оседлая жизнь не для Зены.
    - Возможно, она просто не встретила правильного парня.
    Габри отсылает Говарда собрать дров для костра. Зена выходит из воды и садится рядом.
    - Еще один влюбился в тебя.
    - Опять? Почему это все время происходит?
    - Голубые глаза, кожа… Некоторые парни просто любят кожу.
    - Я подумываю о том, чтобы сменить гардероб. Или перестать мыться и носить вонючую волчью шкуру. Это их отпугнет.
    - Конечно. Только тогда тебе придется путешествовать одной.
    Говард протягивает Зене букет лесных цветов. Не зная, как реагировать, Зена принимает их и ретируется. Парень в восторге, Габри все это совершенно не нравится.

    Сцена VI.
    Габриель отпиливает шакрамом голову угря. Зена, увидев это, приходит в ярость.
    - Великолепно! Теперь он будет пахнуть рыбой!!
    - А что я должна была использовать? Наш единственный хороший нож ты на прошлой неделе кинула в воина! Думаю, он до сих пор торчит из его бедра.
    - Я отмою его для тебя, - встревает Говард, Зена отталкивает его и говорит, что для него есть другая работа. Он должен доставить Загреасу весточку от нее.
    - Скажи ему, пусть ни о чем не волнуется. Я не стану на его пути, если он не станет на моем.

    Сцена VII « Зов природы»
    Габриель рассказывает вслух свою историю о вакханках, затем достает свиток чтобы записать ее. У свитка оторван кусок. В это время из кустов выходит Зена.
    - Ты использовала мои свитки??
    - Не горячись, в лесу не нашлось хороших листьев. Я использовала кусочек, на котором было мало текста!
    От гнева барда воительницу спасают шаги великана, послышавшиеся из леса.

    Сцена VIII «Giving Directions»
    Габриель пишет на знаке «Лорел».
    - Надеюсь, я написала правильно.
    - Какая разница? Великаны не умеют читать.
    - С чего ты решила, что он пойдет этим путем? Я не слышала его уже несколько минут. Может он пошел другой дорогой.
    - Тут рядом кладбище гигантов. Я подумала, что он захочет остановиться там по пути. – Зена нервничает и торопит Габриель.

    Сцена IХ
    - Волосы светлые или темные?
    - Темные.
    - Толстый?
    - Нет.
    Подруги подходят к деревне, которая выглядит совершенно безлюдной. Появляется Минья. Она узнает Зену и приходит в восторг от знакомства. Оказывается, она большая поклонница Королевы воинов. Женщина объясняет, что все жители ушли, осталась только она и ее парень, Говард.
    - Я готова сделать все, что ты попросишь, – обращается она к Зена, - Я сильна как бык и умею читать – это очень редкое сочетание в этих местах. Итак, какой у тебя план?
    - Еще не знаю. Это нужно обдумать.
    - Что я могу сделать, чтобы помочь тебе сконцентрироваться?
    Зена загадочно улыбается.

    Сцена Х
    Зена и Габриель сидят в корыте с водой, трут друг другу спинку.
    - Мизентий?
    - Нет.
    - Кто же это? Нет, не говори. Что будем делать с гигантом? – Габриель предлагает повторить план с зеркалами, как с Голиафом. Зена не хочет повторяться. Но план ведь сработал, убеждает бард, не обязательно каждый раз изобретать что-то новое. Подходит Минья, спрашивает про план. Габриель, перебивая воительницу, просит женщину собрать все зеркала в деревне.
    - Зеркала – часть плана? – переспрашивает Зену Минья.
    - Да, для начала, – неохотно отвечает она.
    Габриель недовольно качает головой.
    - Что?
    - Ты сказала «для начала», – упрекает бард.
    - Ну и?
    - Ты не собираешься повторить этот план, так?
    - Что?!
    - Ты знаешь что! Мы готовим замечательный план, а потом ты меняешь его в последнюю минуту!
    - Ты должна быть гибкой. Такая работа, – защищается Зена, шаря руками по дну в поисках мыла. - Ты сидишь на мыле?
    - А я гадала что это…

    Сцена ХI
    Минья расставляет зеркала, появляется Говард.
    - Говард, Зена здесь! Правда она потрясающая? Такая сильная, такая уверенная, такая смелая, такая…
    - …красивая, - вздыхает Говард. Он рассказывает, что доставил весточку Зеагреасу. Воин конечно же не поверил и решил отложить атаку на Пидмонт до выяснения ситуации – как Зена и предсказывала. Зена посылает его обратно, сказать Загреасу, чтобы тот делал все, что хочет, но держался подальше от этой деревни. Убегая, Говард не попрощался с Миньей, которая начинает подозревать о его чувствах к воительнице. Появляется Габриель.
    - Одному из нас придется поговорить с Говардом, когда он вернется, - шепчет ей Зена и уходит, не заметив сковородку в руках подруги.
    - Минья, это твоя сковородка? Хочешь меняться? – предлагает Габриель.

    Сцена ХII "Practice Makes Perfect"
    Зена медитирует в сарае. Подкрадывается Габриель, но ей не удается застать подругу врасплох.
    - Зентерий.
    - Нет.
    - Кто-то, кого ты убила до нашего знакомства?
    - Нет.
    - Ладно, кто?
    - Теодор.
    - Теодор? Зена, его убила Каллисто!
    - Да, но в это время она была в моем теле, - улыбается та.
    На улице слышится звук удара и крик. Выбежав, они видят Минью с Зениным кнутом, которым она ударилась. Выясняется, что Габри поменяла кнут на сковородку за то, что Зена воспользовалась ее свитком. Зена не согласна, она хочет вернуть свое оружие назад.
    - Нет! Он принадлежит мне. У тебя проблемы с пониманием этого, да? Кнут мой, сковородка твоя. Говард мой! Она – твоя, - кивает на Габриель Минья.
    Злая Зена приказывает перенести все зеркала на север деревни и уезжает на разведку.

    Сцена ХIII.
    Дорога. Зена встречает бегущего Говарда. Загреас двигается в этом направлении. Этого Зена и ожидала, относительно него у воительницы есть планы. На дороге виден отпечаток огромной ноги. По размеру Зена определяет, что это, должно быть, Гарет.
    - Кто такой Гарет?
    - Самый большой и подлый великан, когда-либо ступавший по земле, - Зеная явно встревожена открытием. Когда-то Гарет убил друга Зены великана Голиафа.

    Сцена ХIV
    Минья читает один из свитков Габриель.
    - … и благодаря Зена вакханки снова стали красивыми женщинами. Неплохо. А ты пишешь о том, как Зена крадет чудих парней или всегда пропускаешь эту часть?
    Габриель возражает, что Зена не станет уводить чьего бы то ни было парня (уж кому как ни ей об этом знать :). Появляется Говард и говорит Минье о своих чувствах к Зене. Входи Зена.
    - Зена, нас нужно поговорить о Говарде, - подходит бард.
    - Великан это Гарет. У нас мало времени. План с зеркалами не сработает, - перебивает ее Зена, - С запада идут грозовые облака, не будет солнечного света, чтобы отразить.
    - Что же нам делать?
    - Зевс убивал великанов молниями.
    - Откуда же мы возьмем молнии? (детектор сарказма зашкаливает)

    Сцена ХV «Пробы и ошибки»
    Зена соорудила воздушного змея и с помощи железной пряжки, закрепленной на нем, собирается получить молнию. Проблема только в том, что змей никак не хочет подниматься в воздух. Наблюдая за неудачами Зена, Минья издевается, Говард хихикает. Даже Габриель не верит в успех. В конце концов Зене удается запустить змея. Она оставляет Габри присматривать за ним, а сама уходит вразумлять с Говарда.

    Сцена ХVI
    Говард в конюшне расчесывает Арго.
    - Говард, Минья хорошая женщина, она любит тебя. Тебе повезло. А со мной у тебя ни больше шансов, чем у снега в тартаре. Понятно?
    - Думаю, ты отрицаешь свои чувства, Зена. Но я могу быть терпеливым.
    Зато у Зены терпение на исходе. Габриель снова пытается напасть на Зену и снова промахивается, с криком падая на землю.
    - Знаешь, я бы достала тебя в этот раз, если бы не мой боевой клич.
    - Точно. Твоя очередь говорить Говардом.
    - Точно. Твоя летающая штука застряла на дереве.

    Сцена ХVII
    - Моя любовь к Зене вечна! – кричит Говард вслед выходящей из конюшни Габриель. В это время Зена о чем-то говорит с Миньей, та уходит.
    - Что ты ей сказала?
    - Дала парочку советов насчет мужчин. Но не знаю, слушала ли она меня. Она мне не доверяет, знаешь ли. А как дела с Говардом?
    - Паршиво. Может тебе стоит немножко поколотить его.
    - А вдруг ему это понравится? :) Знаешь, если это сработает, я смогу вернуть долг старому другу.
    - Голиафу?
    - Да. Я всегда жалела о его смерти.
    Неподалеку слышатся звуки борьбы, крики, земля трясется – это великан наткнулся на армию Загреаса. Гарет любит топтать армии, отмечает Зена улыбаясь. Говард восхищается ее гениальным планом.
    - Все твои планы срабатывают так хорошо?
    - Надеюсь. Ведь покончив, Гарет придет за нами.

    Сцена ХVIII «В ожидании Гарета»
    Габриель крутит шест, Зена развлекается метанием шакрама, Говард наблюдает за ней. Кажется всем скучено, кроме него, скучно.
    - Что его так задержало? – недоумевает Габриель.
    - Он только что растоптал целую армию. Отдыхает, наверно, – отвечает Зена, в очередной раз метая шакрам.
    Из леса выбегает помятый воин с криком «Зена!».
    - Привет, Загреас. Плохой день?
    - Ты подставила меня, Зена! Великан уничтожил всю мою армию, это не честно! Я просто пытаюсь жить. Как и все мы, военачальники. Немного грабежа, немного насилия. Ты жила так же, Зена. Но потом изменилась и теперь срываешь наши планы. Я здесь, чтобы положить этому конец! Только один из нас уйдет отсюда живым!
    Из-за угла появляется Минья в новом костюме – из кожи, в подражание костюму Зены. Она вырубает Загреаса. Впечатленный Говард тут же забывает Зену и флиртует с Миньей, вдвоем они убегают, хихикая. Слышатся шаги Гарета, Зена выходит ему навстречу. Начинается гроза, воздушный змей (закрепленный Зеной на спине великана) привлекает электрический разряд, убивая им гиганта.

    Сцена ХIX «Засыпая»
    Вечер. Лагерь. Зена и Габри лежат, смотря на звезды. Одно из созвездий напомнила Зене ковш, а бард говорит, что это медведь: - Смотри, это тело, маленькие ушки, хвостик, - объяснят она и внезапно ударяет Зену шестом по носу. Габри шоке от того, что Зена не смогла остановить удар.
    - Зена? Ох, извини! Ты в порядке? Никогда… не думала, что на самом деле смогу ударить тебя...
    - Выживу. Давай спать, ладно? – воительница переворачивается на бок. Прежде чем лечь, Габри чмокает ее в висок.
    - Ты позволила мне ударить себя, да? - спрашивает через какое-то время бард.
    - Нет, ты застала меня врасплох.
    - Вовсе нет, ты просто позволила мне это, потому что чувствовала себя виноватой!
    - Ложись спать, - отмахивается Зена.
    - Ладно. Но я точно знаю, что ты позволила мне ударить себя, - ворчит Габри.

    0

    38

    2-16: For Him The Bell Tolls - По ком звонит колокол
    Зена и Габриэль выезжают на Арго из лесу в поле. Зена говорит, что им надо разделиться тут: король Лайнус попросил её уже завтра быть у него, и ей придётся выжать из Арго все соки, чтобы добраться вовремя. Габриэль говорит, что если пойдёт следом, то опоздает всего на день. Зена советует ей передохнуть пару деньков, а потом они опять встретятся. Может, за это время Габриэль сама кому поможет. Зена уверена, что Габриэль одна! Зена уезжает. Габриэль остаётся, она немного обижена словами Зены.
    Джоксер на лесной поляне рубит мечом воздух: «Ты сам напросился! Пеняй на себя. Но сначала – мой коронный прыжок». Он издаёт клич и пробует прыгнуть, как Зена, но падает на землю всем прикладом. Габриэль находит его в таком положении.
    - Джоксер, ты цел?
    - Да. Тихо! (прикладывает ухо обратно к земле). Я слушаю, не идут ли великаны… и они не идут.
    Габриэль говорит, что это хорошо, что «великаны не идут». Джоксер спрашивает: «где Зена?» Габриэль отвечает, что Зена поехала геройствовать одна. Джоксер радуется: Габриэль – спутница без героя, а он – герой без спутницы… Он называет себя величайшим героем, Джоксером Могучим и т.д. Они вдвоём идут по дороге. Джоксер спрашивает, что бы сделала Зена в такой ситуации? – «В какой ситуации?» – «В ситуации ходьбы». Габриэль плетет ему с три короба, что Зена стала бы прикрывать тыл, потому что бандиты любят нападать сзади. Джоксер с готовностью отбегает назад: «Твой тыл в безопасности!»
    Афродита и Купидон в её храме. Афродита укоряет сына за то, что он содействует любви Сарпидона и Илиандры, а свадьба повлечёт соединение королевств, и тогда короли точно разрушат её храмы, как давно собирались. Купидон предлагает плюнуть на храмы. Афродита собирается помешать возлюбленным: устроить им приступ ревности или что-нибудь в этом роде. Купидон понимает её план: она приведёт какого-нибудь героя, Тезея или Персея, принцесса влюбится, и Афродита будет ими управлять. Афродита обещает показать, как сильна богиня любви и предлагает: пусть Купидон сам выберет кого угодно в качестве героя.
    Джоксер пятится по тропинке с выставленным мечом: «Никто не подкрадётся сзади, если идти задом наперёд». Афродита материализуется на тропе позади него: «Красавец! Громила! Мне нужен герой…» Она водит колокольчиком перед лицом Джоксера, заколдовывая воителя. Афродита просит отнести колокольчик принцессе Илиандре: мол, это свадебный подарок, и его надо передать лично. Джоксер догадывается, что перед ним - Афродита, и спешит выполнить её просьбу, заверяя, что всё будет исполнено.
    Габриэль выходит на поляну, где на группу девушек нападают бандиты. Габриэль суется туда с шестом, ударила одного-другого, потом шест у неё из рук выбили и саму Габриэль уронили на землю. Незримая Афродита наблюдает, сидя на поваленном дереве. Появляется Джоксер. Афродита она звонит в колокольчик. Джоксер он снимает с себя дурацкий шлем и броню, оставаясь рыцарем прекрасного образа: рубашка с широкими рукавами, кожаная безрукавка, ну и штаны. Он выполняет сальто, («За победу!») вклиниваясь в самую гущу, размахивает мечом, кидает Габриэль её шест, спасает девушек. Габриэль ошарашено за этим наблюдает, Афродита смеётся. Спасенные девушки тоже радостно смеются: «Он такой сильный!» – «мой меч к вашим услугам», - Джоксер подбрасывает меч, который потом падает прямо в ножны. Девушки в восторге: «Вы видели, какой у него меч?!…»
    Джоксер говорит дамам, что рад встрече, но он пришёл за самой лучшей – принцессой Илиандрой. Принцесса называет себя. Джоксер дарит ей колокольчик и делает комплименты: её кожа как сливки отражает золотой блеск колокольчика и т.п. Принцесса, надевая через голову колокольчик на ленточке, звякает им, и Джоксер снова становится самим собой. Принцесса же очарована: «Скажи ещё что-нибудь про сливки…» Джоксер отходит в сторону (там на заднем не поладил с деревом: нагнувшись и потом поднявшись, стукнулся о ветку). Принцесса благодарит Габриэль, говорит, что не знала, что идти одной так опасно, и просит проводить её к жениху. Габриэль соглашается. Джоксер подходит к ним. Габриэль сообщает ему, что это он спас принцессу. Джоксер начинает вдохновенно рассказывать о своём подвиге: «Их было двадцать… или больше… или меньше… но я разорвал их на части, когда увидел, что вам нужна помощь. У них были луки… или катапульты?… или колесницы?… да, а твоя кожа напоминает мне сливки на грани свертывания – тогда они вкуснее всего…».
    Короли Лайнус и Барнус у макета местности обсуждают будущее объединение: «Ничто так не объединяет, как свадьба! За мир в королевствах!» и т.п. С другой стороны макета стоят незримые для них Афродита и Купидон. Барнус предлагает избавиться от замшелых храмов, потому что один из них закрывает ему вид на реку. (Афродита в шоке: «Замшелых?! И кому нужна река, когда есть я? Скажи ему, Лайнус!») Но Лайнус соглашается, сбрасывает с макета второй храм: «Он мне никогда не нравился»
    Служанка приходит с докладом, но Лайнус отвечает, что уже знает всё, что она хочет сказать: его шпионы лучше, чем у Барнуса, и он уже знает, что принцесса сбежала к принцу. «Тем лучше: не надо разоряться на банкет…» Но служанка говорит, что принцесса обнималась с другим – с мужчиной по имени Джоксер. Короли ссорятся: не позволю сыну выйти за шлюху - да кого ты называешь шлюхой и т.п. Афродита торжествует: «Похоть против любви!», добавляет, что путь теперь Купидон разбирается сам. Мановением руки она возвращает храмы на макет.
    Илиандру успешно довели до принца. Принцесса называет своего возлюбленного самым нежным, принц добавляет, что он ещё и самый везучий (целует принцессу). Илиандра представляет ему своих друзей: «Габриэль и Джоксер» (не сразу вспомнила его имя). Джоксер ворчит, намекая на принца: «И чего есть у него, чего нет у меня?» – «Принцесса Илиандра, например. Мышцы…» – начинает перечислять Габриэль. Принц Сарпидон благодарит Джоксера и Габриэль за то, что проводили принцессу. Джоксер вздыхает, глядя на счастливого Сарпидона: «Хоть бы раз так повезло…»
    Джоксер и Габриэль возвращаются по лесной тропинке. «Ты говоришь, я дрался и победил?» – «Может, ты ударился головой и забыл?» – «Нет, это ярость ослепила меня…», Джоксер вдохновенно врет: во время боя мозг отключается и в дело вступает ярость. Афродита на обочине манит пальчиком Джоксера: «Ты разочаровал меня. Я думала, ты проводишь их домой.» – «Ты говоришь, Илиандре и Сарпидону нужна помощь?» Афродита звонит в колокольчик, Джоксер ей, галантно: «Твоя красота вдохновляет на подвиги», спешит обратно. Афродита сама себе: «Я хороша. А когда плоха – ещё лучше!»
    Илиандра признается своему возлюбленному, что она счастлива с ним и не хочет никуда уходить. Сарпидон предлагает пожениться прямо здесь (на поляне возле реки): боги их поддержат. Илиандра напоминает, что нужен священник. К этому времени они приближаются к берегу реки, где стоит алтарь, и рядом какой-то служитель. Сарпидон говорит, что, может, Вемидор подойдёт. Прибегает Джоксер и впаривает Илиандре: «Твои глаза полны страсти, а губы – экстаза…». Принц перехватывает Илиандру и говорит, что долго ждал этого момента. Прибегает Габриэль, Джоксеру: «Вот ты где!». Принц продолжает: «Я говорю от всей души: я люблю тебя.» - «Я тоже… но не тебя», отталкивая принца, Илиандра присасывается к Джоксеру.
    Принц в шоке: «Илиандра, что это значит?». Джоксер: «Я лишь взглянул в страстные глаза моей леди и сделал выбор». Оба достают мечи. Габриэль хочет вмешаться, но Джоксер не позволяет: «Мужчина должен выполнить свой долг!» – «Ты не отнимешь мою Илиандру!» - угрожает принц. Сарпидон и Джоксер сражаются на мечах (которые больше похожи на шпаги), Джоксер приставляет клинок к груди Сарпидона. Тот срывает колокольчик с Илиандры: «Твой подарок?» – «Мой. Недостойная мелочь для красоты Илиандры», - подтверждает Джоксер. Сарпидон кидает колокольчик Джоксеру, он при этом звякнул. Джоксер становится собой и испугано орет: «Габби!!!», не понимает, что происходит. Он кидает колокольчик Сарпидону (с тем же эффектом: звякнувший колокольчик – могучий Джоксер) вновь красиво сражается,. Наконец, Джоксер заполучил оба меча: «Ступай домой, принц. Твоя беда в том, что ты полюбил не ту».
    Купидон упрекает Афродиту в том, что она расстроила очередную идеальную свадьбу. Она отвечает, что в любви есть и ревность, а «без мишуры, любовь – лишь игра гормонов».
    Габриэль идёт по дороге между Джоксером и Илиандной, не пуская их друг к другу. Илиандре: «Я верну тебя к любимому». – «Не надо! Мой любимый со мной!» «Сердце не остановишь, это сильная мышца!» - глаголет Джоксер. Илиандра ему: «Я хочу слиться с тобой». – «Прогоним её?» (о Габриэль). Габриэль, скептично: «Какой ужас».
    Сарпидон объясняет отцу, что Джоксер дрался даже лучше, чем он сам, но дрался страстно, а значит, это был не наёмник Лайнуса. Илиандра ушла с ним по доброй воле, и Спрпидон не намерен мешать. Когда Сарпидон уходит, король велит созвать воинов, но не для того, чтобы мстить Лайнусу, а чтобы найти одного человека – Джоксера…
    Вечерний привал в пещере. Габриэль говорит, что Илиандра любит не того Джоксера, которого видит перед собой. Джоксер отнекивается: мол, есть только один Джоксер Могучий! Габриэль догадывается, что всё происходящее связано с колокольчиком: он звенит – и Джоксер меняется. Джоксер и Илиандра мало её слушают, а лезут целоваться. Габриэль: «Может, вас водой облить? Глупо…» Она поливает из бурдюка целующихся, но Джоксер, мокрый герой, только стряхивает с волос воду. Габриэль: «Прекратите». Джоксер – Илиандре: «Иди ко мне…». Габриэль снова поливает их: «Господи! Ну хватит! Довольно!… долгая будет ночка. Кошмар!»
    Утро. Габриэль палочкой помешивает остывшие угли костра: «Ужас…». Все трое слышат голоса снаружи: «Мы найдём их!». Габриэль догадывается, кого ищут, и предлагает найти другой выход из пещеры и уйти по-тихому. Илиандра считает, что это король Лайнус узнал, что она отменила свадьбу и послал за ней людей. Джоксер собирается выйти против них всех в одиночку. Илиандра, фанатично: «Любовь не умрёт!» – «Но он умереть может!» - заканчивает фразу Габриэль.
    Джоксер выходит на холм перед армией: «Не ищите! Джоксер – это я!» – «Внимание, он опасен.. вперед…» – доносится приказ. Джоксер геройствует: «Ваша судьба на кончике моего меча!». Габриэль и Илиандра бегут к нему. Колокольчик на шее принцессы звенит, и Джоксер видит перед собой происходящее: «Солдаты?!», падает в обморок. Габриэль кидается к нему. Их быстро окружают: «Отведите их в Ампос. Их казнят за предательство». Илиандра пробует заступиться: «Они мои друзья!» – «Скажи спасибо, что я не собираюсь казнить тебя, Илиандра!»
    Илиандра едет по улице на лошади рядом с отцом принца и пробует ему объяснить: «Это ошибка…» – «Твоя.» – «Я люблю твоего сына!» – «Ты предала его, а полюбила этого Джоксера.»
    В темнице Джоксер прикован за руки, а Габриэль свободна в передвижении по камере. Джоксер: «Слышишь, Габриэль? Она меня любит!» – «Она любит не тебя, а другого Джоксера, который её освободил и увёл из-под венца». – «Мне нравится быть воином!» – «Тебя меняет любой колокольчик! Тебя как заколдовали! С тобой ничего необычного не происходило сегодня?» – «Ну, я проснулся, позавтракал, встретился с тобой. Потом пошёл прикрывать тыл, встретился с Афродитой, спас Илиандру…» – «Встретился с Афродитой?!» – «Горячая штучка…» – «Это всё объясняет. Она хочет разлучить Илиандру и Сарпидона и использует тебя». – «Тогда найди колокольчик и позвони». Габриэль, проламывающая стену, отказывает ему. Джоксер: «Я разочарован. Ты завидуешь! Ты так хочешь быть героем сама, что не даёшь мне шанса!». Очередная перебранка по поводу того, кто спутник, а кто герой. Габриэль вылезает через отверстие в стене. Джоксер поёт хвалы себе любимому.
    Король Барнус ходит по ковру: «Что слышно об Илиандре? Где Сарпидон?», велит приготовить ему коня.
    Габирэль в храме Афродиты, зовёт её. Габриэль пятится задом, случайно роняя вазу. Материализовашася Афродита подхватывает падающую вазу: «Как можно быть такой неуклюжей? Это же античная ваза!». Габриэль глазам своим не верит, что видит Афродиту. Богиня узнает сказительницу: «Та зануда, которая вьётся вокруг моего Джоксера?» – «…Габриэль.» – «Ты должна его расколдовать!» – «У меня есть причины разлучить Сарпидона и Илиандру. Ты прямо как Купидон». Купидон не замедляет появиться. «Купидон?!» - восклицает Габриэль. Сын Афродиты осведомляется: «Как тебя зовут?» – «Габриэль»… Сказительница хочет переубедить Афродиту. Купидон: «Когда богиня любви начинает творить гадости, её не уговоришь». Габриэль: «Даже если погибнет невинный человек?» - «Невинных людей нет, - отвечает Афродита. – Ну, может быть, ты. Если я расколдую Джоксера, то про меня скажут, что я поддалась давлению Смертной!» Афродита уходит. Габриэль – Купидону: «Если я заставлю её расколдовать Джоксера, ты сможешь сделать всё как было?» Купидон отвечает утвердительно, Габриэль спешит к выходу: «Приготовь свои стрелы!»
    Джоксера тащат на площадь. «Куда вы меня ведёте?!» - возмущается он. Сарпидон: «Как ты мог, Джоксер, увести мою возлюбленную?» - «Я не хотел…» – «Вы, герои, всегда так говорите. Вам всегда достаётся всё самое лучшее. В чём твой секрет?» – «Диета, зарядка… хотя иногда у меня бывают запоры…» Джоксера признают виновным, кара за совершенное им это – публичная казнь, причем немедленно. Его кладут головой на пенёк. Джоксер: «Габриэль, где ты?!…» Илиандра - принцу: «Умоляю, остановите! Я не любила Джоксера! Я люблю только тебя!» – «Ты сделаешь всё, чтобы спасти его». Джоксер говорит, что у него последняя просьба: послушать звук колокола. Ему отказывают. Палач уже примеривает топор. Габриэль прибегает, встаёт на краю толпы, соображая, что делать. Джоксер тянет время: «Стойте! Жаль, что я могу отдать лишь одну жизнь за то… за что я её отдаю…» Габирэль подбирает камень, хочет кинуть его в колокол, но колокол загораживает то повозка, то голова ребёнка. Изловчившись, она кидает камень, тот рикошетит по стенам и ударяет в колокол. Джоксер веревки на руках подставляет под замах секиры палача, освобождается. Палачу: «У тебя прицел сбился. Тренироваться надо…». Джоксер начитает сражаться, на ходу успевает выпить и взять у подружки принцессы носовой платочек: «Для вдхоновения». Принц говорит Илиандре, что он её всё ещё любит и готов умереть за неё. Она: «Отойди, ты его заслоняешь», - радостно наблюдает за подвигами Джоксера. Приходит отец Сарпидона: «Что тут творится?» – «Смотри сам». Отец Сарпидона нападает на Джоксера. Воитель с лёгкостью принимает вызов: «Рад встретиться с сильнейшим бойцом королевства, только боюсь испортить вашу репутацию»… через некоторое время: «ты успешно отражаешь парируешь удары моей левой руки… но я ведь правша!» На Джоксера нападают ещё двое, он сражается с троими одновременно. Габриэль советует Джоксеру идти сражаться в храм. Джоксер мимоходом смачно целует её, она обалдела, растаяла, потом сама себя нахлестала по щекам: «Кошмар!». В храме драка продолжается соответственно с погромом мебели. Афродита вне себя: «Прекратите! Тут вам не ринг!» Габриэль уговаривает её расколдовать Джоксера, но Афродита не сдаётся, с ужасом наблюдая, как падают на пол свечи, вазы… Габриэль угрожает, что в таком случае она пройдётся с Джоксером по всем её храмам. Джоксер в это время повисает на веревке от колокола, колокол от этого непрерывно звонит, Джоксер то храбрый, то, мягко говоря, не очень храбрый. Габриэль – Афродите: «Ты богиня любви! Любовь нежна и добра, а не жестока и коварна!» – «Что ты знаешь о любви?!» Купидон поддакивает, что может, Габриэль-то знает побольше её. Афродита расколдовывает Джоксера: «Ну вот, он снова идиот». Джоксер падает на пол, колокол – сверху, Джоксер успевает откатиться в сторону.
    Принц и принцесса благодарят Габриэль: «Спасибо за всё!» – «Я не герой, я всего лишь умелая спутница». Появляется Джоксер, влюблённые быстренько сматываются. «Они меня боятся» – «Ну-у…» - «Нет, не боятся. <…> Я не герой, даже не спутник. Возвращайся к Зене. Я не знаю, зачем я вам… зачем я вообще решил стать воином».
    Джоксер во всей своей броне сидит на камне. Зена ведёт Арго в поводу.
    - Привет, Джоксер.
    - Привет, Зена. Пришла посмеяться? Я посмешище.
    - Габриэль мне всё рассказала. Ты вел себя храбро.
    - Это был не я…
    - Боги дают то, что есть внутри нас. Афродита знала, что делала. Может быть, ты не самый лучший боец, но у тебя львиное сердце.
    - Ты меня просто утешаешь.
    - Ты назовешь меня лгуньей?
    - Нет.
    - Тогда верь мне.
    Зена присоединяется к Габриэль. «Ну, как?» – «Я его взбодрила». – «Хорошо». Габриэль понадеялась, что Джоксер там останется, но он догоняет их, распевая песни: Джоксер Могучий готов к бою!

    0

    39

    2-17: The Execution - Казнь
    Зена и Габриэль на Арго приезжают в город. Они должны разыскать там Мелигера, друга Габриэль, который спас когда-то её деревню и вообще погеройствовал на своём веку, а теперь прислал сообщение, чтобы она быстрее приезжала. Габриэль – Зене, на её замечание о расписывании достоинств Мелигера: «Ты бы слышала, как я о тебе рассказываю!». Габриэль останавливает одного из прохожих, чтобы спросить, где Мелигер, но не успевает и рта раскрыть: прохожий говорит, что торопится на суд. Зена предлагает поискать в таверне, но Габриэль отвечает, что Мелигера там точно нет: раньше он пил, но потом перестал. Вот такая сила духа. Зена замечает, что пьянство - страшный порок, и от него трудно отделаться. Габриэль просит не говорить об этом с Мелигером, потому что это слишком личное. Несколько парней заслышали имя Мелигера. «Мелигер – твой друг?» – «И ваш тоже? Наверняка вы пили за него…» Парни бросаются в драку, Габриэль повторяет: «Но мы друзья Мелигера!», Зена: «Они это поняли». Она сражается врукопашную (вертикальная пробежка, пинками и руками, прокатывает их по бочкам), Габирэль – с шестом на возвышении. Раскидав их, Зена берет одного за шкирку: «Дружелюбный городок!», спрашивает про Мелигера. Парень отвечает: «Если вы пришли за Мелигером, то опоздали». «Опоздали?» – переспрашивает Габриэль, но тот уже потерял сознание.
    Габриэль и Зена входят в зал суда. Габриэль видит Мелигера за стойкой для обвиняемых (седой старый воин). «Я знал, что ты придёшь, но могла бы и поторопиться», - замечает он. Габриэль видит судью, выражает своё почтение. Судью зовут Аргус. Габриэль начинает защищать Мелигера: мол, он ни в чем не виноват… когда вспоминают героев, то называют Геракла и Мелигера… он поверг 317 человек в Лигурии, защищая невинных! (Мелигер подправляет, что в Лигурии была всего сотня). Габиэль повторяет, что Мелигер – хороший человек и герой, и что она готова за него поручиться. Судье её слова как об стенку горох: «Прочувствованная речь. Но правосудие не может руководиться эмоциями.» Суд признаёт Мелигера виновным в хладнокровном убийстве. Кара за это – смертная казнь, которая произойдёт, когда перевернутся песочные часы. Механизм часов приводят действие.
    Мелигер видит плаху и часы из полукруглого зарешеченного окна на уровне земли из своей камеры. Габриэль у двери в его камеру, разговаривает с другом через решетку и возмущается, что это был несправедливый суд. Она спрашивает Мелигера, обсудили на суде его дело или нет? Он отвечает, что нет, а только решали, лучше повесить его или отдать толпе, чтобы та разорвала его на куски. Габриэль уверена, что он невиновен и готова до хрипоты спорить об этом. Зена бесстрастно наблюдает. Мелигер рассказывает, что Каламона убил не он, а его самого тогда и в городе-то не было. А потом, когда он вернулся, Аргус схватил его. Зена вспоминает, как Аргус не дал убить невиновного Уолкера. Зена знает репутацию судьи и то, что он не торопится с вынесением приговора. Габриэль спрашивает, что стало с Уолкером? Его оправдали? Зена промолчала… Зена обещает поговорить с Аргусом и уходит. Габриэль спрашивает Мелигера, как ему жилось. – «Так себе. Спасал деревни… защищал невинных… убивал…»
    Зене на площади рядом с сооруженной виселицей. Назойливый кустарь предлагает приобрести точную копию орудия убийства, которое так и не было найдено:). На полную народа лавку перед плахой, столкнув крайнего, садится бабка. Мужик, свалившийся из-за этого с другого края, начинает качать права: если бабка хочет посмотреть казнь из первого ряда, то должна была прийти пораньше. Бабка отвечает, что казнь устраивается для всех, а такого развлечения, как повешение, давно уже не было. Народ галдит и ссорится. Приходит Аргус и велит им вести себя подобающим образом, потому что тут сегодня будет убит человек, и казнь – это не развлечение… а если они не успокоятся, то Мелигера казнят при закрытых дверях. Зене Аргус объясняет, что устраивает публичную казнь не для забавы, а чтобы люди увидели правосудие в действии. Зена говорит, что знает репутацию Мелигера, и он невиновен, а также знает репутацию Аргуса. Аргус отвечает: «… как я знаю твою, Зена» – «Значит, не надо представляться». Аргус знает о том, что она изменилась и всё такое, но напоминает ей, что всё равно может её привлечь за прошлые преступления. Зена возражает: без улик и без свидетелей нельзя осуждать. Аргус уверяет, что в прошлом Мелигер совершил убийство, и этому есть свидетель. Он зовёт ту самую бабку, устроившую ссору на лавке (её зовут Рина). Рина рассказывает, что видела (показывают «давние» кадры): в конюшне жеребилась кобыла и она пошла посмотреть. Каламон вышел оттуда, шатаясь от смертельной раны, а за ним – Мелигер, и его меч был в крови. Аргус благодарит Рину за то, что она всё рассказала: «Гордись собой! Иногда с правдой трудно смириться». Рина и Аргус уходят. К Зене подходит Габриэль и говорит, что знает, что надо делать: во время убийства Мелигер был с одноглазым товарищем («С циклопом, что ли?» - скептически слушает её Зена), нет, не с циклопом, а просто с одноглазым, и надо его найти… Зена говорит, что всё это бесполезно, и Мелигер не был честен с Габриэль. Габриэль уверена, что её друг невиновен, и убегает.
    Габриэль в коридоре темницы, везет закрытую тканью мини-повозку. Стражники: «Что тут у тебя? Твоя королева воинов?», сдергивают покрывало, там – «последний» роскошный ужин для Мелигера. Стражники говорят, что надо проверить привезенное Габриэль, и налегают на еду и выпивку. Габриэль подходит к решетке Мелигера, говорит, что вино не предназначается ему. «Меня скоро повесят, ещё и есть не дают», - сетует Мелигер. – «Потерпи», - успокаивает его Габриэль.
    Объедки, спящие солдаты. Габриэль забирает у одного из них ключ, отпирает камеру Мелигера: «Я смешала секретные травки и добавила в вино». – «Они надолго вырубятся?» - «Иди, найди друга!» Мелигер забирает меч одного из спящих. Габриэль открывает Мелигеру дверь из подземелья. «Тебе лучше уйти, они не обрадуются когда проснутся», - советует он. – «Иди!». Мелигер уходит. Габриэль хватает пробудившийся солдат.
    Зена в конюшне, проверяет Арго, видит следы крови на полке с седлами. Она слышит снаружи крик Габриэль: «Отпустите!». Зена видит, что Габриэль держат за руки и окружают. Зена свистит Арго, встаёт на доску, Арго ударяет копытом по другому краю, Зена взлетает в воздух (эффект детских качелей) и приземляется в гущу толпы рядом с Габриэль, обнажая меч. Зена велит отпустить Габриэль и отступить назад. Она договаривается с Аргусом, что сама приведёт Мелигера, но Габриэль пойдёт с ней. Аргус соглашается, но с условием: если они не вернутся – то он пошлет солдат.
    Габриэль и Зена на Арго едут через поле, подъехали к лесу. Зена говорит, что Мелигер идёт на север, и это разумно. Габриэль хочет дать ему шанс найти друга, заверяет Зену, что Мелигер невиновен. Так или иначе, Зена собирается его вернуть: «Побег делу не поможет». – «Как и казнь!». Габриэль кричит Мелигеру, которого они почти догнали, чтобы он бежал в лес. Мелигер спешивается с лошади и бежит в чащу. Зена спрыгивает с Арго, но Габриэль преграждает ей путь шестом: «Нет! Тебе придётся сразиться со мной!» – «Не надо, Габриэль!» – «Отпусти его!». Габриэль не сдаётся, Зена просто перепрыгивает через неё и бежит за Мелигером, Габриэль бежит за ней. Зена ловко перепрыгивает через всякие коряги, Габриэль далеко отстаёт. Зена догоняет Мелигера и обнажает меч, но Мелигер бросает свой на землю, не собираясь драться на мечах. Зена согласна, они дерутся без оружия. Мелигер: «Ты хороша! Как я когда-то. Но амбициям не победить опыт». – «У меня тоже есть опыт!». В конечном счете, Зена сваливает Мелигера (приемом «ножницы», по крайней мере так она называется в канадском рестлинге (Wild Canada Wrestling)
    Мелигер оказывается на земле, но всё же поднимается. Подбегает Габриэль и говорит, что с радостью займёт место Мелигера. Зена предупреждает Мелигера, что если он убежит, то Габриэль не поздоровится. Мелигер признаётся в том, что это он убил того парня: был тогда пьян, пришёл в конюшню, а Каламон подумал, что его собираются ограбить. Всё было как в тумане… Он вышел потом из конюшни, увидел бабку и убежал, унося с собой меч…
    Ночь. Костёр. Зена спрашивает Мелигера, как крестьяне смогли поймать его? неужели он был пьян? Мелигер отвечает, что с той ночи не пил, но не мог же сражаться с невинными людьми! Зена подходит к Габриэль, которая чистит Арго, говорит, что лошадь уже просто сияет и советует поговорить с Аргусом, независимо от того, на кого она злится, на себя или на него. Габриэль не хочет, потому что Мелигер предал её, лгал ей, но Зена говорит, что завтра он расплатится за ошибки, а сейчас ему нужен друг, и если Габриэль не поговорит с ним сегодня, то потом уже будет поздно, и она сама себе не просит, а ведь ей и так тяжело.
    Габриэль подходит к костру, грея над ним руки.
    День. Смех Габриэль и Мелигера, вспоминающих какого-то Талимана, слезшего с лошади. Все трое идут по дороге. Зена спрашивает, где Мелигер оставил меч? Он отвечает, что в пещере, хотя не знает, зачем ему меч с узорами в виде черепа. Зена что-то подозревает, но высказаться не успевает: ловит летевшую в Мелигера стрелу, потом вторую, велит лечь. Третью стрелу Зена ловит зубами и со всеми тремя стрелами в руках в два счёта оказывается на дереве, где засел лучник. («Не ты обронил?» - она показывает ему стрелы). Лучник прыгает вниз, Зена арканит его свисавшей с ветви веревкой, Человек повисает на ней, обмотанный за туловище. Зена смеется. Лучник просит отпустить его, но Зена говорит, что сама приведёт Мелигера. Лучник отвечает, что всё едино: публичная казнь или такая. Ему надо было привести Мелигера – не обязательно живым. Зена оставляет неудачливого лучника (по совместительству – помощника судьи) повисеть. Мелигер удивляется: что Зена спасла ему жизнь, чтобы отвести на казнь. Зена отвечает, что сначала надо сходить не в город, а в пещеру.
    В пещере лежит меч с засохшей на нём кровью, и Зена узнаёт его. Она говорит, что Мелигер не убивал того парня: это сделала она. Дело было зимой, Габриэль тогда как раз пошла в Афинскую академию. Зена увидела, что на человека напали разбойники, сражалась, и ранила одного из них, и когда он уходил, в его груди торчал этот меч. Видимо, лошадь принесла его обратно в конюшню, а старуха истолковала всё по-своему… но никто же не знал, что тогда этот парень уже умирал. Зена говорит, что у человека, которого она спасла, была мания преследования, и она показала ему убежище.
    Зена едет в убежище, чтобы найти некогда спасенного и привести к судье, чтобы дал показания. Габриэль и Мелигер остаются в пещере.
    Судье докладывает тот парень, которого Зена подвесила. Аргус думал, что Зена сдержит слово. Он приветствует палача (палач –лысый, с тёмными глазами и прекрасной кожей, с суровыми и молодыми чертами лица). Аргус, что вышла небольшая задержка, и палач может переодеться во что-нибудь поудобнее, отдохнуть… Тот отвечает, что ему и так удобно, и что он будет ждать в таверне.
    Помощник судьи показывает веревку, где Зена оставила его. Всадники едут к пещере.
    Зена приезжает в лагерь человека бомжеватого вида. Тот не узнаёт её и поначалу думает, что она пришла убить его. Зена напоминает ему, что сама отвела его сюда, и если бы хотела убить, то давно бы это сделала. Человека отвечает, что, наверное, ОН думает, что он умер и поэтому больше не прислал никого. Зена спрашивает, кто это - ОН? Мужичок иносказательно называет судью. Оказывается, Аргус сделал карьеру на деле Уолкера, казнив невиновного ради создания репутации.
    Мелигер просит Габриэль записать его завещание. Все свои belongings, сувениры из спасенных деревень, он завещает своей семье – то есть Габриэль, которая для него как дочь. Снаружи слышится шум. Габриэль понимает, что шум производит не Зена: она не могла так рано вернуться. Входят люди Аргуса, оглушают Мелигера.
    Зена и свидетель приходят в пещеру. Зена она окликает Габриэль и Мелигера, но в пещере нет никого, на полу видны следы борьбы. Мужичок замечает: «Да-а, кто-то тут повеселился». – «Они у них», - догадывается Зена.
    Габриэль и Мелигер в темнице. Они через зарешеченное окно видят висящую петлю. Аргус в ожидании.
    Зена на Арго с мужиком, видят петлю на дереве (всё ту же, где висел помощник судьи). Свидетель он сваливается с лошади и бежит в сторону, откуда они приехали: он думал, что Зена везёт его в Афины дать показания, а оказывается, она везет его к Арголису. Мужичиок он очень напуган.
    Габриэль просит Аргуса отложить казнь, потому что скоро придёт Зена и докажет, что они невиновны. Аргус говорит, что вердикт уже вынесен. Габриэль отвечает, что если бы его заботило правосудие, он бы подождал. Судья велит расставить лучников, и если появится Зена – убить её.
    Мелигер просит Габриэль не смотреть ТУДА, когда его будут казнить. Она отвечает, что должна, а его просит смотреть на неё – пусть она будет последнее, что он увидит. Стражники приходят за Мелигером, напоминают, что если он будет сопротивляться – то убьют на месте. Он отвечает, что не доставит им такого удовольствия. Габриэль остаётся в камере и через окошечко видит происходящее на площади.
    Аргус велит палачу приготовиться. Тот в подсобке надевает одну из двух черных палаческих хламид, висящих на крючке. Когда он уходит, рука Зены забирает вторую.
    Казнь. Все наблюдают затаив дыхание. Выходит палач (его лица не видно под низко надвинутым капюшоном). Он проверяет, открывается ли люк в полу, потом поворачивает рычаг обратно. Мелигера ставят на люк и надевают петлю. Он смотрит на Габриэль, которая улыбается, рыдая. Палач двигает рычаг, люк под Мелигером открывается, его ноги проваливаются туда и он повисает… Палач откидывает капюшон. Под капюшоном именно палач.
    Аргус в своем кабинете, велит подчиненным смотреть в оба, потому что может появиться Зена и попытаться спасти свою подружку, которую казнят завтра за пособничество. Вносят гроб с телом Мелигера. Аргус прогоняет всех, кроме палача, и пишет: «Причина смерти – ПРАВОСУДИЕ!» Мелигер поднимается. Аргус в ужасе: он думал, что Мелигер мертв и кричит палачу, чтобы убил Мелигера. «Палач» скидывает одеяние, под которым оказывается не палач, а Зена.
    (кадры того, что было на самом деле) : Зена сидела в люке, и когда люк открылся и Мелигер полетел туда, она поддержала его ноги.
    Зена и Мелигер упрекают Аргуса в совершенных злодеяниях. Судья отвечает, что казнил невиновных только во имя правосудия, и без законов будет анархия!
    Зена, Мелигер и Аргус приходят в подземелье. Зена окликает Габриэль, та, не оборачиваясь, говорит, что Зена опоздала. Мелигер спрашивает: «Куда опоздала? Неужели я что-то пропустил?» Габриэль оборачивается на голос, видит друга живым и здоровым и радуется тому, что он жив. Зена извиняется, что не было времени предупредить Габриэль. Габриэль выходит из камеры, на её место бросают Аргуса.
    В городе, Габриэль и Зена прощаются с Мелигером. Мимо проходит бабка, со зловещим видом продающая в качестве сувенира куколку, изображающую вздернутого Мелигера. Габриэль: «Надеюсь, я в её возрасте буду вязать носки.» – «Не волнуйся. С нашей работой долго не живут.» – «Это успокаивает….»

    0

    40

    2-18: Blind Faith - Слепая вера
    Зена и Габриэль в Афинах, на улице рядом с рынком. Зена:
    - А вот и таверна.
    - У меня идея. Давай купим что-нибудь.
    - Нам что-нибудь надо?
    Габриэль предлагает поторговаться, потому что в этом вся прелесть, вся соль: «Сэкономим пару динаров! Ладно, я знаю, что это не в твоём стиле». – «Если тебе охота торговаться – торгуйся. Я буду ждать в таверне». За Габриэль наблюдает светловолосый воин с серьгой в ухе и шрамом через все лицо.
    Габриэль и торговец тканями.
    - Сколько стоит эта тряпка?
    - Этот изысканный египетский шарф стоит пять динаров.
    Габриэль строит торговцу глазки, он сбавляет цену до четырёх динаров. Габриэль поворачивается, чтобы уйти, он скидывает до трёх. Габриэль говорит, мол, ладно, этой тряпкой можно пот с коня вытирать… за один динар. Торговец соглашается на два, Габриэль платит два динара и уходит радостная. Торговец тоже радостный, целует денежку.
    На Габриэль нападает тот светловолосый воин. Она отмахивается шестом, но в темном переулке светловолосый зажимает ей рот: «Не вынуждай меня сломать тебе шею».
    Зена выходит на рынок, зовёт Габриэль. Видит её шест, берет его. Светловолосый: «Это мой шест». – «Нет, это шест моей подруги.» – «Ей он больше не нужен». – «Почему?» – «Потому что я убил её, Зена! И теперь я убью тебя!»
    Они сражаются на мечах. (светловолосого воина зовут Палемон). «Признай, Зена, я умею драться! Давай, не сдерживай себя! Или ты боишься? Я не сентиментален, как ты, и не теряю контроль, как Каллисто», - бахвалится он. Зена швыряет в него горшком (не попадает), на одном из разворотов пропарывает мечом бурдюк с маслом, и оно бьет ей в глаза. Пока она прочухивается, у Палемона был шанс ударить сзади, но он не сделал этого. Зена прижимает воителя к земле. Палемон говорит, что не ударил сзади, потому что хотел принародно убить Зену в честном бою один на один. Он хочет быть человеком, убившим Зену. Зена спрашивает, где Габриэль? Палемон отвечает, что ещё не время знать об этом. Зена перекрывает ему кровоток: «Времени у тебя есть полминуты. Ты умрешь, если не ответишь». Но Палемон стоически переносит пытку. Зена: «Ты, кажется, не понял…» но он молчит, как партизан. Народ завороженно наблюдает. Зена открывает ему кровоток. Палемон до одури рад: «Все видели? Палемон победил Зену! Я знал, что ты блефуешь! Я опасный противник!» – «Нет, ты просто глупый мальчишка.» Зена привязывает его заведенные назад руки к доске: «Не отпущу, пока не найду Габриэль.» Зена чувствует, что что-то неладно с глазами, и спрашивает торговца (этот тот, который продал Габби шарфик). «В масле был сумах?» – «Да. Это смесь для краски волос».
    Зена гонит Палемона через лес, держа конец веревки, которой его руки привязаны к доске. Он спрашивает: «Кто тебе эта Габриэль?» – «Подруга.» – «У меня тоже есть друзья, и они могут освободить меня.» Зена запинается за корягу, это не остаётся незамеченным. «Устала после драки?» – «Ещё чего.» – «Как тебе моё умение владеть мечом? Пятеро воинов рассказали бы тебе об этом, если бы не были мертвы. Кракус из Пейлы! Я убил его! Я талантлив, храбр и находчив». Зена снова спрашивает про Габриэль. Она уверена, что Габриэль жива, потому что Палемон не убил даже её саму, у него в крови нет жестокости. Палемон говорит, что похитил её ради денег, потому что ему тоже надо на что-то жить. А на таких, как она был спрос. Поэтому он решил убить двух зайцев сразу: получить деньги и избавиться от Габриэль. Зена обматывает конец веревки вокруг его шеи: «Кто искал Габриэль?!»
    Габриэль во дворце. Ей объясняют, что она теперь – королева, невеста короля Солуса, потому что она в его вкусе. Она видит портреты и статуи, похожие на неё. Ей объясняют, что предыдущие королевы были голубоглазыми блондинками. Габриэль замечает, что она – рыжеватая… Говорит, что не выйдет за короля, потому что даже не видела его! Человек, устраивающий ей «экскурсию» в замке, говорит, что у него связаны руки, а король получит то, что хочет - и он женится… а Габриэль – идеальная кандидатура.
    Советник короля, Апекс, разговаривает с толстым Видалем и другими придворными. Разобраться с женщиной-воином он посылает лучших людей. Видаль спрашивает: «Кто невеста? Принцесса? графиня? княгиня?» Апекс отвечает, что просто крестьянка, но Видаль должен сделать из неё леди, или ему будет плохо. Видаль отвечает, что учился в школе королевского этикета, а не на Олимпе. Апекс угрожает мечом. Видаль: «Угроз я не боюсь… но боль мне не по вкусу».
    Палемон говорит, что его друзья близко, и им не понравится, как Зена обошлась с ним. Они приходят к лагерю банды. Бандиты недовольны: Палемон должен был убить Зену, а получилось что?… Завязывается схватка. У Зены перед глазами уже все плывет, предметы теряют четкость очертаний. Палемон дерется с руками, привязанными к доске. Зена замечает: «хорошие друзья…», но освобождает его, мечом перерубив веревку. К концу схватки она уже ничего не видит, хочет найти свой меч, он лежит в песке у её ноги, но она не видит… Палемон хочет продолжить схватку с ней: «Так, на чём мы остановились?…» Зена не реагирует. Палемон машет рукой перед её носом: «В чём дело? Ты ослепла?! Ты ничего не видишь… Убить тебя слишком просто.» Зена отвечает, что мог бы убить и в деревне, раз так хочется. Зена чувствует под ногами кандалы, и, легко подбросив их, приковывает руку Палемона к своей. Теперь Палемон, будет её глазами, пока она не спасёт Габриэль, и всё, что произойдёт с Зеной, произойдёт и с ним.
    Габриэль спускает из окна связанные простыни и покрывала, чтобы выбраться. Вбегает Видаль. Габриэль хватают стражники, она кричит «отпустите!» Видаль представляется, говорит, что поможет ей, имея в виду манеры. Габриэль угрожает: «Моя подруга – Зена, Королева Воинов!». Видаль отмечает её поведение: голос грубоват, женщина не должна угрожает; велит ей убрать руки с бедер, потому что так она смотрится как кухарка, а должна быть - леди... Габриэль обижается: что ж она, не леди что ли?… Видаль добавляет, что диалект у неё тоже ужасный. «Откуда ты? Из Македонии? Фигура хорошая… деревенские мышцы скроет одежда, но руки – как грабли…» Габриэль говорит, что не может быть королевой, и вообще, зачем королю жениться на первой встречной? Слуга предлагает ей виноград, Габриэль, напустив на себя рассеянный вид, берет ягодку и тут же пытается вырваться наружу, но у дверей уже «сомкнули строй» двое стражников. Видаль ехидничает: «а реверанс?» Габриэль изображает что-то в этом роде.
    Зена и Палемон идут через лес, скованные одной парой «наручников». Зена:
    «Значит, Габриэль станет женой Солуса? Неплохо…» – «Я убедился, что она подходит, и передал в их руки.» Палемон пытается отомкнуть наручники клинком ножа, но Зена чувствует, что он делает: «Не пытайся. Без ключа их не открыть.» – «Ты боишься?» – «Тебя?» – «Неизвестности. Что с твоими глазами?» – «В них попал сумах. Если лечиться, слепота пройдёт». – «А если не лечиться?» – «Тогда я ослепну навсегда.» – «А чем лечиться?» – «Нужно пальмовое масло и египетская сенна.» - «Это трудно достать». – «В Афинах всё есть». Палемон советует, в таком случае, спешить в Афины, но Зена решает сначала спасти подругу. Потянув носом воздух, она объявляет: «Конюшня. Значит, замок близко». Палемон удивляется, как на таком расстоянии она смогла почувствовать лошадей. – «Не самих лошадей», - поясняет Зена. Палемон говорит, что ему нравится быть с ней, потому что многому может научиться. Зена советует ему не брать пример с неё прежней, потому что она была плохой. – «Целеустремлённой, - возражает светловолосый. – Ты внушала уважение». – «Я внушала страх!». Зена говорит, что так жить нельзя. Палемон отвечает, что ТОГДА она была лучшей… и теперь он собирается убить её, чтобы самому стать лучшим.
    Апекс объявляет собранию придворных дам: «Как вы знаете, Солус выбрал невесту. Вы должны одобрить её. Без лишних слов, представляю леди Габриэль!» Из-за занавеси выходит Видаль и зовёт Габриэль. Та отказывается показаться, если сначала её не отведут к королю. Апекс угрожает Видалю, Габриэль приходится выйти. Она одета в длинное синее платье с глубоким вырезом на груди с позолоченными чашечками, на голове черете что. Она идет, чуть не падая. Придворные признают её красивой, Габриэль заваливается то на Видаля, то на стражника, то на Апекса. Видаль даёт советы: «маленькими шагами», «забудь про реверанс», «следи за рукой»… Апекс предлагает тост за новую королеву Габриэль, за короля и королеву.
    Апкекс и его помощники стоят у саркофага.
    Зена и Палемон видят засаду, посланную Апексом. Солдаты разделяются: двоих посылают на север, остальные остаются на поляне. Зена предлагает бежать через лес: тогда удастся спрятаться. Зена и Палемон пробегают мимо солдат, те начитают преследовать. Слепая Зена падает с обрыва над рекой. Палемон слишком поздно её предупредил, но сам удержался наверху, а значит, удержал и Зену. Она висит на цепочке от кандалов, Палемона влечет вниз. Зена спрашивает, там (в реке) глубоко? Палемон отвечает, что если сорвётся – то это верная смерть. Зена принимает решение. Она достаёт ключ и отмыкает кандалы на своей руке, падает вниз, но хватается за лиану. Палемон прячется за камнем, чтобы его не заметили солдаты. Когда они уходят, он предлагает вытащить её и помочь найти Габриэль при условии, что когда она прозреет, то сразится с ним до смерти на дуэли. Зене ничего другого не остаётся, как согласиться, и Палемон вытягивает её.
    Габриэль в бело-золотом венчальном платье. Видаль учит её манерам: походка должна быть плавная («Ты же не плуг тянешь!»), королевское мановение руки – как трепетная голубка… Габриэль, разучивая это самое мановение руки, случайно заезжает Видалю по носу. Ей хочется увидеть короля, чтобы договориться с ним. Видаль не хочет отпускать её. Габриэль спрашивает:
    - Ты любил когда-нибудь? По настоящему?
    - Был один человек…
    - Когда ты думаешь о нём, ты можешь представить его с кем-то другим? Я не могу выйти за короля, я принадлежу другому человеку. Я не могу быть с ним, но быть с другим я не готова…
    - Ты меня разжалобила. Прямо по коридору, третья дверь налево.
    Зена и Палемон двигаются дальше. Палемон спрашивает, какой у них план, и вспоминает: однажды Зена придумала поджечь запасы смолы, это было гениально, стоны были слышны по всей округе… или вот резня в Коринфе… Зена говорит, что ей неприятно это слышать. Палемон отвечает, что хотел бы стать хотя бы вполовину таким, какая она.
    Габриэль приходит в покои короля, садится на стул рядом с его кроватью под балдахином. «Ваше величество… Простите, что беспокою… Всё равно мы бы с вами встретились.» С кровати свешивается монаршая рука, Габриэль берет её в свою, замечая, что рука холодная. Она рассказывает, что не может выйти за него и т.п. Король свешивается с кровати ещё больше, и Габриэль видит, что он мертв. Она напугана и вскрикивает. Входит Апекс с верными ему людьми. «Ты испортила сюрприз.» – «Он мертв?» – «Несчастный случай в ванной.» – «Я выхожу за мертвеца?!» – «Когда король умирает без наследников, то его титул переходит к родственникам. Если король умирает женатым, то королём становится советник. Я. По традиции королева сопровождает короля на тот свет. Медовый месяц вы проведете в крематории. Взять её!», солдаты хватают Габриэль, орущую «Отпустите!»
    Зена и Палемон лезут по крепостной стене, хватаясь за камни. Наверху смена часовых. Палемон видит, что стражников полно. Зена спрашивает, сколько до следующей башни? – метров двадцать. Она бросает Шакрам, внимательно слушая. Звук от удара о камень, высекшего искры, привлекает стражников, и они бегут туда, к противоположной башне. Палемон восхищён: «Это здорово! Научи меня?» Они влезают наверх, Зена по слуху ловит вернувшийся к ней Шакрам. Палемон: «Nice catch!» – «Вперёд!»
    Зена и Палемон внутри дворца. Повсюду стражники. Рядом с местом их укрытия собрался весь гарнизон. Зена предлагает переждать, пока стражники разойдутся. Палемон:
    - Как твои глаза?
    - Плохо. Сумах уже впитался.
    - Твоя подруга стоит этого?
    - Я готова отдать за неё жизнь.
    - Друзья – твоё слабое место. Поэтому у меня их нет.
    - Только поэтому? Я видела много негодяев. У них не такие добрые сердца.
    Палемон напоминает, что вытащил её и не убил раньше только для того, чтобы сразиться в честном бою. Зена раскусила его: он никогда раньше не убивал. Палемон называет Кракуса из Пейлы. Зена говорит, что это она его убила. «Осторожней, а то станешь таким, каким хочешь казаться.» Стражники разошлись, путь открыт.
    Свадьба Габриэль с мертвым королём. Апекс на балконе перед народом, Габриэль и мертвый король вне поля зрения толпы. Короля что-то поддерживает, у Габби завязан рот черной тряпкой. Священник произносит обрядовые слова, даёт им по глотку вина, «крови Диониса» (обоим, конечно, мимо пасти в силу обстоятельств). Священник провозглашает Габриэль и Солуса королём и королевой. Апекс перед народом ораторствует о благословении новой брачной четы. Приносят гробы. Апекс распоряжается положить в них Габриэль и Солуса.
    Зена и Палемон пробиваются через стражу. Зена: «Ты прав, тут уйма стражей». - «Следуй за мной». – «Кажется, ты проявляешь заботу?»
    Крематорий. Апекс распоряжается: «Какой ужасный несчастный случай! Король и королева отправятся вместе».
    Зена и Палемон встречают привязанного Видаля, который называет себя другом Габриэль и рассказывает про крематорий. Видаль готов показать дорогу, если его освободят.
    Гроб короля отправили в огонь, теперь очередь королевы. Саркофаг поставлен на конвейер, прикреплен цепью к механизму, который тянет его в огонь. Габриэль просит выпустить её, зовёт Зену. Зена уже вместе с Видалем и Палемоном у дверей крематория, и пока Палемон бьется со стражей дверей, а Видаль орудует факелом как дубинкой, она впрыгивает в зал и кричит «Где Габриэль?» По её растерянному виду Апекс понимает, что она слепа. На Зену нападают и выбивают меч из руки, но она и голыми руками таких воителей может штабелями сложить.
    Габриэль кричит, что ей нечем дышать. Огонь уже почти у её ног. Зена по слуху бежит к саркофагу и выволакивает его обратно. Апекс у дверей прошёл мимо Видаля, но Видаль вдогонку огрел его факелом. Зена открывает саркофаг, чувствует, что Габриэль жива. «Ты цела? Как ты?» – «Всё хорошо… что у тебя с глазами?» – «Я ослепла». – «Можно что-то сделать?» – «Нужна египетская сенна. В Афинах есть, но нам туда не успеть». – «Египетская сенна? – переспрашивает Видаль. – Она есть в моём саду».
    В саду, Габриэль смачивает губку в прозрачной жидкости: «Будет немного щипать, но я буду осторожна. Поверни лицо ко мне». Она капает Зене в глаза жидкость. «Ну, как ты?» Перед глазами Зены проясняется, и первое, что она видит – встревоженное лицо Габби.
    - Как я рада видеть тебя!
    - Ты видишь?
    - Да, вижу.
    Палемон обнажает меч. Зена разворачивается к нему, также доставая свой клинок: «Я готова. Хочешь драться – давай». Палемон вкладывает клинок в ножны и говорит, что научился у Зены многому, и что лучше быть самим собой. Может быть, ему суждено быть добрым. Зена обещает, что ему понравится. Габриэль замечает: «Он милый, когда не грубит». Видаль хочет пойти с Палемоном в качестве компаньона. Габриэль он говорит, что она – настоящая леди, только руки – ужас. Видаль спешит следом за добрым воином, Габриэль и Зена тоже уходят. Габриэль: «Ты умеешь делать реверанс?» Зена, дурачась, приподнимает кожаные полосы юбки. – «А королевское мановение руки?» – «Ах да, трепетная голубка», - Зена изображает что-то двумя руками.

    0


    Вы здесь » Tv novelas и не только.Форум о теленовелах » Сериалов других стран » Зена - королева воинов (1995-2001) - США,Новая Зеландия